По горам, по долам…

По горам, по долам…

362
Ukrinform
Луганский корреспондент Укринформа открыл для себя новую горную систему

По моим представлениям, самый интересный в Украине город – это Каменец-Подольский. Во всяком случае – из тех, что мне удалось пока посетить, включая Львов, Киев и Одессу. Но в этот раз я лишь мельком скользнул фотоаппаратом по достопримечательностям средневекового Каменца и устремился в Товтры. Как, вы не знаете, что это за чудо – горы Подолья? И не слыхали о Медоборах?..

ДВА МИРА, ДВЕ СИСТЕМЫ. ГОРНЫХ

Максимальная высота Донецкого кряжа – 367 метров. Вершина Товтр в пределах Хмельницкой области – 401 м. Всего на каких-то 34 метра выше, но разница между двумя горными системами - непроходимая. Прежде всего она в том, что в Товтрах создан один из крупнейших в Европе национальных природных парков, который так и называется: «Подольские Товтры» (а сразу через межу, в Тернопольской области – заповедник «Медоборы»). Донецкий же наш кряж предоставлен самому себе. Если, конечно, не считать хозяев и крышевателей наших «уникальных» копанок…

Главный офис НПП «Подольские Товтры» находится в Каменце-Подольском. Ну, а вылазку собственно в горы помог осуществить голова Каменец-Подольского райсовета Николай Жоган, за что огромное ему спасибо.

Строго говоря, национальный парк – это 261 тысяча (!) га в трех районах на западе Хмельницкой области. Нужно было выбирать какой-то один маршрут, и я положился на компетентное мнение научного сотрудника НПП Александры Кучинской.

Поехали в Бакоту. Это километрах в 50 от Каменца, так что было время и окрестности рассмотреть, и выслушать предварительную лекцию. Что оказалось занятием довольно сложным, так как приходилось все время непроизвольно крутить головой и ахать про себя.

Окажись на моем месте человек неподготовленный, он бы с легкостью поверил, что находится в Карпатах. Дорога вьется серпантином, с одной стороны склон уходит куда-то далеко вверх, с противоположной - проваливается в какую-то зеленую бездну… Единственное, что могло насторожить – отсутствие карпатских смерек. Хвойные если и попадаются, то все больше обычные сосны. Или не вполне обычные: в Товтрах уникальных видов растений насчитывается десятки. Не буду их перечислять – как показывает опыт, народ вяло реагирует на названия всяких там минуарций днестровских или луков подольских.

А еще Александра Петровна показала по дороге так называемое висячее болото. Мы уже довольно долго ехали в гору, а тут – камыши, осока… чему там еще полагается расти в болотистой местности? Правда, и я сумел удивить (ненадолго) собеседницу рассказом о терриконе, на срезанной вершине которого растут камыши. Это по Донецкой трассе, неподалеку от границы между Лутугинским и Перевальским районами. Вот можем ведь, когда захотим, создавать рукотворные природные феномены!

БАКОТА

Летописная Бакота покоится на дне Днестровского водохранилища. В 1981-м здесь на месте живописного каньона образовался почти столь же живописный Бакотский залив с возвышающимися на его берегах холмами. А самая высокая точка над заливом – Белая гора. Тут еще надо учитывать, что часть скалы ушла под воду.

В горе – пещерный монастырь XI столетия. Говорят, основал его Антоний Печерский, тот самый, что потом перебрался на Печерские холмы в Киеве. Правда, если там наследники Антония нарыли ходов на добрую шахту, то монахи Бакоты удовлетворились пещерами, которые были освоены еще в каменном веке.

Рядом с жилыми пещерами привлекли внимание несколько круглых отверстий – на высоте нескольких метров и чуть в стороне от входов в кельи. Случившийся рядом экскурсовод объяснял школьникам: «Когда в общину принимали нового монаха, его сразу же наставляли: никто тебе специально рыть могилу не станет, так что начинай о своем последнем пристанище заботиться заранее».

И новичок принимался долбить кремень. Могилки старались делать максимально компактными – не всякого туда запихнешь. Видать, труды и пост иссушали телеса отшельников до соответствующих параметров.

Так, между прочим: по другую сторону Днестра – уже Черновицкая область, и знающие люди показали мне на противоположном берегу поселок элитных особняков, подчеркнув, что где-то там и «хатынка» закарпатского (прежде — луганского) губернатора Геннадия Москаля. Он-то сам уроженец Буковины.

ЗБРУЧ

Как уже было отмечено, Товтры разлеглись на территории сразу трех районов. Северная их оконечность находится где-то в окрестностях местечка Сатанов. Потому следующий свой набег я совершил туда. Точнее, не в поселок, а на курорт Сатанов, что расположен километров за пять. Но на это все я бросил мимолетный взгляд, потому что в планах (только что возникших в голове) было форсировать знаменитый Збруч и на рысях вторгнуться в пределы бывшей Речи Посполитой. В Тернопольскую область то есть.

…Збруч, судя по карте, тек рядом, но найти его оказалось непросто. Под горою растянулся на сколько-то сотен метров неширокий водоем, но он резко обрывался и с одного, и с другого конца. Продравшись через кусты, я с удивление обнаружил, что ниже уровня водоема течет довольно-таки мутная река, по виду напоминающая Луганку. Пройти по берегу не представлялось возможным, и я пошел в гору через распахнутые ворота одного из санаториев. Поднявшись достаточно высоко, обнаружил, что на том берегу стоит село. Пройдя еще пару сотен метров, вошел в село на “нашей” территории. Как потом выяснилось, оба носят практически одно и то же название. «Наше» по-украински пишется Кринцілів, «ихнее» – Кренцилів. (От редакции. На Гугл-картах на тернопольском берегу обозначен только Крутилів. “Википедия” же поясняет, что Крутилове есть хутор Кринцилов.)

На углу одной из усадеб хозяин, нависая над забором, о чем-то беседовал с соседом.

– К мосту так можно выйти? – спросил я их на изысканном украинском.

– Да, так вот и идите, – ответствовали мне. – Только… Нас на той стороне не любят.

– Это еще почему?

– Да у нас украинский какой-то неправильный.

– Это у них неправильный, – надменно заметил я и под сочувственные вздохи аборигенов зашагал дальше.

Не успел пройти и сотню метров, как услышал оклик. Это гнался за мной тот, который в шортах.

– Подождите! Мой друг пошутил. Там живут нормальные люди. А то он моих знакомых недавно напугал, и они целый день прогуляли в Медоборах, так и не раскрыв рта.

Слово за слово выяснилось, что мой новый знакомый – одессит. Поговорили о ситуации на наших малых родинах; он рассказал о достопримечательностях, которые стоит посмотреть на том берегу, дал рекомендации на предмет, как не заблудиться в горах, – и мы расстались.

ЭТНОПЕДАГОГИЧЕСКОЕ

О том, что за Збручем живут приветливые люди, я как-то и не сомневался. А там получил очередное подтверждение. Выйдя на поляну, где местные держали несколько довольно больших огородов, я понял, что эта дорога не выведет меня ни к обещанным одесситом источникам, ни к пещере отшельника. Тогда подошел к селянке, половшей буряки.

На вопрос об источниках она сначала указала дорогу и тут же предложила идти по ее гарбузам. То есть по тщательно выполотой грядке – чтобы не путаться в полутораметровой траве. У жителей Зазбручья, особенно у селян, действительно такая своеобразная фонетика, что мне захотелось послушать ее еще. Спросил о временах панской Польши - и услышал рассказ о том, как жители Кренцилова на Тернопольщине в 30-х спасали от голода практически односельчан из Кринцилова на советском берегу. Сделать это было несложно – собрать харчи в мешок и перекинуть его в условленном месте через Збруч. Впрочем, не уверен, что восемьдесят лет назад река была такой же узкой, как сегодня.

У источников ждало еще одно поучительное открытие. Встретил группу разновозрастных школяров под водительством взрослых наставников – и практически с каждым пришлось здороваться. Замыкал шествие мужчина в летах. Этот для приветствия даже руку протянул. Сообщил, что они тернопольские и что сзади идет такая же группа черкащан. Мы разошлись, и скоро навстречу вышли такие же (по возрасту и по калибру) дети. И хоть бы один поздоровался!

Уточнив, что они действительно приехали из Черкасской области, и ознакомившись с очередным источником, пошел назад. Скоро догнал ту, первую группу. Поделился наблюдением. Мужчина пробормотал что-то извинительное в адрес жителей Надднепровья, зато его коллег мое замечание привело в восторг. Мол, вот как надо правильно воспитывать детей! Хотя я старался излагать свое наблюдение максимально нейтрально.

БИО-ГЕО…

В отличие от Бакотского монастыря пещера отшельника в Медоборах мне не показалась. Тем более что его келью как-то совсем уж бестолково отреставрировали. Вплоть до того, что выстелили пол керамической плиткой. Хотя место выбрано живописное.

А еще меня взволновал странный эффект, который, конечно, можно объяснить усталостью. Хотя после подъема к отшельнику я еще спокойно прошагал несколько километров.

Дорога вела в гору (видимо, подъемы на легковушках здесь не редкость), и я заметил, что меня все время тянет к левому краю, откуда склон идет вниз. Приходилось затрачивать определенные усилия, чтобы идти посередине или, для верности, ближе к другому краю. Объяснить это наклоном самой дороги никак не получалось, потому то она извивалась и так, и этак. Собственно, чаще правый край оказывался даже ниже левого.

Я уж было подумал о каком-то дисбалансе между левым и правым полушариями мозга. Но на обратном пути отметил, что, хотя теперь «лево» и «право» поменялись местами, гора продолжала “тянуть” меня в пропасть. Не так чтобы очень настойчиво, но все же. Может, это какой-то биогеомагнитный эффект? Кто в курсе? Да, после этого похода мне еще раз приходилось подниматься на похожую гору – в Кременце (той же Тернопольской области), но ничего подобного я там не ощутил.

Михаил Бублик, Хмельницкий

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>