Руслан Стефанчук, Председатель Верховной Рады
Весь цивилизованный мир готов содействовать Украине в послевоенном восстановлении
15.05.2022 09:30

Накануне войны Верховная Рада работала до позднего вечера, чтобы утвердить указ Президента Владимира Зеленского о введении с 00 часов 00 минут 24 февраля чрезвычайного положения на территории всей Украины, кроме Донецкой и Луганской областей.

Между тем уже утром 24 февраля народным депутатам пришлось собраться на экстренное закрытое заседание, чтобы поддержать новый президентский указ – о введении военного положения во всех украинских областях.

В интервью Укринформу спикер украинского парламента Руслан Стефанчук признался, что до последнего не верил в начало полномасштабной российско-украинской войны. По его словам, Верховная Рада готовилась только к возможной эскалации военной ситуации на востоке Украины, поэтому 24 февраля парламентарии столкнулись с новой реальностью.

Стефанчук рассказал агентству о работе парламента в условиях войны, межпарламентском сотрудничестве и предложениях от иностранных партнеров относительно эвакуации.

Кроме того, Председатель ВР утвердительно заявил, что вопросы украинского суверенитета, территориальной целостности и государственной независимости не могут быть предметом переговоров между Украиной и россией. В этом контексте Стефанчук поделился соображениями об основных принципах возможного мирного соглашения.

В то же время он сообщил, что сочтет абсолютной победой – восстановление Украины в пределах международно признанных границ по состоянию на 24 августа 1991 года.

У ДЕПУТАТОВ ЕСТЬ ЧЕТЫРЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ТОЧКИ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ЗАСЕДАНИЙ В СЛУЧАЕ УНИЧТОЖЕНИЯ ЗДАНИЯ РАДЫ

– Когда парламент начал готовиться к войне?

– С учетом всех существующих сообщений, парламент начал готовиться к возможным серьезным обострениям ориентировочно в конце прошлого года. Мы не ожидали, что будет полномасштабная война. Мне кажется, ни один человек в здравом уме не ожидал, что в середине ХХІ века возможна полномасштабная война.

Приблизительно с конца 2021 года мы начали проверять мобилизационную подготовку в Верховной Раде, то есть, как у нас обеспечены вопросы с логистикой, связью, возможностями общения между депутатскими группами и фракциями для того, чтобы обеспечить их присутствие на работе, в том числе в альтернативных помещениях, а не непосредственно в здании парламента. Кроме того, мы проверяли наличие средств защиты для народных депутатов, прорабатывали альтернативные варианты и способы ведения пленарных заседаний.

То есть все вопросы, связанные с возможными изменениями в традиционной работе Верховной Рады, мы начали решать примерно с конца прошлого года. Однако, скажем так, с реальностью столкнулись уже 24 февраля.

– Ранее вы говорили, что имели ряд планов на случай уничтожения здания парламента. Можете рассказать подробнее, о чем именно идет речь?

– Я не могу рассказать обо всех планах, потому что опасность еще существует. Не могу раскрывать все сведения, но в общих чертах расскажу. Например, в случае уничтожения здания парламента у нас было две точки в Украине, где народные депутаты могли бы собраться на заседание. У нас также были проработаны разные маршруты к этим точкам.

На случай, если бы не было возможности выехать из Киева, у нас были две альтернативные точки в столице, где можно было собраться и принимать решения, необходимые украинскому народу.

В общей сложности мы проработали две позиции в Киеве и две в других регионах Украины. Географически я не могу сообщить, где они находятся, но такая работа, безусловно, была проделана.

– Каким образом в таких случаях должно проходить голосование?

– Голосование в этих точках, как и в любых других, находящихся за пределами улицы Грушевского, 5, возможно только одним способом – руками. Соответственно, у нас были подготовлены все необходимые документы, все необходимые заготовки протоколов, чтобы мы могли осуществлять голосование руками. Для этого у нас работала бы счетная комиссия. Кроме того, были заготовлены несколько наборов оргтехники, которые должны сопровождать Верховную Раду в этом процессе. Всё необходимое подготовили.

– Президенту Владимиру Зеленскому предлагали эвакуироваться за границу и международные партнеры, и украинские спецслужбы. Вы – второе лицо в государстве. Вам поступали такие предложения?

– Во время моего общения с коллегами-спикерами парламентов многих стран были предложения от них обеспечить мое пребывание в определенной стране в случае необходимости. Но мы все вместе приняли решение, что будем оставаться в Украине, потому что здесь наш дом, украинский народ. Мы должны быть здесь.

ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ ИЗ ПАРЛАМЕНТА ПРАКТИЧЕСКИ ИСЧЕЗЛА ПОЛИТИКА

– Как с начала войны до сегодняшнего дня изменился формат работы парламента? Как именно?

– Во-первых, хочу отметить и поблагодарить коллег за то, что из парламента практически исчезла политика. Мы все объединены, чтобы принимать решения, которые действительно важны для Украины.

Во-вторых, мы ежедневно по 5–6 часов проводим на Zoom-совещаниях, чтобы согласовать все вопросы повестки дня, чтобы они вносились в зал подготовленными и не занимали много времени при рассмотрении.

В-третьих, мы, согласно закону о военном положении, постоянно работаем в формате сессионных заседаний, а непосредственно на пленарное сессионное заседание собираемся в тот день, когда необходимо законы принимать.

В-четвертых, голосование происходит в зале. Сначала мы голосовали в тайном режиме, когда рассматривались решения, которые касались безопасности Украины. Сейчас уже возвращаемся к обычному голосованию сенсорной кнопкой и результатами на табло.

Кроме того, мы очень много внимания уделяем сотрудничеству с правительством. Большое количество законодательных инициатив согласовываем с членами правительства, потому что они непосредственно ответственны за ситуацию в стране. Парламент сегодня должен помогать правительству, чтобы все необходимые инициативы получили поддержку.

Также мы активно работаем над законодательными инициативами политического характера. Все они связаны с действиями российской федерации. Верховная Рада приняла множество очень важных постановлений. Например, заявление о признании действий россии геноцидом украинского народа, обращение к Конгрессу США о предоставлении рф статуса страны-спонсора терроризма и другие.

Эти новации не сопряжены с мирным временем. Мне кажется, в мирное время мы занимаемся несколько иным.

– Все-таки, если говорить о начале войны и текущей ситуации, в работе парламента что-то изменилось?

– Если на первые заседания мы больше готовились онлайн, а в зал приходили только для голосования, то сейчас некоторые дискуссии переносим в парламент. По времени заседания Верховной Рады, конечно, сейчас стали гораздо длиннее, чем раньше.

ЛУЧШИЙ ВАРИАНТ УНИЧТОЖЕНИЯ ПРОРОССИЙСКИХ ПОЛИТСИЛ ДОЛЖЕН ПРОДЕМОНСТРИРОВАТЬ НАРОД НА СЛЕДУЮЩИХ ВЫБОРАХ

– 12 мая фракция «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) в Верховной Раде официально перестала существовать, поскольку в ее составе - менее 17 народных депутатов. Однако в парламенте сейчас существует, так сказать, перерожденная ОПЗЖ – депутатская группа "Платформа за жизнь и мир". Я так понимаю, у парламента нет возможности лишить этих депутатов мандата?

– Да, учитывая, что количество народных депутатов в ОПЗЖ стало меньше 17, эта фракция, согласно Регламенту ВР, перестала существовать в парламенте.

Понятно, что это не влияет на депутатов, которые были членами. С чем это связано? В Конституции есть четкий список оснований для лишения депутатского мандата. Мы идем по пути, предусмотренному Конституцией Украины, и не можем поступать незаконным образом.

Мне кажется, что лучший вариант уничтожения пророссийских фракций и партий будет продемонстрирован на следующих выборах, потому что именно народ даст оценку всем им. Это будет законным образом, которым мы сможем очистить власть от прорашистских влияний.

– Несмотря на длительную вооруженную агрессию российской федерации, в том числе с участием беларуси, против Украины, дипломатические отношения с этими государствами сохраняются. Вам известно точное количество соглашений между Украиной, рф и беларусью, которые до сих пор действуют? Планируется ли их денонсация?

– Начну с того, что ранее парламент принял закон о десоветизации украинского законодательства, которым признаны недействительными ряд соглашений, сохранившиеся со времен Советского Союза и УССР. Мы почти 1200 законодательных актов десоветизировали.

Кроме того, мы поставили задачу коллегам из правительства провести, скажем так, дероссиянизацию, дебелорусизацию этих соглашений. Мы ожидаем решений от правительства, потому что все вопросы, связанные с ратификациями, денонсациями идут по инициативе Кабинета Министров. Мы будем ожидать таких предложений и обязательно будем в первую очередь рассматривать.

Но хочу подчеркнуть, что Верховная Рада уже рассмотрела очень много вопросов денонсации соглашений с рф и беларусью. В частности, соглашения об участии Украины в СНГ уже денонсированы. Будем ждать общий список. Например, что Министерство иностранных дел будет считать нужным убрать в законодательном поле Украины.

Можем ли мы убрать все? Очевидно, нет. Потому что есть ряд соглашений, касающихся прав человека, которые должны соблюдаться. К примеру, если украинцы будут находиться на территории тех государств, а также обмены пленными – это все происходит на уровне международных соглашений. В то же время экономические соглашения должны быть отменены.

– Какие планы парламента на краткосрочную перспективу?

– Поскольку в Украине постоянно меняются и экономическая, и финансовая ситуации, также всегда есть необходимость введения решений относительно вооружения, мы формируем повестку дня с учетом потребностей народа и правительства. Каждую неделю начинаем с формирования решающих законопроектов, а затем готовим их к вынесению в зал. Так мы поступали во время всех заседаний.

12 мая состоялось заседание, на котором было принято 17 законодательных актов. Они традиционно касались вопросов украинской экономики, налогообложения, обороноспособности страны, введения санкций против россии. Кстати, впервые был введен механизм конфискации имущества тех, кто поддерживает российскую агрессию.

Идем по такому пути. У нас есть несколько основных направлений. Как только законопроекты готовы, мы выносим их в зал и практически всегда поддерживаем конституционным большинством.

РАДА МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ К ИНИЦИАТИВЕ ВВЕДЕНИЯ ОНЛАЙН-ГОЛОСОВАНИЯ

– Какие минусы в рабочем процессе в военный период вы увидели? Что после победы точно изменится в подходах к парламентской работе? Возможно, будет введен механизм онлайн-голосования?

– Я до сих пор считаю большой ошибкой, что мы не ввели механизм онлайн-голосования в начале пандемии COVID-19. Тогда мной одним из первых в мире был предложен формат голосования онлайн. Он не предусматривал ничего нового. Это было бы голосование по наиболее сложным вопросам, которое бы происходило руками, но в режиме онлайн. Однако наши политические соперники выступили категорически против, поэтому такое решение не было принято. Я считаю, что это была недальновидная позиция с их стороны. Нынешняя ситуация наглядно это демонстрирует.

Сейчас мы собираемся в парламенте, голосуем законы, но я до сих пор считаю, что должен быть предохранитель в виде онлайн-голосования на случай любых посягательств на единственный законодательный орган, который не может быть ничем заменен. Я думаю, что со временем мы вернемся к рассмотрению этого предложения.

– В марте в парламенте был зарегистрирован законопроект, который предусматривает возможность проведения дистанционных заседаний во время военного положения. Его авторами является 241 народный депутат, в том числе вы. Почему эта законодательная инициатива так и не была рассмотрена? Оппозиция была против?

– Сейчас мы пытаемся формировать повестку дня из консенсусных законопроектов, чтобы повысить эффективность законодательных инициатив и обеспечить безопасность Верховной Рады. К сожалению, наши оппозиционные коллеги сказали, что используют все возможные парламентские средства, чтобы заблокировать этот документ.

Мы считаем, что потратить день или несколько дней на один законопроект, учитывая, что мы должны оперативно принимать законы, связанные с военным положением, экономикой в условиях войны, - это нерационально.

НОРМАЛИЗАЦИЯ РАБОТЫ ПАРЛАМЕНТА НАПРЯМУЮ ЗАВИСИТ ОТ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ

– У вас часто спрашивают о возвращении к традиционному режиму работы Верховной Рады. Меня это тоже очень интересует, но давайте сформулируем немного по-другому. Вы прогнозируете до конца этой сессии возвращение к работе в режиме пленарных заседаний, предусмотренных графиком седьмой парламентской сессии?

– Я очень этого хочу. Буду делать все возможное, чтобы это произошло, однако нормализация работы парламента напрямую зависит от нормализации ситуации в стране. Как только мы увидим, что уровень безопасности позволяет запустить работу парламента в традиционном режиме, я думаю, что мы обязательно к этому перейдем.

Кстати, я не считаю, что нынешний режим как-то тормозит деятельность парламента. Мы приняли около 150 законодательных решений. Думаю, что подобная работа отвечает всем требованиям и вызовам времени.

– Как быть с календарным планом сессии, если военное положение будет продлено? Седьмая сессия должна завершиться 22 июля. Очевидно, что война к этому времени не закончится…

– В таком случае мы будем руководствоваться 12 статьей Закона Украины «О правовом режиме военного положения», где четко указано, что во время военного положения Верховная Рада работает в сессионном режиме. То есть, мы не будем закрывать эту сессию, а будем продолжать работать до прекращения военного положения.

В ВЕРХОВНОЙ РАДЕ ПЛАНИРУЮТ ПЕРЕСМОТРЕТЬ АККРЕДИТАЦИИ ЖУРНАЛИСТОВ ПРОРОССИЙСКИХ СМИ

– Когда аккредитованные СМИ получат доступ к работе в парламенте? Вы сейчас рассматриваете такую возможность?

– Вы ведь прекрасно знаете, что Киев подвергался ракетным ударам по объектам гражданской инфраструктуры. Кроме того, неоднократно в СМИ появлялась информация об угрозах от министерства обороны государства-агрессора относительно нанесения ударов по центрам принятия решений. Эти ракетные удары потенциально могут представлять угрозу человеческой жизни.

Аппарат Верховной Рады обратился к специальным структурам, которые могут сообщить об уровне безопасности или опасности пребывания в парламенте относительно того, можем ли мы уже возвращать журналистов. Еще не все ответили, но исходя из уже поступивших ответов могу сказать, что на сегодня существует высокий уровень опасности возвращения журналистов в Верховную Раду. Как только уровень безопасности будет нормализован, безусловно, мы вернемся к традиционной деятельности парламента с участием парламентских журналистов.

Однако нам предстоит серьезная работа, связанная с пересмотром аккредитаций, чтобы определить СМИ, которые либо попали под санкции, либо пропагандировали российские нарративы. Мы должны пересмотреть аккредитации этих СМИ в Верховной Раде.

– То есть, возможно, даже будете лишать пророссийские СМИ аккредитаций?

– Я сейчас не готов ответить на этот вопрос. Кажется, этот вопрос больше к руководителю Аппарата. Я считаю, что у пророссийских медиа не может быть аккредитации украинского парламента. Мы проведем анализ, после которого примем решение по этому поводу.

НА СЛЕДУЮЩЕЙ НЕДЕЛЕ НАЧНЕТСЯ ДИАЛОГ СО СПИКЕРАМИ ПАРЛАМЕНТОВ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ, СКЕПТИЧЕСКИ НАСТРОЕННЫХ ОТНОСИТЕЛЬНО ВСТУПЛЕНИЯ УКРАИНЫ В ЕС

– Как известно, сейчас межпарламентское сотрудничество достаточно активно развивается. Вы постоянно приглашаете спикеров иностранных парламентов посетить Украину. Кого ждете на следующей неделе?

– Не хочу спойлерить. Расскажу, что примерно месяц тому назад обратился к коллегам-спикерам иностранных государств с предложением приехать в Украину, чтобы собственными глазами увидеть, что здесь происходит. За этот период почти 15 спикеров посетили Украинское государство, за что я очень благодарен. Их поддержка на уровне парламентов значительно увеличилась после визитов.

Сейчас практикуем новый формат взаимодействия с мировым сообществом – приглашаем лидеров иностранных государств выступать в украинском парламенте. Таким предложением уже воспользовались Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. Мы готовы предоставить эту площадку всем желающим. Список уже достаточно велик. Сейчас думаем, кто из них мог бы выступить на следующем заседании Верховной Рады. Пока не буду спойлерить, но в нашем парламенте в скором времени обязательно будет высокопоставленный гость.

Кроме того, мы проработали ряд вопросов, связанных с европейской интеграцией Украины. Я практически ежедневно по телефону общаюсь со спикером Европейского парламента Робертой Мецолой, которой очень благодарен за помощь на этом пути.

На следующей неделе продолжим общение с лидерами парламентов Европейского Союза, особенно со скептиками, чтобы убедить их в предоставлении Украине статуса кандидата на членство в ЕС.

Мы выполняем очень большую работу в парламенте и на уровне государства при лидерстве Президента Владимира Зеленского. Нам очень важно получить положительное решение по кандидатству на членство в Евросоюзе.

– Можете назвать страны, которые скептически настроены относительно перспектив членства Украины в ЕС?

– Это рабочая информация. Если я обнародую список стран-скептиков, нам будет еще труднее с ними общаться, но вы должны понимать, что они есть. Есть страны-друзья, которые поддерживают Украину по всем вопросам, а есть страны, которые значительно меньше поддерживают Украинское государство в его стремлениях относительно европейской интеграции.

Главный месседж, который я хочу передать миру, состоит в следующем. По последним показателям "Евробарометра", общая поддержка вступления Украины в Европейский Союз составляет 66% граждан стран-членов ЕС. Такой поддержки ни у кого никогда не было, поэтому я очень надеюсь, что все парламенты, правительства будут учитывать позицию своих граждан и сделают все для того, чтобы эта позиция была воспринята.

Украина не примет каких-либо других заменителей продвижения в Европейский Союз, как, например, какие-то специальные условия. Европейские народы и народ Украины хотят быть вместе. Поддержка вступления в ЕС украинцами достигает более 90%. Я думаю, что это тоже нужно учитывать. А нашим коллегам нужно учитывать то, чего хотят их народы.

Кроме того, я всегда в разговорах со спикерами иностранных парламентов подчеркиваю, что ни один народ стран-членов Евросоюза не платил такую большую цену за свое право быть членом Европейского Союза, как заплатил украинский народ. Это тоже нужно учитывать.

ВОПРОСЫ УКРАИНСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА, ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ, ГОСУДАРСТВЕННОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ НЕ МОГУТ БЫТЬ ПРЕДМЕТОМ ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ С РФ

– Как вы считаете, мирное урегулирование военной ситуации в нынешних условиях возможно?

– Все мы стремимся к миру, но должны понимать, что всякий мир имеет цену. Я считаю, что в любой войне остается место для дипломатического диалога, но российские агрессоры должны понимать, что с каждой Бучей, Ирпенем, Бородянкой коридор дипломатических переговоров становится уже.

Если они заинтересованы в проведении дипломатических переговоров, нужно совершать определенные действия, связанные с деоккупацией украинских городов. Война должна соответствовать правилам и обычаям ведения войны, а не такому агрессивному нападению, которое наблюдается со стороны российской федерации.

Безусловно, все мы – сторонники мира, но следует понимать, на какие рамки этого мира мы можем согласиться. Украинская сторона четко сказала, что вопросы украинского суверенитета, территориальной целостности, государственной независимости являются красными линиями, которые не могут быть предметом переговоров с российской федерацией.

– Вам известно что-то о процессе переговоров? Как они сейчас проходят?

– Я не являюсь участником переговорной группы, но по той информации, которая мне известна, переговоры проходят в рабоче-техническом состоянии. Я думаю, что переговорщики работают над тем, чтобы максимально обеспечить выполнение определяющих интересов для Украины. Мне известно, что переговоры продолжаются, но о результатах лучше сообщат спикеры переговорных групп.

– Если все-таки удастся достичь заключения мирного соглашения между Украиной и россией, какими должны быть его основные принципы?

– В основе этого мирного соглашения должны быть решающие для Украины красные линии. Прежде всего – территориальная целостность, независимость, суверенитет, возвращение всех украинцев домой.

Это соглашение должно основываться на мощных гарантиях со стороны мировых лидеров. Мы должны говорить именно о гарантиях, а не о каких-то заверениях, как это было при заключении Будапештского меморандума. Мы не должны допустить еще один Будапештский меморандум. Вопрос гарантий безопасности будет основным при подготовке мирного соглашения.

– Какое место в этом соглашении должны занимать Крым и Донбасс?

– Вопрос территориальной целостности должен быть вне скобок в этом соглашении. Крым и Донбасс – это Украина.

ОБЩИЙ ЧЕК ВОЙНЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРЕДЪЯВЛЕН РФ С ТРЕБОВАНИЕМ ЗАПЛАТИТЬ ЗА ВЕСЬ УЩЕРБ

– Расскажите о своем видении победы. Абсолютная победа Украины, по-вашему, что это?

– Победа – это Украина в пределах своих границ по состоянию на 24 августа 1991 года. Это те границы, в которых она признана независимым государством Организацией Объединенных Наций.

Это – возвращение всех украинцев домой.

Это жесткие репарации для Украины от российской федерации. Она должна восстановить все, что разрушила в Украине: каждый мостик, каждую квартиру… Это все должно быть восстановлено за счет россии.

Кроме того, Международный уголовный суд должен дать оценку действиям спецслужб и высшего военно-политического руководства россии. В моем понимании это будет абсолютной победой Украины.

– О репарациях. Как закрепить это обязательство на юридическом уровне?

– Мы сейчас проводим очень большую работу на международном уровне. В частности, в сотрудничестве с Международным уголовным судом, где очень важно доказать преступления российской федерации, начиная с военной агрессии и завершая геноцидом украинского народа.

Верховная Рада приняла все необходимые законодательные инициативы по этому вопросу. Теперь ожидаем активных действий прокурора МУС господина Хана, а также соответствующего решения суда.

Параллельно очень важно подсчитать весь ущерб, нанесенный Украине со стороны российской федерации. Существуют множество методик определения этого ущерба. Они уже переведены в факт фиксаций отдельных вещей. Насколько мне известно, каждый человек в приложении «Дія» может сообщить о поврежденной или уничтоженной недвижимости в результате военной агрессии российской федерации.

После этого будет подсчитана сумма. Общий, если можно так сказать, чек войны должен быть предъявлен российской федерации с требованием уплаты.

Кроме этого, мы приняли много обращений к другим странам об удовлетворении интересов Украины по выплате репараций с имущества, которое было арестовано у граждан россии. Будем и дальше требовать, чтобы с этого имущества был возмещен ущерб, нанесенный Украине российской федерацией.

– А если россия откажется выплачивать репарации?

– У нас ведь есть имущество российской федерации. Если будет принято общее решение, решение Международного уголовного суда, то нам и не нужно будет согласия. Имущество просто будет арестовано, реализовано и с него будет покрыт весь ущерб Украине.

ВЕСЬ ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ МИР ГОТОВ СОДЕЙСТВОВАТЬ УКРАИНЕ В ПОСЛЕВОЕННОМ ВОССТАНОВЛЕНИИ

– Как участвует парламент в послевоенном восстановлении Украины. Нарабатываются ли механизмы, связанные с этим процессом?

– Безусловно. Мы уже приняли ряд законодательных актов. Сейчас на рассмотрении в Верховной Раде находится закон о том, какую методику вычета ущерба мы будем применять после получения всех фиксаций, чтобы она воспринималась мировым сообществом.

Также мы приняли законодательство о санкциях в отношении российского имущества в пределах Украины. Верховная Рада принимает все необходимые решения, чтоб этот вопрос был разрешен.

– Какие страны уже выразили готовность присоединиться к восстановлению Украины?

– Весь цивилизованный мир готов сегодня содействовать Украине в восстановлении.

В разговорах с международными коллегами продуцирую идею, предложенную Президентом Украины Владимиром Зеленским, чтобы каждый пострадавший регион отстраивался под эгидой конкретного государства.

Я знаю, что есть предварительные договоренности о том, что Киевская область будет отстраиваться под патронатом Великобритании, Житомирская область – под патронатом Эстонии.

Мы хотим продемонстрировать, что весь мир един не только в военной поддержке Украины, но и в желании восстановить государство. Каждая область, каждый регион, каждый населенный пункт в зависимости от масштабов будет отстраиваться под эгидой определенного государства. Я считаю, что это блестящая идея. Мировой политикум очень положительно воспринимает ее.

Ангелина Страшкулич

Фото предоставлены пресс-службой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-