Лариса Половнева, режиссер народного театра, переселенка
Как переселенцы с Донецка создали театр в небольшом городке на Волыни
15.05.2018 14:39 428

Сегодня в СМИ не так часто, как хотелось бы, но можно встретить рассказы о том, как успешно устроили свою жизнь на новом месте переселенцы с Донбасса. В основном это касается бизнеса; не затерялись в серой обыденности коллеги-журналисты, хотя здесь имеется определенная специфика. Зато когда мне в Луцке рассказали, что мои земляки из Донецка создали театр во Владимире-Волынском, я был ошеломлен. Впрочем, ненадолго, и уже на следующий день отправился в древнюю столицу Волыни.

НЕУМЕСТНЫЙ ВОПРОС О «РУССКОЙ ВЕСНЕ»

Первичная информация была такая: в августе 2014-го во Владимир-Волынский приехали супруги, коренные дончане – Владимир и Людмила Похожаловы, которые вместе с еще одной донетчанкой Ларисой Половневой создали в сорокатысячном городе (областного значения) народный театр «Різнобарв’я». Похожаловых я в театре не застал, и главным героем этого интервью стала Лариса Половнева.

– Кем вы работали в Донецке?

– Преподаватель университета; литературный редактор издания «Rich club». Клуб людей, богатых своим мировоззрением, друзьями, своими предпочтениями. До этого преподавала режиссуру и актерское мастерство в Донецком областном училище культуры. На Смолянке. Что вы еще хотите знать обо мне? Старая. Но не мудрая.

– Как вы встретили ту «русскую весну»?

– Думаю, этот вопрос неуместен – потому что я здесь. Это уже само за себя говорит.

– Понятно, но, видимо, было какое-то событие, которое сорвало вас с насиженного места...

– Ну, а у нас, когда захватили облгосадминистрацию, телевидение...Я как раз жила недалеко от телецентра, на Ленинском проспекте, рядом с цирком. А на телевидении работало много моих выпускников. Сначала казалось, что эти волнения ненадолго. Потому что это же не может долго продолжаться! И с апреля, где-то по октябрь, было стойкое ожидание, что оно должно как-то ултрястись. Но не утряслось, и я решила не возвращаться. Привезла сюда мужа и маму. Почему именно Владимир-Волынский? К сожалению, никто из родственников не пригласил к себе переждать трудные времена. А здесь проживает – и дай бог, долго будет жить – наша хорошая приятельница Лилия Завгородняя.

Это была замечательная семья бардов. В Донецке каждый год проводился бардовский фестиваль; мы каждый раз встречались, подружились – и вот когда произошла такая беда, Лилия Леонидовна нас пригласила.

– И как вы восприняли этот городок после шумного миллионного Донецка?

– Меня часто об этом спрашивают, и я отвечаю так: «Провинция – это понятие географическое», но не более. Можно быть провинциалом и в столице, а можно быть гражданином мира в маленьком-маленьком городе.

– Вы здесь квартиру снимаете? Дорого?

– Когда мы только сюда приехали, квартира стоила не так много. И сегодня – тоже. Тогда был такой период – в октябре 2014-го – нам помогло одно риэлтерское агентство. Отнеслись как к родным, помогли снять жилье по умеренной цене...

– То есть, здесь нет предвзятого отношения к «донецким», как об этом можно встретить много рассказов в соцсетях? Мол, «беженцев с Донбасса прошу не беспокоить...»

– Не могу без волнения это вспоминать... Когда мы приехали, у нас было только то, что имели на себе – и небольшой чемодан. И люди несли картошку, лук, подушки, одеяла.

НЕ НА ПУСТОМ МЕСТЕ

Лариса Леонидовна действительно как-то взволнованно вздохнула. Поэтому я перешел к главной теме нашего разговора:

– Здесь был когда-то театр – или вы начинали на пустом месте?

- Еще в 60-е годы, в 70-е и даже частично в 80-е здесь, в городе, существовали очень хорошие театральные традиции. Они были основаны благодаря одному человеку – Богдану Ивановичу Березе. Он создал театральную труппу на базе районного дома культуры. Благодаря его творчеству, упорной работе театр поднялся на достаточно высокий уровень. Моя подруга, которая приехала вместе со мной, писала большое научное исследование именно о театре Богдана Березы. Его имя носит малая сцена Областного театра в Луцке. И когда я поставила здесь первый спектакль – тут как раз немножечко проявилась предвзятость зрителей. Мою работу придирчиво сравнивали с тем, что видели почти сорок лет назад. Понимаете, какую человек оставил после себя память?! После такого перерыва люди вспоминали тот театр.

В 80-е во Владимире-Волынском существовали очень хорошие театральные традиции

Должна сказать, почти через два года после создания наш театр получил звание народного. Мы за это время поставили десять спектаклей; одиннадцатый – на выходе.

– И что это были за работы?

- Мы открыли первый сезон произведением землячки Габриелы Запольской «Мораль пани Дульской». Она родилась в Подгайцах, это возле Луцка, жила и работала во Львове. После этого у нас была большая творчески-учебная работа, которая называлась «Коварство и любовь по-украински».

– Реминисценции Шиллера?

– Не Шиллер, хотя он у нас тоже был. Это был веночек отрывков из произведений выдающихся украинских драматургов. Там был и Старицкий, Кропивницкий, Карпенко-Карый, и Квитка-Основьяненко... И все отрывки связаны между собой одной сюжетной линией – и все были взаимозаменяемыми. Вот, скажем, одна группа сегодня не может выступать – человеческий фактор всегда есть, и мы заменяем ее другой. Такая была задумка. Потом для детей мы сделали большой спектакль по пьесе Тамары Габбе «Хрустальный башмачок». «Золушка». И знаете, что интересно? Что на премьере почти не было детей. Одни взрослые. Зато вели они себя, как дети.

«Башмачок» продержался у нас дольше. Потому что каждая школа хотела его видеть отдельно, только для себя. Это специфика нашего маленького города. И еще специфика в том, что у нас нет много сторонников, но это уже наш зритель. Когда у нас премьера, то я больше волнуюсь не за то, что делается на сцене, а за то, что зал забит и возникают опасения за технику безопасности.

А уже на второй-третий спектакль мы едва собираем зал. Потому что все, кто хотел, его уже посмотрели. А это же – полугодовой процесс: вырастить, поставить его на сцене. А у нас же не столько самодеятельный театр – у нас театр-событие. У нас занятия по сценической речи, пластике, сценическому движению. Лекции по истории театра. Мы не просто так собрались, выучили слова – и как кому на душу легло... Мы работаем, чтобы люди действительно чувствовали: театр – это такое же сложное дело, как любое другое.

НЕМНОГО О РОЛИ ЖУРНАЛИСТИКИ

И тут я немного опозорился...

– С чего все начиналось? Вы обратились к власти с предложением – или вам кто-то предложил этим заняться?

В первом составе нашей театральной труппы были журналисты

– Инициатива исходила знаете от кого? Попробуйте угадать! Какие такие сообщества на это способны?

– М-М-м... Сдаюсь!

– Журналисты.

– Журналисты?!

– Да. Первый состав нашей труппы – это были журналисты издания «Рідне місто». Была такая газета во Владимире.

– Как же они вас нашли?

– Нашли сначала не меня – моих друзей. Моя подруга тоже режиссер по специальности. И так в жизни случилось, что мы с ней дружим больше 35 лет и всегда работали рядом. Как говорится, дружили домами – и сюда приехали вместе. Вот об этой семье «Рідне місто» готовило статью. Сначала готовили, потом начали просто общаться и, в конце концов, решили попробовать поставить спектакль. К сожалению, газета приказала долго жить, но журналисты стали основателями нового театра, который я возглавляю.

– Театр – это же не только сцена и актеры. Это – декорации, костюмы, музыкальное сопровождение. Как вы с этим справляетесь?

– Как у нас с этим? У нас молодой театр, бедный... Когда мы ставили «Золушку», когда ставили Шиллера, Шекспира, Бернарда Шоу – зрители удивлялись: «Где вы достали костюмы?!»... Немножко - ручки, немножко - фантазии. Немножко - бутики специального назначения...

– ?!!

– В просторечии они называются «секонд-хендами». Вы и не догадались. Здесь пришили, там покрасили... Вон, видите кресло? Это был развалившийся стул из подвала, где котельная. Мы его нашли, покрасили, подложили подушечку, обили тканью, купленной в том же «секонде» – а на сцене выглядит просто шикарно. Точно так же к стулу – фанерку высокую; обтянули, и вот был настоящий трон. Королевский.

ПРОЗА ТЕАТРАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Даже не знаю, этично ли такое спрашивать у творческих людей, но...

– А вы народный театр при ком?

– Культурно-художественный центр. Вот это помещение и называется культурно-художественным центром города Владимира. Строился он как кинотеатр. Рядом – картинная галерея объединения наших художников. Есть в городе художественная школа, и мы можем ею гордиться – так же, как и музыкальной. Вы знаете, такой маленький город, но талантов на душу населения очень много. Столько поэтов, столько замечательных музыкантов... Когда мы сюда приехали, одно из первых мероприятий, на котором мы были, – отчетный концерт музыкальной школы. Знаете, столичные школы могут позавидовать. Это был такой высокий уровень! – я не перестаю удивляться.

– Вы с ними сотрудничаете?

– Конечно. Мы перед началом некоторых наших спектаклей, как в настоящем театре, стараемся делать увертюры. Выступают ансамбли, оркестры. Перед некоторыми спектаклями у нас играл такой диксилендовый (джазовый, состоящий из белых исполнителей — ред.) оркестр – перед пьесой Неды Нежданой «Самогубство самоти».

– Кстати, вы у авторов берете разрешения на постановку?

– Мы общаемся по интернету. Приглашали автора на нашу премьеру, посылали видеоотчет. К сожалению, она не смогла приехать. С давних времен искусство нуждалось в меценатах. Оно никогда не было прибыльным.

– Вы говорите, перед спектаклем выступают коллективы. А для самих спектаклей кто-то музыку вам пишет?

– Нет. Всякий труд должен оплачиваться, а у нас денег нет. И я не могу на том, скажем так, хорошем отношении кого-то просить писать музыку для спектакля. Хотя переводчики у нас самодеятельные (улыбается). Потому что, к сожалению, не всегда те пьесы, которые берем для постановки, имеют украинский перевод. Его и делают те актеры нашего театра, которые имеют филологическое образование. Или журналистское.

СЦЕНА СОБИРАЕТ ДРУЗЕЙ

Участие коллег в создании «храма Мельпомены» не давало мне покоя:

– Кстати, из того первого состава, из журналистов, кто-то остался в труппе?

– Прошлым летом мы ставили спектакль «Рододендрон, або Жінка проти коханки», и там был задействован первый состав. Актеры хотели встретиться снова.

– Это у вас малая сцена?..

– Да. Здесь у нас репетиционный зал, здесь выставляется пятьдесят стульев. Здесь мы проводим и бенефисы наших актеров. Особенно, знаете, как было приятно... «В тісному колі друзів» мы назвали это мероприятие – открытие этой малой сцены. Приезжали из Луцка, областного научно-методического центра – они тоже наши частые гости, приезжают на премьеры. Ну, и мы к ним.

– Кого бы вы выделили среди актеров? Не по уровню таланта, а по отдаленности его основной профессии от актерской. Скажем, работает человек на сахарном заводе или, там, водителем грузовика – а вечером приходит и играет на сцене графа. Или самого короля?

– Вы знаете, как-то так сложилось... Может, увы, но так звезды сошлись, что наш театр – это интеллектуальный театр. Здесь у нас педагоги, чиновники...

– ...отдела культуры, наверное?

– Нет. Ну, скажем так, есть и начальники других отделов. Но выделять какие-то имена будет неэтично. Не только потому, что каждый артист дорог мне лично, но и потому, что каждый является личностью. И достаточно интересной. А поскольку у нас театр-студия, мы постоянно вливаем молодую кровь. В этот сезон 2017-18 годов наш коллектив значительно пополнился студентами педагогического колледжа. И я бы сказала, что молодежь наступает на пятки маститым актерам.

Вы же знаете: в медицине, педагогике и искусстве разбираются все

– А не заходят ли к вам такие самодеятельные критики, теоретики, которые берутся вас учить: «Это надо играть не так, мизансцена выстроена неправильно» и все такое?

– (смеется) Ну, без этого же не может быть! Владимир-Волынский – маленький городок, а вы же знаете: в медицине, в педагогике и искусстве разбираются все. Дать совет учителю, врачу, как лечить, как ставить пьесу – таких советников всегда хватает.

– Так у вас есть меценат? Можете его назвать?

– Нет, к сожалению. Но хочу поблагодарить городской совет. Создав театр, мы искали прибежище: где собираться? Обратились к директору этого Культурно-художественного центра Екатерине Юрчук. Молодая женщина, но она загорелась идеей театра и пошла с этой идеей в горсовет. Горсовет, я бы сказала, занимается театром, и когда на спектакли нужны были деньги... Вот, скажем, ремонт в этом помещении мы делали самостоятельно. Но занавес, другие такие вещи мы заказывали по перерасчету. А городской совет – такая маленькая деталь – когда был гастрофест «Смаковиця», там разыгрывали лотерею, где призами стали лучшие блюда. Так вот, все средства от лотереи заместитель городского председателя Лариса Владимировна Куликова вместе с завотделом культуры пришли и торжественно вручили нам эти деньги. На них мы кое-что себе приобрели.

* * *

Во время разговора в комнату заходили разные люди, которым крайне нужно было переговорить с моей собеседницей. Поэтому пришлось завершать. Напоследок Лариса Леонидовна показала некоторые элементы декорации к приближающейся премьере. И познакомила с автором этих произведений искусства – Натальей Нечипорук: «Замечательный человек!»

Наталья Марковна охотно ответила на мои вопросы, но долго отказывалась фотографироваться...

– Ну, что я могу сказать о театре? Я в восторге. От театра, от Ларисы Леонидовны. Я очень счастлива, что есть такой человек. Мы Ларису Леонидовну называем ходячей энциклопедией. К ней можно подойти с любым вопросом – она знает ответы на все.

– Вы с самого начала в театре?..

– Нет, я позже пришла.

– На какую должность, если такие есть в народном театре?

– Я делаю афиши. И декорации. Там, видели, канделябры я такие сделала. Из простой бумаги. Вот книжные шкафы...

Только тут я заметил, что шкафы не настоящие, а нарисованные на плоской ширме. Ну, действительно: Владимир-Волынский – город талантов.

Михаил Бублик, Северодонецк-Владимир-Волынский

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>