«Кулинарная книга» Голодомора

«Кулинарная книга» Голодомора

Укринформ
Воспоминания о Голодоморе жителей Сумщины, оформленные в виде книги «рецептов» выживания, поражают

В этой необычной книге – 89 рецептов тех “блюд”, которые вынуждены были готовить и которыми питались украинцы во время Великого Голода, чтобы выжить. А за каждым рецептом – воспоминание человека или история семьи.

Художник, исследователь, автор “Кулінарної книги” Голодомора («Україна – 1933: Кулінарна книга. Пам’ять людська») Николай Бондаренко живет в селе Успенка Бурынского района на Сумщине, где, собственно, и была задумана и создана эта книга. В ней – 89 проиллюстрированных графикой Бондаренко рецептов того, что готовили и чем вынуждены были питаться украинцы в 1932-33 годах, чтобы хоть как-то выжить. За каждым из этих рецептов – реальное воспоминание, история человека или семьи, рассказанные художнику свидетелями событий 85-летней давности.

«Листья ивы, лозы – сушили, перетирали на сито. Замешивали на воде, пекли лепешки». «Осот – срезали молодые растения, рубили ножом. Вместе с другими растениями варили зеленый борщ». «Ловили и ели различных грызунов и мелких зверьков (мышей, сусликов, ежей, кротов и других)». Это лишь несколько «рецептов» выживания, от которых сейчас становится жутко.

Встретив корреспондента Укринформа с маршрутки, Николай Бондаренко ведет к себе домой. И уже по дороге начинает рассказывать о том, что побудило его к созданию такого издания.

- Материал для книги я собирал вот здесь, на Бурынщине нашей, все время живу в селе, люди рядом. Знаешь всех и все знают тебя, не боятся рассказать. Тему Голодомора 1932-1933 годов я случайно открыл для себя еще в детстве, учась в четвертом классе. Однажды учил урок по истории СССР. А будучи послушным учеником, то, как велела учительница, читал дома вслух, – чтобы лучше запомнилось. И все об успехах... А бабушка, которая возилась возле печи, спрашивает: «А о голоде там не пишут?». «Нет», – отвечаю. А она: «Ели людей, собак, кошек. Чего только не ели». Помолчала немного, а потом говорит: «Голодовка – страшнее войны. Только об этом никому не рассказывай. Молчи!» Я был очень удивлен этим сравнением. Ведь что может быть страшнее войны? Тогда я очень доверял книгам и на бабушку сильно рассердился. Но тема уже не проскакивала мимо ушей. Когда потом начали приходить к бабушке ее родные сестры – баба Кулина и баба Ненилка, а также баба Хивря и баба Маша и вспоминали о голодовке 1933 годов, то начинали плакать. Тогда я был – весь внимание», – вспоминает Николай Михайлович.

Его дом ничем не отличается от других в Успенке. Держит он вместе с женой небольшое хозяйство, есть корова. Спрашиваю, куда девают молоко.

- Сдаем заготовителям, хотя цены могли бы быть и выше, – говорит хозяин.

Пригласив в дом, Николай Михайлович сразу усаживает меня за стол, где лежат его книги.

- Вот это - самое первое издание, американское. А вот это – уже украинское, – автор знакомит со своими детищами и протягивает мне последнюю с дарственной надписью.

По его словам, собирать воспоминания свидетелей той трагедии он начал в конце 80-х годов прошлого столетия.

- Чтобы начать воплощать художественно тему Голодомора, одного знания было недостаточно: мне нужно было дорасти до какого-то духовного уровня. Начал собирать материалы к задуманной теме в 1988 году. Расспрашивал свидетелей, делал зарисовки растений, их остатков и т.д. Люди подсознательно чувствовали свое унижение голодом. Женщины всегда плакали, у мужчин появлялась какая-то суровость на лице, когда начинали вспоминать то страшное время, – рассказывает Николай Михайлович.

Краевед приводит свидетельства бабушки, которая, рассказывая о Голодоморе, просила никому о ее словах не рассказывать, потому что «люди засмеют».

- Поведала мне, что у них был очень хороший кот, давал лапку, когда его об этом просили. И кота того... съели.

“Сколько я выплакала слез за тем котом, хотя мне было уже 15 лет”, – вспоминает откровения своей землячки Николай Бондаренко.

Он подчеркивает, что тему Голодомора решил для себя показывать не «в лоб» (замученные люди, скелеты и тому подобное), а именно через еду, которой, по свидетельству очевидцев, тогда питались.

«У меня возник вопрос: а каким образом употребляли листья, корни?.. Что, вот так брали и ели? Просил людей вспомнить способы приготовления той еды. Так появились те грустные «рецепты», а отсюда и название – «Кулінарна книга».

Ее Николай Бондаренко оформил листами своих гравюр. Каждая из них выглядит как окно сельской хаты. На трех светлых его стеклах художник изобразил надежду голодного человека на выживание. На темном стекле – рецепт приготовления пищи, а рама окна – это одновременно и Крест.

Собственно, с этой книгой можно ознакомиться в Интернете, мне же интересно было, прежде всего, почувствовать, так сказать, дух ее автора.

- Вот говорят, «фашисты». Да, было такое. Но давайте посчитаем, сколько у нас на Бурынщине людей погибло во время немецкой оккупации? А сколько во время Голодомора? Получается – в разы больше именно от голода.

И в качестве примера Николай Бондаренко наводит село Пески Бурынского района, где благодаря руководителю краеведческого кружка «Память» Антонине Коровьяковской сохранились свидетельства того страшного времени.

«Книга регистрации актов о смерти за 1933 год. С 7 января по 25 августа 1933 года зарегистрировано 1184 смерти моих односельчан. И это далеко не полный перечень жертв тогдашнего режима. А вот во время войны, согласно официальным записям, погибло около 400 жителей села», – рассказывает Бондаренко.

Именно благодаря таким вот историческим справкам и поискам краеведа в Песках появился областной мемориал памяти жертв Голодомора. Туда каждый год 24 ноября представители областной власти (и простые люди) несут цветы, хотя Николай Бондаренко отмечает, что в этом есть «политика».

- В моем предыдущем издании есть фото с тогдашними руководителями области, которые сделали многое для издания книги. Когда власть сменилась, начали говорить, что, мол, эта фигура на фото не желательна, и эта...

Во время нашего разговора художник вспомнил, как начала свое шествие по миру его книга и выставка работ, посвященных Голодомору.

- Как ни странно, но первую выставку линогравюр «Украина-1933: кулинарная книга» я экспонировал в год 60-летия трагедии (1993-й) на родине Ленина в Ульяновске. В короткой текстовке было указано, что «за несколько месяцев умерли в страшных муках (по разным данным) от 7 до 9 миллионов человек», - вспоминает художник.

Как свою особую гордость, Николай Бондаренко показывает первую книгу, которая вышла при содействии научно-исторического отдела УПЦ в США.

«Их у меня мало, поэтому не могу подарить. Это издание увидело свет как память о миллионах украинцев, которые умерли во время Великого Голода 1932-1933 годов», – отмечает автор.

Тогда, говорит художник, это, пожалуй, был самый безопасный вариант хранения собранного материала.

«Ведь тогда тема Голодомора была закрыта, о нем не говорили, и чтобы не потерять эти свидетельства, я воспользовался помощью из-за океана», – рассказывает Бондаренко.

А еще он вспоминает выставку своих линотипов в Украинском доме в Киеве в 2005 году.

«Это было в присутствии тогдашнего Президента Украины Виктора Ющенко, благодаря которому, собственно, мы сейчас и говорим на эту тему. Так вот, он тогда своим помощникам дал команду создать альбом на основе моих материалов, а еще – учебник для украинской школы. Увы, и то, и другое осталось только в записных книжках советников», – делится воспоминаниями Бондаренко.

Особенно ему больно за учебник. Ведь, убежден художник, можно было бы в доступной форме рассказать детям о том, что сегодня не каждый взрослый знает.

Слова художника и исследователя подтверждает экспозиция работ мастера в Центре исследования Голодоморов, который работает на базе Сумского межрегионального высшего профессионального училища.

Во время нее детям предложили приготовить еду по «рецептам» Бондаренко, в частности – «маторженики» (шарики, приготовленные из смеси измельченной на жерновах березовой и дубовой коры с водой и щепоткой муки, так, чтобы только “кучи держалось”).

«Материалы для этого мастер-класса были собраны воспитанниками училища, отвезены одной из студенток к бабушке в Ахтырский район. У нее еще сохранились настоящие жернова, поэтому именно на них, ради исторической достоверности, перетерли «тесто» для маторжеников, – рассказывает куратор Центра исследований Голодоморов Людмила Говийна.

 Людмила Говійна
Людмила Говийна

По ее словам, это лучший способ донести до людей и, прежде всего, до молодежи понимание трагедии Голодомора.

«Когда ты из коры дерева пытаешься сделать что-то съестное, а потом пробуешь это – видимо, тогда и приходит понимание того, что происходило у нас в 30-е годы», – рассказывает Говийна.

Выставка серии графических работ Николая Бондаренко «Україна-1933: кулінарна книга» объехала со времени своего появления уже практически весь мир.

Сергей Ханин, Сумы
Фото автора и Даниила Шамкина

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-