Александр Новиков, глава НАПК
Победим в войне с коррупцией, а тогда – и с Россией
04.06.2021 17:22

Глава Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Александр Новиков возглавлял делегацию Украины, которая прибыла в Нью-Йорк для участия в специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН против коррупции, проходившей в штаб-квартире ООН 2-4 июня. Физическим участием в работе Генассамблеи Новиков открыл «сезон» визитов в главную международную организацию после полуторагодовой паузы, обусловленной ковидом.

Новиков не впервые отвечает на вопросы Укринформа. На этот раз говорим о визите в Америку и последних событиях в сфере борьбы с коррупцией, которых за последний месяц произошло немало. О новых антикоррупционных законах и проектах, которые ждут своей очереди, закрытии дела против экс-главы КС Александра Тупицкого и многом другом.

НАМ ЕСТЬ ЧЕМ ПОДЕЛИТЬСЯ С МИРОМ

- Александр Федорович, вы прибыли в Нью-Йорк для участия в специальной сессии ГА ООН против коррупции. А чем Украина может похвастаться с такой высокой трибуны?

- Украина на сегодня ввела лучшие инструменты предотвращения коррупции. У нас самый широкий в мире, самый современный реестр деклараций о доходах, который охватывает не только активы должностных лиц, но и их корпоративные права, членство в организациях. Поэтому позволяет контролировать, в частности, случаи конфликта интересов должностных лиц. У нас самый новый и лучший в мире реестр финансовых отчетов политических партий, который введен буквально месяц назад.

Кроме того, Украина выстраивает систему качественного менеджмента в сфере контроля – все проверки будут осуществляться в автоматической форме, то есть декларации автоматически проверяются путем сверки со всеми реестрами. Таким образом, недостоверные сведения нельзя будет скрыть.

Словом, нам есть чем поделиться с миром, в частности ІТ-инструментами предотвращения коррупции.

В США у нас широкая программа встреч – и в Нью-Йорке, и в Вашингтоне. Хотим поделиться инструменты, которыми располагаем, для других стран мира.

Некоторые страны только думают о том, чтобы выполнить Конвенцию ООН против коррупции в части создания механизма декларирования доходов, а у нас это фактически сделано.

- Но ведь, наверное, есть и то, чему следует поучиться у других, особенно у США?

- В Украине введена такая процедура, как мониторинг образа жизни публичных чиновников. Это новая для нас процедура, мы ее применяем на практике менее года. В прошлом году смогли применять его лишь в течение четырех месяцев, пока не было принято известное решение Конституционного Суда. После восстановления полномочий НАПК возобновили и эту работу.

(27 октября 2020 года КС признал неконституционными полномочия НАПК относительно контроля и проверки е-деклараций, доступа к их реестру, проведения мониторинга образа жизни, а также ряд положений закона Украины «О предотвращении коррупции». Этим решением была отменена статья УК об ответственности за декларирование недостоверной информации. - Ред.)

Мы хотели бы, чтобы американские коллеги, которые работают в этом направлении с начала 1970-х годов, поделились опытом таких проверок. Это уникальный механизм – мониторинг образа жизни, – никто лучше американцев не знает, как это делать.

ДЕПУТАТЫ ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ СЛУЧАЕМ, ЧТОБЫ ОСЛАБИТЬ СИСТЕМУ ДЕКЛАРИРОВАНИЯ

- Скандальное решением КС, как известно, нанесло немало вреда в сфере борьбы с коррупцией, поскольку было закрыто много коррупционных дел против должностных лиц. Но 3 июня Верховная Рада, похоже, исправила ситуацию, приняв изменения к закону "О предотвращении коррупции" относительно усовершенствования отдельных аспектов декларирования?

- Еще 15 декабря Верховная Рада восстановила полномочия НАПК относительно проверок деклараций, составления протоколов на должностных лиц, проведения мониторинга образа жизни, а также публичный доступ к декларациям.

А изменения к закону от 3 июня должны предусматривать восстановление наказания за недостоверную информацию в декларациях.

Однако, на практике этой возможностью захотели воспользоваться, чтобы в очередной раз попытаться ослабить систему декларирования. Во время голосования в зале были внесены поправки, которые фактически дали должностным лицам возможность записывать имущество на родственников, избегая таким образом вообще любой ответственности.

НАПК, НАБУ, общественные организации призвали президента ветировать этот закон. И президент действительно быстро отреагировал на призыв.

Поэтому мы надеемся, что наказание за ложь в декларации будет восстановлено как можно быстрее. По мнению НАПК, заключение должно предусматриваться, если чиновник не указал имущество на 1 миллион гривень и более.

- Кажется, НАПК не может свободно мониторить образ жизни судей?

- Ну, да... Потому что судье мы должны сообщить о том, что будем мониторить образ его жизни.

Понятно, что судья, который пользуется дорогим транспортным средством или проживает в элитном доме, после того, как мы сообщим о проверке, перестанет ими пользоваться, и мы не сможем зафиксировать соответствующий факт. Здесь на уровне законодательства заложена системная ошибка.

АНТИКОРРУПЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ СДЕЛАЕТ КАЖДЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОРГАН АНТИКОРРУПЦИОННЫМ

- Недавний визит госсекретаря США Энтони Блинкена в Украину еще раз продемонстрировал, что Соединенные Штаты уделяют большое внимание борьбе с коррупцией в Украине, справедливо считая это вторым фронтом, если первый – противостояние российской агрессии. Есть ли у американцев какие-то вопросы к вашему ведомству?

- Нашему органу дана довольно высокая оценка, в том числе Конституционным Судом, относительно эффективности его деятельности. С точки зрения контрольных механизмов трудно что-то совершенствовать...

Однако важная часть нашей работы – это Антикоррупционная стратегия, которая должна быть проголосована в парламенте во втором чтении. (Проект закона об основах государственной антикоррупционной политики на 2020-2024 годы (Антикоррупционная стратегия) принят в первом чтении 5 ноября 2020 года, - ред.)

Антикоррупционная стратегия – это не только о том, что НАПК должно принимать превентивные меры предотвращения коррупции, а это документ, который сделает каждый орган государственной власти в стране антикоррупционным благодаря целому набору принципов и конкретных шагов.

- Полностью ли вас удовлетворяет вариант, который готовится к принятию во втором чтении?

- В проект могут не попасть две новеллы, которые были в подготовленном НАПК варианте.

Одна – относительно необходимости создания реестра банковских счетов физических лиц. Вторая – относительно передачи рассмотрения протоколов о нарушении должностными лицами категории А (министры, депутаты, судьи КС), а также уголовных производств по фактам нарушений политическими партиями правил финансирования – на рассмотрение Высшего антикоррупционного суда. Эти моменты были исключены на стадии подготовки ко второму чтению, но надеемся, они останутся в Антикоррупционной стратегии.

Почему это важно... За время моего руководства в НАПК - год и пять месяцев – в Национальную полицию было передано два десятка материалов, которые касались подделки документов относительно отчетов политических партий или перечисления полученных из бюджета средств по фиктивным соглашениям физическим лицам-предпринимателям. Ни одно из этих дел фактически не расследовано. И мы понимаем почему...

Поэтому такая категория дел должна расследоваться независимыми антикоррупционными органами.

Изъяны в законодательстве также демонстрирует недавнее решение Голосеевского суда, который закрыл производство по делу о привлечении к административной ответственности председателя Конституционного Суда Александра Тупицкого, уволенного президентом с должности судьи.

Бывший председатель КС был фактически оправдан судом, хотя даже Венецианская комиссия говорит, что у него был конфликт интересов, и он очевидный. Тупицкий отменил статью в УК (о привлечении к ответственности должностных лиц за недостоверную информацию в декларации, – ред.), которая предполагает его собственную ответственность. Кроме того, по факту нарушения председателем КС Тупицким норм этики должно было состояться заседание этической комиссии КС, и он сам же его отменил.

- И чем это может закончиться?

- По крайней мере, пока ничем не закончилось. Необходимо завершать судебную реформу. Нам не надо ее начинать, открывать, продолжать, а просто завершить. Передать политически важные дела, в том числе административные, в Высший антикоррупционный суд.

АНТИОЛИГАРХИЧЕСКИЕ МЕРЫ ПРЕДУСМОТРЕНЫ В СТРАТЕГИИ

- Были ли вы приобщены к подготовке так называемого антиолигархического законопроекта, о котором так много пишут СМИ?

- Мы не были привлечены к разработке этого законопроекта, в то же время Антикоррупционная стратегия содержит ряд инструментов, которые должны обеспечить независимость политической системы от финансово-промышленных групп.

Один из инструментов такой независимости – это финансирование политических партий из бюджета.

Второй инструмент - запрет финансирования партий юридическими лицами. Это сделает невозможным влияние финансово-промышленных групп путем финансирования общественными организациями, связанными юридическими лицами.

Третий - Антикоррупционная стратегия содержит ряд норм, которые усиливают полномочия Антимонопольного комитета относительно разрушения имеющихся в стране монополий.

ПОРТАЛ ОБЛИЧИТЕЛЕЙ КОРРУПЦИИ ГАРАНТИРУЕТ АНОНИМНОСТЬ

- 1 июня Верховная Рада приняла закон об обличителях коррупции, который ранее был ветирован президентом. Как изменился этот документ по сравнению с предыдущим вариантом?

- Закон, проголосованный с учетом вето президента, полностью соответствует и Конвенции ООН против коррупции, и всем международным стандартам защиты обличителей.

Принятый вариант предусматривает, что обличитель, если он уверен, что информация о коррупции достоверна, может сообщить о ней в правоохранительные органы. Предыдущая версия обязывала предоставить при этом какие-то подтверждения. То есть гражданин мог знать о коррупции, но, не имея доказательств, не имел возможности сообщить о ней.

Но главное - этот законопроект предусматривает создание портала обличителей.

Скажу честно, я как глава НАПК порой должен разбираться, какой орган уполномочен заниматься теми или иными коррупционными действиями. А портал обличителей сразу отсылает вас к нужному органу. Например, в случае коррупционных действий в земельной сфере вы заходите в соответствующий раздел и выбираете опцию – в зависимости от вида коррупции, – куда обращаться: в Госгеокадастр, Министерство аграрной политики, Национальную полицию или Государственное бюро расследований и тому подобное. Это значительно ускорит рассмотрение сообщений, и они будут попадать по назначению конкретному лицу, которое должно их рассмотреть, а не теряться где-то на промежуточных звеньях. Конечно, мы обязаны контролировать качество рассмотрения сообщений. А это значит, что мы будем знать, куда они попали, и таким образом обеспечивать надлежащий уровень их рассмотрения.

Поскольку это будет самая новая из разработанных в мире систем работы с обличителями, то она будет самой лучшей.

- За сообщение обличители будут получать вознаграждение? Это положение осталось в законе?

- Да, даже если ты жалуешься анонимно. Через портал будет выдаваться цифровой код, и после приговора суда, когда лицо осуждено, можешь обратиться с этим цифровым кодом в НАПК, и, как предусматривает закон, тебе будет выплачено 10 процентов от суммы возвращенных средств. Уникальность механизма в том, что можно сохранить анонимность.

- Поддерживаете ли практику умышленного провоцирования на дачу взятки, чтобы потенциального коррупционера взять с поличным?

- С точки зрения механизма предотвращения коррупции и борьбы с ней - это было бы эффективное средство.

С 1 ИЮНЯ ЗАРАБОТАЛА СИСТЕМА АРИФМЕТИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ ЗА ДЕКЛАРАЦИЯМИ

- Недавно завершилась кампания по подаче деклараций о доходах и расходах, есть ли какие-то предварительные выводы?

- Буквально с 1 июня заработала система логического и арифметического контроля за декларациями. Это касается всех 780 тысяч деклараций, которые были поданы до 1 апреля за 2020 год. То есть все они сверены с предыдущими декларациями, в целом с 14 реестрами, которые существуют в государстве, и сформирован рейтинг риска деклараций. По новым правилам, впервые в результате сотрудничества с общественными организациями, Общественным советом при НАПК мы получили рейтинг риска деклараций, по которому будем отбирать их для проверки.

Среди первых десяти - не только декларации парламентариев, но и депутатов местных советов. Так компьютер установил риск возможности получения незаконных доходов или незадекларированного имущества.

- За неделю НАПК направило в суд 40 протоколов о различных нарушениях... Какова судьба этих протоколов? И в какой суд они направляются? Высший антикоррупционный?

- Если бы... Нам бы очень хотелось, чтобы это был Высший антикоррупционный суд, потому что у нас нет сомнений в скорости и объективности рассмотрения протоколов этим судом.

Пример председателя КС, которому Голосеевский суд закрыл дело, показывает, как это, к сожалению, бывает...

Как правило, протоколы направляем в Печерский и Шевченковский суды Киева, если речь идет о служащих центральных органов власти. Если это должностные лица облгосадминистраций, мэры городов, как в отношении бывшего мэра Черновцов Алексея Каспрука, то протоколы направляем в местные суды. Например, две недели назад суд рассматривал протокол в отношении губернатора Сумской области Василия Хомы…

Это может быть любой суд в Украине, в соответствии с тем, где было совершено правонарушение.

- А для чего нужен реестр банковских счетов физических лиц, о котором вы упоминали?

- Такие реестры есть в большинстве цивилизованных стран мира.

Бывает ситуация, когда НАБУ изымает у подозреваемого несколько миллионов долларов наличных, но большинство коррупционных средств может находиться на счетах, и если ты не нашел лист бумаги с записанным номером или банковскую карточку, привязанную к счету, то даже не будешь знать, в каком банке хранятся те средства. Таким образом от правосудия скрываются огромные суммы.

Реестр счетов - это информация не о транзакциях, а о наличии счетов.

- Вы говорили о бюджетном финансировании партий, которое у нас введено для борьбы с олигархическим влиянием. Вы серьезно считаете, что закон о финансировании партий из бюджета лишает их влияния со стороны олигархов?

- Сам закон не лишает... Нужна большая работа, в том числе и наша, по контролю за соблюдением ограничений относительно финансирования партий финансово-промышленными группами.

Мы видели на последних выборах, когда в отчетах отдельные партии декларировали, что потратили на наружную рекламу миллион-два, но фактически вся страна была завешана их рекламой, и понятно, что эти средства не были отражены в отчетах. По таким фактам мы писали выводы проверок и направляли их в правоохранительные органы. Если бы эти дела должным образом расследовались и были соответствующие судебные решения, то это сделало бы невозможным дальнейшее влияние нечистых денег на политическую систему.

- Во всех государственных органах есть уполномоченные по борьбе с коррупцией... своеобразная сеть ваших агентов. Насколько независимы эти уполномоченные?

- Их назначают руководители соответствующих органов, но уволить можно только с согласия НАПК. То есть в части увольнения они защищены, как показала ситуация с Энергоатомом, где мы в судебном порядке обжаловали увольнение уполномоченного – советника директора по предотвращению и противодействию коррупции этой государственной структуры. Также обратились в суд из-за увольнения руководителем Государственной службы морского и речного транспорта заведующего сектором по вопросам предотвращения и выявления коррупции Морской администрации Юрия Кулаги без согласия НАПК.

В 2014 ГОДУ Я РЕГИСТРИРОВАЛ УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ОТНОШЕНИИ ЛАВРИНОВИЧА

- В США много пишут о возбуждении уголовного дела против бывшего адвоката Трампа, экс-мера Нью-Йорка Руди Джулиани, которого федеральная прокуратура Манхэттена подозревает в лоббировании интересов украинских бизнесменов. Возможно ли что-то подобное у нас? Могут ли у нас возбудить дело за лоббирование интересов иностранных граждан?

- В свое время, в 2014 году, я регистрировал уголовное производство в отношении бывшего министра юстиции Александра Лавриновича за незаконное перечисление средств в голландский офис американской компании «Скаден» по делу, которое рассматривал Европейский суд по правам человека, «Тимошенко против Украины». Деньги были перечислены министерством юстиции из бюджета задними числами после завершения дела в ЕСПЧ. Мы это зафиксировали, и сейчас дело слушается в Подольском суде Киева.

В Украине это возможно, вопрос в оперативности судебного рассмотрения таких дел.

Как раз Антикоррупционная стратегия предусматривает урегулирование вопросов лоббизма. И надеюсь, американские коллеги поделятся опытом.

- Одна из ваших функций – проведение экспертизы правовых актов на предмет коррупционных лазеек... Это касается только проектов или всех актов – в том числе уже принятых и действующих?

- Закон предусматривает, что экспертизу действующих правовых документов осуществляет Министерство юстиции. Мы не можем их подвергать экспертизе, даже если они коррупционные. Наши экспертные полномочия распространяются только на проекты законов и правовых актов правительства.

Но мы будем инициировать изменения к закону относительно передачи права проведения антикоррупционной экспертизы действующих документов органов исполнительной власти в НАПК. Часто имеющиеся коррупционные схемы заложены именно в уже принятых актах.

МЫ ВЫДЕРЖИМ ЛЮБОЙ УДАР, ПОТОМУ ЧТО ЕСТЬ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ В ГОСУДАРСТВЕ

- Природа антикоррупционного органа в государстве такова, что он обречен на конфликт с другими государственными структурами, а тем более с должностными лицами. Готовы ли вы держать удар?

- Мы выдержали такой удар, когда Государственное бюро расследований пыталось влиять на НАПК в связи с проведением проверки и. о. руководителя ГБР Александра Бабикова, который был адвокатом бывшего президента Януковича. Мы выдержали такой удар со стороны Конституционного Суда, который, можно сказать, поставил крест на всем том, что делалось в сфере борьбы с коррупцией.

Но мы уверены, что выдержим любой удар! Самое главное, мы видим политическую волю, когда все центральные органы исполнительной власти, премьер-министр лично, принимали участие в разработке Антикоррупционной стратегии, которая была одобрена правительством, после этого – Национальным советом по вопросам антикоррупционной политики при президенте. А в него входят и председатель Верховной Рады, и президент, и руководитель Офиса президента, руководители всех правоохранительных органов государства, в том числе глава Службы безопасности. Когда у нас будет такая стратегия, то это будет широкий фронт союзников, и мы сможем реализовать все, что предусматривает и наш закон, и все, что записано в Конвенции ООН против коррупции. На самом деле, мы ее почти полностью реализовали, осталось получить краткосрочный, а затем и долгосрочный результат, чтобы кардинально уменьшить уровень коррупции в государстве.

У нас, как известно, две войны – с Россией и коррупцией, и я уверен, что благодаря Антикоррупционной стратегии и тем механизмам, которые в Украине уже введены и будут еще вводиться нами, мы победим в войне с коррупцией, а дальше – победим и в войне с Россией.

Владимир Ильченко, Нью-Йорк

Фото автора и Геннадия Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-