Никита Потураев, глава комитета Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики
Объем преподавания русской литературы должен быть сокращен до тех произведений, которые действительно являются частью сокровищницы мировой культуры
20.04.2022 11:01

Комитет Верховной Рады по вопросам гуманитарной и информационной политики, который возглавляет Никита Потураев, занимается наиболее уязвимыми в условиях войны сферами общественной жизни: культурой, медиа, религией и т.д. О масштабах разрушений агрессором объектов культурного и исторического наследия, о планах государства по их восстановлению, о вероятности запрета деятельности Московского патриархата в Украине и о том, почему нужно провести ревизию предмета русская литература в учебных программах украинских образовательных заведений Никита Потураев рассказал в интервью Укринформу.

РЕШЕНИЕ ОБ ИНТЕГРАЦИИ УПЦ (МП) В ПЦУ ДОЛЖНО ПРИНЯТЬ СВЯЩЕНСТВО

– В Верховной Раде зарегистрирован законопроект о запрете Московского патриархата на территории Украины. Комитет ВР по гуманитарной и информационной политике определен главным для рассмотрения документа. Вы уже начали работать над ним?

– В Верховную Раду подан не один такой законопроект. Рассмотрение еще не начинали. Но мое отношение очень простое. Я считаю, что сейчас государство не должно вмешиваться в эти процессы.

Мы видим, что сейчас происходит среди священства Украинской православной церкви Московского патриархата. На мой взгляд, эти процессы естественны. Они начинаются и с человеческих позиций, и с религиозных. Мы видим, насколько резки оценки того, что происходит в Русской православной церкви. В частности, действий лично московского патриарха Кирилла.

Я считаю, что не дело государства – вмешиваться в эти процессы. Они начались и должны прийти к логическому завершению сами. Это мое мнение. Я его не скрываю и при рассмотрении в комитете буду оперировать именно такой аргументацией.

– К вам обращались религиозные организации в связи с появлением законодательных инициатив о запрете УПЦ (МП)?

– Нет, никто не обращался.

– По вашему мнению, окончательная интеграция Украинской православной церкви Московского патриархата (МП) в Православную церковь Украины возможна?

– Это должно быть решение священства и прихожан. Государство не должно влиять на это. В УПЦ есть очевидные пути определения своей дальнейшей судьбы: либо она станет самостоятельной, то есть полностью отделится от Московского патриархата, либо воссоединится с Православной церковью Украины. Оба пути возможны.

Для меня, как гражданина и христианина, главное, чтобы со стороны представителей этой церкви слышать жесткое осуждение кремлевского нацистского режима, позиции Русской православной церкви – вплоть до призывов организовать так называемый суд древних церквей над патриархом Кириллом. Это звучит от священства УПЦ (МП). Еще в прошлом году это было бы невозможным. Но не может христианин спокойно принимать то, что делает государство-террорист россия в Украине, а его действия еще и благословляются РПЦ. Конечно, ни с человеческих позиций, ни с христианских это неприемлемо.

– Как известно, религиозные общины, которые подчинялись УПЦ (МП), делают заявки о переходе в ПЦУ. Сейчас это не массовое явление, но все же процесс продолжается. Вы знаете, сколько таких заявок было подано с начала полномасштабной русско-украинской войны?

– Количество заявок резко увеличилось по сравнению с предыдущими годами. Боюсь ошибиться, но точно могу сказать, что более двухсот. Это – буквально в течение одного месяца.

ГОСУДАРСТВО РАБОТАЕТ НАД ОТДЕЛЬНОЙ ПРОГРАММОЙ ПОСЛЕВОЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ УКРАИНЫ

– Сколько церквей и других религиозных зданий повреждено в результате боевых действий?

– Трудно сказать. Еще считаем. К сожалению, много. Счет точно идет на десятки. Среди них и старые храмы, являющиеся памятниками истории, культуры, архитектуры. К сожалению, они тоже пострадали. В ряде случаев – достаточно серьезно.

– А что касается памятников культурного наследия?

– В Мариуполе утрачено все. В Киевской области уничтожен Музей Марии Примаченко. Люди, рискуя жизнью, спасали ее картины из пламени. Это героизм! Счет утраченных памятников идет на десятки. Если взять еще библиотеки, то там будет уже около сотни, или даже больше.

– Разрушенные объекты можно будет восстановить?

– Мы над этим работаем. И видеосовещания с министрами проходят, и очно встречались в Министерстве культуры и информационной политики с Александром Ткаченко, и в телефонном режиме обсуждаем это.

Мы понимаем, что это должна быть отдельная программа, о которой уже и министр говорит, и Евгения Кравчук (заместитель главы Комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики ВР — ред.) поедет в командировку в ПАСЕ, где будет поднимать этот вопрос на европейском уровне. В ПАСЕ уместно обсуждать, чтобы европейские партнеры помогли нам профинансировать отдельную программу, направленную на восстановление культурной сферы.

В городах, находившихся под временной оккупацией, утрачено очень многое. Русские громили библиотеки, жгли украинские книги. Мы потеряли много библиотечных фондов, многие здания. Захватчики разрушали общественные культурные центры, сжигали музыкальные инструменты или похищали их – они уничтожают все, как саранча.

По предварительной информации известно, что в некоторых краеведческих музеях, которые находились или продолжают находиться на временно оккупированных территориях, похищены ценные экспонаты. Были украдены картины Куинджи, Айвазовского. Непонятно, похители ли это для своих музеев или для продажи на «черных рынках». Нам еще предстоит тщательно подсчитать потери в культуре.

На самом деле, все сферы пострадали, но культура наиболее уязвима во время войны. Кинопроизводство, телепроизводство, книгоиздание… Трудная ситуация.

Также с медиа очень сложная ситуация. К примеру, региональные медиа. Упал рекламный рынок. У нас на днях (18 апреля – ред.) было совещание с Национальным советом по телевидению и радиовещанию. Они предложили законопроект. Я надеюсь, что в ближайшее время мы рассмотрим этот документ. Люди обращаются с проблемой отсутствия средств на продление лицензии. Мы хотим пойти навстречу и разработать совместно с Нацсоветом механизм, позволяющий продлевать лицензию с отсрочкой оплаты. Люди работают. Региональные медийщики вообще часто работают без зарплат. Они просто выполняют свой долг, информируя людей. Это очень важно и ценно.

В принципе, у нас есть предварительное понимание, сколько нужно средств на восстановление.

– Можете сказать ориентировочную сумму?

– Не буду забегать наперед. Это много денег. Будем обращаться к западным, в первую очередь европейским партнерам, потому что без их помощи будет очень тяжело.

НЕОБХОДИМО ПРОВЕСТИ РЕВИЗИЮ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В УЧЕБНЫХ ПРОГРАММАХ

– В некоторых регионах улицы, названные в честь известных российских деятелей, переименовываются, памятники демонтируются. Сейчас подобные решения принимаются на уровне местных советов. Возможно, парламент, в частности, гуманитарный комитет, более комплексно работает над вопросом «деросиизации» Украины?

– На мой взгляд, на уровне местных властей это решается достаточно эффективно. Комитет сейчас рассматривает более актуальные вопросы. В частности, пакет законов о дополнительной защите детей, в том числе оказавшихся в оккупации. Его нужно срочно принимать.

Так же срочно нужно было доработать законодательство, признающее Россию государством-террористом и дающее определение новейшей неонацистской символики. Наш закон уже принят, но в пакете был еще один, устанавливающий ответственность за использование этой символики. Над ним работает правоохранительный комитет.

Также сейчас есть предложение, требующее доработки по эфиру украинских радиостанций. Это касается окончательной деросиизации украинского радиоэфира.

Я думаю, что в этих процессах нужно будет проанализировать опыт местных властей. И, возможно, предпринять соответствующие шаги на уровне национального законодательства.

Два дня назад (18 апреля – ред.) смотрел видео на youtub-канале "Твоя Подпольная Гуманитарка". Я полностью согласен с одним из авторов этой программы, Остапом Украинцем, который привел убедительную аргументацию по поводу нецелесообразности пребывания в украинских городах, на улицах, площадях, в парках, памятников деятелям российской культуры. Тем более в случае, если эти деятели не имели никакого отношения к Украине и украинской культуре. Мы можем еще дискутировать о вкладе небольшого количества деятелей русской культуры в мировую культуру. Но я согласен с Остапом Украинцем в том, что эти памятники стоят в наших городах или поселках не из-за весомого вклада в мировую культуру, а потому, что они являются манифестацией имперской оккупации Украины.

Мы об этом поговорим с коллегами в комитете, с общественностью, со специалистами. Я считаю, если это потребуется на общенациональном законодательном уровне, это нужно сделать. Ибо, какие могут быть связи со страной, объявляющей себя правопреемницей имперской россии, ссср, и вторгается, чтобы совершить акт геноцида против украинского народа?

– Если говорить о перспективе послевоенного будущего, то как быть с русской литературой в учебных программах?

– Это вопрос для профессиональной дискуссии. Здесь не должны эмоции перевешивать здравый смысл. На мой взгляд, объем преподавания русской литературы должен быть сокращен до произведений, являющихся действительно частью сокровищницы мировой культуры, и носящие гуманистический характер.

У нас в последние годы шел процесс увеличения объема преподавания украинской литературы в учебных заведениях. Таким образом, школьники и студенты значительно глубже изучали украинскую культуру, литературу, чем это было в советское время. Но я считаю, что у нас все равно был непропорционально высокий процент русской литературы, которая может быть легко заменена не менее, а даже более весомыми для мировой цивилизации произведениями писателей из разных стран, среди прочего из Азии - Японии, Китая, Индии. Там же большие пласты, которые у нас не изучаются! И великие произведения, которые можно месяц читать и разбирать.

Это моя любимая тема, потому что я филолог по первому образованию. Я знаю, сколько всего у нас интересного вне школьной программы, какое богатство у нас вне школьной программы. Есть сложные произведения, но есть и такие, которые можно изучать в школе. Это точно придаст нашим школьникам более широкое мировоззрение, новые идеи, знания, критическое мышление. Мы все-таки европейская страна. Надо шире смотреть на мир.

Я считаю, что нужно провести ревизию. Здесь не о чем спорить. Но это должна быть профессиональная работа. Я точно не претендовал бы, даже имея соответствующее образование, на то, чтобы вмешиваться в составление курсов литературы для школьников. Этим должны заниматься профессиональные педагоги.

ПРОЦЕСС РАССМОТРЕНИЯ ЗАЯВКИ НА ВКЛЮЧЕНИЕ УКРАИНСКОГО БОРЩА В СПИСОК КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЮНЕСКО ПРОДОЛЖАЕТСЯ

– В течение веков россия пытается присвоить себе заслуги выдающихся украинских художников. Среди них – писатели Николай Гоголь (родился на Полтавщине), Михаил Булгаков (родился в Киеве), художники Илья Репин (родился на Харьковщине), Казимир Малевич (родился в Киеве). Российская пропаганда в этом контексте настолько мощная, что определенный процент украинцев считают, что у этих художников действительно русское происхождение. Как можно побороть этот миф?

– На самом деле ничего сложного в том, чтобы это побороть, нет. Внутри своей страны это вопрос школьного курса по истории и литературе. У нас в отличие от россиян правдивые учебные пособия.

Мы знаем, что Булгаков действительно выдающийся писатель, живший в Киеве, это его родной город, но взгляды у него были имперские. Он не был сторонником независимой Украины, но это не мешает нам им гордиться. Или Игорь Сикорский – наш величайший авиаконструктор, который был абсолютным имперцем, но это не мешает нам его уважать. Внутри страны – это вопросы образования. Мы должны знать свое наследие и кто его создавал.

Извне – это должна быть целенаправленная работа на уровне контактов между министерствами, на уровне предложения, чтобы в школьных и университетских курсах за границей были расставлены правильные акценты, соблюдены исторические факты. Не навязывать, а просто акцентировать внимание на том, чтобы не забывали, что эти люди являются украинцами. Гоголь – это украинец. Сикорский – это украинец. Булгаков – это украинец по происхождению.

На самом деле таких случаев очень много. Например, Николай Корнейчуков – Корней Иванович Чуковский – аналогичная история. Одессит. Даже не Корнейчуков, а Корнейчук. Это же русифицированная фамилия. Неизвестно, как она на самом деле писалась. Он украинец. По крайней мере, наполовину – точно. Таким образом, выдающийся советский писатель или все-таки украинский?

– Впрочем, россия пытается присвоить не только художников, но еще и национальные блюда. Наверное, самая болезненная тема – украинский борщ. Недавно представитель министерства иностранных дел россии захарова обвинила украинцев в экстремизме и ксенофобии из-за того, что Украина якобы присвоила себе украинский борщ и "не хотела им делиться". Весной прошлого года Украина номинировала борщ в список наследия ЮНЕСКО, чтобы навсегда закрыть тему национального происхождения блюда. Как развивается этот процесс?

– Процесс с признанием в ЮНЕСКО продолжается. Я точно знаю, что это не через месяц решается. В свое время участвовал в процессе получения статуса нематериального наследия для петриковской росписи. Это происходило больше года. Я надеюсь, что у нас очень большой шанс получить такой статус для борща.

Кроме того, мы зарегистрировали проект постановления о Дне украинского борща. Я надеюсь, что мы вскоре примем его, потому что запланировали отмечать этот праздник во вторую субботу сентября.

Постановление наработано не просто так. Мы совещались с представителями гостиничного, ресторанного бизнеса. Долго искали наилучшую дату. Определили такую, которая фактически выпадает на завершение туристического сезона. День украинского борща может стать одной из туристических аттракций, которые будут привлекать туристов. Предполагается, что украинские рестораторы, отельеры будут устраивать какие-то фестивальные мероприятия, а туристические операторы будут использовать это в своих программах. Мы верим, что в нынешнем году победим, и к нам будут приезжать туристы.

Борщ – это уникальное украинское блюдо. Он уникален тем, что у каждого региона имеются свои отличия в приготовлении. Даже в одном регионе могут быть некоторые отличия. Это блюдо – своеобразный гастрономический аттракцион, в том числе для украинцев. У нас общее представление, что такое борщ, но как патриот родного края я могу сказать, что полтавский борщ отличается от днепровского, например. Борщи, которые готовят в Тернопольской, Львовской, Ивано-Франковской, тоже отличаются. Множество отличий.

– Месяц назад гуманитарный комитет обратился к президенту Украины по поводу лишения почетных званий "народный артист Украины" и "заслуженный артист Украины" Баскова, Бортко, Горелла, Киркорова, Игоря Крутого, Каролины Куек (Ани Лорак), Светланы Лободы, Таисии Повалий. Когда это может произойти?

– Мы с членами комитета понимаем нагрузку президента, но уверены, что он рассмотрит наше предложение, как только у него будет свободное время.

ВОПРОС ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО ТЕЛЕМАРАФОНА ТРЕБУЕТ УРЕГУЛИРОВАНИЯ

– 4 апреля 2022 года представители Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения (Концерн РРТ) выключили вещание телеканалов «Прямой», «5 канал» и «Эспрессо» в цифровой сети Т2. По каким причинам?

– Я считаю, что это произошло потому, что есть вопросы, касающиеся организации общенационального телемарафона. К организации марафона нужно подойти более взвешенно, чтобы все каналы, желающие присоединиться к общему информационному проекту, нашли там место.

Кстати, на вчерашней видеовстрече с членами Нацсовета по телевидению и радиовещанию обсуждали этот вопрос. Я думаю, что у нас скоро будет общая законодательная инициатива для урегулирования этих вопросов.

Следует понимать, что каналы полностью не отключены. Они продолжают спутниковое вещание, продолжают вещание в YouTube. Я недавно участвовал в эфире "5 канала", например. Надо четко с этим марафоном разобраться.

В сущности, выключить каналы мог только Концерн. Нацсовет ни единого решения по этому поводу не принимал. Напротив, ему сейчас придется разбираться. Законопроект, о котором я уже упоминал, позволит с этими вопросами разобраться.

На самом деле, марафон – это изменение программных концепций многих каналов. Это должно быть урегулировано. Сейчас фактически в некоторой степени нарушается законодательство. Есть закон о военном положении. Там определенные вещи оговариваются, но это все равно нужно привести в соответствие со всем действующим медийным законодательством.

Я думаю, что мы эти вопросы сможем урегулировать и на законодательном уровне, учитывая и то, что мы сейчас заполняем документы на кандидатство в Европейском Союзе, где вопрос свободы слова очень серьезно очерчен.

У нас идет жесткая война. Насколько я знаю, этот марафон очень помогает людям. Действительно, в условиях, когда мобильный сигнал исчезает, а телевизионный пробивается, люди могут получать хоть какую-нибудь информацию. Он важен и нужен, но он должен быть сбалансирован таким образом, чтобы все украинские каналы, желающие внести свой вклад в марафон, получили возможность для этого.

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ЗАКОНОПРОЕКТ О МЕДИА ПРИДЕТСЯ ПЕРЕПИСЫВАТЬ

– На каком этапе разработки находится законопроект о медиа? Война отразится на финальном тексте?

– Его точно нужно будет переписывать. Глава, посвященная российской агрессии, должна быть обновлена с учетом того, что мы признали российскую федерацию государством-террористом, с учетом того, что появилась неонацистская символика, с учетом военных преступлений, с учетом актов геноцида. Это все должно быть пересмотрено. Вернемся к этому вопросу после победы.

– Если обсуждать украинскую медийную среду, должны признать факт, что в Украине, к сожалению, много лет работали пропагандисты, которые навязывали гражданам нарративы о "русском мире" и «братских народах». Какую ответственность они должны понести за свои действия?

– Предстоит дискуссия между специалистами как из числа украинских политиков, представителей общественности, так и с европейскими экспертами. Опять же, когда пишешь заявку на членство в Европейском Союзе, должен понимать, что там вопросы прав и свобод гражданина играют очень важную роль. О свободе слова мы уже упоминали, но по другим базовым правам и свободам тоже очень однозначно должны выполнять требования и критерии. Хотя все эти критерии послевоенные.

Европейский Союз создавался в 1993 году, то есть после завершения войны прошло много лет. Считалось, что все грязное насилие, нацизм – в прошлом. А оказалось, что кровавый, преступный нацизм совсем близок.

Моя позиция и как медийщика в прошлом, и как политика сегодня заключается в том, что люди, несущие за это ответственность, а это и политики, и журналисты, и так называемые эксперты (потому что помним, сколько их ходило на пророссийские каналы ) должны быть ограничены в гражданских правах. Причем я считаю, что ограничения должны быть жесткими. Вплоть до лишения права выбирать или быть избранным.

Думаю, что это правильно, хотя в то же время понимаю, что это никак не соответствует европейским практикам. Я бы начинал этот разговор с самых жестких позиций и потом вел их дальше. На мой взгляд, на тех людях лежит огромная ответственность за произошедшее, поэтому общественная реакция тоже должна быть жесткой и сильной.

Ангелина Страшкулич.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-