Вадим Черныш, министр
После деоккупации Крыма Херсонщина будет играть большую роль в его возрождении
20.09.2018 19:30 926

Накануне инвестиционного форума “Таврийские горизонты”, который проводит в Киеве администрация Херсонской области, корреспондент пообщался с министром по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Вадимом Чернышем о вызовах, которые стоят перед этим регионом. Наш разговор – о роли Херсонщины в будущей деоккупации Крыма, о людях по обе стороны линии соприкосновения, а также о выборах, псевдовыборах и демократии.

В ХЕРСОНСКОЙ ОБЛАСТИ ЕСТЬ МОЩНОСТИ, ЧТОБЫ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД БЫТЬ ХАБОМ

- На презентации инвестиционного форума "Таврийские горизонты", который проходил в Укринформе, вы назвали Херсонщину будущим хабом, через который после возвращения Крыма в Украину будет проходить развитие ныне оккупированных территорий. Как конкретно, по вашему мнению, это будет выглядеть?

- Инфраструктура Крыма всегда была во многом ориентирована на Херсонщину: поставки воды, электроэнергии и тому подобное. Даже после российской агрессии это не сразу изменилось. Поэтому и после деоккупации Херсонщина будет играть большую роль в возрождении Крымского полуострова, который сегодня запущен оккупационной властью Российской Федерации.

Скажем, сейчас в северном Крыму энергии едва хватает для поддержания существования, но никак не для развития. А наше государство содействует частным инвесторам, которые строят ветровые электростанции в Херсонской области. Надеюсь, что со временем их мощности хватает для того, чтобы после возвращения Крыма ею мог воспользоваться и север Автономной Республики Крым.

То же и с сельским хозяйством. Раньше Херсонская область давала на Крым очень большие объемы продукции. Теперь в Крым поставляют сельхозпродукцию из России, и по качеству она значительно уступает украинской. Херсонские же продукты известны своим качеством по всему миру. У нас в аграрном секторе используются самые передовые технологии, ведь сельское хозяйство не ограничивается выращиванием как таковым. Это и семенное дело, и животноводство, и высокие технологии переработки, новые методы ведения бизнеса: начиная с агрономической составляющей и логистических принципов работы.

На Херсонщину заходят инвесторы, в частности иностранные. И это не просто слова – подписаны миллионные контракты, выделены земельные участки, в том числе неподалеку от административной границы с временно оккупированным Крымом. Большие инвестиции поступают в энергосберегающие технологии выращивания и уборки урожая, агрохимию – такую, чтобы и защищала, и не вредила урожаю. Активно развивается виноделие – а это серьезная технологическая отрасль, она не может развиваться в странах с низкой культурой аграрного производства. То есть это означает, что на Херсонщине есть специалисты, технологии выращивания и переработки, талант продаж и продвижения, в том числе и за рубежом.

Важен также вопрос перевозок. Херсонская область должна выполнять роль транспортного хаба. Вот пересекает человек из временно оккупированной территории административную границу – и может добраться в любой город Украины. Так же – и в обратном направлении. То есть должна развиваться и дорожная инфраструктура – не узенькая дорожка, как раньше, а полноценная трасса.

В Херсонской области есть очень большие мощности, чтобы в переходный период быть хабом по разным направлениям.

- Электроэнергия, сельскохозяйственная продукция, транспорт – а что еще?

- Когда мы вернем контроль над Крымом, местному бизнесу понадобится много юридических процедур. Все фирмы должны будут перерегистрироваться согласно украинскому законодательству. А это не делается быстро: посмотрите, Россия уже несколько лет требует от всех поменять автомобильные номера, но до сих пор многие на полуострове так и ездят на украинских.

На Херсонщине все фирмы зарегистрированы согласно украинскому законодательству, поэтому после деоккупации им легче будет начать свою работу в Крыму. У компаний, зарегистрированных в Украине, не возникнет проблем с перерегистрацией. Это будет полезно на время переходного периода. А уже позже зарегистрироваться можно будет на месте. Это не означает, что кто-то будет дискриминирован, просто будет такая возможность.

НАДО ДАТЬ КРЫМЧАНАМ ВОЗМОЖНОСТЬ НАЙТИ РАБОТУ В УКРАИНЕ

У нас есть закон о свободной экономической зоне Крым. А я считаю, что такой режим для тех, кто хочет вести бизнес по упрощенным механизмам, должен быть не на оккупированном полуострове, а на Херсонщине, в связи с ее особым расположением. Это позволит позже легко вернуть бизнес в Автономную Республику Крым.

Социальная функция бизнеса в переходный период гораздо важнее, чем сугубо экономическая. И у социально ориентированного бизнеса должны быть привилегии от государства, чтобы быстро вернуться и обеспечить украинских граждан всем необходимым. Кроме того, по моему мнению, надо дать крымчанам возможность найти работу в Украине.

- Разве оккупанты такое позволят?

- Из Каланчакского района сотни людей каждый день ездили работать на "Крымский титан". А я считаю, что мы должны позаботиться о том, чтобы люди на севере полуострова, которых оккупационная власть сейчас оставляет без работы, могли ездить на работу на подконтрольные Правительству территории Украины. Сначала, конечно, надо обеспечить рабочие места для херсонцев, показать, как область развивается – собственно, для этого инвестиционный форум и проводится. А если рабочие места будут созданы еще и с избытком – я не вижу проблемы.

На Донбассе, например, есть люди, которые каждое утро пересекают линию разграничения, работают на подконтрольных Правительству Украины территориях, а вечером возвращаются на оккупированные. И никто им не препятствует, потому что там работы нет. И в Крыму будет так же, пока будет существовать оккупационная власть. Не будет там работы в достаточном количестве, судя по "темпам", которые взяли оккупанты. Разве что у военных и силовиков. Истощение трудовых и природных ресурсов владельцами российских предприятий, которые там работают под прикрытием местной "власти", пренебрежение проблемами местных жителей говорят о том, что людям рано или поздно придется мигрировать или по крайней мере искать рабочие места в другом месте. Если люди живут в нескольких километрах от свободной территории и видят, что оккупационная власть не дает работы, некуда деться – кто их остановит?

ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ПРОВОКАЦИЯМ ДОЛЖНО НЕ ТОЛЬКО СБУ

- Действительно, вопрос возвращения оккупированных территорий касается не только бизнеса и экономического развития, но и человеческого фактора. Не считаете ли вы, что возле границы с оккупированными территориями все еще много пророссийски настроенной публики?

- Здесь я бы с вами подискутировал на основании наших совместных с международными партнерами исследований. Я имею в виду «Индекс социальной сплоченности и примирения (SCORE) в Украине». Мы принимали участие в формировании задач и подходов этого исследования, в анализе результатов и т.д. Опросили 10 тысяч человек по всей Украине. И если посмотреть на сравнительный анализ опросов в 2016-м и 2018-м годах, мы увидим в южных и восточных регионах существенное уменьшение группы "враждебно настроены" – сейчас таких практически нет. Эти люди из "враждебно настроены" переходят в категории "отстраненные" и "толерантные". Если говорить про Юг и Восток Украины – динамика разительная.

Но такая положительная динамика не означает, что мы можем пустить ситуацию на самотек. Вместе с партнерами из НАТО, Национального института стратегических исследований, неправительственной экспертной организации "Центр международной безопасности" и МВОТ составлен "Паспорт безопасности" различных областей, среди них – и Херсонской, в котором отражены основные риски в вопросах безопасности, устойчивости, указаны угрозы, в том числе и гибридные, и тому подобное. В прошлом году всем органам власти, в том числе Министерству образования, Министерству культуры, было предложено скорректировать собственные меры, чтобы ответить на те вызовы, которые присутствуют в Херсонской области. Поэтому миф о том, что "власть ничего не делает" – это только миф.

В паспорте идентифицирован ряд проблем, которые порой начинают специально распалять из оккупированных территорий, чтобы создать конфликтную ситуацию. Мы это видим. И хотя общество считает противодействие таким провокациям работой СБУ, на самом деле это задача всех органов власти. Потому гибридность в том и заключается, что большинство недружественной или враждебной активности сосредотачивается комбинированно в невоенных и военных сферах. Угрозы в невоенных сферах не менее серьезны для существования региона и государства в целом. Поэтому мы мониторим ситуацию, предлагаем решения, часть из которых - к сожалению для журналистов, но к счастью для нас – не разглашаем, потому что сразу же имеем контрмеры со стороны РФ.

Мы сотрудничаем с местной администрацией, контактируем на уровне громад, когда видим вблизи линии соприкосновения ряд конфликтных ситуаций.

Что касается военных мероприятий – вы можете поинтересоваться в соответствующих структурах, но мы это тоже мониторим и можем сказать, что за последние две недели был проведен ряд интенсивных военных учений с привлечением морской пехоты, пограничников, отработаны мероприятия по прикрытию административной границы на случай провокаций со стороны РФ.

Все это должно дать инвесторам уверенность, что Херсонская область защищена.

- На следующей неделе заканчивается работа образовательных центров "Крым-Украина" и "Донбасс-Украина". Сколько абитуриентов из оккупированных территорий воспользовались их услугами?

- Мы пока не будем называть никаких цифр до окончания кампании. Об этом нас просило Министерство образования и науки. Как только станут известны итоговые цифры, мы с МОН организуем пресс-конференцию и обо всем сообщим. Думаю, количество абитуриентов, которые воспользовались упрощенной системой поступления в украинские вузы, будет не меньше, чем в прошлом году.

Но могу сказать, что в этом году мы пошли дальше – позаботились не только о сугубо образовательном процессе, но и о материальном обеспечении поступления. Я лично с руководством облгосадминистрации посетил образовательные центры «Крым-Украина» в Херсонской области. Проверяли, есть ли возможность добраться до образовательных центров, и чтобы пограничники нормально отработали. К тому же дорога, проживание – все это недешево стоит. На Херсонщине за счет резервов, которые были у областной власти, пытались для людей уменьшить расходы. Там абитуриенты на время подачи документов и вступительных экзаменов могли бесплатно разместиться в общежитиях.

ИНФОРМАЦИЮ О НОВОМ “ВЫБРОСЕ” В АРМЯНСКЕ МОГЛИ РАЗГОНЯТЬ ОККУПАНТЫ

- Что сейчас известно об экологической ситуации в Армянске? Мы знаем, что 13 сентября местные жители в соцсетях сообщали о новых выбросах.

- По данным анализов, которые мы имеем, никаких всплесков, которые свидетельствовали бы о новом выбросе, нет. Мы тоже мониторим социальные сети, и 13 сентября не наблюдали такого всплеска активности, как после выбросов 23-24 августа и 8 сентября. Наоборот, "разгон" шел только от оккупационной “власти". То есть складывается странная ситуация: первый выброс – оккупационная “власть" молчит, люди в соцсетях обсуждают, второй выброс – то же самое, третий так называемый выброс – население почти молчит, а оккупационная “власть” трубит во все стороны. Поэтому мы предполагаем, что, возможно, местному руководству нужен формальный повод для активизации чрезвычайной ситуации с целью получения бюджетных средств.

Ведь очень странно: сразу после выбросов они ЧП не вводили, активизировались только через 2-3 недели, когда об этом заговорила Украина и начала на них фактически давить. Поэтому мне кажется, что для них это просто повод привлечь механизмы чрезвычайной ситуации, которую они не вводили, пытаясь скрыть то, что произошло. Хотя тогда они проводили там какие-то работы, не допускали на завод персонал. Это видно по спутниковым фото: в июле, когда мы проводили съемки во время планового мониторинга, в рабочий день автомобильная стоянка завода была забита машинами работников. А вот, посмотрите (министр демонстрирует фото, которое МВОТ презентовало журналистам на брифинге 13 сентября – авт.), съемка 9 сентября – машин на парковке почти нет. И речь идет не о кислотонакопителе – автостоянка пуста возле административных корпусов предприятия. Доподлинно, конечно, ничего не известно, и это только одна из версий.

- А на территории Херсонской области в эти дни фиксировали необычные явления?

- Ничего не фиксировалось, кроме обычного загрязнения, которое там есть уже несколько лет. Не обнаружено никаких отклонений, которые бы свидетельствовали о выбросе и о превышении предельно допустимых концентраций опасных веществ в районах Херсонской области, граничащих с АРК. При том, что там работала передвижная лаборатория Донецкой обладминистрации, теперь действует лаборатория из Полтавской области, из Кременчуга. То есть и другие области помогают, и у пограничной службы стоят газоанализаторы, Минздрав постоянно отправляет свои группы, регулярно берутся пробы почвы, воды. Мониторинг с территории Херсонской области не показал последнего выброса, о котором заявляет оккупационная “власть”. Но мы все проверяем, чтобы не допустить инсинуаций оккупантов, которые хотят скрыть собственные просчеты.

КВАЗИВЫБОРЫ В ОРДЛО НЕ ПОВЛИЯЮТ НА КОНЦЕПЦИЮ ДЕОККУПАЦИИ

- Ранее в разговоре с корреспондентом Укринформа вы говорили о гражданском компоненте миротворческой миссии на Донбассе – создании временных администраций для постепенного восстановления украинского государственного управления на этих территориях. После заявлений о назначенных на ноябрь выборах в ОРДЛО – меняется ли концепция возвращения оккупированных территорий?

- Это абсолютно ни на что не влияет. Все равно на эту территорию должна зайти международная миссия с мандатом Совбеза ООН. В первую очередь от линии разграничения до украинско-российской границы должен быть обеспечен отвод сил, разоружения, так называемая демилитаризация. Но мы же говорим не только о земле, а о гражданах, которые живут в пределах этой территории. Эти псевдовластные органы, которые они себе пытаются выбрать, не будут управлять при таком мандате. В переходный период будут управлять международные специалисты, и постепенно будет происходить передача ответственности за функционирование всех секторов и отраслей экономики на этой территории украинским органам власти. То есть ничего концептуально не меняется.

Более того, за четыре года оккупации и российского влияния на всю Украину никаких других положительных опытов в мире не появилось, кроме тех, которые уже нам известны. Один из них – хорватский опыт Восточной Славонии, где именно по такому сценарию проходила мирная реинтеграция. И делегация нашего министерства несколько раз посещала Славонию, чтобы узнать, как это работает на практике. Мы побывали в маленьких селах, чтобы посмотреть, какие там отношения сейчас между людьми, как там школы строили, как постепенно хорватская власть перебирала полномочия временной администрации, как для этого избирались люди, как они заезжали на территории, где их изначально не воспринимали... Конечно, были попытки дестабилизировать ситуацию за счет якобы возмущенного населения. Было сложно, но Хорватия все это прошла.

Что касается выборов в ОРДЛО могу сказать, что это квазивыборы, потому что все равно мы знаем, что назначает туда людей Российская Федерация. А имитацией выборов нам хотят показать, что там якобы есть «легитимная власть», с которой мы должны общаться. То есть это попытки Российской Федерации говорить, что «это не мы», при том имея стопроцентное влияние на «оккупационные администрации», а когда надо – давать своим марионеткам нужный сигнал.

Вторая же составляющая – это закладка мины замедленного действия» в мирное урегулирование. Потому что несколько дней назад на одном из российских ресурсов (не будем его рекламировать) появилась статья одного из приближенных лиц российского «идеолога» Суркова. И автор ее объясняет, что Минский процесс якобы регулирует только так называемые «муниципальные», или «местные» выборы, а те, которые назначены в ОРДЛО на ноябрь, – они же «квазигосударственные», то есть Минскими договоренностями не регулируются. То есть они говорят: вы имплементируете полностью Минские договоренности, избирете местные органы власти – а с «государственными» что делать? Они же избраны людьми! Это попытка завести ситуацию в тупик, спровоцировать Украину на резкую реакцию.

- И какова же наша реакция?

- Мы ее уже озвучили: никто этих выборов не признает - ни Украина, ни мир. Для мирового сообщества, для моделей урегулирования эти псевдовыборы не имеют никакого значения. Это просто российский сценарий, на всех направлениях это видно. Еще один пример – российская сторона вышла из состава СЦКК (Совместный центр по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон – авт.) – и заявила, что в него должны войти представители этих двух квазиобразований. Но мы говорим – нет. Потому что знаем, кто руководит этим процессом – Кремль.

УКРАИНСКИЕ ВЫБОРЫ ПРОДЕМОНСТРИРУЮТ, НАСКОЛЬКО СОЗРЕЛО НАШЕ ОБЩЕСТВО

- Поговорим об украинских выборах. Центральная избирательная комиссия упростила порядок временного изменения места голосования избирателя без изменения его избирательного адреса. По результатам исследования Национальной системы мониторинга "Ситуация с ВПЛ в Украине", 31% вынужденных переселенцев не знают, что имеют право участвовать в выборах, 60% – не понимают, как этим правом воспользоваться. Вы не считаете, что люди, которые захотят манипулировать результатами парламентских выборов на Востоке, точно знают об этих новых решениях и будут их использовать?

- В первую очередь, я доволен тем, что ваше агентство распространяет результаты этого исследования. Национальная система мониторинга – это общее дело нашего министерства, Министерства социальной политики и международных партнеров, в частности, Международной организации по миграции. И согласно этих данных мы видим, что люди действительно не знают, что могут воспользоваться своим избирательным правом. Это требует разъяснительной работы. Ведь у нас даже некоторые депутаты в телеэфирах рассказывают, что внутренне перемещенные лица не имеют права голосовать, путая общенациональные выборы и местные.

Но знать, что ты своим правом можешь воспользоваться, – это лишь первая часть вопроса. А вторая – его реализация. И для переселенцев она осложнялась бюрократическими преградами, потому что от них требовались дополнительные документы с места проживания. Этот предохранитель появился после ситуации с открепительными талонами для голосования, которые в 2004 году использовали, чтобы исказить результаты президентских выборов. Тогда по всей стране ездили автобусы с людьми, которым заплатили за голосование за «правильного» кандидата.

Но с того времени ситуация изменилась. Был создан реестр избирателей. И если раньше надо было объяснять, почему ты голосуешь не по месту регистрации, и это было связано с какими-то исключительными ситуациями, то сейчас у нас большое внутреннее переселение, вызванное внешней агрессией и вооруженным конфликтом. И эти полтора миллиона избирателей не должны объяснять, почему они изменили избирательный адрес. Но это не дает возможности для манипуляций, ведь в реестре ты есть, приходишь с паспортом и голосуешь все равно лично.

- Это касается тех, кто действительно переехал. Но есть же и такие, кто зарегистрирован как переселенец, а живет на оккупированных территориях. Они приедут и проголосуют за тех, за кого им скажут.

- Если их собирают, привозят, инструктируют, дают деньги за голосование – это уголовное преступление, это надо расследовать и привлекать виновных к ответственности. И это не касается только Донбасса или Херсонщины. У нас далеко от оккупированных территорий некоторые депутаты гречку раздают, деньги. Мне кажется, правоохранительных механизмов хватает, чтобы предотвратить такие случаи. Выборы – не только день голосования, это длительный процесс. Надо выявлять и блокировать схемы подкупа, привлекать к ответственности организаторов преступных механизмов. Я уже слышал заявления, что Нацгвардия будет защищать избирательный процесс, полиция. Надеюсь, и Служба безопасности заявит о своей готовности. Поэтому, думаю, мы можем заблокировать любую преступную активность абсолютно нормально. Но лишать кого-то права голоса – это не выход. Мы же демократическая страна.

Нас и так многие эксперты, в том числе и международные, критикуют за то, что для получения социальных выплат ВПЛ необходимо иметь справку переселенца. Так сложилось, потому что мы сейчас имеем законы, которые противоречат друг другу. Они принимались в 2014-15 годах, когда мы еще не представляли – сколько продлится такая ситуация в стране, они не всегда между собой согласованы, и с этим связана иногда сложность реализации. Именно поэтому Центральная избирательная комиссия упростила этот механизм. Но это не означает, что она дала индульгенцию на нарушение избирательного законодательства.

А относительно того, что кто-то проголосует не так, как бы вам или мне хотелось... Каждый имеет право на собственные убеждения. Некоторые до сих пор верят обещаниям политиков, которые уже давно себя зарекомендовали как люди, которые вообще не думают об Украине. Но в любом обществе такие есть. А у нас, я думаю, значительное большинство граждан однозначно сейчас имеют понимание – кто пытается дестабилизировать Украину, а кто хочет ее процветания. У каждого кандидата на выборах свое объяснение, как они хотят этого процветания достичь. Иногда эти объяснения фантастические, иногда популистско-лживые, а иногда реальные. И мне кажется, это отражение зрелости нашего общества.

Ольга Опанасенко, Киев
Фото Сергея Анищенко, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-