Украина догнала Грузию на пути в НАТО – это хорошо, но этого мало

Украина догнала Грузию на пути в НАТО – это хорошо, но этого мало

Укринформ
Самая большая наша претензия к Брюссельскому саммиту в том, что на нем ничего не решили по сдерживанию России в черноморском регионе

На 32-м саммите НАТО, конечно, много было сказано, впрочем, главный месседж, озвученный именно для Украины - лидеры стран-членов Североатлантического альянса подтвердили решение Бухарестского саммита 2008 года о том, что наше государство станет членом Альянса, и при этом План действий по членству (ПДЧ) будет неотъемлемой частью этого процесса. «Мы решительно поддерживаем право Украины выбирать собственное будущее и курс внешней политики без внешнего вмешательства», - говорится в совместном коммюнике НАТО.

Впрочем, такая формулировка в отношении Грузии звучит с 2018 года, это для Украины - впервые. Большинство экспертов называют это прорывом, позитивным сигналом для нашего государства. Что же означает решение Альянса? В конце концов, какие прогнозы по Украине звучали накануне саммита звучали и насколько они оправдались?

Решение НАТО по Украине - это не прорыв, но важная промежуточная победа

В комментарии Укринформу глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко отметил, что накануне саммита НАТО-2021 прогнозы были преимущественно скептическими, и к счастью они не подтвердились. «Безусловно, это позитивный сигнал для Украины, потому что с 2008 года в НАТО вообще не вспоминали о ПДЧ для Украины. Это не прорыв, но определенный шанс для возможного прорыва в будущем», - считает политолог.

По его словам, возможность этого прорыва будет зависеть от совпадения различных обстоятельств: нашего внутреннего развития (успешности или неуспешности), масштабов угроз со стороны России и вообще ситуации вокруг России, активности США и ситуации в НАТО и вокруг НАТО. «Что касается Грузии, то у них были высокие шансы на получение ПДЧ, но внутренние проблемы и конфликты последних лет испортили эти шансы. И это, кстати, урок и для нас, - отмечает господин Фесенко. - А у нас сейчас несколько иная ситуация. И рост угроз со стороны России, и настойчивость Президента Зеленского по тематике НАТО заставили США и руководство НАТО обратить внимание на наши евроинтеграционные стремления».

Однако сейчас, продолжает эксперт, нам вместе с Грузией надо сконцентрироваться на согласовании и принятии со стороны НАТО конкретной Дорожной карты нашего движения к ПДЧ (то есть, какие именно условия мы должны выполнить, чтобы получить ПДЧ на год, два или три).

«Почему то, что в формулировках решений саммита, по сути, Украину приравняли к Грузии и еще раз напомнили о готовности в перспективе предоставить нам ПДЧ? Это произошло впервые с 2008 года. За это время Грузия планомерно и уверенно шла к приглашению к членству в НАТО, ее позиции год от года становились амбициозными, и уже в 2016 году Альянс вернулся к упоминанию о перспективе предоставления Тбилиси ПДЧ, а в прошлом году вопрос ПДЧ для Грузии стоял на повестке дня в Брюсселе вполне серьезно», - рассказывает капитан I ранга в запасе, руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Павел Лакийчук.

Павло Лакійчук
Павел Лакийчук

Тем временем евроатлантическое  движение Украины колебалось от «внеблоковости» до «диалога». Соответственно, даже после 2014 года, акцентирует эксперт, в Декларациях саммитов НАТО не было никаких упоминаний о движении Украины к членству в Альянсе. «И только в 2018 году Саммит НАТО официально подтвердил свои обещания 2008 года относительно Украины, но сделал это очень осторожно, хотя о перспективах получения ПДЧ Грузией было заявлено достаточно подробно, - говорит Лакийчук. - И вот наконец мы «догнали» грузин (хотя, откровенно говоря, реальный уровень готовности Грузии значительно выше, чем у нас - здесь мы сильно отстаем и нужно приложить еще много усилий). Это очень обнадеживает. И дело не в «соревновании»: опыт показывает, что осуществлять евроинтеграционный движение скоординировано группой стран значительно легче и эффективнее, чем делать это в одиночку».

Решение НАТО - важная промежуточная победа, которая дает Украине шанс на успех в сближении с НАТО, но не гарантирует его

«За две недели до саммита уже было понятно, собственно, несколько раз повторялось функционерами Альянса, что будет подтверждена политика «открытых дверей», а также положение, зафиксированное на Бухарском саммите в 2008 году. Плохо это или хорошо? Конечно ничего плохого нет, ведь официальная позиция НАТО в отношении Украины не меняется и говорится о стабильной поддержке. Это позитивный сигнал», - соглашается заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь.

Но, продолжает эксперт, на этом позитив для нас, по сути, заканчивается.

«Потому что, на самом деле, это нежелание предоставить нам ПДЧ - это не столько об Украине, коррупции или реформах (хотя здесь, безусловно, есть проблемы), сколько о геополитической целесообразности, - утверждает г-н Самусь, цитируя заявление Джо Байдена о том, что, мол, не он один решает вопрос плана действий, а весь Альянс, поэтому Киеву нужно работать, чтобы убедить всех. Американский президент таким образом лишь подтвердил гипотезу о том, что в НАТО до сих пор есть ряд стран, которые против нашего членства, их мотив - стремление избежать обострения ситуации с РФ».

Михайло Самусь
Михаил Самусь

Михаил Самусь напоминает, что механизм ПДЧ был основан для того, чтобы готовить и помогать стране-кандидату приблизиться к критериям НАТО. «Это комплексный, объемный и достаточно сложный в имплементации документ, который содержит широкий перечень реформ в военной, политической и даже экономической сферах. ПДЧ можно в определенном смысле сравнить с Соглашением об ассоциации с ЕС, - отмечает эксперт. - Все должно происходить так: сначала мы присоединяемся к ПДЧ, проводим аудит того, что нам надо сделать и уже с помощью экспертов НАТО начинаем работать над конкретными реформами. А нам, вместо этого, говорят: сначала приобретайте критерии, а затем, мол, получите ПДЧ? Извините, но это нарушает логику самого процесса, так как ПДЧ - это и есть механизм получения критериев. Следовательно, с одной стороны, это хорошо, что Украину «уравняли» с Грузией, но с другой - общий подход к РФ, к сожалению, не меняется...»

Отсутствие стратегии по противодействию РФ в Черном море - крупнейший провал Брюссельского саммита-2021

Что еще важного для Украины прозвучало на полях саммита? В конце концов, каким вопросом там уделили недостаточно внимания?

Заместитель директора ЦИАКР начал с последнего и говорит, что этот саммит не вышел эффективным, более того, называет его «саммитом упущенных возможностей». «Действительно, Соединенные Штаты вернулись в НАТО, и это, пожалуй, главный итог этого саммита. Но когда я прочитал коммюнике, то возникло такое впечатление, что в течение ковидного карантина, то есть из-за того, что чиновники НАТО не работали в обычном режиме - нового варианта итогового текста они так и не разработали, а просто, с помощью копипаста, перенесли туда все те положения, которые уже ранее были озвучены, в том числе об украинском направлении», - отметил военный эксперт.

Больше Михаила Самуся удивило то, что на саммите НАТО не зявляли стратегию противодействия России в Черном море. То есть речь не шла ни о создании новых командных структур, ни о расширении военного присутствия, в конце концов, ни о привлечении партнеров в общий натовский подход в этом регионе, таких как Украина и Грузии. «И это дает еще как минимум 3-5 лет России для усиления своего доминирования, установления своих правил игры в Черноморском регионе. Вопреки международному праву», - подчеркнул Самусь. И добавил, что поддерживает ранее высказанное удивление министра иностранных дел Дмитрия Кулебы по поводу того, что НАТО не нашло формата участия Украины в саммите на фоне агрессивных действий РФ против Украины в черноморском регионе: «Разве нельзя было провести отдельное заседание по ситуации в Черном море или же - какое-то комплексное заседание о противодействии РФ?»

Павел Лакийчук, со своей стороны, обратил внимание на следующее: «Плюс - это то, что Альянс, продолжая доктрину «сдерживания + диалог» в отношении России, все больше уделяет внимания стратегии сдерживания: лидеры НАТО объявили о неизменности потребности увеличивать обороноспособность и анонсировали рост оборонных расходов государств-членов». По его словам, речь идет и о противостоянии агрессивным действиям России, а в кулуарах саммита откровенно говорили о том, что именно безудержная агрессивность Российской Федерации и является той причиной, которая побуждает членов к координации и активизации оборонительных усилий. «Впрочем, политического единства среди союзников до сих пор нет: лидеры Альянса вновь не смогли достичь согласия как противодействовать России в Черном море. Возьму на себя смелость предположить, что Россия, видя отсутствие евроатлантического единства, продолжит дестабилизацию в Черноморском регионе, и к чему такое попустительство в конечном итоге может привести - сложно спрогнозировать».

Еще важный момент, который на самом деле касается и Украины: союзники по НАТО заявили, что готовы выступить против размещения ядерных ракет наземного базирования в Европе. Это инициатива американцев, говорит Лакийчук, которые пересматривают политику предыдущей администрации, а именно Трамп вышел из соглашения с Россией по РСМД в 2019 году. Байден же считает, продолжает эксперт, что такая инициатива - шаг, который может «ослабить напряженность в отношениях с Москвой». «Да, во-первых, речь идет о гипотетическом размещении ракет в Европе в будущем, и американцам, по большому счету, это ничего не будет стоить. В отличие от россиян, в США подавляющее большинство ракет такого типа размещена на маневренный морских носителях, - отметил военный эксперт. - Во-вторых, это не касается уже развернутых систем, в частности американской системы ПРО в Европе с одной стороны, и российских «Искандеров» и «Ярсов» в Калининградском анклаве. Пострадавшей стороной в случае введения такого моратория станут государства восточного фланга НАТО, которые рассматривали возможность усиления своей обороноспособности путем размещения на своей территории современных систем ПВО и ПРО».

Что касается Украины, то, считает Павел Лакийчук, двусторонний мораторий, теоретически, должен предотвратить размещение россиянами тех же «Ярсов» и «Искандеров» в оккупированном Крыму, но ... «Учитывая то, как они попали в Калининград - постоянных гарантий этого никто не дает», - добавил он.

Статус основного союзника США вне НАТО: шансы для Украины?

Верховная Рада на внеочередном заседании может рассмотреть обращение к Конгрессу о предоставлении Украине статуса основного союзника США вне НАТО (MNNA). Об этом 15 июня сообщил в Telegram нардеп от «Европейской солидарности» Алексей Гончаренко. По его словам, уже собрано 150 подписей депутатов для созыва внеочередного заседания. «Собрал необходимое количество подписей (...) Это очень важно, что в таких вопросах Рада демонстрирует единство, несмотря на партийную принадлежность», - написал Гончаренко.

Какие шансы, сохраняя, конечно, перспективу членства в Альянсе, добиться такого статуса, которым сегодня могут «похвастаться» 17 стран, в том числе Австралия, Аргентина, Египет, Израиль, Кувейт, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины, Южная Корея и Япония?

Володимир Фесенко
Владимир Фесенко

По словам Владимира Фесенко, парламентское обращение имеет значение, но, конечно, не решающее. «Сейчас нужна активная дипломатическая работа в этом направлении, и тогда шанс на получение такого статуса появится. Это не произойдет автоматически, и возможно не сейчас, но надо аргументировать в усилении гарантий безопасности для Украины, в частности учитывая и определенные ограничения для перспективы членства Украины в НАТО», - говорит политолог.

Однако, если даже Украина и получит такой статус в перспективе, это не значит, отмечает Фесенко, что США будут за нас воевать: «В любом случае риски прямой российской агрессии против нас могут стать меньше (Россия будет вести себя более сдержанно). Кроме того, могут существенно возрасти масштабы военно-технической помощи США для Украины».

Руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Павел Лакийчук считает, что такие шансы у нас есть, но... «Major Non-NATO Ally (MNNA) не альтернатива членству в Североатлантическом альянсе, а, скорее, может быть дополнением к курсу евроатлантической интеграции», - отметил военный эксперт.

Получение подобного статуса, продолжает он, отдает приоритет в отношениях с США, в том числе, дает возможность участия в совместных оборонных инициативах, проведении совместных исследований военного характера, участия США в отдельных видах операций безопасности , открывает путь поставки США видов вооружения ограниченных для продажи не странам-союзникам, а также позволяет взаимодействие и сотрудничество в других проектах военного и военно-технического сотрудничества. «Но не дает гарантий безопасности, какие дает членам статья 5 о совместной обороне Евроатлантического договора. Совместная оборона - только для союзников», - подытожил Павел Лакийчук.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-