Заключение Венецианской комиссии по закону о КСУ: согласны, но не со всем

Заключение Венецианской комиссии по закону о КСУ: согласны, но не со всем

Укринформ
Среди множества узкопрофильных рекомендаций есть советы, способные заинтересовать и простого украинца

Европейская комиссия «За демократию через право» (Венецианская комиссия) 22 марта обнародовала новые выводы относительно законопроекта № 4533 о Конституционном Суде Украины и конституционной процедуре. Соответствующий документ опубликован на сайте Комиссии.

В частности, «Венецианка» положительно оценила положения документа, касающиеся улучшения доступа граждан к КСУ с жалобами (эти положения включают возможность подачи жалоб и обмена корреспонденцией в электронном виде, предоставление возможности устранять недостатки жалоб, введение возможности возмещения расходов жалобщикам, - Ред.), формирования сенатов и коллегий, распределения дел (до этого оно происходило фактически вручную, что приводило к манипуляциям. - Ред.). Также положительно оценила предложение четко определить границы полномочий КСУ, запретив ему признавать неконституционными законы, которые не были обжалованы в установленном порядке.

В то же время Комиссия высказала ряд предложений о:

  • введении градации видов дисциплинарных взысканий для судей КСУ;
  • конкурсном отборе судей КСУ с привлечением международных экспертов;
  • круге лиц, имеющих право инициировать дисциплинарное производство в отношении судей КСУ, в частности включив в перечень этих лиц НАПК;
  • возможности пересмотра решений КСУ в случае привлечения судьи к уголовной ответственности, связанной с принятием этого решения.

Наконец, комиссия отметила рекомендации КСУ проявить сдержанность в случае обжалования этого закона и представить письменные предложения по возможному совершенствованию его положений.

После прочитанного логично напрашивается вопрос: насколько эти выводы «Венецианки» помогут Украине выйти из «конституционного кризиса»?

В комментарии Укринформу эксперт по конституционному праву Богдан Бондаренко заявил, что сам по себе законопроект о конституционной процедуре на сегодняшний день не способен решить этот вопрос.

«Этот документ лишь улучшает отдельные положения законодательства, чтобы в будущем было лучше регулирования деятельности КСУ. Не более», - отметил Бондаренко.

Впрочем, несколько вещей Бондаренко все же выделил и оценил.

1. Конкурсный отбор судей КСУ с привлечением международных экспертов: нужно конкретное описание процедуры, чтобы не создать орган «без мандата», который будет сильнее Конституции

Богдан Бондаренко говорит, что «Венецианка» в очередной раз подчеркнула необходимость участия международного компонента (international component), то есть привлечения международных экспертов к оценке нравственных качеств, профессиональных критериев кандидатов на должности судей КСУ.

«В данном случае меня беспокоит вопрос: как все это будет происходить на практике? Если в каком-либо совещательном виде эти эксперты будут помогать во время конкурсного отбора - это одно дело. Это соответствует Конституции на 100%, - обращает внимание Бондаренко. - Но если речь пойдет о том, что их слово будет иметь решающее значение: какой кандидат попадает на назначение, а какой нет - это сомнительно с точки зрения конституционности. Потому что у нас появляется орган, который не наделен никаким представительным мандатом, но который, по сути, определяет кандидатов, которіе безапелляционно должны быть назначены. Модальность этой процедуры и фактические полномочия международников, выписанные в законе, смогут «расставить все точки над «і».

2. Дисциплинарные наказания для судей КСУ: надо расширить спектр санкций, которые можно применять к судье КС

Венецианская комиссия рекомендует: вместо исполнительной власти (то есть президента) инициатива о возбуждении дисциплинарного производства была передана Национальному агентству по предупреждению коррупции (в пределах его компетенции). В Комиссии заявили: «Предоставление антикоррупционным органам некоторых надзорных полномочий над судьями соответствует общим принципам конституционализма и верховенства закона». «Проще говоря, речь идет о том, чтобы перед КСУ могли ставить вопрос о дисциплинарной ответственности судьи КСУ, например, за какие-то его высказывания, действия и т.д. Это нормально, поскольку Суд должен будет рассмотреть этот вопрос, но окончательное решение останется за ним», - говорит Богдан Бондаренко.

Кроме того, эксперт обратил внимание на положение о «введении градации видов дисциплинарных наказаний для судей КСУ». «Действующее законодательство предусматривает увольнение судьи как единственно возможное дисциплинарное взыскание. Варианта «по середине» просто не существует. Есть необходимость это исправить, введя такие виды санкций для судей, как предупреждение, выговор и т.д. за разные категории дисциплинарных нарушений», - говорит эксперт.

3. Увеличение кворума, необходимого для голосования, с 10 до 12 судей. Это дает КС еще больше возможностей для затягивания процесса

Комиссия заявляет, что это оправдано, если будет временным - пока не обновят состав Конституционного суда. Богдан Бондаренко также считает, что теоретически обосновать смысл таких изменений можно. Но с другой стороны, эта история может иметь обратную сторону медали. Если мы увеличим число голосов, необходимых для принятия определенного решения, то это, по сути, может заблокировать работу суда. И - приводит тройку примеров.

«Во-первых, судьям часто трудно прийти к общему согласию, ну, потому что у каждого может быть собственное мнение как должно быть, и обе антагонистические позиции могут быть аргументированы. Во-вторых, как известно, есть три субъекта назначения судей Конституционного Суда - это Президент, парламент и Съезд судей. Так вот, нередко случается, что эти субъекты с этим не спешат, то есть затягивают с назначением. И судей нет, и не хватает голосов для принятия решения. В-третьих, могут быть случаи сознательного затягивания решения, за которое формально существует согласие проголосовать, но есть дискуссии с точки зрения текста решения. И начинается: один судья, назовем его Ь., заявит, что, мол, я перечитал документ и мне не нравится вот это предложение, потому что с точки зрения доктрины (или другое длиннющие объяснение), его следует изменить. Давайте мы поставим запятую через два слова. Ну, хорошо - поставили. Через некоторое время судьи собираются на второе заседание, но упомянутому судье Ь. опять что-то не так, впрочем, как и в последующие три-пять раз тоже. Затем - на очередном заседании - он вообще может настоять на том, чтобы вернуться к предыдущей редакции. Понимаете, такой круговорот может длиться месяц, два, три... К чему я веду? Ну, когда надо собрать, к примеру, 10 голосов, то это одно дело и это совсем непросто, в силу многих факторов, а когда 12 - это уже гораздо сложнее. Поэтому, в случае повышения необходимого количества голосов с 10 до 12, это точно лучше 15 или 17, как раньше предлагалось, но лучше этого не делать».

4. Четко определить границы полномочий Конституционного суда, запретив ему признавать неконституционными законы, которые не обжаловали до этого в суде

Юрист говорит, что раньше КСУ (то есть в редакции предыдущего закона) мог выходить за пределы конституционного представления.

«Например, 50 народных депутатов обратились в КСУ относительно соответствия Основному закону (конституционности) статьи 1 и 2 Закона Украины «О чем-нибудь». Судьи рассматривают ходатайство и говорят: «Мы просмотрели этот закон и увидели, что неконституционны в документе не только статьи 1 и 2, а еще и 3 и 4». Депутаты их упрекают, мол, мы же только по двум статьям обращались, причем здесь статьи 3 и 4? А судьи в ответ: «Но они тоже неконституционные. Мы так считаем. Мы представляем орган, который должен обеспечивать верховенство Конституции в стране», - указывает Бондаренко.

Возможно, раньше такое полномочие КСУ более или менее ложилось в общую картину, говорит эксперт, но сейчас... «Напомню, что после 2016 года КСУ сильно расправил плечи: неплохие финансовые гарантии, судья назначается на 9 лет, уволить его крайне трудно и так далее. Если КСУ оставить такие полномочия и сильные гарантии (большинство из которых, правда только на бумаге), когда он в пределах конституционного представления может выходить за пределы того, что его спрашивали - это слишком», - отмечает Бондаренко. И добавляет, что это очень рискованное дело, тем более в нынешних реалиях: «Потому что КСУ, по сути, может стать чуть ли не самым сильным органом в стране».

Наконец, Богдан Бондаренко также акцентировал внимание на позиции Венецианской комиссии по вопросу возможности назначения судьей КСУ действующего народного депутата. «Законопроект о конституционной процедуре предлагает дать возможность народным депутатам выдвигать свои кандидатуры на должности судей КС. Но на сегодня это не соответствует требованиям закона о Конституционном Суде. Венецианская комиссия в целом говорит, что этот вопрос не следует рассматривать в законе о конституционной процедуре. Оно может рассматриваться в более широком измерении законодательства по этому вопросу», - указывает юрист.

В целом, подытожил Бондаренко, выводы «Венецианки» в основном позитивны, хотя и содержат некоторые оговорки и замечания.

Беседовал Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-