Перспектива ОРДЛО: соленое болото между терриконами

Перспектива ОРДЛО: соленое болото между терриконами

Аналитика
1958
Ukrinform
Какой будет жизнь на оккупированных территориях? И будет ли вообще?

Российские СМИ излишней правдивостью не отличаются, но когда я прочитал «апокалиптическую» статью на сайте «Газета.ru», оказалась, что все приведенные в ней факты мне известны, а в некоторых случаях доводилось видеть последствия массового закрытия шахт собственными глазами. Теперь все эти и другие, пока неназванные, факторы сконцентрировались на относительно небольшой территории – на которой, однако, довольно плотно живет многомиллионное население.

КАК «ХУНТА» ВСУЧИЛА МОСКВЕ ПРОКАЖЕННУЮ ТЕРРИТОРИЮ

«По мнению ряда экспертов – инженеров, горняков и экологов, – в среднесрочной перспективе Донбасс с высокой долей вероятности станет зоной техногенного бедствия. Это будет 15 тыс. квадратных километров соленых болот, с разрушенными трубопроводами, шоссейными и железными дорогами, невозможностью капитального строительства и почти полным отсутствием собственных источников питьевой воды. Процесс деградации будет сопровождаться десятками локальных гидроударов, эквивалентных землетрясениям в 3-4 балла, влекущих разрушение коммуникаций и строений».

Так начинает свирепый свой опус некто Дмитрий Кириллов. Информация к размышлению: площадь Луганской области – 26,7 тыс. кв. км, площадь Донецкой – 26,5 тыс. То есть, по мнению вышеуказанных экспертов, болотом должна стать практически вся оккупированная часть Донбасса. Контролируемые Украиной территории будут задеты в гораздо меньшей степени. Желающие могут прямо с этого места выдвигать конспирологическую версию насчет того, зачем «хунта» в 2014-м оставила врагу ровно те территории, где жизнь в скором времени и так прекратилась бы. Теперь за это отвечать придется оккупанту.

Основной поставщик информации для «Газеты.ru» – бывший главный гидрогеолог Украины, а ныне главный научный сотрудник Института телекоммуникаций и глобального информационного пространства НАН Украины Евгений Яковлев. Если коротко, проблему он видит в том, что брошенные на произвол стихии шахтные выработки начинают затоплять грунтовые воды, которые довольно скоро выйдут на поверхность, напитавшись под землей всякой химической мерзостью. Разлившись по поверхности, этот рассол отравит почву и подземные источники водоснабжения, которые к тому времени останутся.

Но еще до того он успеет наделать множество других бед. В частности, обрушит шахтные выработки, что, соответственно, обернется обрушением домов и коммуникаций. Профессор напомнил, как «ушла в Донецке жилая пятиэтажка ночью в провал». Как ни странно, это напоминание меня немного успокоило. Действительно, в ночь с 20 на 21 июня 1981 года в Донецке обвалилась часть дома №9 по улице Розы Люксембург. Я в тот год как раз заканчивал учебу в одном из донецких вузов и кое-что видел. И слышал. Так вот, никуда эти полтора подъезда не «уходили» – просто «сложились» панели дома. Почему – трудно сказать, но если бы дело было в пустотах – скорее пострадали бы 13-этажные общежития Донецкого госуниверситета на противоположной стороне улицы. А они по сей день стоят.

Времена были брежневские; никакая пресса, понятно, о трагедии не сообщала. Зато жителей дома моментально расселили и сразу же убрали с глаз долой развалины. Уже через пару недель ничего здесь не напоминало о случившемся. Возможно, потому и появилась легенда о провале. Впрочем, о настоящих причинах случившегося по сей день ничего не известно.

ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Автор этих (а не «тех») строк вырос в шахтерском поселке, где еще в начале 70-х массово стали трескаться многоквартирные дома. Шахта тут ни при чем - поселок специально выстроили за пять километров в стороне от нее. Чего не предусмотрели архитекторы - так это несытого воровства строителей. Какое это имеет отношение к нашей теме? Да просто я до сих пор вздрагиваю: а если бы под нашим домом провели какой-нибудь квершлаг?! Госплан миловал, но сколько теперь рухнет домов, возведенных с недовложением цемента?

Угольные пласты насыщены метаном. Пока шахта работает, его выносит вентиляцией. Когда ее закрывают, особенно так, как закрывали шахты Луганщины при известном сидельце Ефремове, он начинает искать выход на поверхность. Помню, на рубеже 90-х и 2000-х косяком шли сообщения о том, как газ взрывается в подвалах и погребах шахтерских домов. В Брянке, чтобы отвести из цокольных помещений газ, к торцу девятиэтажки пристроили красивую серебристую трубу вровень с крышей. Метан ведь легче воздуха…

На шахте «Суходольской» в Краснодоне на шахтном метане работала целая котельная. Сегодня, когда боевики «национализировали» угольную промышленность, можно только гадать, в какие щели и поры просочится этакая прорва «голубого топлива».

Яковлев вспомнил енакиевскую шахту «Юнком», в недрах коей в 1979-м рванули ядерный заряд. Профессор даже побоялся предположить, что случится, когда (и если) содержимое образовавшейся от взрыва «капсулы» шахтная вода вынесет на поверхность. А мне приходилось принимать участие в исследованиях на отстойнике заброшенной шахты «Пролетарская» неподалеку от знаменитого сегодня поселка Новотошковское. В некоторых местах счетчики показывали семикратное превышение допустимого уровня радиации. Акцию проводили «зеленые» в преддверии выборов. Партия Виталлия Кононова выборы тогда с треском проиграла, и парни потеряли к радиации всякий интерес. Но сколько еще таких «Пролетарских» разбросано по Донбассу – Бог весть…

Доводилось видеть и следы воздействия на почву пересоленной воды. В той же Брянке. Земля на огородах после закрытия «Брянковской» и «Замковской» как-то странно поседела, а молодые стебли картофеля и других культурных растений приняли желтушный вид. А в моих местах вокруг нашей гидрошахты «блуждали» отстойники. Одни пруды постепенно заиливались до полной, как у нас говорили, мачммалы, и долго потом на этом месте не росло вообще ничего. Для отстойника находили новое место.

БАРДАК ДЛЯ РОССИЯН

Выводы Евгения Яковлева я, для солидности, попросил прокомментировать заместителя директора Департамента экологии и природных ресурсов Луганской ОГА Александра Тарахкало. Александр Витальевич довольно высоко оценил квалификацию киевского коллеги и с его выводами не спорил, добавив, однако, несколько своих соображений.

- Если брать отдельные субрегионы – скажем, Донецк, Кадиевку (Стаханов), то прогноз, может быть, не 100%, но на 99% - оправдан. Но мы сейчас говорим даже не о мониторинге, но о системе режимных наблюдений, которые дали бы нам информацию о том, что происходит. Естественно, на неподконтрольной территории это невозможно.

- Невозможно получать информацию - или там наблюдения просто не ведутся? На той стороне остались знакомые вам порядочные специалисты? Таких контактов нет?

- Нет, такие контакты есть, но никакой информации нет. Яковлев прав в том, что инженерно-геологические процессы, особенно в Центральном Донбассе, при крутопадающих пластах, они могут быть очень разные. Ну, можете себе представить: вот угольный пласт. Вы его выработали, пускай, на метр. То есть метр у вас свободного пространства. Что делается с вышележащими пластами породы? Они же должны захлопнуться, да?

- Когда я работал на шахте в 70-е, у нас было принято забивать это пространство «кострами» (бревна выкладываются по типу колодца так, чтобы подпирать кровлю, - ред.)

- Ну, все равно рано или поздно оно схлопывается. А если здесь водичка, то получается скользкая поверхность. Если пласты лежат практически горизонтально, то ничего страшного нет. Здесь движение произошло на метр, на поверхности – на 10 сантиметров. А если наклон большой? Тогда верхние пласты просто скользят вниз, и сдвиг может оказаться очень большим. Но это наше субъективное предположение. Должны быть определенные методики.

Мы выработали пространство, мы образовали пустоты; туда зашла вода. Она начала вымывать все, что мы там оставили. Вода – это универсальный растворитель. Лет через 20-25 произойдет т.н. вертикальное расслоение, и не исключено, что на той территории можно будет добывать относительно чистую пресную воду. Но это – далекое будущее. А сегодня может выходить – он правильно говорит – соленая вода. И тут я сказал бы так: что россияне захотели – то и получили. Хотели бардак – получили бардак. У нас обстановка все же чуть получше.

- По каким рекам этот «рассол» потечет в Донец?

- Луганка с притоками. Большая Каменка. Миус с притоками – но он впадает прямо в Азовское море. Как и Кальмиус. Прямо в этом случае мы не сильно пострадаем – мы же не пьем из Донца. Из Донца пьют россияне – в нижнем течении река более-менее чистая.

ПРИЗРАЧНЫЙ ШАНС

Показатели минерализации воды в верхнем течении Северского Донца, при входе реки в зону конфликта, и в нижнем, на границе с Ростовской областью, различаются в восемь раз. Это уже сегодня (точнее, на конец 2016 года). Дальше ситуация (для нашего восточного соседа) будет только ухудшаться. Не без того, что каким-то боком нас она заденет тоже. Например, соли и прочая гадость, поступающая в Луганку, могут отравить воду в районе Станицы Луганской. А могут и не отравить – у меня есть фотографии места впадения Луганки в Донец: два потока, не сливаясь, текут параллельно. Мутный – луганский, он довольно узкий; широкий прозрачный – Донца.

- Нет информации – хотя бы на уровне слухов – сколько за время войны закрылось шахт на оккупированной территории?

- На этом уровне есть информация, что, скорее всего, шахта «Карбонит» в Золотом, «Горская» (на контролируемой территории, - ред.) могут пострадать от шахт «Первомайскугля», которые затоплены.

- А они затоплены?

- Наверное, да, потому что отмечается увеличение притока воды в наших шахтах. Мы можем судить сейчас только косвенно. Чтобы полностью затопить шахту, нужно 3-6 лет, в зависимости от глубины, на которой проведены выработки. Потом восстановить ее будет практически невозможно. По опыту послевоенному – это 10-15 лет. Столько шла откачка из шахт. Но теперь никто такие деньги вкладывать в Донбасс не станет.

- Может, найдутся спонсоры, которые помогут не из экономических расчетов, а из соображений экологии?

- Может быть, но и это громадные деньги. Подозреваю, весь мир, как всегда, подумает: «Может, легче переселить?» Видите, он пишет: «…по причине отсутствия питьевой воды». Здесь у нас с ним мнения чуть-чуть расходятся. На первом этапе – вся вода смешанная, вся – грязная, потому что никто не знает, что мы пооставляли в шахте. Там и угольная пыль, и кремниевая; встречаются породы с большим содержанием серы (серный колчедан). Все это, понятно, вымывается. Это время. Может пройти 10-15-20 лет. Все это время не будет чистых источников воды. Потом она появится - а как люди будут жить эти десятилетия?

…Рецептов выживания нет. Правда, в 2005-м первый «оранжевый» губернатор Луганщины Алексей Данилов за несколько месяцев успел «пробить» пилотную установку по опреснению воды методом обратного осмоса. Ее установили на какой-то (уже не помню) из шахт Антрацита. Несколькими годами позже бывший начальник Облводоканала (опять же – не помню правильного названия этой структуры) Михаил Павлик построил на окраине Алчевска целый завод по очистке воды. Эту воду я пил на обоих объектах, остался жив, и даже здоровье видимым образом не пострадало. Но я не могу утверждать, что в новых обстоятельствах эти технологии могут стать спасительными. Просто степень засоления может оказаться для них «неподъемной». Хотя… Технологии развиваются, может, появится (или уже появилось) что-то более продуктивное.

Но что надо делать, когда от подземных ударов станут рушиться дома – ума не приложу. К тому же, описанные здесь опасности – далеко не единственные. Донбасс – это ведь не только уголь, это еще и мощная химия. Один «Стирол» может удушить целую Горловку. Это – и пыльные бури. До сих пор от них спасали многочисленные лесополосы, но теперь, когда они интенсивно вырубаются, защита слабеет с каждым годом.

…Интересно, успеют удрать от народной расправы Захарченко с Плотницким?

Михаил Бублик, Северодонецк.

На фото. Копанка: глубина щели, проходящей у самого дна, - около метра. Всего таких вырыто от 2 до 6 тыс. После их появления из близлежащих колодцев уходит вода.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-