Андрей Мельник, Посол Украины в ФРГ
Мы вынуждены вести военную дипломатию
17.01.2022 16:30

Роль посла Украины в ФРГ, самой мощной и самой влиятельной стране ЕС, не только почетная и ответственная, но также и очень сложная. Особенно в период агрессии против Украины со стороны России, по отношению к которой у Германии особые сантименты. В такой ситуации Андрей Мельник воспринимает свою дипломатическую службу как своеобразную битву. Битва за интересы Украины.

Мы общались с господином послом накануне 30-летия дипломатических отношений между Украиной и ФРГ, а также за месяц до 7-й годовщины известной Минской встречи Нормандской четверки. Об этом, а также об ожиданиях от нового правительства Германии после первого месяца его работы, своих взаимоотношениях со СМИ и многом другом Андрей Мельник рассказал в интервью Укринформу.

НЕМЦЫ ХОРОШО ПОНИМАЮТ ХРЕСТОМАТИЙНЫЙ ПОСТУЛАТ, ЧТО "УКРАИНА - НЕ РОССИЯ" 

- Господин посол, 17 января исполняется 30 лет с момента установления дипломатических отношений между нашими странами. Если в нескольких фразах подвести итог, с чем мы подошли к этой дате?

- Если совсем коротко, то, по моему мнению, главным результатом является то, что мы не только раз и навсегда вернулись на политическую карту мира, но и воспринимаемся немецким обществом как действительно полноценное независимое государство, которое все чаще замечают, громкий голос которого все больше слышат, и которое реально воспринимают. Мы о себе действительно смогли мощно заявить: политическая элита Германии, журналистский бомонд, эксперты и в первую очередь – рядовые немцы знают, что существует Украина, которая имеет свои цели и уверенно прокладывает свой путь. Мы можем этим действительно гордиться.

Другой вопрос, всегда ли прислушиваются к нам в Берлине? Наибольшим, как по мне, вызовом является то, что Украину до сих пор не до конца понимают, немцы иногда считают, что ФРГ может себе легко позволить не считаться с нашими интересами как субъекта международной политики. Думаю, что в этом - наша главная недоработка последних 30 лет: мы еще не удосужились заявить о себе как о великой культурной европейской нации, как влиятельный субъект истории. А именно от этого в значительной мере зависит и политическое признание.

Нашей Независимости чуть больше трех десятков, а ведь в той же Германии мы давно, более 100 лет назад Украина имела в Берлине свою дипмиссию, которая достойно представляла наши интересы, – кстати, так же в адских условиях, когда нашу государственность пыталась уничтожить Россия.

Пока нашу историю будут рассматривать сквозь призму России или других колониальных держав - все наши справедливые политические требования будут наталкиваться на сдержанную реакцию

Только ленивый не говорит сегодня о культурной дипломатии, но реально мы как государство делаем недостаточно. Та же Германия, которой, согласитесь, не нужно рекламировать своих философов, писателей, художников, композиторов, тратит ежегодно по меньшей мере – только через бюджет МИД – более 1 млрд евро на продвижение собственного культурного наследия. Миллиард! Это составляет около 17% всего бюджета ведомства. А наши расходы на культурную дипломатию до сих пор едва дотягивают до 0,17%, то есть в относительных цифрах это в сто раз меньше. Хотя, на самом деле, должно было бы быть все наоборот.

Пока мы кардинально не изменим это положение вещей, пока шедевры украинских композиторов не станут неотъемлемой частью репертуара оперных театров и филармоний в Германии и мире, пока немецкие школьники не будут изучать наших писателей и поэтов, причем как классиков, так и современников, пока нашу историю будут рассматривать сквозь призму России или других колониальных держав – все наши справедливые политические требования будут наталкиваться на такую же сдержанную реакцию, как это, к сожалению, часто имеет место сегодня. Это очень взаимосвязанные вещи.

Итак, немцы нас видят как самобытную и действительно независимую нацию и государство, которое вызывает интерес или восхищение, но только сейчас, очень медленно начинают признавать украинцев как полноценного субъекта истории.

- А не воспринимают ли нас как объект международной политики в орбите интересов России? Присутствует ли еще такое восприятие?

- Остатки такого постколониального восприятия Украины в немецком обществе все равно нередко проявляются, к сожалению. Однако не в том плане, что мы зависимы от Москвы, вовсе нет, здесь, скорее, наоборот – есть очень четкое разграничение между Украиной и Россией. Хрестоматийный постулат Леонида Кучмы, что "Украина – не Россия", немцы на самом деле хорошо понимают, причем очень буквально. И это здорово.

Но меня реально выводит из себя, когда я до сих пор иногда читаю в немецкой прессе, что «Украина – это постсоветская республика».

ВОСЬМИЛЕТНЯЯ ВОЙНА В ДВУХ ЧАСАХ ЛЕТА ОТ БЕРЛИНА НЕ ЗАТРОНУЛА ЗА ЖИВОЕ НЕМЕЦКОЕ ОБЩЕСТВО

- Но, если быть честными, интерес к нам в последние годы вызван в основном сначала Майданом, а потом войной... Вы уже 7 лет работаете в Берлине, как меняется отношение немцев к нам?

- Вы правы: действительно, именно Майдан вызвал качественно новый всплеск интереса к Украине со стороны немецкого общества и политической элиты. И это прекрасно. Этот дух Революции Достоинства до сих пор присутствует в восприятии в ФРГ украинцев – несмотря на все потоки грязи кремлевской пропаганды, которая занимается дискредитацией нашего стремления к свободе.

Но вы так же, к сожалению, правы и в том, что последние годы именно развязанная Москвой война против Украины находится здесь в центре внимания общественности. Эта война, конечно, стала шоковым моментом и холодным душем не только для украинцев, но и для немцев, хотя этот шок постепенно притупляется, немецкая общественность привыкает к этому перманентному состоянию российско-украинской войны. И это на самом деле ужасно.

Ведь именно война если не блокирует, то точно тормозит движение Украины во всех стратегических треках настоящего признания, сдерживает нас в достижении главных целей – членства в НАТО («вряд ли возможно, пока продолжается вооруженный конфликт») и ЕС (схожая логика), а также в развитии экономики (попробуйте убедить немецких инвесторов вкладывать капитал в страну, которой Путин постоянно грозит новой интервенцией).

Именно поэтому эта российская война должна быть как можно быстрее остановлена.

- Что мы делали не так на внешнеполитическом, в частности, немецком треке? Германия 8 лет говорит, что стоит на нашей стороне; Меркель лично «продавила» в ночь с 11 на 12 февраля 2015 года комплекс мер по выполнению Минского протокола (поговаривают, что это она после 17 часов переговоров в Минске заявила, что никто из Нормандской четверки не выйдет из комнаты, пока документ не будет подписан), и вдруг оказывается, что правительство Меркель за нашей спиной блокирует получение нами оборонительного оружия от других стран по каналам НАТО и так далее... Видимо, мы ожидали от Берлина слишком многого и старались не замечать то, чего не хотели видеть?

- Ну, во-первых, давайте не будем драматизировать. Мы все время очень эмоционально воспринимаем такие новости.

- Но ведь зрада…

- Да, у нас любой чих – это сразу же зрада. И эта человеческая эмоция более чем понятна, когда ты полагаешься на своего друга, доверяешь ему почти слепо. А потом - бабах! При этом ты даже не задумываешься, что у этого друга свои прагматические интересы. И что они могут быть диаметрально противоположными нашим.

Это была наша в определенной степени наивность (и она, кстати, остается во многих случаях), когда мы считаем, что наши партнеры за нас все решат, причем в русле именно украинского видения. Мы делегируем другим мандат разруливать сложнейшие ситуации. В то же время мы иногда забываем, что имеем дело с одним из самых мощных государств, которое преследует собственные национальные интересы и имеет очень непростую историю, которая непосредственно касается также и Украины.

Инициатива Ангелы Меркель, с которой она выступила 7 лет назад, – это было действительно событие исторического масштаба. Германия сама решила сделать это, никто же ее не просил…

- А почему Меркель сделала это? Потому что Германия чувствовала свою ответственность в Европе как самая мощная страна?

- Госпожа экс-канцлер отошла от политических дел, и я хотел бы верить, что она об этом сама еще напишет книгу. Я думаю, мир бы выиграл, если бы госпожа Меркель издала свои мемуары.

В чем была ее мотивация, мы можем только догадываться. Думаю, что главным стимулом было, скорее всего, желание избежать полномасштабной войны в центре Европы, которая бы точно дошла и до самой Германии. Это был своего рода инстинкт предотвращения крупной глобальной катастрофы, избежания гуманитарной трагедии – с неизбежными последствиями также и для Берлина.

Как это ни парадоксально звучит, но немцев эта российская интервенция особо не задела, они в широком смысле не чувствуют, что эта кровавая война в самом сердце нашего континента до сих пор продолжается. Даже массового притока беженцев из Украины в ФРГ не было, хотя ими и пугали в начале местную общественность (речь шла реально о нескольких тысячах соискателей убежища, из которых, по нашим оценкам, около сотни его получили).

Поэтому, действительно, имеем абсурдную ситуацию: почти восьмилетняя российская война, которая в двух часах лета от Берлина день и ночь бушует на украинской земле, так и не затронула за живое немецкое общество, так и не задела его болевой нерв.

Итак, первая мотивация - все же предотвратить большую войну, локализовать ее. Тогда Меркель действовала в интересах Европы, Украины, но так же – и самой Германии. Использовав свои доверительные контакты с Путиным.

БЕРЛИН ТАКЖЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ТО, ЧТО ВСЕ МЫ ОКАЗАЛИСЬ ПЕРЕД РАЗБИТЫМ "МИНСКИМ КОРЫТОМ"

- И Францию привлекла…

- Французский президент Франсуа Олланд, думаю, был привлечен, потому что в одиночку такие масштабные вещи запустить было бы слишком трудно.

Этот немецко-французский тандем стал фактически первым серьезным тестом, насколько «европейский мотор» может не только быть успешным в политической или экономической сфере, но и сможет играть ключевую роль в безопасностной.

Можно, конечно, додумывать и другие мотивации, вспомнить, что госпожа Меркель в студенческие времена бывала на Донетчине. То есть, безусловно, были моменты, которые касались ее лично. Видимо, это тоже тогда сработало.

Наверное, добавились и симпатии к украинцам, которые боролись за свое достоинство, ведь еще совсем свежими были раны Майдана, сохранялся шок от блиц-аннексии Крыма. Не исключено, что канцлер руководствовалась и идеалистическими целями, чтобы действительно помочь, не дать Путину захватить еще больше территорий Украины, мы же хорошо помним ситуацию: летом – Иловайск, в январе 2015-го – Дебальцево, Донецкий аэропорт...

Поэтому, я думаю, что и альтруистические мотивы тоже имели место.

Возможно, это было спонтанное решение. И за эту мирную инициативу Меркель мы должны были бы быть, в принципе, благодарны. Хотя окончательные оценки, конечно, давать пока рано, потому что российская агрессия идет полным ходом, она ни на миг не прекратилась. Сейчас же пламя большой войны Кремля может вспыхнуть с новой силой.

Почему госпоже Меркель не удалось за эти семь лет довести дело до успешного завершения? На этот вопрос пока нет однозначного ответа.

- Ей и Нормандский саммит не удалось собрать до конца каденции, хотя очень хотелось…

- Для Ангелы Меркель последние месяцы ее каденции были – с точки зрения ее личного восприятия продолжающейся войны, - наверное, горькими. Путин ее в очередной раз обманул, пообещав организовать саммит Нормандской четверки. Не думаю, что госпожа Меркель до сих пор чувствует себя комфортно, понимая, что российский Левиафан и дальше угрожает уничтожить государственность Украины.

Именно Германия и канцлер лично играли ключевую роль все эти последние годы как единственный посредник – вместе с Парижем. А потому Берлин также несет ответственность за то, что мирные переговоры в Нормандском квартете зашли в тупик, за то, что все мы оказались перед разбитым «минским корытом». Не американцы и не британцы осуществляли ежедневный кризисный менеджмент.

Поэтому, видимо, имела место определенная наивность с нашей стороны, что Украина слишком полагалась на гений немецкого ума. Хотя мы видели с первых же дней, что Минские договоренности - очень противоречивы, и реализовать этот документ именно так, как он был сформулирован, станет настоящим сизифовым трудом.

НОРМАНДСКИЙ ПРОЦЕСС НАЧАЛ ПРОБУКСОВЫВАТЬ ПОСЛЕ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ РОССИИ В СИРИИ

- Меркель неоднократно повторяла, что украинское урегулирование является для нее личным делом. Со стороны нового правительства уже звучало, что Германия чувствует особую ответственность за Нормандский формат. Однако насколько, по вашему мнению, новая власть будет заинтересована продолжать свое медиаторство?

- Хотя Нормандский формат и не упоминается в коалиционном соглашении, новое правительство с первых же дней сигнализировало, что Берлин готов предпринять дополнительные шаги для реанимации этой важной переговорной площадки. И это на самом деле хорошая новость. В то же время при этом нельзя игнорировать негативный опыт прошлого. Поскольку Германия решилась "разрулить" не просто какой-то там вооруженный конфликт: речь идет о самом большом военном вызове для безопасности в Европе и мире после Второй мировой войны, прямой стороной которого впервые является постоянный член СБ ООН с правом вето.

Германия не могла не понимать, что речь идет о высшем пилотаже дипломатического искусства, настоящей «бундеслиге международной политики». И когда говоришь «А», то надо предусматривать и «Б» и «В», чтобы довести дело до успешного конца.

Ведь то, что Нормандский процесс начал пробуксовывать, топтаться на месте, стало понятно – по крайней мере для меня лично – еще осенью 2015 года, сразу после того, как Россия осуществила масштабную военную интервенцию в Сирии. Именно тогда Лавров прямо за нормандским столом переговоров хвастался, что ему только что позвонил госсекретарь США Керри, что, мол, Россия снова в игре. Именно с того момента, как Россия начала сирийскую военную кампанию, и начался крупный российско-американский стратегический торг.

И с тех пор все, что происходило в формате Норманди, начало становиться все более формальным. Исчезло ощущение, что РФ действительно заинтересована в выполнении Минских соглашений. Не думаю, что и сами посредники в нормандской четверке не заметили, что вся положительная динамика в один момент изменилась. Я хорошо помню все эти многочисленные встречи и переговоры в Берлине в течение 2015 года, едва ли не каждые две недели, ту атмосферу, которая царила, когда Россия была буквально зажата в угол, вынуждена была маневрировать, что-то предлагать, договариваться. Реально шли полноценные переговоры. После вторжения в Сирию сам процесс формально остался, но момент был упущен. Почему Германия, которая не могла не чувствовать всего этого, не скорректировала курс своей посреднической миссии, сказать трудно…

- В Германии был кризис беженцев в этот момент, которых, кстати, Меркель запустила в страну ни с кем не посоветовавшись, на волне эмоций…

- Но ведь это все взаимосвязано. Откуда прибыли все сотни тысяч беженцев? Львиная доля - именно из Сирии, где Россия начала новую масштабную кровавую войну. Думаю, со временем еще появятся инсайдерские данные, которые выведут на поверхность все то, что до сих пор остается скрытым.

Кстати, многие из немецких обозревателей считают, что именно этот кризис с беженцами и стал началом конца политической эры Меркель.

Все эти события имели, очевидно, негативное влияние и на Нормандский формат, который очень часто работал на холостом ходу.

Что будет дальше, еще, наверное, рано говорить. Вряд ли Нормандскую четверку «забыли» упомянуть в коалиционном договоре чисто «случайно». Ведь у нового правительства есть понимание, что успешное продолжение этой посреднической миссии неизбежно будет означать и кардинальное изменение и стратегии, и тактики, должно предусматривать гораздо более наступательный, проактивный, жесткий курс в отношении Кремля, чем это было во времена Большой коалиции (ХДС/ХСС и СДПГ – авт.).

У НОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ГЕРМАНИИ ЕСТЬ ШАНС ДОСТИЧЬ ПРОРЫВА В НОРМАНДСКИХ ПЕРЕГОВОРАХ

- Но ведь канцлер Шольц уже много раз повторил, что нужно реанимировать формат, и даже анонсировал, правда, неконкретно, встречу в ближайшее время…

- Безусловно, эта новая риторика нового канцлера Олафа Шольца и нового руководителя МИД Анналены Бербок является положительной. Хорошо, что Норманди, по крайней мере на словах, живет. Внутреннее ощущение того, что Германия должна что-то делать, есть - это факт. Но что из этого получится – все равно что гадать на кофейной гуще. Потому что фактом является и то, что позиция россиян не изменилась ни на йоту. Желание Путина лично садиться за стол переговоров в Нормандском формате отсутствует.

В минувший понедельник в Киев впервые за все эти 7 лет именно по личному приглашению главы Офиса президента Андрея Ермака приехали оба внешнеполитических советника - канцлера ФРГ Йенс Плетнер и президента Франции Эмманюэль Бонн. Это очень хороший сигнал. Потому что их предшественники так ни разу и не были в Украине, сколько мы их ни убеждали.

Ну, согласитесь: как можно вообще вести столь сложные и деликатные переговоры, когда сами посредники не были ни в Киеве, ни на Донбассе, не почувствовали страшный дух войны, те настроения, которые царят на Востоке на линии разграничения…

В Москве они, кстати, бывали и до этого.

Вопрос в том, удастся ли новому правительству в Берлине что-то изменить? Несмотря на все обстоятельства, я убежден, что шанс достичь прорыва в переговорах действительно есть. Канцлер Шольц, который начинает формировать свои приоритеты во внешнеполитической сфере, мог бы проявить новую стратегическую инициативу, новое лидерство и сделать не просто больше, а намного больше по сравнению с предшественницей. Не в последнюю очередь и потому, что пострадали также немецкие интересы. Трудно представить, насколько эта тема может быть болезненной для Германии – войти в историю как государство, провалившее посредническую миссию, которую само же инициировало.

"СЕВЕРНЫЙ ПОТОК-2" БУДЕТ ОСТАВАТЬСЯ РАЗДРАЖИТЕЛЕМ ДЛЯ ПРАВЯЩЕЙ КОАЛИЦИИ В ГЕРМАНИИ

- Германия не так давно получила новое правительство. Понятно, что первые зарубежные контакты были со странами - стратегическими партнерами. Есть ли на сегодня хотя бы приблизительный план взаимных визитов на высоком и самом высоком уровне между нашими двумя странами?

- Мы активно работали над этим еще в процессе образования нового правительства. Есть четкое понимание того, чтобы наш президент Владимир Зеленский еще в этом году посетил Берлин. Надеюсь, что и канцлер Шольц осуществит как можно скорее свой первый визит в Украину.

Министр Анналена Бербок посещает 17 января Киев, и только после четкого согласования единой переговорной позиции – полетит в Москву.

Первый зарубежный визит одного из руководителей МИД ФРГ – государственного министра Тобиаса Линднера – состоялся именно в Украину, уже на девятый день после образования новой коалиции в Берлине. Это тоже положительный сигнал.

Я уже упоминал визит дипсоветника канцлера Плетнера. Одним словом, этот политический год точно будет очень и очень насыщенным.

- Во главе правящей коалиции стоят социал-демократы, известные своим «особым видением» российской политики, не будем забывать и о бывшем канцлере Герхарде Шредере... "Зеленые", которые до вхождения в коалицию высказывались с гораздо большей критикой по отношению к Кремлю, сейчас "притормозили" свою риторику. Чего стоит ожидать Украине от коалиции «Светофор» с учетом того, что мы видели за первые полтора месяца ее работы? Высказываются предположения, что украинско-российский блок вопросов может сильно пошатнуть ее. Не сдадут ли свои позиции наши самые большие друзья в коалиции, "Зеленые", ради сохранения власти?

- Первый месяц подтверждает, к сожалению, это наблюдение. На данном этапе сохранение коалиции и нормального ее функционирования является наибольшим приоритетом для всех трех партий (эсдеки, «Зеленые» и либералы – авт.).

Для нас это очень горько слышать, ведь это уже сейчас проявляется в целом ряде ключевых для Киева тем, прежде всего относительно судьбы «Северного потока-2». Этот проект был сознательно вынесен за скобки коалиционного соглашения именно ради того, чтобы ее не раскалывать.

А ведь это уже проявятся едва ли не каждый день. Здесь позиции отдельных правящих партий реально остаются кардинально противоположными. Сертификацию проверяет независимый регулятор – Федеральное сетевое агентство, это чисто технический процесс, но, боюсь, что и в дальнейшем избегать четких политических оценок и ответственности за судьбу этого инструмента путинской политики вряд ли не удастся. Тем более, что сам процесс уже растягивается на месяцы.

Следовательно, эта тема точно продолжит быть раздражителем для работы коалиции.

- Сертификация «Северного потока-2» не завершится, скорее всего, до лета. Европа напугана скачком цен на энергоносители, россияне предлагают пустить газ хоть сегодня. И все постоянно задают вопрос, готов ли Берлин остановить проект в случае агрессии – в соответствии с июльским 2021 года немецко-американским соглашением, на который немецкие политики упорно избегают ответа.

- Действительно, до сих пор никто из нового руководства ФРГ не сказал открыто, что если Россия начнет новую большую войну против Украины, то «Северный поток-2» будет полностью снят с повестки дня. Имеют место лишь деликатные намеки, и все это делается этаким эзоповым языком. На это мучительно и горько смотреть.

Поскольку ситуация с прошлого лета, когда и была подписана соответствующая немецко-американская договоренность, изменилась на 180 градусов. Тогда еще не было сотни тысяч российских войск вдоль наших границ и в Крыму, не было этого нового путинского трека, направленного поставить с ног на голову всю послевоенную архитектуру безопасности в Европе и мире.

Некоторые считают, что тогда тот компромисс, заключенный, кстати, за спиной Киева, еще мог быть чем-то оправдан. Сейчас же ставки подняты Россией настолько высоко, что продолжать игнорировать тему «Северного потока-2» означает и в дальнейшем игнорировать легитимные интересы Украины и других восточноевропейских государств.

Можно прогнозировать, что этот вопрос будет одним из наиболее острых для новой коалиции.

Шансы на то, что будет какой-то большой реальный прорыв, еще есть, кстати. Но они очень мизерные.

ИМЕЕМ ЗАВЕРЕНИЯ, ЧТО ПРИ НОВОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ФРГ СДВИНЕТСЯ СОТРУДНИЧЕСТВО С УКРАИНОЙ ОТНОСИТЕЛЬНО ВОДОРОДА

- Согласно условиям того же июльского соглашения между ФРГ и США, Германия обязалась помогать нам развивать возобновляемые источники энергии. Правда, обещанные суммы не сильно впечатляют. Говорилось также о сотрудничестве относительно водорода. Есть ли уже какие-то конкретные шаги в этом направлении? Анонсируя визит Бербок, ее спикер упомянул, что она будет говорить об этом в Киеве.

- Это, кстати, тоже еще один очень большой вопрос. Пока нет ничего конкретного.

Буквально на днях состоялась первая встреча представителей украинской стороны с парламентским госсекретарем Кришером в министерстве экономики и защиты климата, возглавляемом председателем «Зеленых» Робертом Габеком. Имеем заверения в том, что новое правительство в конце концов сдвинет с мертвой точки этот процесс.

До этого все шло реально очень туго. Еще в августе 2020 года нами было инициировано и формально начато двустороннее энергетическое партнерство. Но реально, например, на водородном треке мы особо не продвинулись, несмотря на все наши дипломатические усилия. Мы так и не почувствовали того, что в Берлине готовы рассматривать взаимодействие с Украиной в области зеленой энергетики в качестве стратегического приоритета.

Буквально до последних дней каденции предыдущего правительства мы едва не бились головой о стенку, но нам так и не удалось сдвинуть этот вопрос с места. Надеемся, что новое "светофорное" правительство кардинально изменит этот подход.

- С двусторонним товарооборотом все выглядит вроде лучше. Несмотря на пандемию, украинский экспорт в Германию в прошлом году рос. Каковы последние данные?

- Статистики за весь год пока нет. За первые 9 месяцев наш объем торговли товарами и услугами увеличился на 16,4% до 7,3 млрд долларов США, при этом украинский экспорт в Германию вырос на 40% до 2,5 млрд долларов США.

Рост инвестиций за первую половину 2021 года составляет более 533 млн долларов: это как новые инвестиции, так и реинвестированный доход.

Всего в Украине на сегодня работает более 3400 немецких компаний, которые уже создали около 60 тысяч рабочих мест.

МЫ ВЫНУЖДЕНЫ ВЕСТИ ВОЕННУЮ ДИПЛОМАТИЮ, ПОСКОЛЬКУ РЕЧЬ ИДЕТ О ВОПРОСАХ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

- Второй год подряд Посольство Украины в ФРГ заняло первое место в списке «наиболее продуктивных в представлении и защите интересов Украины за рубежом» отечественных диппредставительств, который составляют 104 ведущих эксперта и журналиста. Я поздравляю вас и полностью согласна с оценкой. Вы, без сомнения, медийно самый активный иностранный посол в Берлине. Часто ли вы слышите упреки или "советы" от немецких официальных институтов быть "менее громким"?

- Все привыкли, что дипломатия должна быть тихой, кулуарной, закулисной. На самом деле, она таковой и является. Также и в Берлине.

И эту классическую дипломатию никто не отменял: наоборот, именно сейчас мы ежедневно проводим немало доверительных встреч, на которых силой аргументов и эмоций очень четко разъясняем позицию Украины и пытаемся заручиться поддержкой Германии. Все это, поверьте, происходит нон-стоп, мы не живем, как это кому-то может показаться, в каком-то медийном пузыре.

Но уже почти восемь лет Россия ведет войну против Украины. Это ставит также и перед отечественной внешнеполитической службой беспрецедентные вызовы. По сути, мы вынуждены вести новую военную дипломатию, прежде всего в Германии, которая играет ключевую роль для прекращения российской агрессии. Поскольку для нас критически важно перетянуть на свою сторону немецкую общественность, сделать ее нашим главным союзником, чтобы усилить общественное давление на правительство ФРГ по тем вопросам, где официальный Берлин, к сожалению, до сих пор занимает сдержанную позицию: речь идет и о признании перспективы вступления Украины в ЕС и продвижении нашего членства в НАТО, и о предоставлении оборонительного вооружения, и о более наступательных посреднических усилиях ФРГ в Н4, и об остановке «Северного потока-2», и об исторической ответственности Берлина перед украинским народом за преступления нацизма, и о признании Голодомора. И о многих других острых темах. Конечно, вся эта наша медийная активность в Берлине часто мозолит глаз правящим элитам, потому что нередко наступаешь при этом на болезненные мозоли.

Поэтому не удивительно, что мои многочисленные интервью и комментарии для немецких СМИ (а их количество перевалило за 700, охватив огромную аудиторию – более 1 млрд читателей или слушателей), мягко говоря, не всегда вызывают восторг и еще реже энтузиазм и положительные эмоции в политическом Берлине. Когда подобные вопросы ты поднимаешь на закрытых встречах и наши позиции не совпадают, то наши немецкие партнеры вежливо выслушивают ту или иную просьбу Киева, кивнут головой, мол, мы вас услышали... и ничего не делают. Когда же эти вопросы звучат в прессе, то официальные факторы вынуждены реагировать, объяснять, почему Украине так упорно отказывают, например, в предоставлении оборонительного вооружения. Причем объяснять не только нам, но и всему обществу, публично.

Не могу раскрывать всех секретов, скажу лишь, что мне лично не раз и не два в Берлине не просто деликатно намекали, но и часто открытым текстом очень настойчиво «советовали» нашу медийную составляющую дипломатии немножко притормозить и свернуть. Мол, так не стоит действовать. Иногда напрямую жалуются в Киев, и это тоже бывает.

Но главное - у нас есть полный карт-бланш и доверие со стороны руководства государства. Поэтому мы не собираемся останавливаться. Это и есть ответ нашим немецким друзьям, который их не очень радует: мы вынуждены вести военную дипломатию, потому что по-другому действовать мы не можем. Ведь речь идет о вопросах жизни и смерти, быть или не быть.

Именно в Германии я по-настоящему почувствовал, что масс-медиа – это действительно четвертая ветвь власти. Без всякого преувеличения.

Сразу же скажу, что при этом мы никогда не переходим никаких «красных линий», действуем исключительно в рамках существующих правил, никогда не злоупотребляем свободой прессы и слова, однако используем все доступные инструменты, которые у нас есть в наличии. Ведь мы не можем себе позволить привлекать чемоданы с миллионами евро, чтобы нанять лоббистов, которые бы делали за нас нашу работу в кулуарах.

ХДС/ХСС В ОППОЗИЦИИ СМОГУТ СДЕЛАТЬ ДЛЯ УКРАИНЫ НЕ МЕНЬШЕ, А МОЖЕТ И БОЛЬШЕ, ЧЕМ КОГДА БЫЛИ У ВЛАСТИ

- А с кем из нынешней власти вы уже встречались в кулуарах?

- Мы начали очень активную кампанию налаживания контактов со всеми новоизбранными членами Бундестага (кроме крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), с которой мы прекратили какое-либо общение). Каждому из 709 депутатов – за исключением АдГ - я направил личное письмо-приветствие с предложением встретиться. Приятно, что значительное большинство сразу откликнулись, поэтому график моих контактов с новыми парламентариями расписан по дням на месяцы вперед.

Среди недавних важных встреч – с новоизбранным президентом Бундестага госпожой Барбель Бас (социал-демократ), государственным министром МИД, членом Бундестага Тобиасом Линднером и уже упомянутым госсекретарем Минэкономики Оливером Кришером (оба – «зеленые»), руководством фракции либералов, которая также входит в правящую светофорную коалицию.

Но так же мы поддерживаем очень тесные контакты и с крупнейшей оппозиционной фракцией – блоком ХДС/ХСС. Это - отдельный важный трек. Чем он для нас интересен? Во-первых, они еще месяц назад сами были у власти, определяя десятки лет судьбу Германии; они имеют опыт, экспертизу, понимание, они видят ошибки, которые допускает новое правительство.

Во-вторых, думаю, что с уходом госпожи Меркель с политической авансцены христианские демократы точно смогут сделать для Украины не меньше, а может и больше, чем до этого. Например, первые же внешнеполитические пленарные дебаты в Бундестаге нового созыва, которые состоялись на следующий день после назначения правительства 9 декабря и были посвящены именно Украине и новой угрозе российского вторжения, нам удалось организовать именно благодаря нашим друзьям-консерваторам. Уже до конца января будет избран новый председатель партии, скорее всего им станет Фридрих Мерц, с которым нам еще предстоит установить тесный, доверительный контакт. Мы настроены очень оптимистично.

У Германии на руках все козыри, чтобы сыграть действительно историческую роль и сделать возможным членство Украины в Евросоюзе и НАТО

Возвращаясь к вашему вопросу о том, чего не удалось достичь в Берлине, приходится признать, что мое намерение наладить как можно больше контактов с рядовыми депутатами предыдущей так называемой большой коалиции (ХДС/ХСС-СДПГ), прежде всего с теми, кто не занимается внешней политикой, сформировать минимальный консенсус и затем благодаря этим голосам скорректировать базовый курс ФРГ относительно стратегических для Киева тем – членства в НАТО и ЕС, не сработало. Канцлер Меркель не допустила от него никаких отклонений. Это стало определенным разочарованием, хотя, конечно, я ни на секунду не жалею, что все эти контакты – речь идет о сотнях депутатов, с которыми удалось установить личную доверительную связь, состоялись. Ведь значительное их большинство были переизбраны и вошли в новый состав Бундестага. Роль оппозиции будет не менее, а может, и более важной. И не надо забывать, что новые выборы состоятся менее чем через 4 года, все меняется очень быстро.

Это реально большая шахматная партия.

Для нас главное, чтобы украинский интерес лучше понимали, чтобы наш голос слышали и действовали. У Германии на руках все козыри, чтобы сыграть действительно историческую роль и сделать возможным членство Украины в Евросоюзе и НАТО.

Мы сохраняем оптимизм и с новыми силами работаем над корректировкой стратегических линий Берлина.

Ольга Танасийчук, Берлин

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-