На децу к "нотарю", или Шутка как способ мышления

На децу к "нотарю", или Шутка как способ мышления

808
Ukrinform
Накануне Дня смеха корреспондент Укринформа искала способ, как горе победить смехом

Об этно-смехо-заведении – корчме «Деца у нотаря» на окраине Ужгорода – знает или узнает уже на месте каждый турист, который бывает в этих краях. Не все останавливаются здесь именно для того, чтобы покушать – потому что здесь будет чем занять не только рот (хотя убеждают – кормят действительно вкусно, хорошо и по-домашнему – потому что работают на кухне женщины из окрестных сел, которые все эти блюда на каждый день и воскресенье дома готовят). А и глаза – вот например, посмотреть на интересные шаржи с известными художественными сюжетами или оценить авторскую коллекцию алко-скульптур. Да и руки: на выходных здесь работает кузница, где можно попробовать выковать какой-нибудь железный тюльпан или вилы (это уж что кому нужнее в жизни). Да и ум потешить можно – языковедческими пируэтами хозяина, сына известного в Украине и за пределами языковеда Павла Чучки, вроде «курінь вільнодИмців» – так метафорически здесь обозначено «место для курения».

НАСТОЯЩИЕ ПРАВА ЗАБИРАЮТ, А ШАРЖЕВЫЕ - ВЫДАЮТ

Я жду хозяина корчмы «Деца у нотаря» (в местном диалекте название означает «100 грам алкогольного напою у писаря»), а пока Павла Чучки нет, рассматриваю экстерьер. Кроме основной колыбы, где кормят публику, во дворе есть еще масса других – где гостей поят (например, пивом летом) или просто дают пофотографироваться – специальная фотозона хорошо приманивает туристов. Хотя, наверное, самая знаменитая аттракция здесь, в «Деце» – это импровизированное кладбище. По дороге к нему успеваешь познакомиться с единственным в восточной Европе и самым большим памятником шовдарю (копченый свиной окорок, Пасхальное блюдо, настолько культовое на Закарпатье, что рядовой закарпатец, говорят, за него даже душу продаст – авт.). Есть также памятник бобу – ведь фасоль испокон веков была каждодневным блюдом в меню местной кухни, и даже на памятной табличке в «Деце» значится, что бобы – основная пища европейцев до картофельной эпохи, а на самом памятнике высечены также имена славных бобов – таких, как Боб Марли, Боб Дилан, пес Бобик, Иво Бобул...

Привезти отсюда можно интересный сувенир – известную книгу Чучки «Деца у нотаря» (или ее аудиовариант), также пользуется спросом «Словарь сепаратиста» с крепкими закарпатскими словечками или шаржевые права, которые можно попробовать показать полицейским по требованию (правда, за последствия автор не ручается). Ведь там речь идет о том, что посетителя корчмы просят не наказывать, так как «запах алкоголю – це не запах, а реклама корчми», а «справжні права закладені в корчмі замість розрахунку» и еще советуют инспекторам приводить таких нарушителей сюда, в корчму – потому что «чим більше ви їх приведете, тим менше п’яниць буде на дорогах».

Ну, а возле ларька туриста с сувенирами встречаем еще одного героя Децы – собаку возле будки с лозунгом, “списанным” с американского доллара, - «In dog we trust», у собаки кличка тоже интересная: пес Децик. Туристы, когда его видят, сразу восклицают: так вот где он сидит! Можно даже покормить.

ШАТЕР ЗА БОЛЬШУЮ ЛЮБОВЬ К ПИВУ

Возможность посмеяться дают шаржевые картины – больше всего их здесь на пивную тематику, также целая коллекция посвящена 2012 году – когда украинцы вместе с потомками народа майя ждали конца света согласно их календарю, а еще так же ждали футбольный чемпионат 2012, который стал не слишком обнадеживающим для наших футболистов. Аллюзий много здесь с пивом марки «Оболонь», спрашиваю у хозяина – это он рекламирует, или от большой любви?

- Когда-то, когда оно появилось, то лучшего в Украине пива не было, это сейчас все отечественные пива отличаются только названиями, – говорит Павел Чучка. – Я его возил друзьям в Словакию – разбирали сразу. В Ужгороде его пили чаще других.

Поэтому, собственно, это все – таки из любви к пиву. А после того, как об этой любви Чучки западные дистрибьюторы потом рассказали в центре, – так и результат был:

- Звонят мне из бухгалтерии завода как-то с вопросом от царя: «Чего хочешь? Али шубу с плеча? – да, говорю нет, лучше шатер мне еще один поставьте. Подействовало, – смеется, – поставили. Мы в нем проводили потом пивной фестиваль в честь Святого Патрика, а еще – первый съезд закарпатских крафтовых пивоваров.

"ЦЕЙ ЯЗИК УЖЕ НІКОЛИ НЕ ЗБРЕШЕ, ЩО ЦІ РУКИ НІЧОГО НЕ КРАЛИ"

За этими разговорами доходим до знаменитого кладбища, сейчас здесь более 20 шаржевых надгробий.

- Первый крест в шутку мы здесь поставили нечестному официанту – это была такая маленькая компенсация посетителям, которые остались недовольны обслуживанием. Можно было помянуть того официанта, не выходя из заведения, - вспоминает хозяин.

Потом идея прижилась и начали появляться новые и новые:

- Крест памяти честного журналиста (идею подсказал один эмигрант, это еще за два года до смерти Гонгадзе), памятный поминальный знак лучшему украинскому пидрахую – тоже вызван политическими событиями новейшей истории. Есть и поновее – «Мінським дамовлєнасцям» и «Доброму сусіду Рассеї» – последний поставили еще до аннексии Крыма и Донбасса, в 2008-м году, когда Путин навалился на Грузию. Ну, и есть здесь не просто крест с табличкой, а целый надгробный памятник с языком и руками, на нем надпись: «Цей язик уже ніколи не збреше, що ці руки нічого не крали».

- Наш нынешний губернатор - Геннадий Москаль, поговаривают, вспоминает всегда один крест с этого кладбища с надписью «Вони помилились на виборах» – на совещаниях перед тем, как надо организовывать избирательную кампанию в области. Мол, если никто не понял, как надо работать, пусть пойдет к Чучке и посмотрит, что будет в случае невыполнения.

Самый свежий крест на шаржевом кладбище имеет надпись «Новорічні мрії».

Под занавес импровизированной экскурсии замечаем еще один – крест с евробляхами.

– Этой идее место на кладбище, конечно же, - говорит Павел Чучка. – В государстве навстречу «пересічникам» не идут, машины заехали, люди мучаются.

- Вы же тоже на «бляхе» ездите? – спрашиваю.

- Да, каждые пять дней хожу на «пересічку» – все, как должно быть, - отвечает Павел Павлович.

- Что, и границу ездили перекрывать с активистами? – уточняю.

- Из 650 тысяч людей, которые владеют такими машинами на Закарпатье, собралось 50 – зачем туда было идти? Нет, я в Фейсбуке митингую – постоянно полемизирую на эту тему. У меня взгляд такой: вы когда идете на огород в селе, новые же сапоги не надеваете, не так ли? У вас специальные папучи (ботинки – авт.) – они в народе называются «срайходы». Вот на наши дороги надо машины такие же – срайходы, по 800 баксов, по 1,5 тысячи – чтобы не жалко было на них ездить. Потому что купить «лексус» за миллион гривен и ездить на нем по такому бездорожью – это себе может позволить только судья, прокурор, который контролирует потоки. А нормальный человек с умом не выбросит бюджет одного пгт Среднее (поселок на Закарпатье – авт.) на машину, которую убьет за два года на наших дорогах. На говняные дороги – только говняные машины, для малобюджетных ограбленных наших граждан. Дайте людям пожить немного на этой земле, хоть на бляхах.

ПОЧЕМУ ВЕНЕРА МИЛОССКАЯ – БЕЗ ПЛОХИХ ПРИВЫЧЕК?

Тем временем подходим к фотозоне корчмы Чучки– той самой, где широко известная в узких кругах картина о том, почему Адама и Еву таки выгнали из Рая (у Чучки есть теория, что просто за то, что кто-то съел яблоко, выгнать не могли, это же не противозаконно, а вот за то, что гнали из него самогон – вот, пожалуйста, зеленый змей погубил). Интересен также шарж, когда за свадебным столом молодожены, готовясь к брачной ночи, допивают и считают деньги – а мать тем временем из-за двери наблюдает: чтобы не вступили в партию СДПУ(о). Также здесь шаржи на знаменитые произведения искусства – например, Роденовский мыслитель думает, что ему пить – пиво или водку, а Манекен Пис – просто пива обпился. Ну, а Венера Милосская – это женщина без плохих привычек, потому что «бита жона, що не п’є і не курить».

Здесь также есть интересная коллекция алкоскульптуры, которая насчитывает около 150 экспонатов – ее Павел Чучка собирал добрый десяток лет.

- Только христианский мир имеет фигурки на алко-тему, Африка, Азия, мусульманские страны – нет. Все, что здесь есть – это словаки, немцы, Ирландия, чехи, поляки, хорваты, есть даже один итальянец. Начал собирать их лет десять назад – обратил внимание на этот мини-жанр после того, как в наших магазинах начали выставлять на полках бутылки разных форм – пистолеты, сабли, танки... Даже в форме огнетушителя и подводной лодки. Оказалось, что такого повсюду очень много. Поэтому покупал и привозил.

Привлекает внимание крест-бутылка для вина, это традиционная тара для освящения вина на Пасху в Сербии, я оттуда таких несколько десятков привез, раздарил друзьям. А самая дорогая для меня, наверное, эта хорватская скульптурка – здесь дядя-винодел аж высушенный на солнце от своей работы. Это Далмация. Из того же региона есть осел, вырезанный из оливкового дерева, он везет бочку с вином на себе.

«ДЯДЯ ПАША, АНЕКДОТ ДЛЯ ТУРИСТОВ!»

Нас перебивают туристы. Слышим оклик: «Дядя Паша, анекдот для туристов!» - это водитель микроавтобуса, который привез санаторников из Свалявы в Ужгород, просит уделить внимание своим подопечным. Те уже выстроились и ждут, а Павел Чучка радостно идет к гостям. Я наблюдаю, как 15 минут продолжается театр одного актера во дворе смешной корчмы «Деца». Чучка за это время успевает рассказать три анекдота – из народного, так сказать, жизни, немного пошлый с сексуальными намеками и политический. Пока туристы хватаются за животы, успею пересказать вам политический.

- Это пассаж о представителях разных национальностей, - говорит автор. – Вот - один англичанин – это джентльмен, двое – уже бридж-клуб, три – парламент. Один француз – любовник, два – дуэль, три – баррикада (исторически) или - если в современности – модерная французская семья без детей. Один киргиз – дурак, два киргиза – два дурака, три киргиза – академия наук Киргизии. Один русский – пьяница, двое – драка, трое – партийная ячейка. Один еврей – предприниматель, два – чемпионат мира по шахматам, три – российский национальный камерный оркестр. Один украинец – гетман, двое – партизанский отряд (исторически), а сейчас – фракция в ВР, три украинца – партотряд с предателем или фракция в парламенте с тушкой. Один закарпатский русин – контрабандист, двое – самодостаточная комплексная строительная бригада, трое – такого не может быть в природе, потому что между ними один словак, а второй – мадьяр. Один галичанин – это чувак, который не умеет класть плитку, штукатурить и тянуть венецианку, два галичанина – это два чувака, которые этого не умеют, а три – это три закарпатских мужика, которых выгнали из Закарпатья, потому что они не умеют плитку класть, штукатурить и тянуть венецианку.

Вместе с туристами просим вспомнить какой-нибудь смешной случай из истории корчмы. Чучка думает минутку – а потом рассказывает первое, что вспомнилось.

- Была тут у нас как-то еще в девяностых группа австрияков, они ездили по Закарпатью по местам, где проживали представители меньшинства швабов, - говорит Чучка. - Они заказали ужин, мы подали, накрыли стол, все как положено, и тут — бац! - свет выключают. А это были как раз те годы веерных отключений, когда отключали электроэнергию через день по вечерам. Нам стыдно, начинаем искать свечи, извиняемся перед гостями — неудобно же! А они при свечах вкусно поужинали, а потом начали нас благодарить — говорят, мол, спасибо за экстрим, мы такие эмоции — ужин при свечах, потому что отключили электричество, — в последний раз переживали во время бомбардировки Дрездена.

Ему на помощь – в том смысле, чтобы вспомнить смешной случай, приходит водитель.

- Ой, у нас тут однажды такое было, что все за животы хватались, - говорит. – Зашел как-то мужчина в туалет – а там туалетная бумага закончилась, он вышел, встретил официанта, который, запыхавшись, бежал в зал с шашлыком – у нас на выходные здесь очень много людей, персонал не успевает в небо глянуть, и говорит ему: «У вас тут бумаги нет!». Тот расслышал, и говорит: «Вы садитесь, садитесь, к вам подойдут!». Мужчина как стоял, так со смеху чуть не упал. Мы тоже животы себе понадрывали...

БЫВАЮТ ЛЮДИ ОДНОЙ ШУТКИ...

- У вас юмор – девиз только здесь, на работе, или вообще по жизни? – спрашиваю у Павла Чучки, собираясь домой.

- Это мой способ общения, мышления. Я закладываю смех в каждую проблему, которой занимаюсь, всегда – чтобы не "пукнула жила", как говорят на Закарпатье. Это как заземление, громоотвод. У меня нет ограничений в жанре – это анекдоты, черный юмор, дикий мат. Просто надо заземлиться и развернуть ситуацию, чтобы не ударила тебя сильно психологически. Как в народе – ударить бедой об землю.

У меня нет любимой шутки. Я уважаю своего слушателя, у него хорошая память, поэтому смешу каждый раз новым. А есть люди одной шутки, у нас тут охранник, например, из Кальника (у Чучки все работники заведения – жители окрестных сел – авт.), он знает два анекдота, и уже лет восемь их тут всем рассказывает – одни и те же. Мы уже смеемся, когда он только начинает – а ну-ка, Василий, мол, давай тот, второй! А я дважды одно и то же никогда не рассказываю! За мной ходят, чтобы переиздать книгу (имеет в виду «Децу у нотаря» - авт.) – так мне лучше что-то другое сделать. Я вот сейчас делаю футболки с интересными надписями. Весна прийдет, развесим их здесь во дворе – вроде как белье сохнет, будет такая витрина для туристов.

ВОДИТЕЛЬ ДОЛЖЕН ЕХАТЬ, А НЕ ОБЪЯСНЯТЬ, ПОЧЕМУ СТОИМ

Напоследок прошу пошутить о власти – может, посмеемся со всего, что происходит, так и горе засмеется.

- Знаете, украинская власть сейчас похожа на шофера, который сидит в переполненном автобусе – а пассажиры, это мы, народ. Люди уже давно знают, куда им надо ехать, они уже билеты взяли и вещи собрали, сидят, готовы, а водитель не трогается. Он выдумывает разные предлоги – что он тут реформы в кабине проводит, что ему еще надо денег на заправку или на ремонт автобуса, чтобы комфортно было ехать. При этом убеждает: что вот-вот, уже сейчас стартуем. Вот уже-уже! А пассажиры сидят, раздражаются, еле выдерживают, ждут, когда автобус тронется с места.

- Ох, не завидую я водителю...

- А ему не надо ни завидовать, ни сочувствовать: он должен ехать. Точка. Это его работа. Ехать, а не объяснять, почему мы стоим.

Татьяна Когутич, Ужгород

Фото Владимира Тарасова и Сергея Гудака


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-