Украинское образование на дистанции с миром: неожиданные феномены, которые породила война

Украинское образование на дистанции с миром: неожиданные феномены, которые породила война

1182
Ukrinform
Иногда война порождает неожиданности, очень опосредованно связанные с военными действиями. Например, в сфере образования.

Иногда война порождает неожиданные феномены, очень опосредованно связанные с военными действиями. Например, в сфере образования. На оккупированных территориях много учащейся молодежи стремится получить украинское образование. На внешнее независимое оценивание записываются сотни, если не тысячи выпускников луганских, алчевских и других школ по ту сторону линии фронта, и можно только догадываться, с какими трудностями ребята преодолевают разницу в образовательных стандартах двух миров, прежде чем решиться на экзамены. Впрочем, есть несколько десятков счастливчиков, которые по нашим стандартам учились в течение последних трех лет непрерывно. Правда, дистанционно.

Идея

На днях побывал на мероприятии, которое проводил Луганский Центр развития местного самоуправления, созданный при поддержке Программы "U-LEAD с Европой" и Минрегиона.

В районном центре Марковка к разговорам об административной реформе были привлечены местные педагоги, и я во время перерыва подслушал один диалог. Среди прочего собеседники вспомнили Кризскую школу, в которой дистанционно учатся аж 32 ребенка с оккупированной территории.

Не мог не вмешаться. Попросил познакомить меня с представителем упомянутой школы. Просьбу мою удовлетворили. Сам факт, что три десятка учеников с неподконтрольной территории получают образование в украинской части Луганщины, – это уже неожиданность. А то, что они это делают с использованием новейших технологий, вообще можно считать сенсацией. Ведь Кризское – это небольшое (менее тысячи человек населения) село, у которого если и есть какие-то преимущества, то это – местонахождение на автодороге между райцентрами Беловодск и Марковка. И что же так потянуло луганскую молодежь именно сюда? Расспросил завуча Кризской общеобразовательной школы І-ІІІ ступеней Марковской районной государственной администрации Луганской области Елену Мирошниченко.

– Елена Ивановна, дети из каких городов оккупированной Луганщины учатся в вашей школе дистанционно?

– Дети из Луганска, Хрустального, Должанска, Сорокино (в оккупации последние три города продолжают называть Красным Лучем, Свердловском, Краснодоном – ред.). Это девятый, десятый и одиннадцатый классы.

– И как возникла эта идея?

– Дело в том, что наша школа давно занималась экстернатной формой обучения. А для детей такая форма не очень удобна. В короткие сроки нужно сделать много контрольных, выучить большой объем материалов и так далее. И тут мы ознакомились с Положением о дистанционном обучении, внимательно его изучили... В 2014 году один ребенок у нас был. Потом знакомые попросились на дистанционное обучение. Одного ребенка мы вели бесплатно. Учителя работали с ним по электронной форме, по телефону и тому подобное. А потом информация распространилась; люди узнали, что есть у нас такая форма... В Положении о дистанционном обучении предусмотрена возможность для родителей писать заявление: мол, прошу принять моего ребенка на дистанционное обучение. Они знакомились с этим положением, и, соответственно, пришли к нам в школу те самые экстерны, которые закончили 9-й класс. Написали заявления, попросили нас, чтобы мы попытались организовать для них такую форму обучения в 10-м и 11-м классах, чтобы получить аттестаты о среднем образовании. Вот с этого все и началось.

Воплощение

Из того же подслушанного разговора услышал, что дистанционное обучение требует денег. Елена Ивановна уточнила:

– Видите ли, согласно Положению о дистанционном обучении нужны не только желающие учиться. Для него нужна электронная платформа, которая обеспечивает правильный процесс. Имеется в виду электронный ресурс, чтобы можно было обучать детей в режиме реального времени. А не так, как раньше, когда мы по электронной почте отправляли задания. Должно быть живое общение.

– Через Skype?

– Ну, Skype – это одно дело. А нужны именно инструменты для обучения. Как мы проводим урок... У нас есть доска, у нас есть проектор; мы включаем видео, развешиваем рисунки, пишем формулы на доске. Общаемся с детьми, задаем вопросы, они нам отвечают и т.д. Так вот, для организации полноценного дистанционного обучения нужен такой же инструмент, только чтобы на расстоянии все делалось. Надо было искать такую платформу. Есть много различных платформ для организации дистанционного обучения, но они же все платные (улыбается). Деньги не такие уж и большие, но не для сельской школы. Например, 10 тысяч за год заплатить, чтобы пользоваться этой платформой.

Мы позвонили тем, кто предлагает эти платформы. Узнали цены. Одни – это называется «Универсальное образовательное пространство «Акцент», директор Карташова Любовь Андреевна... Она сама профессор, академик Академии педагогических наук, киевлянка. У нее есть компания, которую она с коллегами организовала. И вот они разработали «Образовательное пространство» на платформе Mobile school («Мобильная школа») – электронную систему для поддержки дистанционного обучения. Они ее нам предоставили на волонтерских началах именно из тех соображений, что у нас организовано обучение для детей из зоны АТО. И мы, как волонтерское движение, бесплатно пользуемся этой системой, подключаем к ней детей. В определенное время учитель выходит на связь в интернете, ученики выходят - и занимаются.

Там есть доска, есть чат, где они общаются, задания выставляются. Все, как во время обычного урока, только все на расстоянии происходит.

– А ученики находятся в нескольких городах, да?

– Да. Каждый имеет пароль доступа... Что самое интересное и полезное для нас – эту систему разработали на базе Mobile school, но именно для нашей школы. То есть инструменты только те, которые нужны для наших условий. Лишнего ничего нет, зато все, что нужно, у нас есть. Вот так мы работаем.

– С какого года вы по такой схеме работаете?

– Ну... 2014-й – это у нас один ребенок; а тогда 2014-15-й учебный год... Смотрите. Половину учебного года мы бесплатно работали, а потом добились... Это же время учителя. Полноценное время, которое работает 45 минут. В системе мы работаем тридцать минут, чтобы и ребенок же немножко отдохнул, а потом по телефону консультации для тех, кому что-то нужно, на электронную почту несколько отправил – все равно урок проходит полноценный. Так оплату нам установили где-то с позапрошлого года... Если не ошибаюсь, с марта 2016 года у нас уже оплата идет. У нас десять учителей работает. У них есть свои часы, а это дополнительная нагрузка – часы дистанционного обучения.

Патриотизм не на показ

Спросил, для чего это детям, для которых такое обучение не только дополнительная нагрузка, но и может представлять реальную опасность.

– Они хотят получить украинское образование и, соответственно, документы украинского образца. Потому что это государственный документ; он – легитимный в Украине и за рубежом, в той же России. Если ты хочешь поступить в престижный вуз – тебе нужен законный документ об образовании. У них – документы незаконны.

Дети, которые у нас учатся – они очень мотивированы. У них высокий уровень учебных достижений. Они стремятся учиться в вузах Киева, Харькова или даже в зарубежных.

– Так на каком языке они у вас учатся?

– На украинском. Хотя они же сейчас там русскоязычные школы посещают, здесь мы работаем на украинском языке. Сейчас же новое положение об экстернатном обучении, по которому можно за один год получить два документа об образовании. Например, за базовый уровень – по 9-й класс, и за полное среднее образование за 11-й класс. Первого сентября, в прошлом году, к нам пришло шесть таких учеников. В одиннадцатый класс они уже пришли, а у них нет свидетельства за девятый класс. То есть, они одновременно учатся в 11-м классе дистанционно и плюс еще экстернатом заканчивают девятый класс.

– Те, что там?

– Да. И вот они вчера приезжали к нам, сдавали итоговую аттестацию за девятый класс.

– Успешно?

– Да! Эти дети – мечта любого педагога. Ребенок сам учится, ищет... Пишут контрольные, отвечают на вопросы. Активные. Мотивация – на двести процентов. Так они же одновременно учатся и в школе по месту жительства. Домой приходят – и с 15:30 мы начинаем наши уроки. Нагрузка на них страшная.

– А как они физически выглядят? Бледные, переутомленные?

– Нет! Нормальные дети. Вот, я же говорю: вчера четверо приезжало. Еще двое не смогли доехать, а так должно было бы быть шестеро. Мы им перенесли немножко государственную итоговую аттестацию. Двое парней – высокие, здоровые, спортивные. Девочка одна на золотую медаль идет, с отличием – красивая, умная, здоровая. И вторая... она в очках, я бы не сказала, что закрытая – как вот стереотип о таких существует. Ну, и ответственные – очень ответственные. Собственно, те, кто не учится – оно им и не надо. Как пройдет – так и пройдет. А эти чего-то хотят в жизни добиться, поэтому работают в полную силу.

– Вы только этих четырех видели вживую?

– Нет, мы почти всех видели. Мы же с ними и через Skype общаемся... Некоторые у нас экстернат заканчивали, так приезжали сюда. Ну, а скоро приедут к нам на государственную итоговую аттестацию. С некоторыми заочно знакомы. У всех есть знакомые здесь, в Марковском районе, они ведь неслучайно выбрали нашу школу. Это живые, реальные люди.

– Я просто боюсь, как бы их ТАМ не подставить. Не дать недобрым людям наводку на этих детей...

– А, вы в таком смысле... Да, у них там есть этот пресс со стороны учебного заведения, с других сторон. Так они не сильно разглашают, что учатся в украинской школе.

Это у нас их тридцать человек вместе – 9-й, 10-й и 11-й классы. Учатся дистанционно.

Технология

И все же трудно было обойти практические вопросы. В частности, поинтересовался, платят ли ученики за обучение.

– Нет, нет. Все это делается за средства районного бюджета. Районный совет выделил нам средства для того, чтобы мы организовали обучение этих детей. Деньги идут именно на оплату дополнительного труда учителей, больше ни на что.

– Как это все происходит на практике?

– Смотрите: мы выходим на сайт этого общества «Акцент». У нас там есть свой личный кабинет – школы. Мы туда заходим – у каждого учителя свой пароль, логин. Так же каждый ученик имеет свой пароль, логин. Заходим – и занимаемся.

– А доска, там, линейки, плакаты, измерительные приборы...

– Это все в электронном кабинете есть. Есть там инструменты, чтобы писать на виртуальной доске. Заходим на сайт на свою страничку – и там работаем. Нам, конечно, говорили, что было бы желательно платить хотя бы тысячу гривен за обслуживание...

У нас есть свой персональный куратор – для школы. Общество «Акцент» нам выделило куратора, с которым я постоянно связываюсь. Он технические проблемы помогает решать. Пароль не пропускает или еще что-нибудь. Или прикрепить другого учителя к системе – вот я с ней общаюсь. Она администрирует эту работу.

– Что же вы будете делать, когда слишком много детей захотят у вас учиться?

– В принципе, детей можно в неограниченном количестве туда прикрепить. Но, понятно, нагрузки на одного учителя будет многовато. Ну, будем искать какой-то выход. Может, мы их тогда на группки поделим.

– Где-то еще есть такие школы, не знаете?

– Вообще-то в каждом районе Луганской области есть школа, которая занимается дистанционным обучением. Но таких, которые имеют такую электронную платформу, пока нет. Такая есть только у нас. Общество «Акцент» рекламирует свою продукцию, но, считаю, всей области они ее бесплатно не предоставят. Мы у них пилотными оказались. Хотя в Донецкой области – у них тоже развита эта система дистанционного обучения. Они там работают на платформе Moodlе. Знаете, чем она отличается? Тем, что учитель просто излагает задачи; ребенок берет, а тогда когда-то там, может, пообщается с учителем. Мы же сразу все в реальном времени делаем. Как обычный урок, только на дистанции проходит. У дончан эта форма обучения финансируется из бюджета области. Есть там пять опорных школ, которые именно на этой системе с дистанционщиками работают. Но Moodlе не бесплатный, поэтому Донецкая область использование этой платформы финансирует.

– Когда встал вопрос оплачивать учителям дополнительные часы дистанционного обучения – райсовет сильно сопротивлялась?

– Честно говорить? (смеется) Ну, вообще да. Были проблемы.

Немного истории

Елена Ивановна сказала, благодаря кому были решены финансовые проблемы.

– Директриса наша, Татьяна Ивановна Сыч. Вообще-то она уже ушла на выслугу... Такой, знаете, управленец, менеджер. Анатолий Сергеевич Бородавка, руководитель отдела образования Марковской РГА, тоже помог: на своем уровне с районным советом договаривался. Ну, да и мы тоже тут ездили сто раз. Рассказали все, показали. Доказали, что это необходимо. Ну необходимо – ведь детей много, они звонят все, а экстернатная форма – она неудобная. Только «для галочки» документ получить.

– Ага. Вон Ленин экстерном окончил университет...

– ...И имеем то, что имеем. Оно же, знаете, те, что девятый класс экстерном заканчивали – они сами сказали: «Нам неудобно, трудно даже». А это хотя бы во времени распределены занятия. Оно тоже нелегко, но не так, что в течение месяца сдать аттестации за годовой курс.

– Кстати, вот сейчас идет обсуждение реформы сферы образования, в частности и здесь вот, в соседнем помещении; новый закон Верховная Рада приняла. Как вы его оцениваете?

– Если обо мне говорить, то лично я – за закон. Почему «за»? Потому что самое главное в школе – это дети. Дети сегодня – совершенно другие. Они мыслят этими интернетовскими штампами: «твитами», «лайками» и тому подобное. Все равно учителю надо перестроиться под новых детей. Они по-другому воспринимают всю информацию. А чтобы перестроиться, нужно однозначно изменить организацию всего учебного процесса. То есть, один ребенок быстро воспринимает материал, другой – медленно. И подстроиться под всех очень трудно.

Вот, например, личная образовательная траектория – это мне очень по душе, поскольку я, как учитель-практик, знаю, что один ребенок мгновенно воспринял десятичные дроби, а с другим надо проработать три урока, чтобы он понял, о чем речь. Мне Лилия Михайловна (Гриневич – министр образования – ред.) по душе со своим новаторством и этими реформами – я ее поддерживаю, и в школе мы пытаемся ее реформы внедрять.

Михаил Бублик, СЕВЕРОДОНЕЦК


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-