Надежда на жизнь. Дождутся ли спасения обреченные?

Надежда на жизнь. Дождутся ли спасения обреченные?

324
Ukrinform
16 марта в 12.30 состоялся "круглый стол" на тему: "Трансплантология в Украине сквозь призму одной жизни. Что мешает спасать тысячи украинцев с помощью трансплантации?" 

Организатор: Министерство здравоохранения Украины.

Участники: Александр Линчевский - заместитель министра здравоохранения Украины; Александр Никоненко - главный внештатный специалист МОЗ Украины по специальности «Трансплантология»; Константин Руденко - главный внештатный специалист МОЗ Украины по специальности «Хирургия сердца и магистральных сосудов»; Андрей Середа - вокалист и лидер группы "Кому Вниз"; Роман Кулик - сокоординатор "Экспертного Корпуса". 

Итоговые материалы:

Трансплантация в Украине требует как законодательного урегулирования, так и общественной поддержки - врачи

В Украине больные, нуждающиеся в пересадке органов, не получают помощи в полной мере. Причины этого как в общественном недоверии, так и в законодательной неурегулированности, в частности - в отсутствии в законе о трансплантологии понятия презумпции согласия. По этой причине только в сфере кардиологии не проводится до 500 трансплантаций сердца в год, несмотря на способность украинских врачей делать такие операции.

Об этом на пресс-конференции, которая состоялась 16 марта в Укринформе, заявил главный внештатный специалист Министерства здравоохранения Украины по специальности «Хирургия сердца и магистральных сосудов» Константин Руденко, сообщает корреспондент агентства.

"В нашей стране больных сердечной недостаточностью, - а это именно те больные, которые нуждаются в трансплантации сердца, - по нашим расчетам 80-90 тысяч. Многие из них требуют вмешательства именно в отношении трансплантации. И мы должны делать не меньше 400-500 пересадок сердца в год. А в настоящее время мы не делаем ни одной", - сказал Руденко.

Он отметил, что в Украине есть 4-5 кардиохирургических центров и специалисты, которые способны делать такие операции. Впрочем, Украина ежегодно отправляет пациентов на лечение за границу с целью трансплантации сердца. Так, за прошлый год таких пациентов было 21. По словам Руденко, стоимость операций по трансплантации сердца в Индии или Беларуси, где эта отрасль развита, достигает 100 тысяч долларов, тогда как себестоимость составляет от 10 до 20 тысяч долларов.

"За эти деньги мы бы могли пролечить 5-6 наших граждан", - сказал Руденко.

Похожая ситуация наблюдается и в сфере трансплантации почек. Как сказал на пресс-конференции главный внештатный специалист МЗ Украины по специальности «Трансплантология» Александр Никоненко, действующие сейчас в Украине центры по пересадке почек выполняют операции по трансплантации этого органа только от родственного донора. А это сужает возможности для тех пациентов, которым родственники не могут дать донорскую почку. Например, центр в Запорожье выполнил около 600 пересадок почки, 500 из которых - от трупного донора. Впрочем, за последние годы такие операции единичны, в 2016 году их было всего две. За весь 2016 год было выполнено 100 трансплантаций: 95 - почки и 5 - трасплантаций печени.

Такая ситуация тем более досадна, что в Украине, по словам Никоненко, впервые в мире была проведена трансплантация почки - еще в 1933 году. Пересадку сердца в свое время готовил кардиохирург Николай Амосов еще в 60-е годы прошлого столетия. Сейчас Украина, несмотря на прошлые достижения в этой сфере и сегодняшние возможности, отстает от других стран мира на 20-25 лет.

Причин такой ситуации специалисты видят несколько. Одна из них в несовершенстве украинского законодательства, в котором определена так называемая презумпция несогласия, то есть без согласия потенциального донора или родственников умершего человека, который может стать донором, изъять орган для трансплантации невозможно.

"Во-первых, закон, который мы приняли в 1999 году, который предусматривает презумпцию несогласия, то есть в случае смерти наш гражданин не согласен с тем, чтобы у него изымали органы для пересадки. В этом случае врачи должны получить разрешение у родственников на забор органов. Как правило, это очень сложный вопрос - обсуждение с родственниками проходит в очень сложной обстановке, когда близкий человек погиб. Им не до того, чтобы решать вопросы трансплантации. После принятия такого закона резко ограничилась трансплантация от трупного донора в нашей стране", - говорит Никоненко. 

С этим связана еще одна причина - врачи реанимационных отделений или центров по забору органов, как правило, не могут уговорить родственников на такое согласие. Для этого нужны отдельно подготовленные специалисты - трансплантационные координаторы.

"В мировой практике все отделения, которые включены в программу трансплантации, имеют специально подготовленных специалистов, в функции которых входит, кроме лечебных, и беседа с родственниками умершего. Это очень ответственный этап возможности получения донорских органов. Эти люди проходят специальную подготовку, есть центр в Испании, который взял на себя подготовку таких координаторов, и основная их задача - уметь правильно вести беседу, правильно расставить акценты при беседе с родственниками, которые находятся в трагической ситуации. Этот подход дал возможность во многих странах, где действует презумпция несогласия, в 90% получать возможность забора трупных органов. ...На сегодняшний день наши центры забора органов, не имея специалистов, практически во всех случаях получают отказ", - говорит Никоненко.

Существенным является также и то, что сейчас соответствующие центры не оснащены аппаратурой для диагностики смерти мозга, при установке которой можно вести речь о посмертном донорстве, и другими видами аппаратуры и технического обеспечения.

По словам Никоненко, многое может решить закон о трансплантологии, который обсуждается достаточно живо, но не принимается. Закон прошел первое чтение и получил много поправок, документ прорабатывала рабочая группа Минздрава, которая внесла очень много изменений, впрочем, презумпция несогласия в нем осталась. Но даже при таких условиях принятие закона и его вступление в силу дало бы толчок отечественной трансплантологии. Как вариант решения проблемы Никоненко видит схему, подобную той, которая действует в Германии.

"Удалось внести в этот вариант закона, где прописана презумпция несогласия, что во время беседы с родственниками, когда сообщается о смерти близкого человека и просится согласие на забор органов, врачи дают два часа на то, чтобы родственники обсудили этот вопрос. И если они принципиально согласны с тем, что забор органов возможен, они просто не возвращаются к этой теме. Такой вариант действует в Германии, он снимает психологическое напряжение у родственников, когда им не нужно возвращаться и сообщать о своем согласии", - сказал Никоненко.

Он отметил, что направление наших пациентов за границу на трансплантацию органов, несмотря на большие материальные затраты, не решает проблемы даже частично.

"Есть такое понятие, как потенциал трупных доноров. В развитых странах от 14 до 39 трупных доноров на миллион населения. Такой потенциал используется всеми странами. Надежда, что наших граждан будут принимать - это очень зыбкая надежда. В ближайшее время это остановится потому, что вообще направленность мировой трансплантологии - это использование собственного потенциала. В прошлом году у нас было 0,2 трупного донора на миллион населения. Наше общество не поддерживает трансплантологию", - отметил Никоненко.

Заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский отметил, что технически и кадрово Украина готова к тому, чтобы проводить такие операции. Соответствующие изменения в закон о трансплантологии переданы в Комитет Верховной Рады по вопросам здравоохранения. До того момента, как документ будет рассмотрен, Минздрав, по словам Линчевского, готовит некоторые меры.

"Рабочая группа уже разработала инструкцию по работе транспланткоординатора, чего ранее не было никогда. Сейчас пересматриваются должностные инструкции врачей-анестезиологов, куда впервые вносится требование констатации смерти мозга, которая является составной частью трансплантации. ...Мы собираемся учить специалистов по трансплантации, чтобы иметь подготовленные кадры и не тратить время, поэтому разрабатывается программа обучения, курс тематического усовершенствования", - сказал Линчевский.

Также, по его словам, Минздравом найдены средства на финансирование программы трансплантации почки от трупного донора.

Хотя, по мнению заместителя министра, проблема заключается не столько в законодательных коллизиях, а в самом отношении общества к проблеме трансплантации.

"Важно - это адекватная коммуникация в обществе. Презумпция согласия, несогласия должна обсуждаться. Давайте посмотрим, какое количество пациентов не получают трансплантацию сегодня, какое количество государственных денег выделяется на лечение за рубежом. И та, и та цифра колоссальная! А нас спрашивают о получении справки для водительского медосмотра... Трансплантация - это проблема культурная, и каким бы не был закон, при наличии обучения, финансирования, поддержки общества, правительства мы наладим трансплантации в Украине", - подытожил заместитель министра.

Видео с пресс-конференции:

Заказать фото нажмите здесь - Фотобанк


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-