Олег Синютка, председатель Львовской облгосадминистрации
Альтернативы монетизации льгот нет
28.04.2017 14:29 601

Председатель Львовской облгосадминистрации Олег Синютка заработал на этом посту репутацию жесткого и бескомпромиссного руководителя. Для тех, кто попадется на нарушении трудовой дисциплины, халатности или небрежности, дело завершается безоговорочным увольнением. Для расхитителей и взяточников – следствием и сроком. Не боится выносить «мусор» из здания ЛОГА, а специалистов в свою команду подбирает на конкурсной основе. Возможно, благодаря этому в общегосударственном рейтинге область за два года поднялась с 23-го на 6-е место, а в амбициозных планах ее руководителя – занять место в тройке «призеров».

Однако жизнь есть жизнь. И приносит она не только ожидаемые результаты, но и неприятные неожиданности. Такими для области в последнее время стали взрыв на «Степной», мусорный кризис, война памятников и провокации, цель которых - поссорить нас с соседней Польшей... Обо всем этом – в разговоре главы области с корреспондентом Укринформа.

- Олег, уже два года вы возглавляете Львовщину. Какие этапы на этой дистанции были самыми сложными для вас? Как вы охарактеризуете нынешний?

- Трудно сказать, потому что каждый день – это какой-то вызов. Каждый день есть какие-то положительные моменты и какие-то трудности. Нет проблем, которые бы нельзя было решить. Есть проблемы, решение которых требует больше времени и усилий.

- Какие из этих проблем вы считаете самыми тяжелыми?

- Труднее всего выстроить на Львовщине территорию доверия. Доверия между людьми, между властью и жителями, доверия в обществе. Вот это самое сложное

- Насколько вам это удается?

- По-разному, на самом деле. Но то, что сегодня у людей меньше агрессии, думаю, самый главный результат.

- Жизнь на Львовщине в течение последних двух лет вошла в размеренную рабочую колею, но возникла мусорная проблема, которая нивелирует имидж не только Львова, но и области – во всей стране и даже за границей. Достаточно ли, по вашему мнению, область подключилась к ликвидации кризиса?

- Решение этой проблемы лежит в трех плоскостях: первая – не надо переводить хозяйственные вопросы в политические. Вторая – нельзя и не нужно врать. И третья – каждый на своем месте должен делать то, что записано в его должностных обязанностях. И тогда проблемы будут решаться гораздо быстрее.

- Помощь области в мусорном вопросе встречает сопротивление на местах. В частности, при выделении участков под полигоны, мусороперерабатывающие заводы. Что делается, чтобы убедить людей?

- Прежде всего нужно, чтобы городские власти перестали перекладывать на кого-то ответственность, а поняли, что это их задача и для этого их выбирали люди, чтобы они решали коммунальные проблемы города. Второе – не надо убегать от людей, а ехать и разговаривать с ними, как бы сложно это не было бы. А третье – нет альтернативы: эту проблему надо решать.

- Пытались ли вы договориться с коллегами из других областей?

- Если бы я не вел постоянные разговоры, не обращался с просьбами, то ни первый, ни второй разы мы бы не почистили Львов. Поэтому, если кто-то считает, что махнул волшебной палочкой – и все сразу решается, то надо хотя бы побывать на тех совещаниях, которые я проводил, или поехать к тем людям, которые иногда обоснованно, а иногда нет требуют не утилизировать отходы на их территориях. Тогда все станет понятно.

- Как вы воспринимаете то, что в «выбросах» львовского мусора в других регионах обязательно находят пачки чеков из львовских супермаркетов или тетради из львовских школ. Не своеобразная ли это «визитка Яроша» – попытка вызвать ненависть к львовянам, если уже не к бандеровцам, то к негодникам, которые создают экологическую угрозу для Украины?

- Я думаю, что нужно очень четко спросить у тех людей, которые вывозят мусор и выбрасывают его вдоль обочин. Потому что за это им платят деньги, а если им платят, значит, их фамилии известны, их автомобили известны, и просто надо спросить, с какой целью они это делают. Тогда все станет понятно. К большому сожалению, все наши обращения к городской власти, чтобы они дали информацию хотя бы об одной машине, которая была задержана или безосновательно остановлена, остались без ответа. Потому что, как я понимаю, таких фактов просто нет. Есть желание в этом найти какие-то политические дивиденды.

- А эти письма, которые мэр Львова Садовый демонстрировал, что он, мол, посылает, а ему не дают ни ответов, ни согласия?

- Ну, во-первых, на заседании областной комиссии по чрезвычайным ситуациям было обнаружено, что в период между двумя заседаниями никто никакого письма не писал. После острого разговора уже пошли обращения, но ситуация стала настолько сложной, что просто написать письмо было маловато. Надо ехать, разговаривать, убеждать, без этого прогресса уже не будет.

- Какими аргументами вы пользуетесь в таких разговорах?

- Порой убеждаю, порой ссорюсь, по-разному.

(От редакции: когда уже готовилось интервью, в облгосадминистрации в присутствии вице-премьер-министра Украины Владимира Кистиона был подписан меморандум между городской, областной властью и мэрами 20 городов Львовщины относительно приема львовского мусора на локальные полигоны в течение двух лет. Этого времени львовской власти должно хватить для постройки мусороперерабатывающего завода, что раз и навсегда должно решить проблему утилизации ТБО не только из областного центра, но и из ряда населенных пунктов Львовщины, которые также страдают от завалов мусора).

- Одно из пожеланий Президента при назначении вас на должность – это чтобы Львовщина состоялась. Насколько это удалось на данном этапе?

- То, что я хочу сделать, еще не реализовано. А ответ на это можно будет дать, когда я покину эту должность и можно будет незаангажировано проанализировать период, когда возглавлял Львовскую область.

- Вы предполагаете такой вариант?

- Стопроцентно. Раньше или позже я покину эту должность. Я же не буду на ней пожизненно.

- На Львовщине уже состоялось несколько этапов выборов в объединенных территориальных громадах. Что показали первые ОТГ? Есть ли смысл это делать? Как громады воспользовались средствами?

- Первое: альтернативы созданию ОТГ и децентрализации, которую начал Президент, просто нет. Второе: наши люди очень мудрые, и они выбирают не популистов, а нормальных людей, так выглядит, что даже представителей политических течений, которые занимаются популизмом, не берут в расчет, поэтому громады возглавляют прагматики. И третье - объединение дает большие финансовые возможности. Вместе с тем, объединение требует профессиональных людей. Если все это сложится, то я убежден, что даже за короткий период времени мы будем иметь положительные сдвиги.

- Средствами уже какие-то громады воспользовались?

- Конечно. Государство в прошлом году выделило специальный фонд на поддержку ОТГ и фактически каждая объединенная территориальная громада в большей или меньшей степени имела возможность получить дополнительные средства. Кроме этого, каждая громада из своих средств тоже выделила финансовый ресурс на капиталовложения. И суммарно мы несколько десятков миллионов получили по области только за счет объединения.

- Какие-то конкретные результаты от этих вложений уже есть?

- Есть в каждой громаде, начиная от дороги, освещения, и заканчивая садиком, школой.

- Где воспользовались новыми возможностями наиболее эффективно?

- Я бы не хотел выделять. Некоторые из громад во время создания априори имеют меньшие финансовые ресурсы. Но их попытки являются намного большими. А некоторые, получив деньги, оставили их на счетах и не могут ими умело воспользоваться.

- А вы имеете на это влияние?

- Глава областной администрации должен влиять на все. Порой он сильнее, порой слабее, но то, что мы постоянно побуждаем глав выполнять работу и оставлять после себя положительный результат, это однозначно.

- В обществе неоднозначно воспринимается реформа медицины, в частности в плане создания госпитальных округов, как это проходит у нас?

- То, что медицину нужно реформировать, кажется, уже ни у кого не вызывает сомнений. Другое дело, относительно госпитальных округов. Если это сделать грамотно и мудро, то это будет правильно. Если сделать просто для «галочки», то это, конечно, ни к чему не приведет. Мы подали свой проект. Он немного не устраивает министерство здравоохранения, но будем отстаивать его.

- Чем наш проект отличается от Минздравовского?

- Моя категорическая позиция – реформирование не должно привести к закрытию. К оптимизации - да, возможно - к смене специализации. Но я убежден, что мы не можем быть эпохой или поколением, которое позакрывает больницы, школы и ничего после себя не оставит. Когда говорим о школе, мы должны думать не о заведении, а об ученике: где ему будет комфортнее получить лучшие знания. Когда говорим о лечебных учреждениях, то мы опять же должны думать не о здании, а о человеке, который может заболеть и не иметь возможности ехать лечиться за границу или же на большие расстояния, а должен получить в ближайшем месте ту помощь, в которой он нуждается.

- Мы недавно пережили трагедию на «Степной». Какая ситуация сейчас на этой и других шахтах, какие выводы сделала и какие рекомендации дала правительственная комиссия, и что из этого выполняется? Приведены ли в порядок разрешительные документы по «Степной» и «Червоноградской», как идет расследование?

- Правительственная комиссия работает и уже имеет первые выводы, которые говорят о халатном отношении, в том числе и должностных лиц. Я не могу квалифицировать это жестче, но если в конечном итоге это приводит к смерти людей, то думаю, это больше, чем просто халатность. Что касается самих шахт, то государство, подняв стоимость угля, должно побудить шахтеров к рентабельной работе угольных предприятий. И то, что первый раз за последние три года государство направляет средства не на акционерное уменьшение себестоимости угля, а на модернизацию шахт, очень и очень правильно. Если так будет сделано, то мы получим совсем другую угольную отрасль.

- Львовщина является лидером в ремонте и восстановлении дорог.

Недавно министр инфраструктуры отмечал, что у нас самая низкая стоимость ремонтов при высоком качестве. Благодаря чему это достигнуто? Сыграли ли здесь роль асфальтовые заводы области?

- Все очень просто: прозрачность и конкуренция. Мы никому не отказываем из тех, кто хочет разместить здесь асфальтовые заводы. Для меня является очень важным качество их продукции и расстояние от места ремонта. Потому что если возить асфальт за сто километров, понятно, что качества там не будет.

- Вы отмечали, что в облавтодоре ведется следствие...

- Нет священных или неприкасаемых «коров». То есть, каждому человеку, который хочет что-то делать, мы будем помогать, и каждый человек, который нарушает закон, будет отвечать. К большому сожалению, так выглядит, что руководитель облавтодора не сумел пройти через искушение. Его об этом предупреждали, у него была хорошая заработная плата. Пусть следствие установит, виноват ли он, или, возможно, была какая-то ошибка.

- Много дорог в области сошли вместе со снегом?

- Если говорить о ремонте, который мы осуществляли капитально, то это одна дорога – Броды-Подкамень, на которой были допущены ошибки. Мы за ее ремонт не заплатили. И если подрядчик за свой счет переделает это по-новому, он сможет рассчитывать на оплату. Не сделает - не получит ни копейки. Там, где шла речь о ликвидации ямочности, конечно, говорить о долговечности и высоком качестве не приходится. Но мы понимаем, что должны работать параллельно: с одной стороны сплошь укладывать пути, которые будут эксплуатироваться десятки лет, а с другой – где-то поддерживать старые, потому что иначе эти дороги станут совершенно непригодными.

- Какие дороги будут отремонтированы к началу лета?

- Хотим, чтобы все радиальные направления от Львова были в этом году отремонтированы. Поэтому начали ремонты на Червоноград, Каменку-Бугскую, Тернополь, Самбор, Пустомыты, Николаев, Городок и приступаем к хордовым дорогам, которые соединяют автомагистрали. Сегодня уже работаем на десяти направлениях, и если все так пойдет, как сейчас, то должны сделать в 2017 году больший объем, чем в предыдущем.

- То, что начали, хорошо. А какие из них будут завершены?

- Все будут завершены. На Самбор мы сделаем всю дорогу до конца года. В прошлом году сделали отрезок Самбор-Старый Самбор и до Турки. Там осталось положить только 20 километров верхнего покрытия. Оно будет сделано в пределах 20-25 дней. От Львова до Самбора должны сделать до конца августа – начала сентября. На Каменку-Бугскую – в мае, на Червоноград, наверное, на протяжении всего года, на Тернополь должны закончить в июле – начале августа. Гнать к какой-то там дате не будем, но до конца года все работы будут сделаны.

- Но есть одна дорога, которую, может, стоит сделать к дате – на Грушев, куда летом состоится массовое паломничество в честь 20-летия явления Пресвятой Богородицы.

- Мы начали ее ремонт с дороги Дрогобыч–Самбор через Верхний Дорошев, должны до 1 мая выйти на дорогу Комарно–Дрогобыч и до 10 мая от того участка, который от Дрогобыча сделан в прошлом году, полностью пройти до Грушева. Паломники должны чувствовать себя комфортно.

Но есть еще один Грушев, дорога до которого вызывает не меньше беспокойства: это дорога до пропускного пункта Грушев–Будомеж в Яворовском районе. Там есть проблема с кредитом, который Польша предоставила Украине, и мы должны побудить центральные органы власти скорее его акцептовать.

- Еще в конце прошлого года вы считали достижением, что области удалось «прописать» у себя пять крупных инвестиций от иностранных фирм. Сейчас же поставили очень высокую планку: открывать каждую неделю по два новых предприятия. Как долго удастся ее удерживать?

- Это не какая-то самоцель.

- А как в целом удалось переломить ситуацию, ведь тогда вы отмечали, что на пятой или десятой минуте разговора с потенциальными инвесторами возникает вопрос о войне в Украине и связанных с этим опасениях.

- Думаю, лучший аргумент - это те предприятия, которые уже запущены. Сложнее было с первыми. Если бы не было вмешательства Президента и его помощи, то нам бы не удалось с ними стартовать. Но сегодня, например, немецкая компания приняла решение строить у нас завод сухих строительных смесей, а летом следующего года должна сдать его в эксплуатацию, знает, что перед этим на Львовщине открыты огромные заводы Фуджикура, Бадер, а за последние две недели открылось новое предприятие по изготовлению дымовентиляционных каналов, тепличное хозяйство, фабрика по изготовлению ламинированных жаккардовых тканей для ИКЕА. И понятно, что они чувствуют себя безопасно. А если безопасно - инвестируют.

- Какие инвестиционные премьеры можно ожидать в ближайшее время?

- В конце апреля - большая солнечная батарея на 9 мегаватт в Новояворовске, сырзавод в Радехове и так далее, - по два предприятия в неделю...

- Вы не отслеживали, какое влияние это имеет на трудовую миграцию? Открытие новых рабочих мест «дома» смогло приостановить отток трудовых ресурсов за границу?

- Чтобы люди не искали по миру лучшей доли, они должны иметь высокую зарплату здесь. Мы поставили для себя планку, которую проговаривали с представителями Европейской бизнес-ассоциации, - по 12-15 тысяч гривен человек должен зарабатывать здесь, тогда он не будет заглядывать в Польшу. Пока что не на всех предприятиях это удается, но, например, «Электрон», который с 70 работников вырос до 350, уже платит такие зарплаты.

- Имеете в виду автобусостроительное подразделение?

- Не только. Они имеют другие ответвления концерна, где тоже высокая зарплата. Не на всех предприятиях так. Но то, что заработная плата растет, очевидно. Как и то, что постоянно появляются новые рабочие места. Мы подвели итоги первого квартала, очень отрадно, что 15 тысяч людей имеют новые рабочие места, из них 5 тысяч начали как единоличники, а 10 тысяч получили работу на различных предприятиях. Поэтому я убежден, что мы двигаемся в правильном направлении.

- Еще одна больная точка - перинатальный центр. Как там продвигаются работы, ведь он должен был заработать еще до конца прошлого года?

- В прошлом году не было ресурсов. В этом году Кабмин нас поддержал, и сегодня уже выделено 40 миллионов. Надеюсь, что до конца года будут выделены еще средства.

- Когда он возобновит работу?

- До конца года.

- Какое сейчас самое трудное задание для председателя ЛОГА?

- Сплотить людей.

- Удается?

- Я прежде всего смотрю на это с точки зрения гибридной войны. Ведь она ведется не только там, где стреляют, а в первую очередь, в головах людей. Я же чувствую, как хотят в нас посеять неверие, разочарование, и единственный рецепт, как этому противостоять, - это быть вместе и делать правильные дела. Тогда все получится и ничего нам не будет страшно.

- Как используется наша туристическая отрасль, приносит высокие прибыли?

- Мы стоим на пороге объявления о строительстве совершенно нового курорта на территории Львовщины. Думаю, что уже в этом году не только в Украине, но и за границей, все об этом услышат. Все подготовительные работы там ведутся.

- Если не секрет, где именно?

- Давайте лучше, пусть объявят те, кто туда будет инвестировать. А что касается старых, особенно таких как Трускавец и Сходница, они имеют положительную динамику. Городской председатель Трускавца был с визитом в Азербайджане, потому что там увеличивается желание людей приезжать к нам отдыхать. Сегодня польский турист положительно реагирует на наши предложения, потому что качество отдыха и санаторного лечения у нас очень высокие, а цена на порядок ниже, чем в Европе. Перспектива нашей туристической отрасли очень хорошая.

- Мы имеем несколько пришедших в упадок бальнеологических курортов, которые в свое время были всесоюзными здравницами и пользовались большой популярностью - это Великий Любень, Немиров, Новый Роздол. Удастся ли их реанимировать?

- Немиров после передачи пограничной службе имеет очень хорошие перспективы. Что касается Великого Любеня, там сложнее, но Фонд социального страхования должен достроить тот объект, который уже на завершении. О Новом Роздоле я оптимистично не думаю, но кто, например, еще полтора года назад ожидал, что мы все-таки начнем восстанавливать работу Жидачевского целлюлозно-бумажного комбината? А сейчас, надеюсь, пройдет полтора-два месяца - и он начнет выпуск товарной продукции.

- Для того, чтобы селяне не работали за мешок зерна, ЛОГА задействовала программу "500 успешных хозяйств". Вы отмечали, что благодаря ей селяне смогут зарабатывать за сезон по 100 и более тысяч. Насколько она оправдала себя?

- Ни один из кооперативов, которые мы начали в прошлом году, не прогорел, наоборот, эти люди с большим энтузиазмом смотрят в будущее. Важно, что агрохолдинги, которые ранее пытались уничтожить эти кооперативы, сегодня видят в них партнеров и помогают им с посадочным материалом и другими вещами.

- Чем обусловлена такая перемена в отношении?

- Думаю, что здесь была важна позиция власти, когда мы сказали, что в дискуссии агрохолдинг-фермер будем отдавать предпочтение фермеру, потому что он ближе к людям, он вместе с ними. Просто поняли, что альтернативы нет, поэтому лучше помогать, чем воевать.

- Сколько у нас уже таких хозяйств?

- Надеюсь, до конца года будет первая сотня.

- В области успешна программа теплых кредитов. Лишена ли она коррупционной составляющей, может ли любой человек получить такой заем?

- Ко мне не поступали жалобы. То есть, не могу утверждать, что там все происходит идеально, но наши люди уже перестали терпеть. И когда есть проблема, о ней говорят вслух. Пока что таких вещей с точки зрения предоставления теплых кредитов я не слышал. Мы в этом году за три месяца открыли 21 дело по факту взяточничества. Начиная от таможни и заканчивая фискальной службой. Это с одной стороны плохо, а с другой - люди пришли и просто сказали, что не будем раздавать взятки, хотим работать честно и платить налоги. Такая позиция есть, и она будет поддерживаться органами власти.

- Ваша инициатива по монетизации льгот, в частности, на транспорте, тоже воспринимается очень неоднозначно. Не ограничит ли она возможности многих пенсионеров, и даже тех, кто получит какую-то компенсацию?

- Благодаря перевозчикам пока не ограничиваем количество поездок пенсионерам. Но я считаю, что альтернативы монетизации нет. Почему мы за человека решаем, как ему распоряжаться льготой? Если государство или местное самоуправление считает, что этому человеку нужно помочь, не надо думать, что мы ему помогаем только тогда, когда он ездит. Мы ему поможем финансово, и пусть он сам решает, на что потратить деньги. Должны приучить людей думать о себе и должны помогать не эфемерными вещами, а реальными средствами. А вторая часть, которая будет касаться монетизации льгот на жилищно-коммунальные услуги, приведет к большой экономии. Потому что субсидии это, конечно, очень хорошо, это огромный шаг вперед, но они не побуждают людей экономить. А если мы на эту сумму дадим средства, то человек будет пытаться потреблять меньше, а деньги использовать на какие-то другие нужды.

- То есть, монетизация коснется и субсидий?

- Пока мы говорим только о проезде. И надо уже пробовать. Не убежден, что первая попытка будет идеальной, но если не начинать, то так оно и останется.

- Еще один болезненный вопрос - польские памятники.

- Это не польские памятники - это памятники в Украине, поставленные людям, которые здесь жили и погибли.

- Мы всячески стараемся сгладить последствия вандализма против них. В то же время польская сторона не спешит делать ответные шаги в отношении наших памятников на своей территории. Были ли у вас разговоры на дипломатических и правительственных уровнях относительно этого?

- Каждый раз, когда встречаемся с польской стороной, начиная от маршалка сейма, сената и кончая воеводой Подкарпатского воеводства, говорим о памятниках украинцам, которые погибли на территории Польши. Потому что так получилось, что часть истории Украины теперь находится за ее пределами. И я ни разу не услышал, что поляки выступают против или хотят. чтобы продолжилась война памятников. Мы всегда сходимся во мнении, что и в Польше памятниками украинцам, и в Украине памятниками полякам прежде всего «занимаются» российские спецслужбы. У нас должно быть достаточно мужества и толерантности, чтобы не поддаваться на эти провокации.

Мы подали пример в Гуте Пеняцкой, где продемонстрировали, как общество должно поступать в 21-м веке. Нет сегодня у польской власти аргументов, почему надо поступать по-другому. Поэтому я убежден, что это лишь вопрос времени.

- Много нареканий на участки, которые предоставляются на местах воинам АТО. Мол, они находится на неплодородных землях, болотах...

- Мы уже выделили воинам несколько тысяч земельных участков и, к большому сожалению, есть такие сельские советы, которые отнеслись к этому неправильно. Но я рад, что они не просто в меньшинстве, их – мизер. А в большинстве своем люди не только доброжелательно, а со всей душой относятся к парням, которые воевали и защищали государство. Поэтому не надо единичные вещи, которые случаются, представлять как некую систему.

- Настоящим шоком для общества стало обнародование деклараций. Можете ли вы прокомментировать свою?

- Да, конечно. Я даже шутил, что в прошлом году нам приписали несколько десятков тысяч долларов. Может, описка. В этом году к заработной плате жены добавили еще один нолик и вместо 46 тысяч вышло 460. Я жене сказал: «Раз написали, иди и спрашивай, где наши деньги».

Я не стесняюсь своих доходов. Потому что нет в области человека, который бы пришел и сказал, что он заплатил мне взятку или со мной решил какие-то вопросы за деньги или другим нечестным путем. С другой стороны, я не хочу быть нищим. Я проработал с 1992-го года, будучи студентом, до 2002-го в бизнесе. И честно говоря, не жалею. Потому что многому научился и заработал себе на состояние, которого мне хватает на приличную жизнь. Компания, в которой я работал, сегодня в большой части принадлежит жене, и она получает стабильные доходы. Поэтому никто меня не может упрекнуть, что я прячусь от людей или живу на украденные деньги. Не надо стесняться быть обеспеченным человеком, надо стыдиться воровать.

- Вы сохранили за собой бизнес?

- Да, сегодня его учредителем является жена. Время от времени я спрашиваю ее, все ли в порядке. Нынешняя должность не дает возможности заниматься чем-то другим. Иначе порядка не будет нигде.

- Прошлый год вы предсказsdfkb как год тяжелого труда. Прогноз на 2017-й?

- Все продолжается (смеется).

- Чем порадуете галичан?

- Сегодня нам намного проще противостоять российскому агрессору, потому что армия уже совсем другая. И надо не забывать благодарить те десятки тысяч галичан, которые взяли в руки оружие и воюют за тысячи километров от Львова. Всегда войны шли здесь, на территории Галичины, и всегда это были большие потери и уничтожение не только военных, но и мирных людей.

Вторая важная вещь, это то видимое, которое бы дало людям поверить, что Украина как государство развивается. Это те же дороги, предприятия. Надо делать конкретные, реальные дела.

Нинель Киселевская, Львов.

Фото: Алена Николаевич, Анастасия Сироткина, Николай Лазаренко / Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-