Рыцари днепровских порогов

Рыцари днепровских порогов

905
Ukrinform
Профессия днепровского лоцмана исчезла вместе с затопленными порогами. Но память о них - осталась

Днепровские пороги сейчас покоятся под глубокими водами главной реки Украины. А было время, когда на протяжении 80 километров от Екатеринослава до Хортицы Днепр преграждали каменные скалы, выступавшие из воды. Обойти их могли только специально обученные кормчие – лоцманы. Центром этой опасной профессии был поселок Лоцманская Каменка (ныне это южный пригород Днипра). После постройки плотины Днепрогэса в 1932 году пороги были затоплены, а профессия стала ненужной. Потомки лоцманов и сейчас очень гордятся своими предками. «Точка на карте» Укринформа предлагает отправиться в места, где жили славные днепровские рыцари.

ЛОЦМАНСКАЯ ГРОМАДА – ПРООБРАЗ НЫНЕШНИХ ОТГ

Доподлинно неизвестно, когда на порогах появилась постоянная лоцманская организация. Начали селиться здесь они по приказу запорожского коша 1656 года. К громаде принадлежали Лоцманская Каменка, Старые Кодаки, поселок Широкое и Сурские хутора.

«Днепровские лоцманы – прямые потомки запорожцев, которые переправляли корабли через пороги... - писал путешественник-этнограф Александр Афанасьев-Чужбинский, который посетил Лоц-Каменку во второй половине XIX века. – Лоцман... человек, который с детства привык к опасности, и поэтому в самой внешности его наблюдаем отвагу и некоторую надменность. Походка у него бодрее и осанка тела была более прямой, чем у обычного селянина... потому что он привык быть быстрым во время переправы через пороги, где иногда от одного мгновения зависит судьба барки и жизнь нескольких людей... Часто лоцман берет с собой на плот сына, чтобы мальчик учился презирать опасность, запоминал камни и их названия, привыкал к своему полезному, но опасному ремеслу».

Как рассказывает днипровский гид-энтузиаст Антон Мухин, позже местность была заселена со строительством крепости Кодак в середине 17 века. Поселение образовалось из двух – были Лоцманка и Каменка, которые объединились. Князь Потемкин в 1783 году реорганизовал лоцманскую службу, что было связано с заселением степного края и основанием новых портовых городов, и начальником всех лоцманов стал полковник Фалиев. Были проведены сборы всех лоцманов, которых на то время было 120 человек. Движение по Днепру было очень оживленным, день и ночь по нему курсировали тысячи судов, барж, плотов, лодок с грузами. Поэтому авторитет козацких лоцманов на Днепре был очень высокий.

Хотя потомок рода лоцманов Юрий Казанец считает, что история поселка гораздо больше 300 лет, ведь при строительстве Южного моста, когда срезали правый берег, находили поселения гораздо старше.

– Если были пороги, должна была существовать и эта профессия у них, потому что преодолеть их могли только специалисты, - говорит Казанец.

Он рассказал, что, согласно преданию старожилов, лоцманская громада была основана на демократических принципах. Интересно, что у этого поселения были особые права: его обитатели подчинялись не местной екатеринославской власти, а Министерству путей сообщения, они не платили налоги и имели ряд льгот. Дважды в год, перед открытием навигации и перед ее завершением, громада проводила общее собрание, решала основные вопросы и выбирала атамана, его помощника, казначея и писаря. Слобода была интересна в административном делении: были сотни – это сто дворов, где избирался сотенный, которому подчинялись десятники, каждый из которых отвечал за десять дворов. Всего существовало 11 сотен, то есть в поселке насчитывалось 1100 дворов, а сотенные были как депутаты сельского совета. Устройство это поддерживалось до 60-х годов прошлого века.

Известно, что лоцманы имели собственный устав, согласно которому осуществляли сплав плотов. В нем четко было прописано, сколько на плоту должно быть людей, как оплачивается работа. Лоцманы получали 25 рублей в год. Половину своего заработка от сплава оставляли в общей кассе и, по примеру запорожских казаков, тратили на общие нужды.

За эти деньги была построена своя школа, каменная церковь в честь покровителя лоцманов Николая Чудотворца. В здешней больнице детей-сирот лечила Ольга Косач-Кривинюк - сестра Леси Украинки. По воспоминаниям жителей, даже самодеятельный театр в поселке был, ставили «Наталку Полтавку».

Интересно здесь подходили к стратегическому запасу хлеба. Зерно хранили на складах, обновляя каждые три года. Если был неурожай, то каждый лоцман мог взять в долг зерно беспроцентно, а с нового урожая его нужно было вернуть.

Именно в Лоц-Каменке лоцманы проводили водомерные наблюдения Днепра - вблизи поселка располагался на острове водомерный пост.

Известный этнограф-путешественник Александр Афанасьев-Чужбинский некоторое время жил в Лоц-Каменке и изучал быт ее обитателей. Он отмечал, что лоцманы – очень трудолюбивые и очень веселые люди, спокойные. Пьяниц в поселке вообще не было. Хоть приметы и традиции были свои – как «прилить», или «выгладить» дорогу, «притушить» ветер. Если по какой-то причине задерживался сплав, мешал ему ветер ли бумажная волокита, лоцманы обращались к купцу, и тот должен был дать на водку. Собирались на одном из плотов и таким образом «приливали» дорогу. А женщины приносили закуску и этим как будто ее "выглаживали". А как красиво пели!

"ПОПАЛ В АД - БУДЕТ ТЕБЕ И ХОЛОДНО, И ТЕПЛО"

Последний лоцман – Григорий Омельченко - умер в 2002-м на 92 году жизни. При жизни он стал инициатором установки в поселке возле Дома культуры памятного знака и создания Музея днепровских лоцманов, экспонаты для которого он собирал по всему поселку и которым несколько лет руководил на общественных началах. Сейчас здесь проводят ремонт, но хранитель музейных фондов Вера Бовкун рассказала, каким был Днепр и его укротители в давние времена.

- Сейчас нам трудно представить, что рельеф Днепра когда-то был другим. Сейчас река имеет водное зеркало, по которому плывут разные суда. Рукотворное море появилось в 1932 году, когда был построен Днепрельстан, а до этого воды Днепра от Екатеринослава до Хортицы на расстоянии 80 километров преграждались порогами – каменными скалами, выступающими из воды и загораживающими путь по воде вниз по течению. Перед порогами приходилось либо вытаскивать грузы из воды и транспортировать до Хортицы по суше, где они снова могли путешествовать водным путем до устья Днепра в Черное море, либо же прибегать к услугам лоцманов, - рассказывает Вера Бовкун.

Пороги завораживали не только грозной силой, но и своей красотой: перевалы валов, водяные брызги переливались радужными цветами, река напоминала кипящий котелок. Всего насчитывали девять порогов: Кодацкий, Сурский, Лоханский. Звонецкий, Ненасытецкий, Вовнигский (или Внук), Будиловский, Лишний, Вильный. Пороги преграждали реку от берега до берега, а "заборы" (они тоже имели названия, которые часто давали в честь погибших в тех местах отважных лоцманов) останавливали течение в определенном месте.

Пороги сравнивали с бешеными мифическими существами. Наиболее опасным был Ненасытец, который имел 12 рядов и тянулся на полтора километра. Плот проходил этот порог за одну минуту. Центр Ненасытца называли Адом. Лоцманы говорили: попался в Ад – будет тебе и холодно, и тепло. Еще этот порог называли Дедом.

Готовясь к сплаву, особое внимание уделяли исправности длинного весла – его называли стерно. Оно изготовлялось из цельного дерева длиной до 20 метров, а на конце вытесывалась длинная лопасть. На корме стоял лоцман со стерном, на носу же крепилось второе весло, которое называлось дрыгалкой, или бабайкой. Бабайки – это такие рули, которыми бабайщики поворачивали плот влево или вправо, или же тормозили его ход.

Плоты обязательно сопровождали лодки-дубы, без которых плот не мог ни начать движение, ни остановиться. Были лоцманы - плотари и дубовики.

С 1811 года лоцманов стали разделять на три статьи: лоцман первой статьи – самый высокий ранг, это тот, кто имел право проводить через пороги корабли и плоты. Специалисты второй статьи могли водить только плоты, а третьей - наниматься вольным наймом на корабли для вспомогательной функции в навигации.

- Немало былей и легенд рассказывают в поселке о лоцманской жизни. В частности здесь придерживались строгих традиций: не только парней, но и девушек приучали преодолевать бурные воды Днепра. Ни одна девушка не могла выйти замуж, не доказав своей мужественности. Для этого в ночь перед свадьбой невеста должна была под вечер одна сесть в лодку вблизи самого первого из днепровских порогов – Кодацкого, приплыть через бурлящие потоки к камню Сидлач и провести на нем ночь до рассвета.

О том, что у жен лоцманов была высокая духовность, чистота помыслов, верность отношениям, пересказывает легенда о невенчанной девушке. Рассказывают, они с любимым обручились, и уже собирались пожениться, но парень ушел на переправу и погиб, вытягивая друга из водоворота. А девушка каждый день ходила на берег Днепра и ждала его возвращения, оставшись до седины в волосах невенчанной. Улицу, где она жила, так и звали – Невенчанная. Сейчас это Верхоянская. Говорят, что местные девушки до сих пор верят, что, если на этой улице загадать желание о счастливом браке – душа невесты непременно поможет, защитит любимого от беды, - рассказывает Вера Бовкун.

Династии лоцманов переплетались между собой – Кузьменко, Захарченко, Перепелицы, Омельченко, Доны, Воронько, Коваленко, Казанцы, Полторацкие, Журы. Эти фамилии до сих пор очень распространены на Днепропетровщине.

Лоцманы были хорошими хозяевами: ухоженные огороды, буйные сады, много домашней птицы и скота. За всем этим надо было ухаживать. Женщины умели вкусно готовить, умело ткать, красиво вышивать.

Начало 30-х годов ХХ века стал переломным в жизни лоцманской громады. Заработал Днепрельстан, вода поднялась, затопила пороги и часть самой Лоц-Каменки. Древняя профессия лоцманов оказалась ненужной.

Но один раз после появления Днепрельстана пороги вышли из воды – в 1941 году, когда во время военных действий плотину ГЭС взорвали. На короткое время профессия лоцманов вновь возродилась, но после восстановления плотины и окончания войны отошла в историю.

Кузьма Иванович Казанец был последним, кто с 1944 по 1946 год проводил плоты со строительными материалами для восстановления Днепрельстана.

– Его попросили организовать эту работу, хоть он и не очень хотел за нее браться. Почему? Потому что в 1937 году его репрессировали, раскулачили и выгнали из дома. Однако именно он провел через пороги землечерпалку для Днепрельстана, которую доставляли аж из Чехословакии. Кузьма Иванович был колоритной личностью, уважаемой людьми, - вспоминает его отпрыск Юрий Васильевич Казанец.

Олег Воронько – тоже из древних родов, которые первыми заселяли эти места. Как известно из архива коша Запорожского, где-то в 1750 году в этой местности со Старосамарской сотни переселились Никита и Иван Воронько.

Еще один потомок лоцманов - Анатолий Ковбаса, вспоминает:

– Михаил Яковлевич Третьяк - последний лоцманский атаман, у него было два сына – Иван и Свирид – это мой прямой дед. Дед Михаил был рослым человеком, как настоящий украинец носил усы, шапку серую смушевую, имел очень громкий голос, потому что на порогах надо было хорошо кричать, чтобы услышали команду.

ПОСЛЕДНИЙ ЛОЦМАН

– О лоцманах я слышал с детства. Во-первых, мой отец был из Майорки, что за Волосским, во-вторых, имел катер, и я рос на Днепре. Для меня были знакомы все близлежащие села, более того, в Лоц-Каменке брат моего деда Иван Чабан после войны был председателем колхоза, - вспоминает писатель-краевед Николай Чабан.

А окунулся он в эту тему глубже лет тридцать назад, после знакомства с Григорием Омельченко.

– Я сам жил на массиве «Победа», который, расширяясь, поглотил территорию Лоц-Каменки, половину села уничтожив под застройку. Сперва жилой массив так и назывался – «Лоцманский». Потом его "заидеологизировали" – появились бульвар Славы, бульвар Жукова и все, что связано с Победой. В Украине с советских времен всегда боялись национализма и пытались уничтожить даже намек на него. Как вот в Каменском (бывшем Днепродзержинске) жилмассив назвали "Черемушки", хотя лучше бы сохранили свое название, Романково или какое-то другое. Нужно уважать свое, такого нигде нет, ведь когда открылся музей лоцманства, то из Одессы морские лоцманы звонили и восхищались, говорили, что у них нет такого музея.

Чабан вспоминает, что был очарован личностью лоцмана Григория Омельченко:

- Познакомились мы на его лекции. Небольшого роста коренастый мужчина. Биография у него была уникальной: с деда-прадеда учился лоцманскому делу. Он 1911 года рождения, а пороги покрыла вода в 1932-м, поэтому он успел на них побыть лоцманом! Был репрессирован, потом реабилитирован, стал учителем. Он написал воспоминания, отрывок из которых 30 лет назад по моей инициативе напечатала областная газета «Заря». Я взял фрагмент о его встрече с Дмитрием Ивановичем Яворницким. Потому что, стоит подчеркнуть, лоцманы – это потомки запорожских козаков, они шли на переправу без боязни, молились, потому что не знали, вернутся ли живыми.

Краевед рассказывает также о перевод, записанный Яром Славутичем в книге «Местами запорожскими», бывал в крыму Тарас Шевченко.

- На порогах Тарас Григорьевич был однозначно. Посмотрите его ключевые произведения, связанные с нашими порогами. Во-первых, «Реве та стогне Дніпр широкий». Где он ревет? На Киевщине он не будет реветь, там река спокойная, а ревет Днепр на порогах. Во-вторых, произведение «Б’ють пороги». А в-третьих, в «Заповіті» Шевченко написал, что просит быть похороненным, где "реве ревучий". Написано с маленькой буквы, но фактически Ревучий – это одно из названий самого грозного из порогов, Ненасытца, - утверждает Чабан. - У нас есть Никольское-на-Днепре, а по ту сторону Васильевка-на-Днепре на Ненасытце, так в Васильевке действительно есть такой курган, на который, когда поднимаешься и читаешь «Заповіт», складывается полная иллюзия, что именно здесь Шевченко хотел быть похоронен – вот Ревучий, вот пороги, река с обрывами.

Николай Чабан, который в свое время написал предисловие к книге воспоминаний Григория Омельченко, приводит отрывок из нее о первой встрече будущего лоцмана с порогами.

«Шум порога я чув у дитинстві щодня, бо жили ми за п’ять кілометрів від нього. Інколи ледве долітав його клекіт, а коли дув сильний вітер в наш бік, то шум був такий сильний і грізний, немов усі звірі зібралися докупи і ревли та гарчали один на одного.

Звичайно, я запитував дорослих, що то шумить.

То поріг, - відповідали мені, - страшний поріг, в якому вода вирує і клекотить, як у великому казані.

Як кипить вода в казані, я знав, але не уявляв, як міг кипіти Дніпро, і який це треба мати великий казан, щоб у ньому закипіла така маса води, як у Дніпрі.

Поріг довго був для мене загадкою, поки не трапилася нагода побачити його.

Одного дня дід Олександр почав носити мішки з пшеницею на берег. Дізнавшись, що він збирається до млина, я попрохав узяти мене з собою. Дід погодився. Ми попливли до млина човном.

На правому високому скелястому березі стояв Кодацький водяний млин. Тоді вперше я побачив поріг – це грізне, непідвладне людині, невпокорене і розбурхане стовписько великої маси падаючої по схилу води. Мов зачарований, я дивився на поріг, не міг відірвати очей від нього…

Потім я багато разів бував біля цього Кодацького порога, проте щоразу сприймав грізну велич його по-новому».

Рассказывает Чабан и о других лоцманах и исследователях этого феномена:

- Уже изучая тему, я узнал об Алексее Девладе, который в 20-е годы возглавлял артель «Днепролоцман». Перед затоплением порогов он организовывал для тех, кто интересовался, экскурсии к ним на лодках-дубах. Но в 1937 году Алексея Девлада арестовали, за решеткой он провел три месяца, затем его отпустили, дело не дошло до суда. Впоследствии во время войны он печатался в газете, которая здесь выходила. В результате через Римини (Италия) он уехал в Буэнос-Айрес (Аргентина).

Еще в 1920-х Всеукраинская Академия наук направляла сюда специалистов из разных отраслей – археологов, этнографов. Был издан в 1929 году сборник «Днепровские лоцманы» под редакцией академика Андрея Лободы и Виктора Петрова (Домонтовича). В издании был очерк Алексея Девлада: на большой карте он нанес названия всех камней, порогов, забор – в общей сложности около 300 топонимов. Карту потом переиздали. Сам Девлад, уже в Аргентине, и там в литературно-художественном журнале «Пороги» (был и такой!) рассказывал о лоцманах и Днепровских порогах.

- Среди исследователей лоцманства выделяется историк Павел Козар – человек, о котором можно отдельно рассказывать, в этом году отмечалась 120-я годовщина со дня его рождения. Я издал две его книги – исторический очерк «Лоцманы днепровских порогов» и «На Днепрельстан через пороги». В 1920-е годы, когда был спрос на эту тему перед затоплением, он выступил автором путеводителей. Сам Павел Антонович происходил из села Широкое (Солонянский район), а там тоже жили лоцманы, оказавшиеся в степи. Жену взял с Лоц-Каменки. Работая под руководством Дмитрия Яворницкого, исследовал тему лоцманства, работал с архивами, которые во время войны были в основном утрачены, поэтому его труд имеет большое значение, - говорит краевед.

Сейчас на берегах Днепра хотят создать региональный ландшафтный парк «Днепровские Пороги». Энтузиасты хотят возродить в памяти, сохранить и защитить богатое природное и историческое наследие, и даже освободить Днепр от плотин и возродить пороги – уникальный природный и культурный феномен Украины.

О том, что эта тема волнует многих, свидетельствует и популярность, которой пользуется у днипрян и гостей города стилизованный водопад на Монастырском острове, открытый два года назад. Но это уже другая история.

Людмила Блик, ДНИПРО.

Фото Анфисы Букреевой-Стежко.

Выражаем благодарность за содействие в подготовке материала «Музею истории лоцманов Днепровских порогов», писателю-краеведу Николаю Чабану, краеведческому клубу «Ріднокрай».

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-