Когда закончится “депрессия” города горняков?

Когда закончится “депрессия” города горняков?

Точка на карте
Укринформ
«Точка на карте» приглашает спуститься в законсервированную шахту, а также узнать, почему Таврический ГОК, который должен был стать крупнейшим в Европе, прозвали «трагическим»

Крупнейший в Европе горно-обогатительный комбинат, 5 шахт и 75-тысячный город горняков – все это говорили о Степногорске – поселке, расположенном в 30 км от Запорожья. Прошло почти 40 лет – ГОК так и не построили, шахты затоплены, а в “перспективном” поселке живет не более 5 тысяч человек.

Корреспонденты Укринформа побывали в Степногорске, спустились в шахту, которая напоминает дорогу в ад, и поговорили с одним из первых горняков Таврического ГОКа.

ПЕРВАЯ ВАГОНЕТКА РУДЫ И СТРОИТЕЛЬСТВО ГОРОДА ГОРНЯКОВ

Поселок городского типа под названием Степногорск появился на карте Запорожской области 24 марта 1987 года. До этого – было село Сухоивановка, которое есть и сегодня – находится оно между Запорожьем и Васильевкой.

В конце 70-х годов ХХ века в Сухоивановку начали приезжать горняки со всего Советского Союза. Именно тут начиналась разработка Великотокмакского месторождения марганцевых руд, запасы которых составляют более 1,5 млрд тонн. Планировалось, что на пяти рудных полях будет построено пять шахт – это станет началом одного из крупнейших в Европе горно-обогатительных комбинатов – началом Таврического ГОКа.

В феврале 1980 года вышла на-гора первая вагонетка марганцевой руды. В этом же году в Сухоивановку переехал Иван Филиппович и Светлана Леонидовна Книхуты.

“Мы жили в Мариуполе, я работал на карьере, по образованию – горняк. Прочел как-то в “Комсомольской правде” о том, что на Донбассе начинается строительство шахт. Поехал туда и затосковал: степь кругом, а я к воде привык. Через какое-то время звонит брат и говорит, что в Сухоивановке начинается стройка. Грандиозная. Приехал. Это было летом 1980 года”, - вспоминает Иван Филиппович Книхута.

Тогда работать в Сухоивановке было перспективно, горнякам выдавали так называемые коттеджи – семья Ивана Филипповича до сих пор живет в одном их них.

Если работники получали одноэтажные домики, то руководству (директору капитального строительства, директору шахты, главному инженеру) выдавали двухэтажные “особняки”.

В 1982 году Запорожский филиал института «УКРВОСТОКГИИНТИЗ» составил генеральный план жилого поселка Таврического ГОКа и уже в 1983 году начали строить первые дома.

Возведение поселка началось с третьего микрорайона – его местные жители называют городом. Построили тринадцать 5-этажных домов и один 9-этажный, школу, детский сад, аптеку, магазины. Потом построили первый микрорайон – его называют селом (Сухоивановка) – частный сектор, рынок, едва “дышащий” спортзал, шесть 9-этажных домов, отреставрированное, правда наполовину, общежитие, сад, школа, амбулатория семейного типа, пожарная станция, два коммунальных предприятия.

“Степногорск должен был растянуться до Васильевки. В генплане было не два микрорайона, а порядка 10. Планировался перспективный промышленный город с 75-тысячным населением. В 80-х на ГОКе работал каждый четвертый житель Сухоивановки”, - говорит председатель поселкового совета Степногорска Ирина Кондратюк.

Она приехала в Степногорск сразу по окончанию техникума. Планировала работать на шахте. Ее отец был главным инженером.

Но планы рухнули. В 1995 году руководство страны решает закрыть шахту.

КУЧМА И ПОТЕРЯННЫЕ МИЛЛИОНЫ

«На примере Таврического горно-обогатительного комбината мы научимся безболезненно закрывать нерентабельные предприятия», - такие слова сказал в марте 1995 года тогдашний президент Леонид Кучма. Он лично приезжал в Степногорск.

Их на всю жизнь запомнили тысячи горняков, среди которых и Иван Филиппович.

“Люди были в панике: шатху закрыли, а других предприятий у нас не было и нет. Сколько семей тогда из-за этого расспалось. Народ начал разъезжаться”, - говорит горняк и добавляет, что на степногорских шахтах должны были добывать до 3 млн тонн руды в год, но успели дойти только до показателя 110 тысяч тонн в год.

Однако, на бумаге картинка выглядела не такой депрессивной. Министерство промышленной политики тогда подписало и обнародовало распоряжение о закрытии нерентабельных шахт в Степногорске и о подготовке к ликвидации всего комбината. Из государственного бюджета было выделено 8 млн гривен. Эти деньги обещали направить на развитие поселка – решить вопрос с газоснабжением, водоснабжением и созданием нового предприятия. Должны были, но деньги где-то потерялись. Газа в Степногорске нет до сих пор. Также нет и ни одного предприятия. Люди ездят на работу в Васильевку или Запорожье.

«ДОРОГА В АД»

Шахту (горизонтальный и вертикальные стволы) затопили в 1998 году. Официально этот процесс назвали “мокрая консервация” и обещали “расконсервировать” через 25 лет. Имущество ГОКа передали в собственность ГП “Стептехсервис”, которое через время стало ЗАО. Это закрытое акционерное общество продало часть комбината третьим лицам.

Сегодня от ГОКа осталось только одно здание, шахты открыты. Больше того, собственник горизонтального шахтного ствола пытался разобрать 70 метров тоннеля.

“Вы можете себе представить, что произойдет, если начать ее разбирать? Она же рухнет. Больше того, на законодательном уровне запрещено разбирать шахтные стволы”, - говорит Ирина Анатольевна.

Вместе с ней мы спустились в горизонтальную шахту. Ее длина – 300 метров, глубина – 100.

Сегодня тоннель, из которого еще недавно выезжали вагонетки с рудой, напоминает дорогу в ад. Мы спускались по ступенькам. В тоннеле через каждые 5 метров развешены таблички с отметками глубины. Мы дошли до 180 – 185 метров и остановились - дальше вода. Картинка похожа на стопкадр из фильма о конце света. Впрочем, повод для беспокойства реально есть. Шахтное озеро напрямую соединено с водоносным горизонтом всего региона. В случае ЧП, без воды может остаться четыре района области. Но пока переживает только руководительница Степногорска.

“Министерство экологии не реагирует на мои письма. Территория не охраняется, вход в шахту открыт”, - говорит Кондратюк.

КИТАЙСКИЙ СЦЕНАРИЙ СПАСЕНИЯ ГОКа

Сегодня буквально в 10 метрах от шахты ведется строительство солнечной электростанции. Вот только предприятие платит налоги не Степногорску, а Запорожью – по месту регистрации.

В начале 2000-х город горняков мог получить второй шанс на развитие. Месторождением заинтересовались китайцы. В феврале 2012 года в здании облгосадминистрации был презентован проект по добыче марганца. Работы должны были начаться на шестом рудном поле. В проектной документации указано, что срок обработки шестого шахтного поля составляет 57 лет. Пласты руды залегают на глубине порядка 100 м. В документе написано, что в рамках реализации проекта должно быть построено четыре шахтных ствола, работы должны вестись в три смены, будет создано 2100 рабочих мест, проектная мощность перерабатывающего комплекса – 50 тыс. тонн в год электролитического марганца.

Кроме того, китайцы планировали инвестировать в строительство жилья более 650 млн грн, еще полмиллиарда - обещали направить на развитие инфраструктуры Васильевского района. Общий объем инвестиций в регион, по данным на 2012 год, составлял 6 млрд 628 млн грн.

В 2013 году представители областной власти заявляли, что проектная документация практически готова. Инвестор получил 270 га земли, за которую платили налог (Степногорский поселковый совет получал около 12 тысяч гривен в месяц, еще около 50 тысяч гривен перечислялось ежемесячно в бюджет соседнего поссовета).

Работы по строительству нового ГОКа не начаты до сих пор. Больше того, у инвесторов в судебном порядке пытаюся забрать право на пользование землей. Чем закончится эта история и будут ли в Степногорске снова добывать руду – пока не ясно.

СТЕПНОГОРСК СКОРЕЕ ЖИВ?

“Удивляюсь, почему не нужно никому такое уникальное месторождение”, - говорит Ирина Кондратюк, которая руководит поселком уже 13 лет.

Местные жители называют Степногорск “Трагический ГОК” (вместо Таврический), для жителей соседних населенных пунктов – это город-призрак. Реформа децентрализации пока обошла стороной Степногорск (уж слишком депрессивная территория, чтобы с ней объединяться).

Когда мы ехали на съемку, то остановились (на дороге между третьим и первым микрорайонами), чтобы сделать несколько кадров. Около нас остановился автомобиль, в котором ехала семейная пара. Водитель – местный житель Степан, когда-то также работал на шахте, признался, что очень рад, что тогда, 30 с небольшим лет назад, не выехал из города. Он искренне верит, что его родной Степногорск рано или поздно из города-призрака превратится в мощный ГОК.

P.S.

Бывшие работники Таврического ГОКа уверены, что в 1998 году их закрыли вовсе не из-за нерентабильности, а для того, чтобы “спасти” подобный комбинат в Марганце, который как раз начинал строиться.

Ольга Звонарева, Степногорск-Запорожье

Фото Дмитрия Смольенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-