Иштван Грежа. Тот самый загадочный венгерский уполномоченный

Иштван Грежа. Тот самый загадочный венгерский уполномоченный

Укринформ
Дипломат из Венгрии встретился с журналистами на Закарпатье в формате “когда можно спрашивать обо всем”

Иштвана Грежу как венгерского дипломата в Закарпатье знают давно. Летом этого года — на фоне украинско-венгерского кризиса — о нем узнала вся Украина. Дело в том, что должность, на которую его назначило правительство Венгрии, звучала как “уполномоченный по Закарпатью”.

С требованиями изменить название должности своего уполномоченного (к Греже в украинских медиа быстро приклеили клише в духе политики экс-президента - “смотрящий по Закарпатью”) к венгерскому правительству обращались официально от украинского МИД. Длился процесс три месяца, и ее таки переименовали. Теперь его должность звучит так – “уполномоченный министра, ответственного за развитие сотрудничества Сабольч-Сатмар-Берегской области и Закарпатской области, а также координацию программы развития детских учебных заведений Карпатского бассейна”.

Это человек, который сейчас координирует почти всю гуманитарную политику правительства Венгрии на Закарпатье. Он бывает в области по несколько раз в неделю, проводит почти все акции, к которым хоть немного имеют отношение венгры.

Формат встречи, на которую пригласили региональных журналистов, звучал как “пресс-завтрак”. Как заявил в начале встречи сам господин Грежа, “спрашивать и писать можно обо всем”. Он действительно отвечал на вопросы откровенно, насколько позволяет дипротокол и венгерская позиция, от которой Грежа — ни на шаг; сыпал шутками, что его летом не пускали через границу, а сейчас на границе Грежу встречают как Микулаша, рассказал даже о том, как накануне католического Рождества на прошлой неделе дома резал свинью и еще — искренне упрашивал украинские СМИ посещать венгерские акции.

Все это, видимо, для того, чтобы лед понемногу тронулся. Между тем журналисты попытались поговорить на сложные темы: о языковом вопросе, о паспортах... В этом Иштван Грежа был серьезен: в ответах звучала неуступчивость и преданность линии, которой придерживается правительство Венгрии в отношениях с Украиной.

Основные месседжи, которые озвучил Грежа: венгры стремятся вернуться к формату отношений между Украиной и Венгрией, которые были по состоянию на 2016 год; ждут отмены так называемой “языковой статьи”; хотят конструктива. И главный посыл: «для Венгрии нет предела в размерах финансирования Закарпатья».

Впрочем, перечитав изложение этого разговора, вы все поймете сами.

НЕ МОЖЕМ ЗАБЫТЬ ЯЗЫКОВУЮ СТАТЬЮ

- Я не хочу долго говорить о 2018 годе, – заявил Иштван Грежа. – Думаю, что украинские СМИ много писали о венграх, в том числе, к сожалению, не всегда так, как мы хотели бы (венгерские дипломаты и лидеры венгерского нацменьшинства почти на каждом мероприятии упрекают украинские медиа в негативном освещении венгерского вопроса на Закарпатье, за последний год этот тезис звучал в области из уст министра Сиярто, господина Брензовича и других - авт.). Было бы значительно лучше, если бы эта информация отображалась в таком же ключе, как и в предыдущие годы: то есть, по моему мнению, лучше говорить о том, как могла бы помочь Украине Венгрия. К сожалению, выйти на уровень прошлых отношений будет достаточно сложно: ваши и наши политики сделали слишком много ошибок, – сказал Грежа. Я очень надеюсь, что мы эти ошибки исправим.

- Господин Уполномоченный, есть ли у вас видение того, как эти ошибки следует исправлять?

- Лучше всего было бы вернуться к отношениям уровня 2016-го года, как тогда, когда последний раз премьер Гройсман посетил Венгрию. Я был среди делегации, которая тогда его встречала на главной площади — знаете, организация была более основательной, чем даже при встрече американского президента.

Как вы помните, именно тогда была достигнута договоренность о 50-миллионной кредитной линии, из этого кредита должны были построить объездную дорогу в Берегово, также утвердили другие инфраструктурные проекты. Я думаю, мы сможем их завершить, если продолжим сотрудничество.

Но вместе с тем мы не можем забыть закон “Об образовании” с его языковой статьей, которая является фактически дискриминационной, — потому что мы говорим о приобретенных правах, и даже по конституции Украины их нельзя отбирать.

В ВОПРОСАХ ОБРАЗОВАНИЯ МЫ ОЩУЩАЕМ ТИШИНУ

- На каком этапе сегодня украинско-венгерские отношения в сфере образования?

- Мы теперь ощущаем тишину в этом вопросе. Пока нас устраивает срок имплементации, который ввела Верховная Рада. Но в идеале мы стоим на том, что приобретенные права у меньшинства нельзя отбирать.

Для того, чтобы в дальнейшем наладились отношения между нашими государствами, я думаю, необходимо, чтобы мы концентрировали свое внимание на общих интересах, а не на отдельных интересах наших государств. Как страна, мы уважаем то, что Украина как молодое государство строит нацию, мы, венгры, имеем богатый опыт государственности - больше 1000 лет, и мы можем вам свой опыт передать — в том числе и в отношении строительства создания нации.

В разрезе этой, “языковой”, темы хочу вам сказать, что на прошлой неделе мы объявили курсы обучения украинского языка для венгров на Закарпатье — у кого есть желание, может записываться. Пока записалось 300 человек. Уже несколько лет у нас есть аналогичные бесплатные курсы по изучению венгерского языка в области. Координирует эти центры береговский институт (речь идет о венгерском институте им. Ференца II Ракоци — авт.). Венгрия выделила на эти курсы 1 млн грн на следующий год.

Методика изучения украинского языка для венгров - серьезная, она разработана береговским институтом, есть соответствующая литература, есть специалисты, которые готовы обучать. Предусмотрен даже экзамен после окончания этих курсов.

На венгерских курсах на Закарпатье обучается 16 тысяч человек. В частности, врачи — они должны знать язык для обслуживания венгерского населения, также для врачей у нас предусмотрены курсы повышения квалификации в Венгрии, что позволяет им лучше профессионально развиваться.

У ВЕНГРИИ НЕТ ПРЕДЕЛА ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЗАКАРПАТЬЯ

- Не возникало ли у вас желания свернуть финансирование венгров в Украине — учитывая кризис в отношениях?

- Мы думали над этим, да, но мое личное предложение, - не то что не закрыть эти программы, а еще больше усилить помощь. Следовательно, с 2019 года она действительно удвоится. У Венгрии нет предела для финансирования венгров Закарпатья.

Мы ориентируемся, что на Закарпатье в отношении венгров политика другая, чем в Киеве. Здесь у нас никогда не было никаких проблем — ни с венграми, ни с украинцами. Я постоянно критикую наших закарпатских венгерских журналистов — что на наших мероприятиях мало украиноязычных журналистов. Я был бы очень рад, если бы на всех наших “сепаратистских" мероприятиях, которые мы проводим, – шутит Грежа, – было бы больше украинских журналистов. Вот сегодня мы едем в Ужгород вручать рояль музыкальной школе — этот инструмент выпустил завод “Петроф”. Надеюсь, вы не напишете, что его сделали в России, а закупили за венгерские деньги — и что это проявление сепаратизма. Поверьте, у нас столько работы, что просто нет времени думать о сепаратизме.

Поэтому отвечая прямо на ваш вопрос: мы не закрыли дверь, наоборот, мы ее шире открываем.

НАША ЗАДАЧА — ЧТОБЫ ВЕНГРЫ ЗА РУБЕЖОМ ЗНАЛИ, ЧТО ЗА НИМИ СТОИТ СИЛЬНОЕ ВЕНГЕРСКАЯ ГОСУДАРСТВО

- Неужели в Венгрии некуда девать такие суммы — кроме как на поддержку зарубежных венгров?

- Знаете, прошло 30 лет, как мы отошли от коммунистического режима, тогда, в тот период, коммунисты говорили, что зарубежные венгры — это проблема тех стран, где они живут.

Венгрия несколько десятилетий фактически не занималась зарубежными венграми, как результат: их количество уменьшилось наполовину. Быть венгром было стыдно, это воспринималось как негатив, что тебе не повезло.

Прошло 30 лет, и фактически, большинство общества считает, что надо заниматься зарубежными венграми, это обязанность венгерского правительства, это зафиксировано в конституции Венгрии. Почти все граждане Венгрии считают, что зарубежные венгры — это часть нации.

Вы знаете историю прошлого столетия, и ни у одного венгра не спрашивали в свое время, в какой стране он хочет жить.

На Закарпатье за последнее столетие это уже шестое государство, в котором живут здешние венгры. Каждый раз, когда меняется власть, фактически теряется имущество. Людям становится труднее жить, они хотят уехать. Наша задача — чтобы венгры были послушными налогоплательщиками, жили на своей земле, но чтобы их не дискриминировали. Чтобы они были горды тем, что они венгры, и за ними стоит сильное венгерское государство.

ЗАЧЕМ НАМ ВКЛАДЫВАТЬ В САДИКИ И ШКОЛЫ, ЕСЛИ ДЕТИ НЕ СМОГУТ ТАМ ГОВОРИТЬ НА ВЕНГЕРСКОМ?

- Расскажите, господин уполномоченный, чем конкретно вы занимаетесь в Закарпатье?

- Я об этом могу часами говорить, но назову вам основные направления.

О языковых курсах мы уже сказали. Также для нас очень важна медицина, потому что одна из причин, почему закарпатские венгры покидают Украину — это плохое состояние медицины. Хотел бы выделить вакцины: в Венгрии фактически 100% младенцев получают вакцины, здесь – до недавнего времени это была треть детей. Поэтому мы постоянно передаем вакцины на Закарпатье. Это важно для Венгрии и для соседа, потому что это опасность, когда распространяются инфекционные болезни. У нас есть программа для обеспечения Закарпатья качественными вакцинами на 5 лет. Это – обязанность государства, но мы не думали, что это обязанность венгерского государства, потому что эти вакцины закуплены на деньги венгерских налогоплательщиков. Поэтому странно слышать заявления госпожи министра Супрун о том, что это контрабандная вакцина. Кроме вакцины есть помощь с инсулином, также финансирование обновления медицинской техники для больниц, закупка медицинского оборудования.

Второе направление — это культура. Это венгерские культурные центры — мы недавно открыли такой в Киеве, и планируем открыть еще во Львове. На Закарпатье в этом смысле планируем помочь восстановить дворец Ракоци, который в очень плохом состоянии. В прошлом году мы реализовали крупный проект по экспозиции в Ужгородском замке.

Четвертое направление — это образование. Все сады Закарпатья, где есть обучение на венгерском языке, мы восстановим. Это значит за три года 600 млн грн (эта программа уже продолжается 1,5 года), это продолжится также потом обновлением школ.

Поэтому, если мы говорим о языковой статье — зачем тогда нам обновлять сады и школы, если там дети не смогут учить венгерский язык? Мы видим тенденцию, что очень много смешанных семей, где мама или отец украинцы, эти семьи отдают детей в венгроязычные садики и школы. Отмечу, что эти программы действуют не только на Закарпатье — это касается зарубежных венгров всего Карпатского бассейна.

- Господин Иштван, как часто бываете на Закарпатье?

- Я здесь очень часто бываю, даже жена сердится, – шутит Грежа.

- За то время, когда длился скандал по поводу названия вашей должности — ездили?

- Тогда это было проблематично.

- Сейчас этот вопрос исчерпан?

- Если тогда на меня на границе смотрели как на врага, то сейчас — как на Микулаша (венгерский вариант Деда Мороза - авт.).

- Чем закончилось дело СБУ, открытое против предпринимателей, которые получали финансирование от Венгрии по программе фонда Эгана?

- К сожалению, оно не закончилось. Когда я говорил о тишине между странами, то тех предпринимателей она не коснулась. Их почти всех вызывали на допросы в СБУ, на границе сейчас почти всех депутатов останавливают, даже если это депутат сельсовета, если он венгр — то это или какой-то обыск ведется, идет опрос, ищут паспорт заграничный. Это — двойная игра, и она остается сегодня.

- Министр Климкин заявлял, что в диппредставительствах на Закарпатье перестали выдавать паспорта — куда теперь едут венгры за паспортом?

- Мы не нарушали никаких международных соглашений в этом вопросе. По этому поводу мы заявлений не делаем. Основная задача как дипучреждений — помогать гражданам Венгрии. Я думаю, что на последней встрече между двумя министрами мы передали образец соглашения относительно решения этих вопросов — и соответственно, мы сейчас ведем переговоры и дипконсультации по этому вопросу. Здесь нет альтернативы — кроме как договориться двум сторонам.

- Вы лишили венгерского гражданства человека, который сделал скандальное видео в береговском консульстве? Ведь надо было быть на церемонии, чтобы снять это — то есть самому получать паспорт?

- Нам известно, кто это сделал, но мы его не лишали гражданства. Венгрия тоже могла бы завести “черный список” — например, против людей, которые в балаклавах срывают венгерский флаг, но тоже имеют венгерское гражданство. А потом идут возлагать цветы к памятнику Шевченко в Берегово, который поставлен на венгерские деньги (в 2016 году Венгрия финансировала открытие памятника Тарасу Шевченко в Берегово – ред.). Вот Польша делает такие списки и санкции, но мы не делали таких шагов. Мы фактически не занимались даже бизнесом украинцев в Венгрии, мы не проводим негативную политику против них. Я думаю, что в том, что мы здесь сидим с вами — это тоже встречный жест. Я верю, что найдем общий язык — как находили в прошлом.

Вообще то, что произошло в консульстве в Берегово, я назвал бы ошибкой. Это недружественная акция, я бы поставил точку на этом вопросе и абстрагировался от этого.

ВЕНГРЫ ПРИЗНАЮТ ЛЮБОГО, КОГО ВЫБЕРУТ УКРАИНЦЫ

- Мы на пороге выборов в Украине, будете ли педалировать вопрос создания Притисянского округа для голосования венгров?

- Это давний вопрос, нам это обещали много раз, я не знаю, как решат в Киеве, поднимут ли этот вопрос. Мы были бы рады, если бы наши украинские друзья это обещание выполнили. Но поднимать вопрос не будем.

- Были заявления вашего премьера, что венгры будут договариваться уже со следующей властью в Украине. То есть с действующим руководством вы общего языка не найдете?

- Для венгерского правительства обязанностью является признать любого, кого выберут украинцы. Мы не ведем сейчас переговоры ни с кем, но с другой стороны, ведем со всеми — потому что 150 тыс. венгров на Закарпатье. Я думаю, что выбор украинцев касается только украинцев.

* * *

После завтрака мы поинтересовались мнением закарпатского аналитика Дмитрия Тужанского, специализирующаяся на венгерском вопросе — какова роль Иштвана Грежы сегодня, на что он влияет на Закарпатье, чем может быть полезен для развития добрососедских отношений с венграми — для Киева.

- Очень важно понимать, что Иштван Грежа – не новый человек ни на Закарпатье, ни в украинско-венгерских отношениях, – ответил Тужанский. – До лета 2018 года, когда возник скандал вокруг названия его должности, он уже работал два года на похожем посту – с 2016-го до весны 2018-го Иштван Грежа занимал должность Уполномоченного (комиссара) правительства Венгрии по вопросам сотрудничества Саболч-Сатмар-Берегского района и Закарпатья. Эта его предыдущая должность была по функциям и статусу значительно выше и весомее, чем та, вокруг названия которой возник скандал.

В течение двух лет – до весны 2018-го года – Иштван Грежа координировал все усилия венгерского правительства в Закарпатье, а его новая должность, к которой такое большое внимание, предусматривает мандат не от всего правительства Венгрии, а лишь от имени одного министра – вице-премьера Жолта Шемьена.

То есть Иштван Грежа стал, так сказать, «жертвой» сложного периода в отношениях Киева и Будапешта и технической ошибки бюрократического аппарата, который так неудачно сформулировал название новой должности венгерского чиновника.

Во всяком случае доказательств – ни фактических, ни логических, что такое название должности Иштвана Грежы было сознательной провокацией Будапешта, – нет.

Для команды Виктора Орбана значительно важнее, чтобы Иштван Грежа как можно чаще бывал на Закарпатье и реализовывал проекты венгерского правительства, демонстрируя, как Будапешт заботится о закарпатских венграх, чем чтобы он обходил Украину под угрозой стать персоной нон грата, как это было с августа до конца ноября этого года.

Полезна ли работа Иштвана Грежы для Украины? С одной стороны, гуманитарные и трансграничные проекты, которыми он занимается, имеют сильную идеологическую составляющую, потому что являются проявлением официальной политики венгерского правительства. Но если эту работу Иштвана Грежы и амбиции Будапешта умело сбалансировать украинской политикой в ответ – как на государственном, так и на региональном уровне – то это будет реальная евроинтеграция и продуктивное трансграничное сотрудничество. То есть то, что четко вписывается в интересы как Киева, так и Будапешта, и описывается дипломатическим штампом «добрососедские отношения»...

* * *

Подытоживая сказанное на пресс-завтраке и в комментарии эксперта Дмитрия Тужанского, хотелось бы добавить еще несколько штрихов.

Во-первых: подозреваю, что «патриотам» из Киева или, скажем, из Львова режет слух многое из того, что прозвучало из уст Уполномоченного Грежы (например, о том, что венгры Закарпатья – это «часть венгерской нации», которая «живет на своей земле»). Впрочем, закарпатские украинцы традиционно воспринимают венгров как потенциальных финансовых доноров. А когда что-то дают (велит известная закарпатская поговорка) — то надо брать, потому что не факт, что это предложат из Киева.

Во-вторых, венгры проводят довольно таки умную (как для собственной пользы) культурную политику, которую кое-кто может даже назвать «хитрой». Они дают деньги на открытие памятника Шевченко в Берегово, издают методическую литературу по преподаванию украинского языка для закарпатских венгров, объявили набор на курсы изучения украинского языка, куда записалось уже 300 украинских венгров... И хотя аналогичные курсы по изучению жителями региона венгерского языка посещают 16 тысяч человек, но обвинить Будапешт в том, что он якобы заставляет кого-то забыть украинский язык, – оснований нет.

Из этого вытекает и третий вывод – у венгров действительно можно поучиться умению стоять на своем и заботиться о своем. К сожалению, украинское государство не может, по примеру Будапешта, заявить, что «размеры финансирования венгерской диаспоры безграничны». На зарубежных соплеменников у нас вообще принято смотреть скорее как на доноров, чем как на реципиентов. Да и на своих сограждан не всегда средств хватает, почему бы тогда они поглядывали в сторону зарубежа?

Татьяна Когутич, Ужгород
Фото Сергея Гудака

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-