Полина Райко: дорога в рай, которая может исчезнуть

Полина Райко: дорога в рай, которая может исчезнуть

Точка на карте
Укринформ
О том, что в Цюрупинске (ныне Олешки) на Херсонщине живет бабушка, которая разрисовала потолки, стены, двери, забор, - и что рисунки те удивительные, пошел слух в конце 90-х

Полина Райко, которая начала рисовать, когда ей исполнилось семьдесят лет, привлекла внимание художников, искусствоведов. В ее дом на тихой провинциальной улице Нижней, 74 потянулись экскурсии, о ней писали журналисты.

Ушла из жизни она 15 января 2004 года, автор этих строк побывала в ее доме в феврале того же года, тогда я написала материал под названием «Дом Полины Райко: наследие без будущего?»

Прошло 15 лет, но сегодня вопрос о доме Полины Райко и ее творческом наследии так же актуален, как и тогда, после смерти художницы.

МИР ХУДОЖНИЦЫ: «Я РИСУЮ И ПОЮ»

Наив в исполнении Полины Райко привлек внимание экспертов. Как писал краевед, один из авторов каталога работ Полины Райко «Дорога в рай» Сергей Дяченко, ее росписи не традиционные, народная художница открыла завесу в другой мир, который видела только она.

Сейчас в ее доме никто не живет, но двор не пустует – сюда в «летнюю кухню» поселили очень больную женщину, с не менее трагичной судьбой, чем у Полины Райко. Уже десять лет заботится и о женщине, и и доме художницы местная жительница Алла Зборовская - прихожанка римо-католической церкви Святого Антония.

Так получилось, что раньше Алла жила через несколько домов от Полины Райко, тогда они и познакомились, в 1995 году. Теперь именно Аллу Зборовскую называют неофициальным директором музея, который на самом деле даже не функционирует, а, скорее, просто живет собственной жизнью - без статуса, рекламы и штатного расписания. Но с экскурсиями и большими планами.

Этот музей - по сути, просто старенький дом Полины Райко, который сейчас находится в частной собственности (об этом - чуть дальше). Вам открывают двери, и все – вы уже в другом измерении, в мире художницы, где леопарды, церковь, диковинные птицы, цветы. Кстати, художница очень обижалась, когда ее леопардов называли котами.

В гостиной на главной стене – ангелы в Райском саду. На самом деле, это Полина Райко нарисовала своих сестер и себя.

«Вы видели, как она рисовала?», - спрашиваю у Аллы Зборовской. «Никогда не видела, она только как нарисует уже, то кричала: приди, посмотри», - отвечает Алла.

Расписаны не только стены, но и все поверхности – потолок тоже. Это такие работы, как говорит основатель Благотворительного фонда имени Полины Райко, художник Вячеслав Машницкий, которые нельзя взять в руки и вынести, чтобы спасти.

Правда, в Киеве, в PinchukArtCentre, в рамках одного из проектов частично воссоздали «комнату» Полины Райко. Вам расскажут о том, что в своем доме художница создала собственную «иконографическую систему» сюжетов и образов, которые описывают ее земную жизнь и представление о жизни после смерти.

Собственно, если пересказывать сюжеты рисунков, их историю, писать о технике Полины Райко, это займет очень много времени и места. К тому же, все это можно почитать в каталоге ее работ, который подготовили люди, которые знали художницу, общались с ней. «Я за ней записывала истории, которые она рассказывала о своих картинах», - говорит руководитель Центра культурного развития «Тотем» Елена Афанасьева.

В 2005 году в рамках программы малых проектов Посольства Королевства Нидерландов был издан уже упомянутый каталог работ художницы «Дорога в рай». Тексты к нему готовили именно Елена Афанасьева и Сергей Дяченко. Издание это, кстати, можно приобрести в туристической кофейне братьев Билецких на улице Суворова в Херсоне.

Родилась Пелагея Андреевна Райко (девичья фамилия Солдатова) в Олешках 15 мая 1928 года (это по паспорту), а на самом деле - в апреле. Вышла замуж, когда ей исполнилось 22 года, за Николая Райко. Жили с собственного огорода и подрабатывали в сезон в колхозе или по найму.

Рисовать Полина Райко начала после трагических потерь. В 1994 году погибла в автокатастрофе любимая дочь Елена, в следующем году умер муж. Через два года попал в исправительную колонию сын Сергей, который пропивал все ценное, что было в доме. Вернулся сын из колонии и снова взялся за старое, еще и с ножом кидался на мать. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы в 2002 году он не умер от цирроза печени.

«Добрая бабушка была, спокойная такая. Мы с ней общались, она мне о своем горе-сыне рассказывала, что он непослушный, недобрый, все из дома выносит, пропивает и даже ее бьет. Жалко было бабушку», - рассказывает Алла Зборовская.

Художественного образования у Полины Райко не было. Свой призыв к творчеству она называла божьим даром за все ее страдания и нелегкую жизнь. Кстати, у нее не было в доме телевизора и, как говорят эксперты, может, это и помогло сохранить искренность и чистоту образов.

«Первые композиции на стенах дома появились осенью 1998 года, через три года после смерти мужа, когда сын Сергей находился в исправительной колонии. Полина Андреевна, оставшись одна, пыталась как-то собраться с мыслями, навести порядок в доме. «Все равно надо было подмазывать и подкрашивать стены, - вспоминала Полина Андреевна. – Вот и думаю, дай-ка попробую что-нибудь нарисовать, чтобы душе было веселее», - говорится в «Дороге к раю». Но радость не приходила, только грусть, поэтому чтобы не плакать, она пела.

Как рассказывает Алла Зборовская, пенсия у Полины Райко была маленькая, гривен 75. На краску как зарабатывала? Ходила по огородам - нанималась, бабушка была крепенькая. Кто ее накормит, кто денег даст. Со своего огорода что-то могла выторговать.

Рисовала самой дешевой краской, которую покупала на местном базаре – эмаль ПФ, ею красят полы и двери. Когда приезжали экскурсии, мало кто из туристов додумывался оставить деньги на кисти и краску.

«Ей неинтересно было что-то другое покупать – у нее весь интерес был в этом. Она жила этим, говорила: «Я рисую и пою». Легче ей становилось», - говорит Алла Зборовская.

Как местные относились к ее рисованию? Кто смеялся, кто говорил: Полина сошла с ума. Но уже тогда приезжали не только издалека экскурсии, но и олешковских ребятишек учителя приводили. Да и сейчас школьников привозят, им нравится. Хорошо относятся к ее работам и учителя, и дети на экскурсиях, говорит Алла.

«Иностранцы приезжают, смотрят, что-то говорят, но я их языка не понимаю. Фотографируют. Как они меня находят? Я не знаю, меня по Украине знают. Я отдыхаю только в воскресенье, только в церковь иду. Но когда звонят – как не придешь? Иду. Еще и расскажи – рассказываю. Бывает, бросаю обед готовить – бегу. Нет, за эти годы никого из родственников (Полины Райко – авт.) здесь не было. А вот бывший министр культуры Нищук был, со мной фотографировался», - делится Зборовская.

В одной из комнат стоит коробочка – так собирают деньги на нужды музея. Кто сколько хочет может туда положить.

Фото 2004 року
Фото 2004 года

Обеспокоена Алла тем, что когда дождь и снег, вся вода с улицы течет во двор – без сапог не зайдешь и не выйдешь. Говорит, соседи понакидали возле себя земли на дороге и вода возле дома стоит. «Крыльцо было такое красивое – разрисованное, а из-за этой воды такое», - жалуется она. Действительно, крыльцо на фото 2004 года еще с ярким рисунком, а теперь птицы, изображенные на нем, просто исчезают. На фундаменте виден след, куда вода доходит в непогоду.

Фото 2004 року
Фото 2004 года

«Полина Райко актуальна. Это очевидный бренд, и не только Херсонщины. Она - народный художник, как вы сказали, наивное искусство - да, но она постмодернистски решила все эти свои композиции, нашла собственный стиль. Скажу, что расписать потолки, стены – это тяжелый труд. Это ее история на всех стенах дома, такой дневник, воспоминания, ее мир. В то время она удивила нас и вдохновляла одновременно. Благодать спустилась на нее, это чудо», - говорит художник Вячеслав Машницкий.

Фото 2004 року
Фото 2004 года

ПОТОМКИ: КАК СПАСАЛИ ДОМ РАЙКО

Тогда, в 2004 году, после смерти Полины Райко, в доме поселился ее внук – приехал из Херсона, чтобы не разворовали там все без хозяина. Немного общалась с ним. Берег он дом не потому, что на его стенах рисунки бабушки, просто хотел дом для продажи сохранить. Часть работ была уничтожена, что-то исчезло – художница ведь рисовала и на заборе, калитке и воротах. Потомок действительно искренне не понимал, почему вокруг тех рисунков такой интерес возник.

Тогда художники и искусствоведы искали возможность спасти работы Райко.

«Я способствовал приобретению этого дома. Через киевских художников нашли мы покупателей», - рассказывает Вячеслав Машницкий. Владельцы - поклонники искусства, канадская семья, спасли дом Полины Райко от уничтожения, приобретя его, однако дальше дело не пошло. Вопрос реставрации работ и поддержания здания в надлежащем состоянии «завис» в воздухе. Ведь для сохранения рисунков необходимо, чтобы здесь работали реставраторы, чтобы соблюдался необходимый температурный режим, словом, нужен настоящий музей.

В 2017 году в Министерстве культуры заявили: хотя дом Полины Райко и является уникальным памятником и охраняется Законом Украины «Об охране культурного наследия», а ценность ее творчества подтверждена многими как украинскими, так и иностранными экспертами, вопросы сохранения и музеефикации уникального здания остаются не до конца решенными.

Уникальные росписи нуждаются в реставрационных и музеефикационных работах. Поэтому заговорили о необходимости возобновления контакта с владельцами здания для создания в нем мемориального дома-музея и включения его в туристические маршруты.

Власти даже нашли средства, чтобы выкупить этот дом. Но возникла проблема – выйти непосредственно на хозяев не смогли. Как говорят местные чиновники, ситуация запутанная - есть политическая воля, нашли деньги, а вот как это реализовать, когда нет выхода на владельца?

Олешковский городской совет в поисках контактов хозяев усадьбы обратился за помощью даже к мэру Киева, потому что было известно, что они проживают в украинской столице. Просвет в этом вопросе якобы появляется.

Как сообщила корреспонденту Укринформа начальник областного управления культуры Светлана Думинская, ей удалось в Киеве пообщаться с владельцем дома Андриусом Немицкасом. «Мы сейчас привлекаем специалистов для разработки проекта с учетом реставрации. Владелец дома Полины Райко обещает, что когда проект будет подготовлен, он приедет на Херсонщину на встречу с руководством области», - говорит Думинская, и добавляет: «Уже сегодня, когда нет официального статуса, нет рекламы – люди едут. Даже из-за рубежа. Мы говорили, что надо сделать не просто музей, а живой художественный центр, хотели там построить небольшой центр для художников, проводить пленэры, выставки. Мы надеемся, что такой проект все же будет реализован».

Дом Полины Райко

Вроде есть повод для очень осторожного оптимизма.

Ирина Староселец, Олешки-Херсон

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-