Андрей Гордеев, председатель Херсонской облгосадминистрации
Мы на границе со временно оккупированной территорией, поэтому должны показывать класс во всем
24.03.2017 15:27 1225

- Из государственного. Громада еще не может сегодня себе позволить такой ремонт. Один километр качественного ремонта дороги стоит в среднем 7-8 млн грн. Но у нас есть, например, Кочубеевская объединенная территориальная громада - первая, которая сделала 2 км собственных дорог по улице в своем населенном пункте. Это, конечно, не тот класс, когда мы делаем 37 см на бетонном основании. Они просто снимают старое покрытие и прокладывают новое, или просто по старому новое прокладывают, это совсем другие расчеты. Но местные нужды такая дорога удовлетворяет: проезд авто, трактора или грузовика. И это все равно положительный момент. Мы возим в эту ОТГ претендентов на объединение громад, показываем эти результаты - и люди удивляются: 25 лет не было вообще запаха асфальта в этих населенных пунктах, а теперь у них есть возможность положить 2 км новой дороги!

Люди должны видеть, что жизнь меняется к лучшему: что освещение сделали, водопровод... Мы первыми в Украине ввели электронную медицинскую карту, это действительно ноу-хау наше. Компьютеризируем каждый ФАП, экстренную медицинскую помощь, поликлинику, больницу. Все они должны иметь кардридеры, которые с персональной пластиковой карты буду считывать информацию о пациенте: наследственные болезни, аллергии, историю болезней. Это фиксация врача за человеком, затем оценивание ним этого врача - это основа для будущего подхода реформы, согласно которой деньги ходят за пациентом.

- Кто уже имеет такие карточки?

- Белозерский район уже подключился к этой системе, другие районы тоже постепенно подключаем - раздаем карты и кардридеры.

- Сколько времени примерно это займет?

- Думаю, к середине этого года мы уже тотально выйдем на электронную карточку. Раздадим это все сначала депутатам и председателям сельских советов, чтобы они понимали, что это. Компьютер стоит 25 тыс. грн. Купить его со всем оборудованием на ФАП, провести Интернет - это копейки для громады.

- Люди в некоторых регионах жалуются на госпитальные округа, что невозможно доехать и, наоборот, отдаленной становится помощь...

- В прошлом году мы открыли три центра медицинской помощи, приблизили медицинские услуги к гражданам. Раньше надо было ехать в райцентр за 20-30 км по полному бездорожью. А теперь центр медицинской помощи на расстоянии до 9 км, скорая помощь доезжает за 5-15 минут.

- Да как-то мне уже года четыре не удается вообще отдохнуть. А еще важно для туризма то, что мы запустили аэропорт «Херсон». За два года, еще с тех пор, как я был народным депутатом, вложили туда 85 млн грн, сделали реконструкцию рулежек и перрона.

С 14 апреля появятся новые рейсы: МАУ запускает с «Борисполя». Ведем переговоры с Белоруссией, чтобы сделать прямые рейсы Минск-Херсон. За счет только аэропорта мы дали плюс 25 тыс. иностранных туристов. А в целом аэропорт перевез 250 тыс. пассажиров. Считаем так: 250 тысяч умножить на 500 грн с одного туриста. Это минимум: скажем, приехал, взял номер, переночевал, где-то перекусил, за такси заплатил и т. п... То есть, в регион аэропорт привлек около 125 млн грн.

При этом у нас были международные рейсы только Turkish AirLines. Херсон-Стамбул. Кстати, херсонский аэропорт уже два года подряд в системе Turkish AirLines держит первое место по пассажиропотоку - мы обеспечиваем более 85% наполнения их бортов.

- Когда планируется завершить реконструкцию?

- Трудно сказать. Стоимость всего проекта реконструкции – около 700 млн грн, мы использовали только 85. И надо прежде всего искать эти ресурсы. Наша задача – сделать аэропорт конкурентоспособным, а потом он сможет сам на себя зарабатывать. Те инвестиции, которые мы вложили, не являются возвратными. Но это точка роста региона.

- Популярность отдыха на Херсонщине выросла из-за того, что люди перестали ездить в Крым?

- Конечно, мы пользуемся тем, что сейчас большая потребность в закрытии этой ниши. А прошлым летом еще и проводили кампанию «Отдыхай на Херсонщине»: стыдили тех, кто ехал в Крым на отдых. Помните, когда было обострение, на Чонгаре длиннющая очередь стояла, оккупанты не пускали. И вот просто такая картина: автомобиль ВАЗ-21, трое детей сзади - и три дня ждут, чтобы их пропустили в Крым. Я говорю: куда ты прешся, да поверни на Арабатскую стрелку, дай детям спокойно в море поплавать!

Да, сервис у нас еще хромает, но это уже вопрос конкуренции, рынок сам должен выравнивать, что надо предлагать. В этом году мы уже готовимся к курортному сезону. В Скадовске проходит «круглый стол» Ассоциации гостеприимства. Продолжаем чинить дороги: должны до 1 июня сделать ямочный ремонт, чтобы уже люди ехали. Решаем вопрос легализации бизнеса.

- Как именно?

- В прошлом году мы дали 77% роста туристического сбора - но это копейки на фоне того, что остается в тени. У нас на booking.com 1400 хозяев предлагают услуги краткосрочного проживания в Херсонской области, а зарегистрировано в ГФС лишь 400. То есть, меньше трети людей работают легально! В прошлом году мы только ходили и предупреждали, потому что действовал мораторий на проверки, и не было таких штрафов, как сейчас: за неоформленного работника, за незаконный бизнес. И таким образом мы легализовали около 10 тыс. рабочих мест и 2 тыс. субъектов хозяйствования.

- А в этом году уже будете штрафовать?

- Ни у кого нет цели именно штрафы, мы ставим себе цель легализации. В прошлом году в дорогу, которая идет на Скадовск и Железный Порт, мы вложили 36 млн грн, в этом году будет еще 40 млн грн. То есть более 70 млн государство вкладывает в инфраструктуру. Зачем? Чтобы людям было комфортно проехать на курорт. А местные говорят: а мы не будем оформляться налогоплательщиками! При этом цена вопроса - 1%. Например, с 1000 грн стоимости проживания в сутки с одного человека - это 10 грн. Это что, такие большие деньги? Просто надо легализоваться, заплатить те 5-10 грн в местные бюджеты - и тогда сможем что-то планировать. Будет бюджет - будет и освещение, и канализация, и дороги.

По сравнению с позапрошлым годом, увеличили количество туристов с 2,7 млн до 3,5 млн

- Может, еще какие-то пряники предлагать, кроме кнута?

- Мы же даем пряник! По сравнению с позапрошлым годом, увеличили количество туристов с 2,7 млн до 3,5 млн. Это весомый "пряник" для каждого бизнесмена, который занимается курортной деятельностью. В том году все получили прибыль. И с нее надо заплатить налоги. Рост туристического сбора на 77% - это около миллиона гривен. Но должно было быть гораздо больше, если бы легализовались все.

- А какие прогнозы даете на этот сезон?

- Думаю, туристов будет не меньше. Может, даже больше – за счет иностранцев благодаря расширению авиасообщений с Херсоном. Компания «Нибулон» строит порт, он должен открыться к 1 мая. Мы с ними ведем переговоры про речные ракеты, согласовываем маршрут – это тоже даст приток отдыхающих.

- А откуда будут ходить ракеты?

- Хотим сделать сообщение с Одессой, а также запустить рейсы из Херсона на побережье – напрямую, чтобы не ехать по дорогам. У нас есть труднодоступные места, такие как Кинбурнская коса, очень аутентичные и интересные. Если туда добираться по воде, то уже это станет определенным адреналином и экстримом.

- А как насчет условий для отдыхающих? На Херсонщине хорошие курорты, скажем, для мам с детьми - но условия там часто еще "советские": ни воды, ни канализации...

- Здесь поможет только конкуренция. К сожалению или к счастью, ни у областной администрации, ни у других органов нет полномочий и ресурсов строить какие-то новые гостиничные комплексы и т.д. Единственное, что мы можем предложить инвестору, - это возможность быстро, прозрачно, без взяток строить. На сегодня у нас на Арабатской стрелке уже есть такие отели, которые могут конкурировать с европейскими.

- Во-первых, я с этим не согласен. Сегодня военное присутствие на территории Херсонской области позволяет нам уверенно говорить: в случае прямой агрессии нам есть чем остановить врага. Но, во-вторых, есть вещи, которые мы не можем освещать в СМИ. Нельзя на этом спекулировать. У нас достаточный уровень мощности, чтобы из этого полуострова сделать остров, причем плавающий, но нам нужно спокойствие. И главное, что нам сегодня нужно, - это формировать из херсонца патриотического гражданина, который не позволит себе взять флаг другого государства, выйти на площадь и сказать: “Путин, приди”.

- Какими средствами вы формируете такое сознание?

- Сегодня все понимают, что самое главное – это культура и образование. Идет борьба за человека. Эта гибридная война показала, что ты можешь иметь хоть ядерные боеголовки, но если нет поддержки людей, то вся мощь оборачивается ничем. Мы должны формировать в людях именно украинскую идентичность. Поэтому акцентируем внимание на наших исторических корнях, развеиваем миф о том, что Херсонщина – это какая-то там "Южная дуга". Нам навязывают мнение, что при российской царице Екатерине в наших краях и жизни не было. Мы говорим - нет. Мы показываем нашу Каменскую Сечь, которая была еще за 50 лет до Екатерины. Мы показываем, что у нас была Олешковская Сечь - это 1710-1730-е годы, а Екатерина - это конец 1770-х.

Мы приняли областную программу «Гражданин – патриот Родины». Проводим среди молодежи курсы военно-патриотического воспитания, и херсонцы во всеукраинской «Джуре» занимают первые места. Уделяем много внимания спортивному развитию, формируем спортивную инфраструктуру именно массового вида спорта - футбола. Детишки рисуют рисунки для наших военнослужащих. Очень трогательно, когда они кладут руку на сердце и поют гимн Украины. И если какие-то взрослые думают, что могут когда-то флаг поменять, то их дети уже так не думают. И когда это новое поколение подрастет - у нас уже вообще все будет нормально.

- А среди среднего поколения сопротивления не чувствуется?

Пытаемся создать систему обороны, как в Швейцарии: формируем отряды резервистов в каждом населенном пункте

- Не чувствуется, это показали и последние выборы, и предпоследние. Сегодня есть четкая направленность и поддержка государства Украина.

Для меня определенным индикатором являются отряды территориальной обороны. Мы каждые выходные с конца августа по декабрь проводили учения на полигонах. Привозили из каждого населенного пункта по 10, 15, 20 мужчин. И когда ты там, на полигоне, говоришь: "Слава Украине!" - а тебе 500-600 мужиков в ответ: "Героям слава!" - это не пустой пафос. И это очень показательный срез, как раз среднее поколение, обычные люди в повседневной жизни.

- А как проходят такие собрания?

- Мы пытаемся создать систему обороны, как в Швейцарии. Формируем отряды резервистов в каждом населенном пункте, с председателем сельсовета, района, мэром города во главе. Всего у нас около 5 тыс. людей, из Херсона - около шестисот. И вот всю осень, каждые выходные у нас были учения: люди проходили муштру, учились стрелять... Чтобы в нужный момент каждый знал, какие объекты должен защищать. То есть, в час «Ч» каждый должен быть там-то, найти своего взводного, получить оружие, переместиться срочно на блок-пост или объект охраны.

- И люди добровольно собираются? Никто не пытается уклониться?

- Сначала кое-кто думал, что это мобилизация, что мы их в зону АТО отправляем. Но до 65 лет у нас все мужчины военнообязанные, есть комиссариат, есть уголовная статья за уклонение... Поэтому собрались. И мы стараемся все делать как следует. Драмтеатр попросили помочь, они нам вечером после учений устраивают культурную программу. А в конце, когда уже все отработали, - завершающий момент, так называемая “тайная вечеря”. Из всего, что привезено, варим кулиш казацкий, борщ, и всем коллективом обедаем. Это людей сплачивает, консолидирует.

- Это ваша областная инициатива?

- Да, мы это придумали и реализовали, после этого к нам еще с пяти областей приезжали перенимать опыт: с Херсонской, Николаевской, Кропивницкой, Винницкой и Одесской. У нас были комиссии из Генштаба, Минобороны. Моего советника, который за это отвечал, наградили именным оружием. В результате это теперь распространяется на всю страну: последняя суббота каждого месяца - Всеукраинский день стрелка.

НАША С МЕДЖЛИСОМ АКТИВНОСТЬ НЕ НРАВИТСЯ ФСБ-ШНИКАМ

- А как вы работаете с крымскими татарами?

Надо уже сейчас создать крымские органы государственной власти в изгнании

- Мы с ними проводим совместные совещания, мероприятия, отрабатываем стратегию. Должны вместе заниматься деоккупацией Крыма. Надо уже сейчас создать крымские органы государственной власти в изгнании. Потому что когда придет время деоккупации, необходимо будет сразу иметь людей, которые будут принимать решение. И мы должны сегодня сформировать теневое правительство, сформировать Верховную Раду Крыма. Зарплату им давать и все такое, но они должны четко следить, что там происходит, какие решения принимаются, какие тенденции, иметь определенный рупор, чтобы доносить информацию на оккупированные территории, свою инфраструктуру. Должны звучать фамилии определенных людей, формироваться авторитет. И потом, в момент "Ч", возглавить моментально исполнительную власть в регионе. Чтобы не искать в горячке и не назначать тех самых сепаров, надо иметь подготовленных, патриотических, проверенных временем людей. Вот о чем говорим и мы, и Меджлис. Должна быть сформирована своя прокуратура, полиция, своя служба безопасности.

- А в вашем аппарате облгосадминистрации много крымских татар, скажем?

- Заместитель главы Генической РГА - крымская татарка Гульнара Бекирова. У меня два советника - татары. Меджлис нас на «круглом столе» просил интегрировать в госструктуры представителей крымскотатарского народа, и мы не возражаем. Тех, кто соответствует критериям образовательным, квалификационным требованиям, берем без колебаний. У нас на сегодня конкурсный отбор почти по всем позициям.

- Недавно СМИ сообщали о конфликте между крымскотатарским батальоном «Аскер» и представителями ВСУ. Тогда на базе крымских татар даже обыск проводили. Какие были причины этого конфликта? Улажена ли ситуация уже, и как именно?

Идут переговоры о легализации батальона «Аскер» в составе ВСУ, а именно - военно-морской пехоты

- Крымские татары давно уже выступают с инициативой об их легализации в составе Вооруженных Сил Украины путем создания своего батальона «Аскер». Но на сегодня это незаконное формирование. Оно не предусмотрено Конституцией и законами Украины. Во время учений ВСУ, которые там на отработке были, произошел конфликт с командиром батальона из-за того, что в зоне их учений были другие лица в военной форме и с оружием. Поэтому устанавливали всех этих лиц, изъяли оружие, ну, и дальше идут переговоры о легализации этого воинского формирования в составе ВСУ, а именно - военно-морской пехоты. Сейчас это с министром обороны обсуждают. Думаю, им предложат подразделение, даже уже предложили. Теперь слово за крымскими татарами, за их решением - вольются ли они в состав ВСУ. Потому что это же устав, и все остальное, как положено.

- Люди, которые по разным причинам остались в Крыму, иногда жалуются, что не могут, приехав в Украину, быстро решить вопрос с документами: получить справку, или, скажем, в 45 лет украинский паспорт продлить. Есть ли возможность это изменить?

- 17 марта мы открыли вышку на Чонгаре - и тогда же у нас было совещание по реконструкции существующих КПВВ - на Чонгаре и Каланчаке - под современные условия. Есть желание сделать там своего рода МакДональдс: вот ты приезжаешь из-за колючей проволоки - а тебя встречает МакДональдс как символ определенной свободы. Мы должны до 1 июля выстроить нормальные сервисные зоны. Там будут автостоянки, автостанция, фаст-фуды, комната матери и ребенка, отделения банков, таможенные и карантинные службы, службы безопасности - и, в частности, центр предоставления административных услуг. То есть, человек приехал, сдал документы, перекусил, забрал документы и уехал обратно. Мы хотим там создать условия, чтобы не было неудобств для наших граждан, чтобы они переезжали этот свой проволочный забор - и видели, что въезжают в Европу. И при этом чувствовали, что они домой приехали, и что государство их помнит, о них заботится.

- А сколько людей пересекает админграницу за год?

- В прошлом году было 1,5 млн по Чонгару, 1 млн - по Каланчаку, туда и обратно. Но в целом на 17% меньше, чем в позапрошлом году.

ТЫСЯЧА СТУДЕНТОВ ИЗ ДОНБАССА И КРЫМА БЕСПЛАТНО БУДУТ УЧИТЬСЯ У НАС

Сейчас в наших планах - формирование человеческого капитала Украины, в том числе именно за счет оккупированных территорий. Мы хотим детей оттуда у себя учить, давать им дипломы без бюрократических процедур. Тысяча студентов из Донбасса и Крыма бесплатно учиться в херсонских вузах. К нам им легче добраться, чем в другие регионы. И здесь они интегрируются, посмотрят, что мы не едим детей, что у нас нормальное, здоровое государство. И именно это поколение будет потом реинтегрировать Крым.

- Вступительная кампания уже совсем близко...

- Поэтому мы и подали этот законопроект №6116. Спиваковский там первый подписант, и еще где-то 30 депутатов. И цена вопроса - около 25 млн грн.

- А вы готовы к определенным трудностям, когда приедут дети?

- Нет у нас никаких трудностей! У нас есть куда их разместить, общежития, учебная база, все есть.

- А как они будут сдавать наше ВНО?

- Нам главное - их оттуда вытащить. Не будет никаких бюрократических препятствий. А сдадут уже в процессе обучения.

- Язык обучения у вас русский?

- У нас есть профессура и украинско- и русскоязычная. Поэтому, кстати, крымчан в Херсоне легче будет учить, у нас русскоязычный регион, будет легче их ассимилировать.

- Вам не кажется, что это немного неправильно?

- Учебные программы составлены на украинском, но в то же время у нас русскоязычное население, и когда человек из Крыма сюда попадает, ему легче учиться и жить в этой среде, формировать себя. Если мы в языковой политике пойдем по ограничительному принципу, то далеко не зайдем. Я бы это переводил в вопрос моды. Сегодня даже по Херсону ходишь и слышишь, что люди, молодежь переходят сами на украинский, потому что это модно.

О СЕВЕРО-КРЫМСКОМ КАНАЛЕ

- Недавно вы написали в Фейсбуке, что не позволите разблокировать Северо-Крымский канал, даже несмотря на давление. Кто на вас давит по этому поводу и как именно?

- Наша с крымским Меджлисом активность не нравится ФСБ-шникам, потому что, во-первых, 17 марта мы запустили телерадиовышку - с акцентом на оккупированную территорию. Во-вторых, мы строим дамбу и этот Северо-Крымский канал. Этим проектом мы занимаемся вместе с народными депутатами от Херсонщины уже два года, и сейчас с действующим правительством завершаем работу. Это тоже не нравится ФСБ-шникам и оккупационной власти Крыма.

Строим дамбу, которая является капитальной постройкой, которая полностью перекрывает подачу воды на Крым

Почему? Потому что как бы там они не хорохорились, но вопрос обеспечения водой оккупированных территорий – это полная ответственность Российской Федерации. Оккупировали — пожалуйста, обеспечьте потребность граждан в воде. А вода в Крыму заканчивается. Да, они попробивали скважины, они вернули там реки, пытаются аккумулировать ту воду, которая образуется от осадков - снега и дождей. Но это все равно не обеспечит той потребности, которая есть в Крыму. Потому что в подземные озера, которые они выкачивают, попадает морская вода - по принципу сообщающихся сосудов. Это же источник, он не бесконечен. К сожалению, этого не понимают сегодняшние руководители РФ. Ну, это их проблема. Но то, что мы строим эту дамбу, которая является капитальной постройкой, которая полностью перекрывает подачу воды на Крым и одновременно максимально обеспечит водой Херсонскую область, очень их злит.

Мы, кстати, получим от этой дамбы прямую выгоду для херсонских аграриев - это около 7 тыс. га дополнительного орошения. Что было раньше? Был Северо-Крымский канал, который, когда транспортировал воду на Крым, имел определенный уровень воды. Когда его перекрыли временными средствами - мешками с песком, скажем проще, - то этот уровень воды стало невозможно удержать. Поэтому уменьшились площади орошаемых земель, обострились проблемы обеспечения водой Голопристанского, Скадовского районов Херсонщины. Строя эту новую дамбу, мы как раз даем подпор воды, необходимый области для расширения границ качественного орошения. И в то же время перекрываем Северо-Крымский канал. Поэтому нам устраивают различные провокации, пытаются дискредитировать наши действия через СМИ, “круглые столы”, беседы, дискуссии в соцсетях. Но все это ничего им не даст. Это государственная программа, государственная политика, и мы ее выполняем.

- Неделю назад официально запустили чонгарскую телерадиопередающую башню. Достаточно ли ее мощности?

Рассчитываем частоты на вторую телерадиовышку - тоже с акцентом на оккупированную территорию

- Когда я приступил к работе, первое поручение, которое мне дал Президент, это разобраться с информационным пространством Херсонской области. У нас, к сожалению, одна треть области не была обеспечена украинским контентом и сигналом. Она и до сих пор частично покрывается сигналом из оккупированного Крыма. И единственный действенный способ блокировать его — ставить на ту же частоту свой сигнал. Все остальное, там глушилки и т.д. – это только болтовня.

На третий день своей работы уже был у председателя Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Юрия Артеменко. Он организовал выездное заседание Нацсовета в Херсон. Мы разработали первую стратегию защиты информпространства, Нацсовет одобрил ее и дала нам на реализацию.

Мы нашли частного инвестора, который построил телерадиовышку на Чонгаре и 150-метровую башню, которая сегодня дает сигнал до Симферополя. Сейчас уже рассчитываем частоты на вторую телерадиовышку - тоже с акцентом на оккупированную территорию. Это в Каланчакском районе, как раз с другой стороны. Таким образом, Новотроицкий, Генический, Каланчакский и Чаплинский районы мы покроем этими двумя телерадиовышками, и еще и корреспондируем сигнал на оккупированную территорию Крыма.

- А когда заработает вторая башня?

- Ну, подождите, 17 марта запустили первую. И это достаточно мощная инвестиция - 3,5 млн грн одна такая башня стоит. Нужен такой комплексный подход, и здесь без Нацсовета мы ничего не сможем сделать, потому что именно они формируют потребность в операторах телерадиорынка. Но лицензии мы уже все получили - на четыре радиочастоты.

ПОЧЕМУ ХЕРСОНЩИНА НЕ ТОРГУЕТ С РФ И КРЫМОМ, И КОГДА БУДУТ В КИЕВЕ ХЕРСОНСКИЕ АРБУЗЫ

- Некоторые жители области были недовольны блокадой торговли с Крымом. Смогли ли уже местные предприниматели перенаправить свой бизнес, найти новые рынки, как помогала им в этом областная власть?

- Блокада сильно ударила по херсонским товаропроизводителям, рынки сбыта наши нарушились. Но сейчас мы, во-первых, переориентировываем на европейские рынки, ведем речь о том, что надо вводить сертификацию и тому подобное. У нас в Херсоне открыл представительство Международный торговый союз, который оказывает услуги по сертификации овощной продукции. Все крупные фермерские предприятия, такие как «Чумак» или «Agrofusion», сегодня выращивают уже свою продукцию под конкретные контракты, есть прямые фьючерсы, и они все выращенное сбывают туда.

Но есть еще мелкие и средние фермеры, которые сеют “на авось” и не хотят заниматься прогнозом. Мы даем свое видение прогноза на каждый год, если к нам обращаются с предложениями по контрактам из стран Балтики, то мы передаем это нашим аграриям, чтобы они выращивали под прямые контракты. Мы проводили сейчас специально «круглый стол» с рынком “Шувар”, оптовыми переработчиками, чтобы рассказали фермерам, какими будут тренды года, что им выгоднее сеять. А дальше уже - выбор за каждым фермером.

- То есть, вы и на внутренний рынок переориентировываете, не только на зарубежный?

- Да, внутренний представляли у нас Одесский рынок “Шувар”, которые как раз и формируют сбыт. Кроме того, “Нибулон”, который строит порт в Голой Пристани, имеет сопроводительный проект – это создание возможности логистики из Голой Пристани в Киев – для поставки овощей, фруктов и ягод, арбузов. По Днепру вниз спускают зерно, а наверх можно как раз поднимать, обратным ходом, на баржах нашу продукцию. Будем теперь проводить работу с вашими торговыми сетями, чтобы они формировали заказы.

- А на какие именно европейские рынки ориентируете своих фермеров?

- Сегодня такой перевалочной базой для европейских рынков является как раз “Шувар”, который берет нашу продукцию, осуществляет первичную обработку, охлаждение, расфасовку, сортировку, калибровку, а затем поставляет на Польшу. Есть у нас также прямые поставки на Белоруссию, Эстонию, на Балтийские страны.

- С Россией сейчас ваши фермеры не торгуют?

- Не торгуют. И с Крымом тоже.

Ольга Опанасенко, Ирина Мамчур. Киев

Фото: Павел Багмут

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-