Харьковщина. Мартиролог Голодомора

Харьковщина. Мартиролог Голодомора

Укринформ
Только в 161-м из десятков тысяч актов о смерти указана настоящая причина – от голода

Ко времени Голодомора 1932-1933 годов население Харьковской области – тогда столичной, включающей соседние Полтавскую и Сумскую области – всего 78 районов – составляло 6 млн человек. После Голодомора их число уменьшилось больше чем на миллион. В основном, гибли харьковские сельчане, треть погибших – дети, следом, по количеству – старики.

Голодомор, искусственно созданный советской властью, обрел статус политической борьбы с теми, кто не поддерживал экономическую политику партии, основанную на гонке нормативов по хлебозаготовкам.

Эти и другие данные вошли в только что вышедшую в харьковском издательстве "Золотые страницы" вторую книгу серии "Национальная книга памяти жертв 1932-1933 годов в Украине. Харьковская область". Это пока единственное издание серии, выпущенное к 85-й годовщине геноцида украинского народа. Книга продолжает начатую на Харьковщине в 2008 году научно-документальную серию о Голодоморе.

О книге в тысячу страниц, точнее, об отраженных в ней событиях рассказывает один из ее редакторов, историк по профессии, почетный краевед Национального союза краеведов Украины, автор изданной в 2008 году в Харькове книги "Голодомор в первой столице" Игорь Шуйский.

«МОГИЛКИ» НА ОГОРОДАХ

- Не тяжело ли работать над такой книгой, ведь все эти документально подтвержденные факты массовой гибели людей от голода могут разорвать сердце?

- Согласен. Но мы воссоздаем историю региона, рассчитанную не только на современников. Ее должны знать потомки. В этом случае нельзя поддаваться эмоциям, важно сохранить для истории каждый факт, каждую мелочь, чтобы навечно осудить организаторов геноцида и воздать дань памяти погибшим.

По словам Шуйского, редакционная группа проработала десятки тысяч документов, сотни архивных описей, в первую очередь, из государственного архива Харьковской области и архивов сельских администраций региона. Уточнены сотни фамилий жертв голода, в том числе, по воспоминаниям родных погибших.

- Можно ли проследить, против кого был направлен главный удар организаторов геноцида?

- Судите сами: наш мартиролог сегодня вмещает имена 34 406 умерших жителей 11 районов современной Харьковской области. Треть всех погибших – 11 993 – дети, то есть, – будущее страны. В числе погибших также много крестьян, земледельцев: 7 976, немало и колхозников, о которых якобы заботилось государство, завлекая народ в колхозы: 7 536. Рабочих погибло меньше тысячи – 909: на предприятиях давали от 200 до 800 граммов хлеба в день.

В каждом возрастном диапазоне есть умершие от голода, будь то ребенок, проживший 14 часов, как Филипп Шейко из хутора Глинского в Изюмском районе, или его односельчанка – 115-летняя Мария Федоровна Авдеева. Беспомощные от голода родные хоронили умерших прямо на огородах и называли это место "могилки".

ПРИЧИНА – «УМЕР ОТ СМЕРТИ»

По запрету большевистской власти в актах о смерти не указывали голод как истинную причину, заменяли ссылками на болезни кишечника, желудка: колит, гастроэнтерит, а на самом деле – кровавый понос, заворот кишок, отравления: люди ели траву и птичьи экскременты. Часто акты вовсе не составляли: пустые бланки, пустые графы. Порой вписывали такие причины смерти, как в случае с 57-летней Татьяной Осиповной Солоченко из Валковского района: "Отжила свое", в случае с 85-летним Петром Павловичем Малько из того же Валковского района: "Умер от смерти"... Люди умирали дома, без врачебной помощи. Поэтому невозможно назвать точную цифру погибших в этих 11-ти районах: 23 тысячи актов о смерти и только 161 – смерть от голода. По той же причине подвергнуто сомнению и мелькавшее прежде в Википедии число погибших от голода в Харьковской области в 2 млн человек: остановились на подтвержденной Институтом демографии и социальных исследований имени Птухи НАН Украины цифре в более миллиона человек.

Известно также, что многие совершали самоубийство, не в силах перенести муки голода: вешались, топились – в колодцах и речках, а то и просто уходили зимой в поле, чтобы замерзнуть в снегу. В Краснокутском районе был и такой факт: мать со своими детьми, в том числе – 3-летней дочкой, затопила печку и закрыла дымоход: все погибли, отравившись угарным газом. Там, где была железная дорога, старики бросались под поезд.

Из имеющихся данных вырисовывается типичный образ пострадавшего от голода: это простой украинец, глава семьи, земледелец, среднего возраста, имел на иждивении пожилых родителей и детей. Взрослые, ответственные за свои семьи, пытались из скудного колхозного пайка поддерживать хотя бы малых и старых, но и сами умирали. Еды в селах просто не было. Никакой. Заготовители, или, как их называли, – "буксирные бригады", брали на буксир села, не сдавшие зерно, и забирали все, до зернышка.

«БУКСИРНЫЕ БРИГАДЫ», САМОУБИЙСТВА И КАННИБАЛИЗМ

- Кто же входил в эти бригады?

- Секретов из состава бригад не делали, на их содержание официально выделяли по 10 тысяч рублей в месяц. Их члены были всегда известны односельчанам, о них писали в газетах, хвалили, хотя люди вспоминают их недобрым словом... Кроме представителей властей и сельского актива, в составе бригад встречались добровольцы из числа тех, кто всегда не прочь урвать чужое. Бригады также пополнялись командированными из городов: рабочими, представителями учреждений и организаций.

Для примера: в январе 1933 года "Литературная газета" сообщила что даже известные писатели Григорий Эпик, Владимир Сосюра, Николай Шеремет, Сергей Пилипенко "добровольно мобилизовались для участия в хлебозаготовительной кампании в отсталых районах Одесской, Харьковской и Днепропетровской областей". (Из воспоминаний Владимира Сосюры в 1933 году видно, что ему было известно о Голоде, но рассказывать об этом он боялся. В следующем, 1934 году у поета случился психический срыв, - ред.).

Одновременно в партийных документах приводятся многочисленные примеры того, как иные командированные коммунисты "дезертировали", то есть – всеми способами уклонялись от поездок на хлебозаготовки. Нередки были случаи самоубийств. К примеру, Баринда, член партии, директор Киевского кооперативного техникума, в 1932-м году мобилизован на хлебозаготовки, но попал в голодающее село и 31 декабря покончил жизнь самоубийством – без пояснений. Подобные поступки в печати называли мягкотелостью и отсутствием "большевистской кости". Но это, скорее, исключения. В своей массе "бригадовцы" голод пережили, во всяком случае, сведений о них в посмертных документах нет. Видно, к рукам прилипало то, что они выгребали у земляков.

- После голодомора они продолжали жить в тех же селах, рядом с людьми, которых обирали, обрекая на смерть?

- Они могли жить и в опустевших домах – с мебелью и утварью. Имущество умерших переходило в доход государства и распределялось на местах. Этот момент использовался властями, когда в опустевшие от голода села начали добровольно-принудительно переселять в качестве трудового резерва людей из других областей Украины и соседних регионов России, в данном случае – для русификации населения. Вы говорите об ответственности "бригадовцев"? В то время они были неподсудны, так как выполняли волю правящей большевистской партии, а позже их следы затерялись. Есть и такой факт: один из прошлых партийцев до самой своей смерти осаждал районную газету, чтобы написали о том, как он доблестно боролся против "куркулей" во время хлебозаготовок. В редакции не хотели его славить, но и прогнать боялись. Со временем он пропал, может, умер, а может, почувствовал, что времена изменились...

- Были ли на территории Харьковской области случаи – страшно сказать – каннибализма?

- Есть официальный документ, справка с печатями, о женщине, арестованной за людоедство. Из справки известно, что эта 45-летняя колхозница в 1932-м году из-за неурожая не смогла сдать налог: 15 ц зерна. Далее по тексту: "То зерно, что осенью спрятала в яме, 26 пудов, нашла бригада, есть стало нечего, зимой ходили на колхозное поле рыть буряк. Когда в мае умерла 10-летняя дочь Марфа, ее сначала закопали на огороде, а на следующий день мать выкопала и начала варить, 6-летняя Евдокия плакала, просила есть, вся семья ходила белая, опухшая: сын Петр 16-ти лет, дочь Фекла 24-х лет, дочь Матрена 14-ти лет, а муж умер в 1928-м году в Харькове в больнице промколонии на улице Свердлова, 99, от сердечной слабости". Об этой женщине известно лишь то, что в 1933-м году она умерла…

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ГОЛОДОМОРА

- А что писали газеты тех лет о происходящем?

- Писали в духе того времени. Клеймили за антисоветскую агитацию партийцев, пытавшихся защитить селян, славили сотрудников ГПУ, которые боролись с антисоветчиками.

Только теперь мы можем оценить, чего стоили фоторепортажи, осуществить которые решались преимущественно иностранные журналисты. Так, американский журналист Вийтинг Вильямс (Whiting Williams) опубликовал материал о голодных детях, умирающих на улицах Харькова. Фотография бригады, подбирающей на улицах несовершеннолетних бездомных, оригинал которой сейчас хранится в архиве в США, передана нам американской исследовательницей Ланой Бабий (Lana Babij) и опубликована в нашей книге. Наиболее известной коллекцией фотографий голодного Харькова является "Красный альбом" австрийского инженера Александра Винербергера, получивший свое название от багрового цвета обложки. Этот альбом хранился на чердаке семейного дома, пока им не заинтересовалась правнучка автора, которая живет в Великобритании, – Самара Пирс (Samara Pearce), ставшая владелицей авторских прав. Ее знакомство с альбомом перешло в интерес к истории Украины. Качественные фотокопии переданы ею специально для нашего издания, отдельные фотографии публикуются впервые...

Сразу скажу, фотофиксация событий, связанных с голодом, в Харькове – столице советской Украины, была запрещена. Вот факт: в марте 33-го года, как указано в дошедшем до наших дней рапорте участкового инспектора Бузнавского, возле магазина на углу улицы 1 мая (ныне Московский проспект) и Слесарного переулка задержаны двое харьковчан – агент по снабжению Владимир Пузиков и его приятель Владимир Люшненко, которые "сфотографировали большушчую (по оригиналу) очередь за хлебом". Задержанным пришлось пояснять, что снимок сделан без всякой цели, случайно, осваивая новую фотокамеру.

- Очереди за хлебом в Украине тогда были обычным делом?

- Хлебный кризис возник не в один день, и не от плохой погоды. Зерно нужно было продавать за границу, чтобы покупать технику и оборудование. Как всегда, власти вознамерились продать больше, чем было в наличии. Уже в 1931 году в Харькове создавались комиссии по борьбе с хлебными очередями. Милиционеров, дворников, коммунальщиков настраивали на борьбу с этим "позорным явлением". Дефицит не прекращался, и в 1932 году гражданам открыли доступ в Торгсины – сеть магазинов, созданных для обеспечения иностранцев. Туда в голодные годы в обмен на продукты люди несли так называемое бытовое золото: кольца, крестики, монеты царской чеканки. Исследованию роли Торгсинов, чьи работники не раз попадали за решетку из-за хищений сданного золота, посвящена диссертация, над которой я работаю. Обнаружено много архивных документов, ценная информация тогда же была опубликована в периодике, отдельных научных журналах, но это – другая тема.

- Каковы планы дальнейшей работы по увековечению памяти жертв голода на Харьковщине?

- На очереди – публикация третьей книги, подготовка которой продолжается при поддержке Харьковской ОГА и Харьковского облсовета. Проблемные вопросы обсуждаем на научных конференциях в Харькове и Киеве с участием краеведов, библиотекарей, сотрудников Института истории Академии Наук Украины, Национального музея "Мемориал жертв Голодомора", Института демографии и социальных исследований имени Птухи НАНУ, профильных кафедр вузов Харькова.

Предстоит завершить мартиролог всех 27-ми районов области. Обрабатываются данные о смертях от голода в Харькове и пригороде. Проводится поиск и отбор архивных документов, которые, к счастью, не были вывезены в Киев и сохранились в государственном архиве Харьковской области. Это один из самых больших архивов периода Голодомора в Украине. Здесь хранятся сведения о 2-х миллионах земляков, погибших от голода. Чтобы харьковчане побольше узнали о них, работники архива регулярно проводят документальные выставки, читательские и научные конференции, встречи с родственниками погибших.

И еще: предстоит изучить обнаруженный в Харькове большой массив рассекреченных документов, существование которых раньше даже не предполагалось. К примеру, раскрыта тайна постановления СНК УССР от 12 января 1934 года о порядке распределения хлеба умерших колхозников, полагающегося им на трудодни: разрешалось отдать лишь наследникам, а в случае их отсутствия – передать в доход государства. И это при том, что рядом от голода умирали другие люди...

Как стало известно, 24 ноября, в День памяти жертв голодомора, в Харьковской государственной научной библиотеке имени Короленко состоится общественная презентация второй книги серии "Национальная книга памяти жертв 1932-1933 годов в Украине. Харьковская область". В тот же день на окружной дороге, возле памятника жертвам Голодомора, где в бронзе воссозданы образы членов украинской семьи: отца, матери и двоих детей, откроют музей, экспонаты которого расскажут землякам о Голодоморе в регионе.

Светлана Лигостаева, Харьков

Фото: Вячеслав Мадиевский, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-