О резонансном побеге крымского политзаключенного Юрия Ильченко

О резонансном побеге крымского политзаключенного Юрия Ильченко

747
Ukrinform
17 августа в 12.00 состоялась пресс-конференция относительно резонансной бегства крымского политзаключенного Юрия Ильченко из-под так называемого «домашнего ареста» в Севастополе после длительного незаконного заключения на материковую Украину. (Зал 1)

Участники: Юрий Ильченко, крымский политзаключенный; Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа; Эмине Джапарова, Первый заместитель Министра информационной политики Украины; Алим Алиев, соучредитель общественной организации “Крым SOS”.

Справочно. 2 июля 2015 года Юрий был задержан сотрудниками ФСБ и ЦПЕ и помещен на 11 месяцев в СИЗО города Симферополь. Он был обвинен в том, что в публикациях в своем блоге и социальных сетях не признавал аннексию и оккупацию Крыма Россией и называл войну, которую Россия ведет на Востоке Украины войной. Юрию инкриминировали 280 и 282 статьи уголовного кодекса Российской Федерации – публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и разжигание межнациональной ненависти или вражды. В июне 2016 его освободили под домашний арест.

Итоговые материалы:

После официального введения санкций в портах Крыма побывали 97 украинских судов - Чубаров

Вопреки введению санкций относительно России в Крыму побывало свыше 630 судов, в частности и 97 - под украинским флагом, что подтверждает факт торговли между Украиной и оккупационной властью.

Это подчеркнул Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, во время пресс-конференции в Укринформе.

"Есть обобщенные отчеты общественных организаций относительно нарушения санкций относительно Крыма за последние 2 года со стороны морского транспорта. 631 судно побывало в портах Крыма уже после того, как была принята резолюция  Генеральной Ассамблеи ООН, то есть после конца марта 2014 года. 352 из них - под российским флагом. Однако 97 судов - под украинским флагом! Это торговля, деньги - за счет тех, кто сидит в Крыму в тюрьмах, за счет тех, кто продолжает защищать интересы Украины. Кто-то должен с этим разбираться! И во многих сферах", - подчеркнул Чубаров.

Он отметил: чиновники должны знать, что рано или поздно будут за это отвечать.

"Пусть сегодня у нас пока не хватает сил, чтобы обратить их внимание, что ими не выполняются их полномочия, обязанности, это не значит, что они за это не будут отвечать тогда, когда придет время. Каждый будет отвечать за то, что он сделал или не сделал для того, чтобы Крым не был бы под оккупацией", - подчеркнул председатель Меджлиса.     

Он также добавил, что власть должна осознать, что "каждый день, пока мы не показываем стратегию возвращения Крыма в Украину, мы теряем доверие людей, проживающих в Крыму".

"Многие ведомства должны принимать конкретные решения, поскольку это их полномочия. Некоторые делают это, и это чувствуется, но не имеют целостной политики", - сказал Чубаров.

После побега политзаключенного Ильченко из Крыма 2 месяца пошло на то, чтобы вывезти его родителей - "Крым SOS"

Пресс-конференцию политзаключенного Юрия Ильченко, который два месяца тому назад сбежал из Крыма, отсрочили до сегодняшнего дня с целью безопасности его родителей.

Об этом сообщил Алим Алиев, соучредитель ОО "Крым SOS" во время первой пресс-конференции Юрия Ильченко, которая состоялась в Укринформе.

"С момента побега до сегодняшнего дня прошло 2 месяца. Мы эту пресс-конференцию готовили долго, потому что для нас была важна не только безопасность Юры, но также безопасность его родителей, которые в то время оставались в оккупированном Крыму, в городе Севастополь. В конце прошлой недели мы смогли вывезти маму, которая является инвалидом І группы, и папу на неоккупированную часть нашей страны", - рассказал Алиев.

По его словам, с Юрой они познакомились 16 июня, когда тот приехал во Львов: "Я видел Юру, у которого были окровавленные и раненные руки, одежда абсолютно грязная и порванная, но у которого есть его улыбка и растерянные глаза".

Алиев рассказал, что Юрий подвергался пыткам в симферопольском СИЗО. Он был задержан 2 июля 2015 года по 280 и 282 статьям Уголовного кодекса РФ - публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и разжиганию межнациональной ненависти или вражды. Провел в следственном изоляторе Симферополя 11 месяцев. 2 июня 2016 года его освободили под домашний арест, откуда он сбежал.  

 Юрию 37 лет. Он до ареста был руководителем языковых курсов в Севастополе, знает в совершенстве 8 языков. Он из семьи интеллигентов в нескольких поколениях. Был осужден за свои высказывания, за то, что он не боялся осуждать аннексию Крыма, за то, что не взял российское гражданство. Семья Юры первой в Севастополе отказалась от российского гражданства.

Крымский политзаключенный Ильченко: Запрещали говорить на украинском и крымскотатарском языках и 4 суток спать за отказ надеть георгиевскую ленту

Юрий Ильченко, который отбыл 11 месяцев в СИЗО в Крыму и сбежал из-под домашнего ареста, рассказал о пытках в российской тюрьме и о планах рассказать все это Европе и миру.

Об этом он сообщил на пресс-конференции в Укринформе.  

"Это были не столько физические пытки, сколько моральное унижение. Отношение было такое, чтобы человек чувствовал, что он - никто и ничто... Меня несколько раз бросали в карцер - как в Симферополе, так и в Севастополе - за мою позицию, за то, что проводил агитацию, даже будучи в тюрьме. В камере вообще не давали общаться. Но что можно отнести к пыткам - что запрещали общаться на украинском и крымскотатарском языках. Это было национальное давление, и мы должны были общаться на их языке", - сказал Ильченко.

Он добавил: "Когда был их День победы, 9 Мая, от меня требовали, чтобы я надел так называемую георгиевскую ленту. Я, конечно, отказался это сделать. И за это мне 4 суток не давали спать, вообще лечь на нары. Заставляли стоять, в крайнем случае сидеть. Если я немного начинал засыпать, то били. На третьи, четвертые сутки это было очень тяжело".  

Ильченко подчеркнул, что сами условия существования можно сравнить с пытками: "Там настолько переполнена тюрьма, что нет своего лежачого места. Т.е в камере на 6-х находится 15 человек. Люди должны чередоваться, чтобы поспать несколько часов. Что касается еды, то завтрак вообще не брали, потому что это воняло так, что вызывало тошноту. Брали на обед только первое блюдо и только жидкость, в которую добавляли то, что передавали из дома раз в месяц. Дважды в неделю давали что-то наподобие макарон. То есть условия, конечно, были ужасные".

Что касается медицинской помощи, то когда кому-то было плохо, напрасно ждать врача.

"Когда стучали, чтобы позвали врача, то нам говорили: "Это не госпиталь, у нас нет больных, есть тоько или живые, или мертвые, когда сдохнет, тогда позовете. Мертвых выбрасывали, как мусор, и даже не в гробу, а в черном пакете", - рассказал он.

И добавил, что многие люди этого не выдерживали, совершали самоубийства. В тюрьме такое происходит почти каждый день.

"Я был очень поражен, когда увидел, что в российских тюрьмах сидят инвалиды, без рук, без ног... Там не дают даже лекарства передавать. Что касается санитарных условий, то 3 месяца не водили вообще в баню, белье мне за 11 месяцев так и не выдали. Кружка такая, что из нее уже нельзя было пить, выдали где-то когда прошло уже 10 месяцев, как я был в тюрьме", - подчеркнул Ильченко.     

А что касается планов, то, по его словам, они большие.

"Мне хочется, в первую очередь, рассказать об этом как в Украине, так и во всем мире, в Европе, где немного уже стали забывать о Крыме. Хочется напомнить, что эта проблема существует, что сознательные украинцы, крымские татары каждый день, каждую неделю попадают в тюрьмы, подвергаются пыткам, все новые и новые люди вынуждены покидать свои дома, часто теряя полностью все, как потеряла и моя семья - я не могу продать свое имущество в Крыму, потому что это не дает сделать российская власть", - сказал он.

Как подчеркнул Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, такая осознанная позиция и такое открытое в Крыму поведение Юрия Ильченко, его родителей, их окружения, многих других - накануне оккупации, в дни оккупации и, самое главное, после того, как Россия захватила Крым, - свидетельствует о том, что в Крыму есть очень много людей, граждан Украины, которые не только остаются верными своему государству, но и продолжают сопротивление в возможных для них формах.

"Второй момент - наше государство ни по каким причинам не может это игнорировать. Мы не можем любыми объяснениями выстраивать какой-то ранжир - дескать, сегодня освободим отдельные районы в Донецке, Луганске, а затем - Крым. Люди, которые дают такие мужественные примеры сопротивления, должны быть не только известны украинскому обществу, их пример должен стимулировать украинское общество к давлению на свое собственное государство как относительно возвращения своих земель, так и защиты граждан Украины, которые находятся на территориях, пока не подконтрольных нашему государству", - подчеркнул Чубаров.

Юрий Ильченко: Все допросы начинались с вопроса: почему не взяли российские паспорта?  

Юрий Ильченко, которому после 11-месячного заключения в симферопольском СИЗО в Крыму удалось бежать из-под домашнего ареста, рассказал о фактах физического и морально-психологического прессинга, под которым находятся наши заключенные в Крыму, и о своем побеге с полуострова.

Об этом бывший политзаключенный рассказал на пресс-конференции в Укринформе.  

"Я для современной России - враг народа в третьем поколении. Дедушка был расстрелян советской властью еще до рождения моей мамы. Наша семья стала первой, которая отказалась от того, чтобы признать себя гражданами страны-оккупанта. Я для себя принял это решение сразу. Когда пришел к родителям и сказал: Вы можете потерять пенсию, квартиру, мой бизнес - учебный центр, но я отказываюсь. Родители сказали: "Мы лучше умрем, чем возьмем этот паспорт. И никогда мы не жалели об этом решении. Даже когда я был в тюрьме", - подчеркнул Ильченко.

Он добавил: "Меня обвиняют в том, что я вел антироссийскую деятельность. Если считать антироссийской антиоккупационную деятельность - то это правда. Я агитировал людей против того, чтобы брать российские паспорта, против того, чтобы покориться российской оккупационной власти".

Ильченко рассказал о формальной причине и моменте задержания. Тогда, 24 августа 2014 года, телеканал БТБ делал серию репортажей о том, как празднуют День Независимости в разных городах Украины. Поскольку патриоты в Севастополе не могли собраться на главной его площади, было решено проводить это празднование в офисе Ильченко. Был прямой эфир через скайп.

"На следующий день после празднования ко мне пришли сотрудники ФСБ и ЦПС (Центру противодействия экстремизму). В частности Максим Новосельцев, которого даже его сотрудники называют палачом за жестокость, за его стремление посадить как можно больше людей в тюрьмы и на как можно более длительные сроки. Все допросы как 25 августа 2014 года, так и потом начинались с вопроса: почему вы не взяли российские паспорта? Была информация, что российские власти заводили дело на каждого человека, который не взял такой паспорт, а уже потом искали повод, за что его можно арестовать", - рассказал бывший политзаключенный.

Но после этого визита его позиция не изменилась. Он продолжал выступать как на телевидении, так и в интернете. Прошел почти год, когда 2 июля 2015 года проснулся от того, что в двери стучали.

"В квартиру ворвались около десятка человек. Среди них - женщина, которая все это снимала на видео. Эта женщина пробовала меня спровоцировать за 10 дней до ареста - под видом участника "Правого сектора" пришла ко мне и сказала, что мне надо разбрасывать листовки на центральной площади Севастополя в 11 часов дня, предложила расклеить их в определенных местах и в определенное время. Мне показалось, что это провокация. Это и подтвердилось - что она агент ФСБ", - констатировал Ильченко.

Тогда его задержали на двое суток, на следующий день арестовали на два месяца. Сначала причиной ареста стал один из постов, размещенных в интернете, который призывал к полной блокаде Крыма. Второе обвинение, когда провел месяц за решеткой, - за перепост статьи со страницы Яроша, в которой предлагалось перекрыть две ветки газогона до Ростовской области. В материалах дела они хотели приписать, что это была лишь его идея.

"Когда попал в тюрьму, на меня оказывали большой прессинг, пытались не давать общаться с другими политзаключенными, посадили с людьми из уголовного мира, один из которых проговорился, что им пообещали более короткие сроки, даже условно досрочное освобождение, если они заставят меня принять российское гражданство и подписать все, что хотели русские власти. А хотели, чтобы я подписал бумажки, что я координатор "Правого сектора" в Севастополе, а еще лучше - по всему Крыму, также что хотел взорвать памятник Ленину. Я отказался это делать. Мне обещали превратить мою жизнь в ад, отправить в Магадан на 20 лет", - продолжал рассказ Ильченко.

Били его как сотрудники разных служб, так в большей степени и сокамерники, поскольку у них было такое задание. Пытались бить по почкам, по голове, по хребту, чтобы оставалось меньше следов и нанести как можно больше повреждений.

"Когда засыпал вечером, не хотелось просыпаться, а просто умереть ночью, чтобы следующий день не наступал. Помогало пережить эти страшные месяцы то, что со мной, в той же тюрьме, были другие политзаключенные, которые пытались поддерживать друг друга. Я сидел в одной камере из Арсеном Джапаровым из Ялты, общался с человеком, которого очень уважаю, - Ахтемом Чийгозом, который сидел на том же этаже, мы виделись лишь когда нас выводили на так называемые "кабинеты" - когда приезжал следователь или адвокат и собирали несколько людей на этаже", - сказал он.

По его словам, когда через 11 месяцев перевели под домашний арест, то решил, что лучше смерть, лучше подорваться на мине или растяжке, переходя границу, чем вновь попасть в российскую тюрьму.

Бежал ночью накануне Дня России. Надел отцовскую куртку, взял мамину палочку - чтобы камеры наблюдения не сразу узнали. Вышел из дома медленно, затем побежал, бросил куртку, палочку, срезал браслет. Бежал полтора часа через лес. К границе добирался автостопом, менял машины, порой шел пешком, потому что знал, что будут искать с собаками. Переходил границу через заминированный лес наугад. Только на Всевышного были все надежды. Была колючая проволока, были какие-то приборы оповещения, едва не попал в яму. Как-то на расстоянии 50 метров заметил 5 фонариков. Лежал 40 минут без движения.

"Потом, когда прошло почти полночи, а это была уже следующая ночь, оказалось, что прошел лишь 200-250 метров. Когда спустился на дорогу, думал, что уже на свободной территории, но ко мне обратился российский жовнир. Побежал к нашему солдату. Когда добежал до места, где проверяли документы, я упал на колени, благодарил Бога за свое освобождение, целовал украинскую землю, а затем лишь прошел к киоску, где проверяют документы", - завершил Ильченко свой рассказ.  

Он добавил: "Я никого не убивал, ничего не взрывал, но для России уже террорист".

Чубаров настаивает: вместо того, чтобы давать жильё переселенцам, лучше скорее им вернуть родную землю

Украине не нужна отдельная жилищная программа для вынужденных переселенцев. Государство должно активизировать усилия с целью вернуть свои территории из-под оккупации.

Это подчеркнул Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа, во время пресс-конференции в Укринформе.

"Мы не должны разрабатывать отдельную жилищную программу на материковой Украине для тех, кто не имеет жилья вследствии российской оккупации. Ибо это будет свидетельствовать о том, что мы просто соглашаемся и смиряемся с потерей этих земель. Для меня кажется более эффективной активизация усилий государства, чтобы наши партнеры вместе с нами разрабатывали программы возвращения этих земель и восстановления нашей территориальной целостности. И тогда просто Юрий Ильченко (политзаключенный, который бежал из Крыма) въедет в своё жильё, я въеду в свою квартиру и увижу маму, и тысячи, и сотни тысяч людей, у кого разрушено жильё в отдельных районах Донецкой и Луганской областей просто вернутся на ту землю, чтобы восстановить свои дома. И мы им будем помогать. Это будет самый эффективный путь", - подчеркнул Чубаров.  

Он отметил, что это его ответ на некоторые дискуссии в обществе, которые происходят среди вынужденных переселенцев.

"Кто-то считает, что мы должны продолжать торговать с Крымом: мол, те люди - наши граждане. Нет, там есть разные люди. Там есть Юрий Ильченко, Геннадий Афанасьев, Ахтем Чийгоз, но там есть и Цековы, и Аксёновы, и Ильясовы. Нам необходима целостная программа, в которой есть и возвращение доверия людей, и помощь людям, которые в Крыму, и преследование тех, кто нас предал и кто издевается там над своими бывшими соседями, над гражданами Украины", - сказал председатель Меджлиса.

Видео с пресс-конференции:

Заказать фото нажмите здесь - Фотобанк


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-