Олег Козловский, начальник Управления СБУ в Луганской области
Враг переместил диверсии с востока в центр и на юг
23.03.2017 09:00 1441

– А что, кроме АТО, считаете наиболее важным?

– Борьбу с коррупцией. Прошлый год коллектив отработал довольно результативно. Удалось выявить чиновников-коррупционеров достаточно высокого уровня. Среди них – два руководителя налоговых органов, начальник отдела районного управления юстиции, два руководителя таможенных органов. Раскрыта коррупционная вертикаль при участии чиновников Луганской областной военно-гражданской администрации, которую возглавлял начальник одного из департаментов.

В сегодняшних условиях на борьбу с коррупцией мы также смотрим с позиций противостояния гибридной агрессии. Коррупционеры – это слабое звено в государственном аппарате. Это люди, которые за деньги готовы на многое, в том числе и на измену.

– В таком случае скажите, чем закончилось дело с задержанием в 2015 году коррупционного «трио» – заместителя прокурора Северодонецка, судьи и адвоката?

– Специализированная антикоррупционная прокуратура завершила досудебное расследование и направила обвинительные материалы в суд. Дождемся приговора.

– Занимается ли Луганское управление СБУ проблематикой, связанной с железнодорожной блокадой ОРДЛО?

- Служба выполняет решения Совета национальной безопасности и обороны Украины, отслеживает ситуацию в целом. В онлайн-режиме мы информируем руководство относительно ее развития.

– На Луганщине пик диверсионной активности пришелся на 2014-15 годы. С осени 2015-го противник поменял «концепцию», переместив диверсионно-подрывную активность с востока Украины в южные и центральные регионы страны. В 2016 году мы предотвратили шесть диверсий и терактов. Установили более 120 активных участников вражеских разведывательно-диверсионных групп. Среди них – как специально подготовленные боевики с «той стороны», так и местные жители, которых «мотивировали».

Например, мы предупредили серию терактов в Лисичанске. Двое жителей Приволья на День города собирались взорвать памятник погибшим украинским воинам, помещение лисичанского военкомата. Планировали теракты в отношении украинских активистов. Хотели запугать население, показать, что якобы власти нет, что правоохранительная система не работает. Их действиями руководил бывший боевик, агент спецслужб РФ, который сейчас находится в России. Злоумышленников задержали на месте закладки взрывного устройства.

– Что заставило их согласиться на преступление? Их запугали? Пообещали деньги?

– Нет. Диверсанты оказались предпринимателями, людьми отнюдь не бедными. Поэтому речь идет не о деньгах – их сознание было отравлено пропагандой «русского мира».

Мы раскрыли еще один резонансный эпизод, связанный с мостом через Северский Донец между Лисичанском и Северодонецком. Тем самым, который недавно отстроили. Мост взорвала банда Мозгового в мае 2014-го – перед наступлением наших войск. Мы установили исполнителей этого преступления. Выяснилось, что после освобождения территории от сепаратистских НВФ эти люди некоторое время воевали в составе группировки «Призрак», а в начале прошлого года снова появились в Лисичанске. Там их и задержали. Боевики имели при себе альпинистское снаряжение и другие специфические предметы, предназначенные для совершения диверсий.

Совместно с органами внутренних дел в Меловском районе мы разоблачили группу диверсантов, которая в 2015 году взорвала станцию радиолокации на территории воинской части и совершила два покушения – на военнослужащего Государственной пограничной службы и на сотрудника СБУ. Двое исполнителей преступлений оказались местными контрабандистами, завербованными ФСБ. Они ожидают судебного приговора в СИЗО. Третий фигурант сбежал в РФ. Установлена личность военнослужащего, который дважды пускал диверсантов на территорию воинской части и предоставил им возможность взорвать РЛС. Он уже осужден.

Словом, совместно с полицией и военными проведена большая работа, которая позволила стабилизировать ситуацию на мирной Луганщине.

– Наверное, и шпионов приходилось выявлять?

– Российские спецслужбы, в том числе и их представители, работающие под вывеской «МГБ ЛНР», продолжают активную вербовальную работу среди тех граждан Украины, которые пересекают российско-украинскую границу, едут в ОРДЛО или в Крым. Все эти люди – в группе риска. Среди других – наши заробитчане в России, работники государственных структур, люди, связанные с волонтерским движением, даже с международными миссиями. Фактически, все носители информации, которая может в той или иной степени интересовать врага.

Известно множество случаев, когда людей задерживали и, используя шантаж или насилие, склоняли к государственной измене, заставляли писать расписки. Все это происходит с особым цинизмом и жестокостью. Есть множество случаев, когда людей заставляли привлекать к антиукраинской деятельности близких родственников. Впрочем, большинство граждан, возвращаясь на подконтрольную Украине территорию, сами приходят к нам и рассказывают о том, что произошло. В соответствии с законодательством, они освобождаются от уголовной ответственности.

В противном случае закон предусматривает суровое наказание. В начале прошлого года наша контрразведка разоблачила агента ФСБ РФ, который примерно с осени 2015 года активно поставлял противнику информацию о сотрудниках полиции, размещении блокпостов в зоне АТО, передавал по электронной почте документы с грифом «секретно». Он был завербован российской спецслужбой во время поездки в Луганск. Следствие по этому делу завершено, материалы переданы в суд.

Жесткие судебные приговоры террористы и их сообщники получают нечасто

– Судебная ветвь власти является независимой, закон исключает любое вмешательство правоохранителей в судебный процесс после того, как материалы с обвинительным заключением направлены в суд. Это одно из основополагающих требований демократии.

В прошлом году по нашим материалам суды вынесли обвинительные приговоры в отношении примерно сорока правонарушителей. Подавляющее большинство – это пророссийские боевики, их пособники, лица, которые занимались антиукраинской деятельностью в киберпространстве, активные организаторы антиконституционного «референдума» 2014 года и тому подобное. Обычно действия этих лиц квалифицируются в соответствии со статьями 109, 110, 258-3, 260, 437 Уголовного кодекса Украины. Статьи предусматривают серьезные наказания – длительное заключение, конфискацию имущества.

Стоит учитывать и субъективный фактор: у многих судей на неконтролируемой территории остались родственники, имущество

Обратившись к Единому государственному реестру судебных решений, несложно убедиться, что в реальности подсудимые чаще получают 2,5–3 года лишения свободы. К 15 годам заключения был приговорен житель Станично-Луганского района, который принес бойцам на украинском блокпосту банку меда со взрывчаткой. Но таких жестких приговоров очень немного.

Не стоит сбрасывать со счетов и субъективный фактор: у многих судей на неконтролируемой территории остались родственники, имущество. Поэтому мы совместно с прокуратурой инициировали вопрос создания специализированных судов из числа судей – жителей других регионов, которые рассматривали бы дела о сепаратизме и пособничестве терроризму.

Словом, проблемы есть. О них много говорится в СМИ. Получил общественный резонанс случай, когда в августе 2016 года Лисичанский городской суд оправдал известного местного сепаратистского деятеля – «депутата парламента ЛНР», который организовал в Лисичанском и Новодружеском городских советах голосование о признании “Луганской республики”, призвал к свержению конституционного строя в Украине. Апелляционный суд отменил приговор и назначил новое рассмотрение дела в суде первой инстанции.

Но было бы неправильно все сваливать на суды и законодательство. Мы понимаем, что исход дела в суде зависит и от качества документирования правонарушения, от уровня работы следствия. Поэтому стараемся выдвигать жесткие требования и к самим себе. Каждый должен отвечать за качество своей работы.

– Думаю, что это позиция не столько сепаратистская, сколько антигосударственная. Во-первых, почему сторонники этой точки зрения уверены, что «отсечка» ОРДЛО решит проблему? Кремлю нужна вся Украина в фарватере российской политики, а не эти изуродованные фрагменты двух областей. Во-вторых, в других регионах тоже есть проблемы, которые агрессор постоянно пытается раздуть. Их тоже отсечь? Сегодня, наоборот, нужна единая национальная идея, которая объединила бы граждан Украины. А мы находимся в зоне АТО для того, чтобы не дать агрессору продвинуться дальше.

– На Луганщине испокон веков проживают представители более ста различных национальностей. Пытался ли агрессор нарушить их мирное сосуществование?

– На начальном этапе такие попытки действительно были. Для дестабилизации ситуации отдельные силы вынашивали намерения разыграть межнациональную «карту». Но они были вовремя локализованы. Эта тема у нас постоянно в поле зрения...

Результаты нашей работы вы чувствуете каждый день, и если при этом не замечаете наших усилий – это значит, все делается правильно

– Много шума в СМИ наделали истории с покушениями на политических деятелей. Не было у нас на Луганщине подобных фактов?

– Линия разграничения проходит достаточно близко от крупнейших городов, в том числе и от Северодонецка – сегодняшнего административного центра области. Мы постоянно проводим антидиверсионные мероприятия. Я уже упоминал о покушениях на пограничника и на нашего сотрудника в Меловом. В Северодонецке мы получили информацию о том, что кое-кто отслеживает места пребывания, маршруты перемещения по городу и по области одного из чиновников. Во сотрудничестве с органами внутренних дел мы усилили меры безопасности, провели определенные мероприятия. Трагедии удалось избежать.

Понимая, что люди более всего стремятся к безопасности, стабильности, враг использует малейшую возможность расшатать ситуацию, посеять панику, спровоцировать хаос. Он выискивает, вынюхивает в надежде наткнуться на «тонкое» место в нашей работе. За эти три года мы научились видеть его «уши» и, хоть на полшага-шаг, опережать.

Результаты нашей работы вы чувствуете каждый день, и если при этом не замечаете наших усилий, то все делается правильно...

Михаил Бублик, Северодонецк

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-