Россия шантажирует «большой войной». Каковы реальные сценарии?

Россия шантажирует «большой войной». Каковы реальные сценарии?

Укринформ
Кремль не раз уже прибегал к масштабному психологическому давлению на Украину. Например, весной 2014 года. Насколько адекватно мы противостоим этому сейчас, в 2021-м

Угрозы, запугивания, провокации, вбрасывание различных фейков... В последние месяцы со стороны РФ и подконтрольных ей боевиков все это дело снова участилось. 8 апреля, замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак заявил, что начало боевых действий на Донбассе станет «началом конца Украины». А 9 апреля представитель российского МИДа Мария Захарова предупредила о возможности необратимых последствий для украинской государственности. А Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, вытащил из рукава память о геноциде в Сребренице (мессидж, скорее, для Старой Европы).

«Отстрелялись» угрозами и лица меньшего калибра. Реконструктор «русского мира» Игорь Гиркин-Стрелков во «влажных мечтах» видит конец войны только при условии, если Украина капитулирует (ну, мечтатель, - мечтай себе и дальше). Но Гиркин преступник, а вот вроде бы либерал и демократ Леонид Радзиховский тоже никогда не упускает случая (это легко проследить) плюнуть в украинскую душу: «Конечно, физически Россия могла бы разгромить украинскую армию и дойти хоть до Киева» - это на фоне выводов о том, что идти войной на Украину РФ не выгодно. Ну и куда же без «соловьиного помета» Владимира Соловьева, который традиционно предложил использовать против Украины ядерное оружие...

Россия уже не впервые прибегает к такому масштабному психологическому давлению на Украину. Весной 2014-го мы тоже слышали про «быстро дойдем до Львова», о «радиоактивном пепле» и так далее. Если бы это было семь лет назад - подобная пропагандистская атака Кремля напугала. Особенно, когда это происходит вкупе с концентрацией российских войск на границе с Украиной. Но сейчас... Сейчас украинцы сохраняют спокойствие и чистят оружие. Крайне важное заявление главнокомандующего ВСУ генерала Руслана Хомчака как раз об этом: «Не поддавайтесь на провокации, не распространяйте заведомо ложную информацию и не становитесь инструментом гибридной войны в руках врага (...) Вооруженные Силы Украины готовы к адекватному ответу как в случае эскалации конфликта в районе проведения операции Объединенных сил, так и в случае осложнения военно-политической и военно-стратегической обстановки вокруг Украины (...) Используя запугивание и шантаж применения военной силы, РФ искусственно обостряет ситуацию для достижения собственных геостратегических целей. (...) На этом фоне Украину поддерживает весь цивилизованный мир. Мы не одни перед лицом врага».

Спрашиваем у экспертов, насколько адекватно мы (государство и общество - в целом) реагируем на активизацию информационно-психологической войны со стороны РФ? Не хватает ли нам чего-то еще в направлении противодействия? Если не хватает, то чего конкретно?

НЕСМОТРЯ НА УГРОЗУ «БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ» И СТРАШИЛКИ ПУТИНСКИХ ПРИХЛЕБАТЕЛЕЙ, У НАСЕЛЕНИЯ НЕТ ПАНИКИ

«Мой мониторинг, который я веду с 2014 года, показывает, что разгон истерики в российских медиа наблюдается еще с начала этого года. То есть уже в январе начались раскачивания на круглых столах, интенсификация на российских телеканалах и тому подобное. Надо отметить важный момент: в отличие от 2013-14 гг., сегодня контент из росЗМИ не сразу попадает в украинских медиа. По моим личным ощущениям, в нашей стране далеко не все граждане достаточно осведомлены о том, что сейчас происходит обострение. Почему? Все просто - включите центральные телеканалы», - комментирует Укринформу эксперт по информационным технологиям, экс-замминистра информполитики (2017-2019 гг.) Дмитрий Золотухин.

Дмитро Золотухін
Дмитрий Золотухин

По его словам, в отечественном «телеящике» эта тема присутствует недостаточно. Конечно, речь идет о массово-развлекательных каналах. Там больше обсуждают коронавирус, вакцины, санкции СНБО, судью Чауса, скандал с голыми девушками в Дубае, разрисованные двери ОПГ... "То есть контент телешоу строится по совершенно другому сценарию. Это хорошо или плохо? Скажу так - в этом заключается здоровье информационного пространства независимой страны, - говорит эксперт. - А что там говорят кремлеСМИ - мол, «российская армия дойдет до Киева», что это будет «концом Украина», что ядерное оружие применим и так далее - до лампочки, мы здесь о своем говорим. С одной стороны, это очень-очень хорошо. Мы прошли достаточно долгий путь, и это результат того, что мы сделали совместно за семь последних лет». (То есть люди знают: не придут они никуда. - Ред.).

Но с другой... Надо понимать, продолжает он, что каждый мессидж Кремля имеет свою целевую аудиторию. О ком идет речь? Прежде всего о своих собственных гражданах. Во-вторых, к этой аудитории относятся жители оккупированных территорий Крыма и Донбасса или прилегающих к ним территорий, потребляющие российские СМИ, телеканалы, язык. «И это также важно, потому что украинский язык в данном случае нас защищает. Большинство враждебного контента сейчас не попадает в наш «информационный пузырь». В то же время надо понимать, что, оказывая такое массированное информационное воздействие на свои целевые аудитории, РФ готовит их к определенным решениям. Каким? Пока не понятно. Но напомню, что 1 марта 2014 года Совет Федерации принял решение о предоставлении Путину права использовать войска на территории Украины. Наряду с этим активно начала распространяться информация, что, мол, на тот момент лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош через соцсети, якобы, призвал чеченского террориста Доку Умарова напасть на Кремль. На сегодня видим похожую историю - Россия разгоняет новый фейк о гибели ребенка «с украинского беспилотника». Но результат уже далеко не тот, как в 2013-14 годах », - отметил Дмитрий Золотухин.

Похожим образом высказался медиаэксперт, политтехнолог Дмитрий Бачевский: «Украинцы пережили очень большой стресс в 2014-2015 годах, достигнув, если говорить языком нейрофизиологии и психологии, состояния охранительного торможения. В таком состоянии напряженный мозг в какой-то момент перестает реагировать на угрозы».

К тому же, когда это только слова. Именно этим, по его мнению, можно объяснить сегодня относительное спокойствие и отсутствие паники у населения, несмотря на угрозу войны и дерзкие заявления кремлевских чиновников.

«Но такое психологическое состояние украинцев не может устраивать ни Кремль, ни украинскую власть. Кремлю нужно вызвать панику и запугать украинское общество, чтобы оно начало давить на президента и принуждать его к уступкам, но не получается. Подавляющему большинству общества безразлично, а реакция украинских СМИ слишком слаба для того, чтобы мобилизовать широкие массы», - утверждает Бачевский. И добавляет: «Поэтому основные процессы происходят пока сверху, на уровне политического и военного руководства заинтересованных стран, и в соцсетях, а большинство продолжает жить своей жизнью. В украинском обществе угроза войны вызывает сегодня даже меньше беспокойства, чем в российском, где нагнетается настоящая истерия».

Марія Авдєєва
Мария Авдеева

Директор по исследованиям Европейской экспертной ассоциации Мария Авдеева отмечает, что за семь лет гибридного противостояния Россия совершенствует тактику, хотя ее стратегия, направленная на провоцирование и усиление противоречий в других странах, остается неизменной. «Кремль гибко использует методы дезинформации, продолжает их развивать, взяв на вооружение современные технологии распространения информации. Однако четкое понимание целей агрессора, умение предвидеть направление информационных атак России, использование накопленного положительного опыта в конечном итоге позволят построить эффективную систему противодействия гибридной агрессии», - говорит экспертк.

Она подчеркивает, что стратегическая цель информационных операций Кремля - ​​ослабить и дестабилизировать государства, на которые направлено деструктивное влияние. «В большинстве случаев эти операции реализуются по стандартным сценариям. Понимание этих сценариев, их выявление и объяснение механизмов, которые используются, должны быть важной составляющей нашей стратегии борьбы, - указывает Мария Авдеева. - Очень часто российские информационные операции сопровождаются демонстрацией военной силы и имеют стратегию эскалационного доминирования - масштабные военные учения, провокационные действия на границе, наступательные кибероперации, специальные диверсионные и разведывательные операции. Их цель - повысить напряжение до такого уровня, чтобы заставить страны пойти на уступки России».

ПОЛИТИКА ONE VOICE, ИЛИ НАДО ВЫСТРАИВАТЬ КОММУНИКАЦИИ СВЕРХУ-ВНИЗ

«С того момента, как Россия перешла в активную фазу проведения информационных операций для достижения внешнеполитических целей, мы пытаемся найти действенные механизмы для их нейтрализации. Проблема прежде всего заключается в том, что зачастую Украина действует реактивно и реагирует постфактум. Нам необходимо больше обращаться к проактивным действиям и международному сотрудничеству в противодействии информационной агрессии», - отмечает Мария Авдеева.

Она рассказывает, что с 2014 года развиваются системы мониторинга информационных атак для постоянного сбора и документирования случаев дезинформации. «Положительно зарекомендовала себя практика, когда общественные организации выявляют фейковые новости и пропагандистские нарративы, отрабатывая конкретные методы их разоблачения. Перспективное направление предупреждения влияния дезинформации - повышение медиаграмотности. Хорошо информированное общество, СМИ и государственные органы позволяют обеспечить большую устойчивость от иностранных кампаний по дезинформации. Украина должна непрерывно адаптироваться к новой ситуации с помощью законодательных изменений, поддерживать организации гражданского общества, работающие над разоблачением дезинформации, укреплять национальный медиарынок», - предлагает эксперт. И добавляет, что целесообразно также рассмотреть вопрос о применении скоординированных санкций против должностных лиц, возглавляющих органы, ведущие информационную войну, а также - улучшать коммуникации между властью и обществом. «Это позволит сделать все перечисленные механизмы на порядок эффективнее. Граждане должны доверять официальным источникам информации о ситуации, чтобы не поддаваться влиянию российской пропаганды», - отмечает госпожа Авдеева.

«Наша задача не изменилось. Главная цель - сделать так, чтобы голос украинского государства, которое представляют президент, премьер-министр, председатель Верховной Рады, министр обороны, главнокомандующий ВСУ и т.д., был высококонкурентным в отечественном медиа-пространстве. Это означает, что если тот же Зеленский, Шмыгаль или Хомчак выходят на пресс-конференцию, то ее (пресс-конференции) распространение и распространение того, что они сказали, должно ничем не уступать распространению, например, новости о девушках, которые снимались голышом в Дубае. Отмечу: голос государства должно быть конкурентоспособным», - говорит Дмитрий Золотухин.

А для того, чтобы это реализовать, нужна вертикальная управленческая система коммуникации в стране. То есть, чтобы коммуникаторы от Офиса Президента и до каждого сельсовета или ОТГ говорили, в принципе, об одном и том же. «Более того, делали это несколько мощно, чтобы их голос был одним из самых авторитетных. К сожалению, этого нельзя достичь одним лишь Центром противодействия дезинформации. Должна вестись системная работа, путем выстраивания коммуникации сверху вниз», - отмечает Золотухин. И приводит очень иллюстративный пример - пресс-конференцию замглавы администрации президента РФ Дмитрия Козака, которая состоялась накануне. «Как только он сделал вступительное слово, буквально через 15 минут (я специально засек время) минимум 12 топовых российских площадок, начиная от «РБК», «Интерфакса», «Ведомостей» и т.п., успели разместить у себя на сайте его комментарий с пометкой, мол, «продолжение следует» или «информация дополняется», - рассказывает эксперт.

Более того - в последующие шесть часов появилось, по его оценкам, несколько контентных единиц, в которых говорилось о том, что сказал Козак. «На все это украинская сторона ответила комментарием советника (!) главы Офиса Президента Михаила Подоляка, который разместили несколько топ-изданий, наподобие Укринформа, «Украинской правды»... Собственно, еще на своей странице в Фейсбук соответствующий пост выложил представитель украинской группы в ТКГ Алексей Арестович. Это, по сути, все. Понятно, что в итоговом выпуске новостей будут говорить о Козаке, а не о Подоляке. Поездка президента Зеленского на позиции ВСУ - очень хороший информационный повод. Но и он не был использован на 100%», – критикует Дмитрий Золотухин.

Дмитро Бачевський
Дмитрий Бачевский

«Чтобы говорить о противодействии, надо представлять конкретную цель России в этой кампании. И не факт, что в самом Кремле до конца знают, чем закончится их авантюра. Но наверняка можно утверждать одно: после результативной атаки на пророссийские силы в Украине Путин понял, что его ставка на политическое решение украинского вопроса не сработала и уже не сработает», - считает политтехнолог Дмитрий Бачевский.

Поэтому, говорит эксперт, если политический путь не сработал, остается путь силы. Цель Кремля на данном этапе - заставить Украину идти на уступки, прежде всего - выполнять Минские соглашения в российской трактовке и прекратить преследование пророссийских сил. «Конечно, Украина согласиться на такие условия не может, одной силе мы должны противопоставить другую силу - подготовленную украинскую армию и консолидированную поддержку коллективного Запада», - отметил Бачевский. Адекватную патриотическую реакцию общества - добавим от себя.

На вопрос, как оценивается в такой ситуации эффективность украинского информационного рынка (СМИ, социальные сети и т.д.), Дмитрий Бачевский ответил: «Если мы точно не знаем тактическую цель врага, что нам нужно сейчас от украинского общества и к чему мы хотим его призвать? Если не знаешь куда бежать, приходится стоять на месте и пережевывать информационную жвачку. Чем сейчас наше информационное пространство и занято».

Несколько иное мнение по этому поводу высказала Мария Авдеева: «Стратегически важны формулирование и распространение собственных нарративов. Стоит подумать о взаимодействии с производителями развлекательного контента и каналами его распространения. Ответ на российский вызов должна быть системным. Должно быть общее понимание того, что РФ, как государство-агрессор - главный источник угроз национальной безопасности Украины».

Добавим еще от себя. Во время войны на первый план, даже с учетом стандартов демократической журналистики, должно выдвигаться противодействие влиянию агрессора. Для этого надо менять отношение к самому слову «пропаганда», его надо перестать сторониться, оно не должно нести исключительно негативный подтекст. А это значит безусловное использование наработанных опытом приемов и ходов. В частности, публикация сообщений о событиях вроде той же пресс конференции Козака, не может у нас ограничиться «фотографированием» сообщений российских источников, как это делает подавляющее большинство украинских СМИ. Наша реакция и оценка должны подаваться тут же, одновременно. И это лишь часть пропагандистской науки, о которой нам самое время вспомнить.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-