Между «Богом» и «Божком» - 16.11.2017 12:00 — Новости Укринформ
Между «Богом» и «Божком»

Между «Богом» и «Божком»

331
Ukrinform
Откуда в названии поселка на Хмельнитчине взялся «Бог»?

Луганский корреспондент Укринформа в рамках проекта «Семь дней в регионе» побывал в поселке Меджибож. Этот населенный пункт впервые упоминается в Ипатьевской летописи под 1146-й годом. Киевский князь Изяслав, говорится в ней, от щедрот своих подарил князю Святославу целых пять местечек, из которых поименованы всего два: Божский и Межибоже. «Межи боже» означает «меж двумя Бугами» - Южным и Бужком (тогда вообще плохо различали звуки «о» и «у»). Ну, а ляхи, хозяйничавшие здесь три столетия, втиснули в название еще и свое «д».

НА КУЧМАНСКОМ ШЛЯХЕ

Такое впечатление, что главным выгодополучателем от соседства с памятником истории и архитектуры стал не сам Меджибож, а соседнее село с не вполне героическим названием Требуховцы. От Винницкой автотрассы до крепости топать и топать, а гостиничный комплекс «Меджибожский замок» – вот он, прямо перед усталым путником, манит лоджиями, кипарисами и прочей роскошью. А вот в самом поселке, к которому памятник приписан, такого уровня отели не просматриваются.

Село и поселок разделяет приличных размеров пруд. А уже за греблей возвышаются искомые башни.

Деревянный замок стоял здесь как минимум с XII века, пока его не спалил, в рамках Болоховской карательной экспедиции, Данила Галицкий. И только после разгрома татар на Синих Водах в 1362-м литовский князь Ольгерд (Альгирдас) вернул на эти земли славян, подарив их своим племянникам Кориатовичам. Кориатовичи и поставили здесь первый каменный замок. А уже польские магнаты Сенявские выстроили на его месте полноценную крепость, сравнимую по мощи со знаменитой Каменец-Подольской.

У Сенявских имелось достаточно ресурсов, чтобы содержать приватную крепость, стоявшую на татарском Черном шляхе и на его ответвлении – Кучманском.

Старший научный сотрудник местного музея Ирина Леськив не обнадежила насчет местных мифов и легенд. По ее мнению, раз крепость не была родовым замком магнатов Сенявских, то и оснований для развитой мифологии – никаких. И тут же сообщила о многочисленных визитерах, кои представляются прямыми наследниками угасшего почти три столетия назад рода.

– Даже с картами приезжают. Говорят — знают, где тут сокровища зарыты. Хотя это маловероятно: какой смысл был людям закапывать здесь сокровища, если это был чисто оборонный объект? Да археологи почти весь двор перекопали — нет сокровищ, - пояснила Ирина Ярославовна.

В чем мы с ней сразу сошлись – что не стоит реконструировать крепость. Воспроизвести строительные технологии средневековья не захочет никто, а вид краснокирпичных зубцов, украсивших старые стены еще при Советах, как-то не вдохновляет. Вносит ненужную игривость, мешает ощутить дух времени. Вместо реставрации нужна основательная консервация. Хотя дворец Чарторыйского я бы, пожалуй, восстановил.

ДВА ХЛЕБА ЗА ДУШУ

Впрочем, это уже из другой архитектурной эпохи – барокко. А задолго до Чарторыйских Адам-Иероним Сенявский упросил Сигизмунда III даровать своему поселению Магдебургское право. Опять испытываю зависть к подолянам. Что ни деревня – то древние традиции самоуправления. Может, потому советская власть столь наплевательски относилась к охране местных памятников истории?

Меджибожскую крепость не раз захватывали запорожцы. Первый раз – в 1648 году, перед знаменитой Пилявицкой битвой. Поляки потом крепость отбили, и ее пришлось вторично брать знаменитому козацкому полковнику Даниле Нечаю…

Сколько раз крепость за время той войны переходила из рук в руки, музейщики мне не сказали, но заметили, что накануне Переяславской рады в конце 1653-го сюда заезжал зачем-то Богдан Хмельницкий. Значит, тогда она была украинской.

В те времена украинцы, мягко говоря, не ладили с евреями. Относительно евреев Меджибожа, где они в то время составляли большинство населения, существует две версии. Согласно еврейской, козаки их вырезали без остатка. Украинцы же уверяют, что евреев оставили в покое, взяв с них дань: по два хлеба с каждого (насколько мне известно, тогда размеры хлебов были не чета нынешним). Кто прав, судить не берусь. Известно лишь, что и после украино-польской войны городок преимущественно населяли евреи.

НАША БАБА!

На крепостном дворе, помимо прочего, стоят два артиллерийских орудия времен Второй мировой и рядом… каменная баба. «Скифская», – сообщила Ирина Ярославна. «Половецкая!» – отрезал я, полагая себя знатоком в этой сфере. Собеседница не возражала. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это современный самодел, причем не вытесанный из камня, а слепленный на скорую руку из чего-то, сильно напоминающего цемент.

Мне великодушно было позволено взобраться на башню, откуда рассчитывал сделать замечательные снимки. Когда долез под самую черепицу (что-то ультрасовременное), оказалось, бойницы не только аккуратно застеклены – большинство рам наглухо заколочено. Снимок через стекло – это для больших фотохудожников. Спасибо, пара окошек все же были открыты. Думаю, для голубей, которые на мое появление отреагировали скандальным клекотом, но не испугались вовсе. Р-р-распустились!

…В 1672-м в городе и крепости обосновались турки. Их присутствие здесь обозначено странными невысокими колоннами, назначение которых остается загадкой даже для музейщиков. Одна стоит в самом обычном обывательском огороде в Меджибоже, другая – в таком же огороде вышеупомянутых Требуховцев.

Говорят, было предположение, будто под колоннами лежат турецкие полководцы, однако проверить его не представляется возможным: огороды-то частные (что значит – жить в правовом государстве!). Хорошо, частники не додумались брать деньги за просмотр – сфотографировал с улицы.

В 1726-м умер последний Сенявский мужского пола. Род прервался, и Меджибож перешел во владение другого блестящего польского рода (литовского происхождения) – Чарторыйских. Кроме строительства палаццо в стиле барокко, украсившего сумрачный крепостной интерьер, род знаменит тем, что последний владелец Меджибожа Адам Адамович Чарторижский (как его стали писать на российский манер) в молодые годы был, что называется, наперсником молодого же царя Александра I.

Адам входил в тесный кружок интеллектуалов, тайно писавших конституцию и даже задумавших отменить крепостное право. В конце концов князь последовал голосу крови и присоединился к польскому восстанию 1831 года. После чего, разумеется, у Чарторыйских отняли Меджибож и поселили в крепости гарнизон. Долгое время здесь квартировал 12-й Ахтырский гусарский полк, «знаменитый» тем, что в нем якобы служил когда-то киношный поручик Ржевский. А еще именно в крепости началась в 1917-м украинизация российской армии, и сюда приезжал будущий гетьман Павел Скоропадский.

У ИСТОКОВ ХАСИДИЗМА

О евреях я не зря вспоминал выше. В Меджибоже сделал для себя еще одно открытие.

Всем известны регулярные шумные паломничества евреев-хасидов в Умань. А тут вдруг узнаю, что вовсе не Нахман из Брацлава, на могилу которого каждый год евреи съезжаются в Умань, является основателем учения, а его прадед Исраэль бар Элиэзер, он же Баал Шем Тов, что означает (пользуюсь справкой «Википедии») «Добрый человек, знающий тайное имя Бога». Или – Бешт (по-видимому, простое сокращение второго имени пророка). Он прожил в Меджибоже последние 20 из своих 62 лет, здесь и похоронен.

Интересующихся подробностями биографии Бешта отсылаю в Интернет; меня больше интересовало, как к нему относились неиудеи. Из того, что услышал и прочитал, сложилось стойкое впечатление, что Баал Шем Тов во многом повторил путь Иисуса из Назарета. То же интеллектуальное соперничество с книжниками; та же помощь нищим и убогим, и человеческое отношение ко всем, кто не разделяет его взгляды. Он даже проповедовал максиму, очень похожую на заповедь Христа «Возлюби врага своего». У Бешта она, правда, более многословна, поскольку он логично ее доказывает на примерах.

Но это то, что о нем пишут сами хасиды. А вот каким он запомнился православным.

– В Требуховцах есть святой источник. По легенде, этот Бешт шел по болоту и застрял. Мимо проходил православный и помог ему выбраться. «Скажи, чего хочешь, и я исполню твое желания». - Хочу здоровья. И Бешт ударил посохом о землю, оттуда пошла вода, которая считается целебной.

А еще говорят, что раз в год он исполняет пожелания – надо только написать и опустить в его могилу. Если только нынешние хасиды вас к могиле допустят.

Михаил Бублик, Хмельницкий

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>