Архиепископ Иларион, председатель Синодального управления внешних церковных связей УПЦ КП
Епархии УПЦ КП за рубежом – это острова веры и Украины
04.04.2018 17:40 344

Архипастырские предпасхальные визиты в страны Европейского Союза с целью углубления деятельности приходов, которые вошли в созданный 13 мая 2017 года Европейский Экзархат Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, совершил Высокопреосвященный Иларион (в миру Дмитрий Иванович Процик) – архиепископ Ривненский и Острожский, исполняющий обязанности Экзарха Европы, председатель Синодального управления внешних церковных связей УПЦ КП.

– Скажите, пожалуйста, создание Европейского Экзархата связано с тем, что все больше наших граждан поселяется в западноевропейских странах?

– Действительно, это одна из причин. Но социальная база этого заложена несколькими волнами украинской эмиграции еще в прошлом веке – тогда наши земляки были гонимы с родины войнами, неприятием экспериментов советской системы. Начиная с начала 90-х годов прошлого века, и особенно теперь, когда Украина получила безвизовый режим со странами Европейского Союза, очень много украинцев выезжает – одни остаются там навсегда, другие временно. Сегодня многочисленные представители украинской диаспоры дали знать о своих религиозных потребностях и изъявили желание быть прихожанами именно УПЦ Киевского Патриархата. Сейчас в составе нашего Европейского Экзархата 44 прихода: в Нидерландах – 2, Венгрии – 1, Италии – 8, Франции – 6, Швеции – 5, Германии – 6, Испании – 3, Португалии – 5, Чехии – 1, Британии – 1, Литве – 1, Финляндии – 1, Австрии – 1, Словении – 1, Греции – 1, Швейцарии – 1.

Наличие таких общин – это весомая предпосылка возникновения Экзархата Европы, который Священный Синод УПЦ КП поручил мне курировать до того времени, пока будет постоянный владыка в Европе.

– Он будет проживать в одной из стран Европейского Союза?

Приходы за рубежом ставят определенные вызовы перед священниками. Там они, кроме пастырской деятельности, вынуждены еще дополнительно где-то зарабатывать

– Это будет зависеть от обстоятельств. Следует иметь в виду, что есть различие между нашими приходами за рубежом и в Украине. У нас тут почти у каждого прихода есть возможность получить своего священника и у него есть все условия, чтобы заниматься чисто священническим служением. А приходы за рубежом – не только в Европе, но и в Америке или Австралии – ставят определенные вызовы перед священниками. Ведь там они, кроме пастырской деятельности, вынуждены еще дополнительно где-то зарабатывать. И наши священники не гордые, а настолько смиренные, что не гнушаются этого. Они могут работать там, где для них это возможно, чтобы обеспечить себя, семью, иметь все необходимое для проведения церковной службы. Пока что мы не можем содержать в Европейском Экзархате владыку, то есть отдельного архиерея, потому что это должно быть его постоянным местом резиденции – я не говорю о резиденции, а хотя бы о скромной квартире. Где это будет, – не имеет значения. Все зависит от тенденции расширения общин нашей церкви, также от того, будут нам помогать или будут препятствовать.

– Неужели кто-то выступает против процесса утверждения Экзархата УПЦ КП?

– К сожалению, сегодня у нас нет особого содействия в развитии украинских приходов, иногда встречаем непонимание. Правда, не во всех странах. Хотелось бы иметь большую поддержку нашей матери-церкви, которой является Вселенская Православная Церковь. Также важно, чтобы ко всем пришло понимание неотвратимости процессов нашего европейского утверждения.

– Кто священники приходов за рубежом – присланные из Украины или те, кто уже некоторое время проживает там?

– Бывают разные случаи. Например, священники, которые эмигрировали и уже живут здесь долгое время. В какой-то период они были вынуждены зарабатывать другими видами занятий, а сейчас получили или гражданство, или официальное разрешение на работу. Такие обращаются в нашу церковь. Мы исследуем, если человек не утратил священнических навыков, человек с достойным поведением, прошел своеобразную переаттестацию, сдал все экзамены, то он получает от Святейшего Патриарха разрешение, благословение быть настоятелем соответствующего прихода. Бывает такое, что определенные общины сами обращаются ко мне, как это было, например, в Дании, Испании, и я, соответственно, подбираю кандидатов. Как правило, это нелегко...

– Почему?

– Потому что иногда невозможно получить рабочую визу, тогда мы выходим из ситуации таким образом, что через каждые три месяца меняем священников (в соответствии с нормой пребывания в странах Европейского Союза, которая касается граждан Украины). Тогда получается так, что два священника занимаются одним приходом.

– Знание иностранного языка обязательно?

– Конечно. Сама жизнь требует. Надо знать английский язык, а еще лучше, когда священник владеет языком страны пребывания.

Кандидатом в настоятели за границу может стать любой выпускник учебных заведений УПЦ КП

– В академиях и семинариях предусмотрена специальная подготовка для работы за границей?

– Пока что у нас нет нужды специально для Экзархата Европы готовить кадры, потому что церковь – одна что в Украине, что в других странах. Поэтому кандидатами в настоятели за границу может стать любой выпускник учебных заведений УПЦ КП.

– Экзархат Европы имеет свои храмы?

– К сожалению, не имеем ни одного. Мы заключаем договора аренды или соаренды с приходами римо-католическими или протестантскими – с последними, например, практикуем такое в Германии или Швейцарии. Верим: активный рост наших приходов станет залогом того, что будем иметь возможность строить здесь свои церкви.

– Могли бы религиозные общины сами это делать?

– Это уже зависит от законодательства стран. Например, в Риме построить практически невозможно. Можем договориться только чтобы некоторую часть храмов использовать. Но есть города, где еще можно строить, как в Португалии, Испании. Здесь раз в пять-восемь лет принимают специальный документ, который позволяет выделять двум-трем религиозным общинам земельные участки. Речь идет, конечно, не о гектарах, а нескольких сотках земли, необходимых для расположения храма, который будет вмещать 100 – 200 прихожан. Мы будем использовать и такие возможности.

– Этих проблем нет у прихода Украинской Греко-Католической Церкви...

– Да. И она имеет гораздо больше приходов, но это объясняется не тем, что там так много греко-католиков, а тем, что УГКЦ является по сути филиалом Вселенской римо-католической церкви. И для ее верующих нет никаких препятствий, они могут без проблем или совмещать службы, или арендовать любой католический храм, поэтому у них есть представительства во всех европейских странах и в частности во всех крупных городах.

– Решением 13 мая было обусловлено создание и Всероссийского Экзархата. Очевидно, что и там священнослужителям нелегко...

– Да, но должен отметить, что Всероссийский Экзархат нашей церкви возглавляет очень опытный, настоящий подвижник, митрополит Белгородский и Обоянский Иоасаф, постоянный член Священного Синода Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Он является настоящим архиереем.

– Возникают ли сложности во время осуществления процедуры регистрации прихода за рубежом?

– Мы привлекаем наших юристов, которые обеспечивают процесс правильной регистрации с тем, чтобы религиозная община была полноценной.

– Есть ли тенденции к росту количества прихожан?

В настоящее время утвердилось понимание того, что надо поддерживать свою – по сути – украинскую церковь

– Да, и есть положительные сдвиги в дальнейшей консолидации наших прихожан. Еще до недавнего времени для многих наших украинцев за рубежом было все равно, какую православную церковь посещать. А в последние годы, когда мы здесь, в Украине, сплотилась вследствие тяжелых обстоятельств войны, аннексии Крыма, самосознание украинское выкристаллизовалось, люди начали более четко позиционировать свою принадлежность к украинской нации. В настоящее время утвердилось понимание того, что надо поддерживать свою – по сути – украинскую церковь. И вот это еще одна глубокая причина, почему в Европе начали активно образовываться украинские приходы.

– Какой самый большой из них?

– Я не позволю себе этого сказать, потому что каждый приход – это своеобразный остров веры и украинства. С удовольствием отмечаю, что все наши религиозные общины за рубежом состоят из сознательных прихожан, настоящих патриотов, которые тоже иногда испытывают определенные притеснения, испытания, но они не боятся, готовы идти до конца, отстаивают свое право развивать нашу церковь...

– ...потому что появилось, так сказать, предложение, поле для деятельности...

– Да-да. Пока не было войны, этих ужасов, пока не было подвига Героев Небесной сотни, люди мало над этим рассуждали, они задумывались в первую очередь о заработке. Мы сегодня все поняли: мало иметь только экономику, надо, чтобы в Украине была твердая идеология, чтобы самосознание человека, если ты украинец, было украинским. Этих проблем нет сегодня в странах устоявшейся демократии. Спросите их граждан, что для них их государство. Но они готовы за него жизнь отдать. За последние годы со времен Майдана Достоинства словно проснулось в нашей крови сознание наших предков-козаков, которое немного дремало, поэтому мы верим, что не будет возврата страны назад к советской системе или к какому-то чужеземному гнету, потому что мы на сто процентов почувствовали вкус настоящей свободы. Я как украинский архиерей абсолютно убежден, что Украина состоялась, наше государство уже никуда не исчезнет. А это значит, что будет и украинская церковь. И даже теперешнее большое деление на Киевский и Московский патриархаты все равно закончится объединением. Если хочет быть в Украине русская церковь, тогда, пожалуйста, пусть она себя называет - Русская православная церковь в Украине, и ее верующие пусть так себя и идентифицируют. А если ты хочешь украинскую церковь, тогда ты становишься прихожанином церкви, которая имеет свой главный престол в Киеве, а не в Москве.

Даже теперешнее большое деление на Киевский и Московский патриархаты все равно закончится объединением

– Вам приходится возглавлять Божественные литургии за рубежом. Отличаются ли они от тех, которые совершаете дома?

– Духовные эмоции везде одинаковые, потому что литургия – это особое божественное сослужение человека с Богом или Бога с человеком. Единственным дополнительным фактором там является то, что когда в любой стране начинаешь произносить молитву на украинском языке, сразу замечаешь слезы в глазах людей. Я понимаю их, у них, очевидно, не было возможности послушать богослужение на родном языке. И это обязательно трогает сердце и душу. После службы мы с прихожанами всегда делаем совместное фото на память. Нам раньше забрасывали наши недоброжелатели, мол, что мы «раздуваем» активность за рубежом, мол, ничего там еще нет. И вот эти фотографии из многих стран свидетельствуют: есть Киевский Патриархат в Европе! Да и другое очевидно – наша архиерейская активность: принимаем участие в научных симпозиумах, посещаем культурно-образовательные центры, школы, где учатся украинцы, вручаем богослужебные награды, Архиерейские благословенные грамоты лицам, которые приложили усилия для развития наших общин.

– Многочисленные публикации на сайте Синодального управления внешних церковных связей УПЦ КП это подтверждают: страны Скандинавии, Италия, Испания, Португалия, Франция, Бельгия, Голландия и другие, где вам пришлось проводить службу. Замечаешь на фото, в частности, что прихожане одеты в вышиванки...

– Лучший метод выявить украинцев за границей: вместо рубашки надень вышиванку. И ты не пройдешь спокойно. Обязательно тебе встретится кто-то из земляков, которые заговорят. А во время службы это вышитое море, которое видишь перед собой, захватывает.

Конечно, наши посещение приходов не ограничиваются совершением чина Божественной литургии. Всегда встречаюсь с представителями органов власти, с которыми ведем речь об интеграции наших общин в религиозную местную жизнь.

Лучший метод выявить украинцев за рубежом: вместо рубашки надень вышиванку. И ты не пройдешь спокойно

– Готова ли церковь к вызовам, которые предстают в виде малых и больших организационных проблем за рубежом?

– У церкви никогда не было легких путей. Всегда были преграды, проблемы. И они не исчезнут. Сам Спаситель утверждал, что пока будет существовать церковь, дьявол будет с ней бороться. И сказал Господь и другое, находясь в земле Кесарии, обратившись к Петру: «И Я говорю тебе, что ты скала, и на скале этой построю Я Церковь Свою, и врата ада не одолеют ее». (Евангелие от Матфея 16:13-19). Поэтому мы трудностей не боимся. Я глубоко убежден, чем больше будет решаться у нас вопросов в Украине, чем быстрее завершится процесс объединения в единую православную церковь, тогда нам будет легче развивать деятельность за рубежом.

– Думаю, что это может произойти и при должной поддержке светских украинских институций...

– Конечно, очень много зависит от нашего дипломатического корпуса. Если посол занимает настоящую украинскую позицию, то он может решать положительно вопрос и для украинской общины.

– Как воспринимают Экзархат Европы УПЦ КП зарубежные институции?

– По-разному бывает. Я побывал во многих парламентах Европы, в Европарламенте, Совете Европы. Пытаюсь воспользоваться всеми возможностями для донесения нашей позиции в отношении развития Экзархата. Но бывает, что нам не советуют, например, идти на какую-то встречу. В современной Европе, где появляется представитель Киевского Патриархата, – то ли это европейские структуры, то ли международные церковные организации – то, с одной стороны, они рады, а, с другой прекрасно понимают, что мы им причиняем много хлопот. Русская церковь имеет очень мощное лобби во Всемирном совете церквей, и до сих пор мы не можем приблизиться к этой структуре, потому что РПЦ создает много препятствий. Есть другая организация – Конференция европейских церквей. Мы почти завершили процесс вхождения в нее, наша церковь должна была стать полноценным ее участником. Но когда мы выполнили все условия, то нам в последний момент отказали, деликатно сказав, что будто бы вопрос «на рассмотрении»... Его могут «рассматривать» не один год, а может, и не один десяток лет. Мы понимаем, кто за этим стоит.

Правда, у нас есть при европейских институциях постоянный представитель – архиепископ Черниговский и Нежинский владыка Евстратий, который выполняет значительный объем работы по вхождению нашей церкви в европейский контекст.

– Довольны ли вас контактами с церквями других конфессий?

– Внешняя деятельность УПЦ КП разделяется на два направления – сотрудничество с православными конфессиями, православными церквями, в первую очередь поместными, во-вторых, отношения с другими конфессиями – иудеями, мусульманами. Благодаря стараниям Патриарха Киевского и всей Руси-Украины Филарета сегодня у нас большой авторитет среди всех церквей – и православных, и инославных. Нашего патриарха знают уже давно, еще со времен, когда он был почти первым человеком в Русской православной церкви. Все прекрасно помним времена, когда патриархом был Пимен, который из-за почтенного возраста не мог много ездить в разные страны, поэтому налаживал связи с другими церквами тогдашний митрополит Филарет. Вот почему за короткий период он посетил более 100 стран мира. Именно он был у истоков Конференции европейских церквей и Всемирного совета церквей. Вспомним, что две эти организации сыграли большую роль в завершении «холодной войны» между Советским Союзом и США, потому что одному Богу известно, чем она могла закончиться...

Благодаря мощному авторитету нашего патриарха Украинскую Православную Церковь Киевского Патриархата знают в мире. Но надлежащее взаимное сотрудничество сегодня усложняется, потому что Вселенский патриарх официально избегает общения с нами, ведь Русская церковь угрожает, что она расколет вселенский трон. Так же опасаются и другие поместные церкви. Но неофициальное общение мы у нас сегодня с каждой поместной православной церковью. С инославными нам намного легче, у нас есть отношения почти со всеми традиционными конфессиями мира.

– А не идет ли речь о том, чтобы приходы Экзархата Украины образовать, например, в Польше?

– Это будет зависеть от определенных обстоятельств. На сегодня в Польше очень мощно развивается православная церковь – она не подчиняется Москве, а только Вселенскому патриархату. Благодаря взаимопониманию с ней на польской территории, прилегающей к Украине, совершается богослужение на польском и украинском языках, и наши прихожане не испытывают неудобств.

– Владыка, в эти дни христианский народ обращает свои взоры к светлому Воскресению Христову. Какие у вас ощущения возникают, когда посещаете Иерусалим – место, где Иисус страдал, был погребен и воскрес из мертвых?

– Там меня переполняет особое возвышение духа. В конце концов, не имеет значения, кто ты, пришедший сюда, – то ли обыкновенный мирянин, то ли священник. Места, которые связаны с основателем христианства Господом нашим Иисусом Христом, напоминают нам, что каждый из нас должен пройти путем терпения и скорбей, путем несения своего жизненного креста. Меня здесь охватывает умиление, особенно возле Голгофы, у Гроба Господня. Можешь вспомнить здесь такие грехи, которые ты давно забыл, потому что чем больше человек вспоминает грехов и в них по-настоящему раскаивается, то тем совершеннее происходит очищение духовной природы, и ты таким образом себя еще лучше готовишь к будущему царству небесному.

Виктор Мазаный, Ривне

Фото Виктора Мазаного и Анатолия Похилюка

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-