Статус основного союзника США: что он дал странам, у которых он уже есть?

Статус основного союзника США: что он дал странам, у которых он уже есть?

Укринформ
Украина работает над тем, чтобы его получить. А пока им могут «похвастаться» 17 стран – Австралия, Бразилия, Израиль, Япония, Южная Корея…

15 июня, на следующий день после Брюссельского саммита НАТО, нардеп от «Европейской солидарности» Алексей Гончаренко сообщил, что Верховная Рада на внеочередном заседании, 18 июня, рассмотрит обращение Конгресса о предоставлении Украине статуса основного союзника США вне НАТО (Major Non-NATO Ally, MNNA ). «Собрал необходимое количество подписей (...) Это очень важно, что в таких вопросах Рада демонстрирует единство, несмотря на партийную принадлежность», - написал депутат в Фейсбук. Эту информацию также подтвердил представитель «Слуги народа» Александр Качура. Однако 17 июня стало известно, что парламент до каникул не будет голосовать такое обращение, а сделает это уже по результатам встречи лидеров Украины и США, которая должна состояться в конце июля.

«Мы решили с Гончаренко отложить это на осень, дождаться визита Владимира Зеленского к Джо Байдену, увидеть, какие будут настроения и какая будет ситуация, и затем осенью уже это сделать», - сказал председатель фракции «Слуга народа» Давид Арахамия.

Между тем, эксперты уже успели отреагировать на парламентскую инициативу. Политолог Владимир Фесенко в комментарии Укринформу отметил, что подобное обращение имеет значение, но, конечно, не решающее. «Сейчас нужна активная дипломатическая работа в этом направлении, и тогда шанс на получение такого статуса появится. Это не произойдет автоматически, и возможно не сразу, но надо аргументировать в усилении гарантий безопасности для Украины, в частности, учитывая и определенные ограничения относительно перспективы членства Украины в НАТО».

Руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI», капитан 1 ранга в запасе Павел Лакийчук также считает, что Украина имеет шансы получить такой статус от США, и отмечает: «Страны с таким статусом обладают, по сути, всеми правами и привилегиями стран НАТО , однако на них не распространяется действие статьи 5 Североатлантического договора 1949 О гарантиях коллективной обороны в случае военной агрессии против одного из членов. Проще говоря, общая оборона - только для союзников».

Что-что, но обороняться украинские военные точно умеют, причем даже не хуже (а, может, и лучше) «натовских». Другое дело - вооружение и техника, наподобие катеров Mark VI, ЗРК Patriot, противотанковых Javelin, боевых истребителей и т.д. (с этим, к сожалению, проблемы). Ну, будем надеяться, что Соединенные Штаты все же удостоят Украину таким «статусом», которым сегодня могут «похвастаться» 17 самых разных стран, а именно - Австралия, Аргентина, Афганистан, Бахрейн, Бразилия, Египет, Израиль, Иордания, Южная Корея , Кувейт, Марокко, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины, Таиланд, Тунис, Япония. Но что он им дал?

Многообещающий статус: каждая из 17-ти стран использует MNNA по-своему

Олексій Їжак
Алексей Ижак

В комментарии Укринформу заведующий отделом проблем военной безопасности Национального института стратегических исследований Алексей Ижак отметил: «Чтобы определить пользу статуса основного союзника США вне НАТО полезно рассмотреть, как этот статус встроен в систему американских военно-политических союзов». Эти союзы имеют для США много аспектов и градаций, которые определены в американском законодательстве. Общеизвестно, что ряд стран в Европе и Азии имеют договоры о совместной обороне с Соединенными Штатами. Согласно этим договорам военное нападение на союзников США означает нападение на США. Наиболее известный из них - Вашингтонский договор, лежащий в основе НАТО. Но есть и другие, например, между США и Японией. «Но одного обязательства, что американские войска придут на помощь, недостаточно для эффективного военного-политического союза. Должна быть кооперация в оборонном строительстве. В частности, совместное планирование обороны», - отмечает эксперт.

Есть еще более глубокий аспект - материальное развитие сил и средств обороны, другими словами, «hardware» общей обороны. «В основном, это суверенное дело. Но США предоставляют своим союзникам помощь и в этой сфере. Наиболее известная часть такой помощи - поставки вооружений. Кроме того, предусмотрен доступ к военным резервам, оружейным технологиям и совместным разработкам. Даже просто купить американские вооружения и военную технику не просто, не говоря о поставках в рамках военной помощи», - отмечает господин Ижак.

Членство в НАТО, конечно, упрощает процедуры, однако не делает их автоматическими. Рынок оборонной продукции США - крупнейший в мире по объему и уровню технологий, но он закрыт для большинства стран. «Поэтому даже упрощение доступа важно. Есть отдельное законодательство США, предусматривающее особую открытость рынка оборонной продукции и разработок США для НАТО. Для других стран, которые могут иметь соглашения о совместной обороне с США (как Япония), или не иметь (как Израиль) такая особая открытость предусмотрена в рамках отдельного законодательства, которое собственно и регулирует отношения с основными союзниками вне НАТО», - говорит специалист НИСИ.

Итак, статус основного союзника США вне НАТО дает стране лучшей доступ к американскому военному «hardware», который возможен даже без соглашения о совместной обороне. То есть можно укреплять оборону с помощью США, но без гарантий безопасности. «С другой стороны, союзные отношения такого рода создают эффект американского присутствия даже без формальных гарантий безопасности, Вооружение и технологии, созданные при участии США, остаются под их присмотром. Есть также политическая проекция - США гораздо внимательнее реагируют на интересы безопасности союзников вне НАТО по сравнению с другими странами», - отмечает господин Ижак. И добавляет: «При формально равных правах статус основного союзника создает различный эффект для разных стран в зависимости от многих других условий, прежде всего связанных с умением конкретных стран этим статусом воспользоваться».

Ось Южная Корея - Япония - Австралия

Наиболее удачно им воспользовались Япония и Республика Корея, которые имеют с США соглашения о коллективной обороне и размещают на своей территории американские войска (это регулируется отдельными соглашениями). Эти страны, продолжает эксперт, сумели локализовать и развить на собственной почве значительное количество закупленных и полученных в рамках помощи американских военных технологий, как раньше они сумели локализовать американские индустриальные технологии в рамках восстановления после Второй мировой войны. «Похожую пользу, возможно, в меньшем объеме, этот статус дал Австралии, которая также имеет соглашение о совместной обороне с США, но не подверглась тотальным разрушениям Второй мировой войны», - добавил Алексей Ижак.

Получить американские истребители F-35 или противоракетные системы Aegis невозможно ни за какие деньги, если страна не член НАТО или не основной союзник вне НАТО. «И даже если страна член НАТО, но ее политика вызывает сомнения США, купить эти вооружения проблематично, как показывает пример Турции», - обращает внимание эксперт-международник.

Конечно, огромные деньги тоже нужны. Но у Японии, Республики Корея и Австралии они есть. «Есть и собственные военные разработки, поддержанные или согласованные с США. Ракетный потенциал Республики Корея превышает по технологическому уровню (если говорить об оперативно-тактические ракеты) потенциал КНДР, которым северокорейский режим пытается пугать весь мир, погружая свою страну в голод. Не было бы статуса основного союзника вне НАТО, не было бы у Республики Корея тех ракет», - отметил господин Ижак.

Похожее мнение высказал доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины Андрей Мартынов.

Андрій Мартинов
Андрей Мартынов

Австралия, отмечает он, входит в круг «5 глаз» разведывательных спецслужб англосаксонских стран: США, Канада, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия. Кроме того, Австралия является ключом в руках США к контролю Индийско-Тихоокеанского региона. Обязательства США перед Южной Корее появились после войны на Корейском полуострове 1950-1953 годов. «С тех пор американский контингент контролирует линию разделения с Северной Кореей. Попытки Дональда Трампа шантажировать Сеул свертыванием военного присутствия натолкнулись на сопротивление Пентагона. Таким образом, Республика Корея, вместе с Австралией и Японией являются осью, которую США построили для сдерживания Китая», - говорит Мартынов.

Израильское чудо

Другую историю успеха демонстрирует Израиль. По словам Алексея Ижака, эта страна хотя и не имеет формального соглашения с США о коллективной обороне, но широко использует преимущества статуса основного союзника вне НАТО. «Военную помощь США Израилю можно сравнить по объему с суммарной военной помощью США всем европейским странам (здесь надо заметить, что члены НАТО преимущественно в состоянии оплачивать свои военные нужды из собственных бюджетов, но у них нет таки рисков, как у Израиля). Конечно, не статус создает резоны для такой масштабной помощи, а интересы безопасности. Однако благодаря статусу основного союзника становится возможным ее получать, несмотря на уверенность, что Израиль обладает собственным ядерным оружием», - отметил специалист.

Израиль, возможно, в меньшей степени, чем Япония и Республика Корея, обязан за свое технологическое развитие именно американским технологиям, скорее - собственному человеческому капиталу. Но только Израиль, утверждает эксперт, добился уровня, когда США закупили его отдельные вооружения для собственной обороны (эффективные дроны появились в Израиле раньше США). «Это стало возможным благодаря именно статусу особого союзника вне НАТО, расширенного индивидуально для Израиля. Есть только одна другая страна, конечные военные разработки которой закупали США для собственной обороны - Великобритания, член НАТО (эффективные самолеты вертикального взлета и посадки появились в Великобритании раньше США)», - отметил господин Ижак.

Его дополнил директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос, отметив, что благодаря этому статусу Израиль ежегодно получает от США более 5 миллиардов долларов помощи на военные программы. «Американские противоракетные комплексы Patriot стоят на вооружении израильской армии. Помогают США и всему оборонно-промышленному комплексу. Например, система противовоздушной обороны «Железный купол», которая постоянно доказывает свою высокую эффективность в конфликте с террористической группировкой ХАМАС, была разработана израильской «оборонкой» при содействии США», - отмечает г-н Семиволос.

Ігор Семиволос
Игорь Семиволос

И добавляет, что США в ключевые моменты истории обеспечивали максимальную поддержку Израилю и его безопасности: «Например, в сентябре 2016-го стало известно о том, что Вашингтон в последующие десять лет выделит Израиля рекордные 38 миллиардов долларов на военные нужды. Это самая большая сумма, которую США когда-либо в истории обещали другой стране».

Афганистан и Пакистан

На другой стороне спектра находятся Афганистан и Пакистан. Статус особого союзника вне НАТО для Афганистана был откровенно «вымученным». Правительство этой страны требовал его в обмен на разрешение о размещении американских войск в рамках так называемого соглашения о статусе сил (обязательное условие любого иностранного военного присутствия США). «Вряд ли Афганистан получил от своего статуса технологические преимущества для развития собственных сил обороны. Однако политический эффект был значительным. Даже теперь, когда США выводят войска из Афганистана, этот вопрос становится в топе международной повестки дня», - говорит аналитик Национального института стратегических исследований.

Что касается Пакистана, то полученный им статус особого союзника также был связан с ситуацией в Афганистане. Однако роль Пакистана неоднозначна для США. С одной стороны, эта страна важна для военной логистики, но с другой... «Напомню, что именно там скрывался лидер Аль-Каиды Усама бен Ладен вплоть до его ликвидации. В США время от времени слышны призывы и даже появляются законодательные инициативы о лишении Пакистана статуса основного союзника вне НАТО, не в последнюю очередь из-за его особых отношений с Китаем. Трудно судить, что Пакистан получил от США с точки зрения военных технологий. Возможно, немного. Однако политическое значение было большим», - утверждает господин Ижак. И обращает внимание на то, что, никого в мире, кроме Индии, не беспокоит наличие у Пакистане ядерного оружия и развитой ракетной программы: «Пакистану можно их развивать в определенных разумных пределах. Если Пакистан лишится статуса основного союзника США, он вполне может столкнуться с международными претензиями к соблюдению режимов нераспространения».

Аргентина и Бразилия

Историк Андрей Мартынов, в свою очередь, вспомнил также о сотрудничестве Соединенных Штатов в военной сфере с латиноамериканскими гигантами - Аргентиной и Бразилией. «У этого сотрудничества также своя непростая история. В 1960-х годах, когда США сдерживали распространение коммунизма в регионе, правозащитники критиковали Вашингтон за поддержку военных диктатур в этих странах. Демократизация Аргентины и Бразилии в 1980-х - 1990-х годах вывела это сотрудничество на новый уровень», - отметил он.

Обе страны остаются стратегически важными для США с точки зрения безопасности обеих Америк. «Кроме того, сотрудничество с ними также важно для сдерживания глобальных амбиций Китая», - добавил г-н Мартынов.

Что выигрывают Штаты, предоставляя «особый» статус своим союзникам

По словам Алексея Ижака, выгода США от создания международных союзов, в том числе военных, заключается не в том, чтобы, например, сбалансировать собственный госбюджет или получить доход от торговли оружием. «Можно спросить, зачем США приложили огромные усилия, чтобы план Маршалла нашел продолжение в европейских сообществах, из которых вырос Европейский Союз? Зачем США сделали общедоступными Интернет и GPS, которые первоначально были военными разработками? Ответ таков: для того, чтобы построить мир, в котором США будут играть ведущую роль, не тратя лишних ресурсов. США заинтересованы, чтобы их союзники не были для них обузой и развивались», - отмечает эксперт НИСИ.

А союзники, со своей стороны, платят тем, что они свободно развиваются в согласии с глобальными интересами США. «Материальные компенсации важны, например, при закупке вооружений и технологий. Но только ради них Pax Americana не создавался бы», - отметил господин Ижак.

Интерес США к союзникам честен. «США получают свой стратегическую выгоду, союзники - свою, если, конечно, без иллюзий понимают права и возможности союзных отношений. Это в идеале. Но и реальная ситуация ближе к идеалу, чем к антиутопии. Опыт Японии, Республики Корея, Австралии и Израиля это доказывает», - подчеркивает Алексей Ижак.

Что принес бы этот статус Украине?

Алексей Ижак: «Правила ВТО стимулируют слабые страны бесконечно покупать чужое дешевле, не создавая своего, которое может быть изначально дороже. Режимы нераспространения и контроля вооружений стимулируют слабые страны не разрабатывать и не создавать ничего, что представляло бы международный риск даже гипотетически. Членство в НАТО и статус основного союзника вне НАТО дает слабым странам определенный бонус от США, который позволяет разрабатывать и создавать свое. Но чтобы получить такой статус нужно продемонстрировать потенциал стать сильным, как это понимают США. Здесь есть определенный парадокс. Однако примеры стран, успешно восстановились после разрушений Второй мировой войны, доказывает, что он решаем.

Если пытаться получить статус основного союзника США для создания политического эффекта, как это делал Афганистан - все политическим эффектом и закончится. Если ставить целью стать сильнее в технологическом и военном плане, то статус основного союзника будет полезен до степени полезности для Японии и Израиля. Тогда, конечно, он кардинально приблизит и к НАТО. Вопрос в том, что сначала надо захотеть стать сильнее, приложить для этого значительные усилия и потратить значительные ресурсы. Статус основного союзника США вне НАТО дает широкие возможности, если для их достижения сам союзник прилагает усилия и вкладывает ресурсы».

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-