Денис Шмигаль, председатель Ивано-Франковской ОГА
«Малое карпатское кольцо» увеличит туристический поток в области
27.11.2019 14:49

Разговор с председателем Ивано-Франковской облгосадминистрации Денисом Шмигалем нашему корреспонденту удалось записать сразу после его почти двухчасовой пресс-конференции, на которой он рассказал о первых 100 днях работы на посту.

Без заметной усталости и отговорок, руководитель ОГА с ручкой и блокнотом согласился объяснить, откуда будет брать средства, чтобы решить проблему задолженности перед педагогами и медиками Прикарпатья, почему не может назвать победой правительственную программу развития Карпат до 2022 года, из каких средств будут строить «Малое карпатское кольцо» и какие решения приняты для того, чтобы инициатива «Миллион туристов в Галиче» таки получила шанс на победу.

В БУРШТЫНЕ ЛЮДЕЙ ПУГАЕТ НЕИЗВЕСТНОСТЬ

- Хочу начать наш разговор с недавних событий в Бурштыне. В начале ноября жители этого города самоорганизовались через соцсети и вышли на мирный митинг, на котором выдвинули свои требования к местным властям относительно экологической ситуации. Прежде всего, они требуют установить на трубах Бурштынской ТЭС очистные фильтры, так как их периодически накрывает облаком пыли вследствие работы ТЭС. До своего назначения на должность председателя Ивано-Франковской ОГА вы возглавляли Бурштынскую ТЭС. Поэтому вопрос: действительно ли там нет очистных фильтров и насколько критична ситуация?

- Начну с приоритетов в работе по вопросам экологической безопасности Прикарпатья. Первая экологическая проблема Ивано-Франковской области – это Домбровский карьер Калушской горнопромышленной зоны, которая уже признана зоной экологического бедствия. Второй вызов – это стихийные свалки, а фактически – отсутствие какой-либо стратегии обращения с твердыми бытовыми отходами. Третья екопроблема – это отсутствие очистных сооружений. В области их всего пять (это очень мало), именно поэтому почти вся канализация течет в водоемы Прикарпатья. Лишь на четвертом месте стоит загрязнение среды промышленными предприятиями.

Да, Бурштынская ТЭС – один из крупных агентов влияния на экологическую ситуацию области. Впрочем, предприятие имеет государственную программу относительно уменьшения выбросов, то есть так называемый национальный план сокращения выбросов от установок, которые работают на твердом топливе. Он согласован с Европейским Союзом и относится к третьему пакету реформ Европы, поэтому мы обязаны выполнять эти требования.

Согласно этому документу, с 2023 года должен начаться очередной этап замены фильтров на Бурштынской ТЭС. Сейчас здесь работает 12 энергоблоков, на всех установлены электрофильтры. Из них на трех блоках уже построены новые фильтры, и выбросы здесь составляют 0,3 мг на куб м. Это – европейская норма. Когда работают эти три блока, дым из трубы предприятия почти не заметен.

Перед владельцем Бурштынской ТЭС стоит вопрос: инвестировать в замену фильтров или останавливать работу энергоблоков

- А когда работают другие блоки?

- На 9-ти блоках стоят фильтры, построенные в начале 2000-х годов, они соответствуют украинским нормам. На этих девяти фильтрах выбросы составляют до 600 мг на куб м. На двух из них проведен капитальный ремонт, это блоки №9 и №12. Там норма выбросов меньше – до 300 миллиграмм на метр кубический. Но с 2028 года такие выбросы не будут соответствовать европейским требованиям.

Надо понимать, что фильтр – это аналог почти девятиэтажного сооружения, его невозможно вытащить, как прибор из автомобиля, – и просто заменить. Это строение стоимостью 140 млн грн. Перед владельцем станции сейчас стоит вопрос: инвестировать в замену фильтров или останавливать работу блоков.

Однако тут сразу возникает вопрос относительно всей энергосистемы Украины, поскольку каждый блок Бурштынской ТЭС – это 200 МВт. Для сравнения: мощная солнечная электростанция, которую планируем открыть в Галиче, будет иметь 13 МВт. То есть, вывод одного блока на Бурштынской ТЭС – это потеря энергообеспечения почти для одной области, и чтобы его заменить – надо построить 20 мощных солнечных электростанций.

- Какое решение может принять собственник Бурштынской ТЭС? Будет ли он вкладывать в замену фильтров?

- Сложно сказать. Блоки исчерпали свой ресурс, а их замена – это 1 млрд евро. Может быть и такое, что инвестор решит законсервировать работу этих блоков. Государство в свое время не посчитало, что надо вложить в обновление электрофильтров 8 млрд американских долларов, а бизнес этого просто не потянет. Поэтому мы все стоим перед выбором: закрывать и сворачивать рабочие места или работать так, как 54 года до этого.

Кстати, раньше выбросы были еще больше. Если сегодня станция сжигает до 15 тысяч тонн угля в сутки, раньше были времена, когда сжигали 22 тысячи тонн и больше. Отключать фильтры невозможно. Сейчас на ТЭС работает около трех тысяч человек, это жители Бурштына и окрестных сел. Оперативный персонал координирует работу энергоблоков, и эти работники точно не будут отключать их на ночь, чтобы навредить своим женам и детям, которые их ждут дома.

- Жители города сегодня хотят, чтобы в Бурштыне работала система определения качества воздуха. Это снизит там социальное напряжение?

- Это абсолютно нормальное требование и европейский подход. Такие контроллеры уже установлены во многих городах, где есть станции ДТЭК. Людей пугает неизвестность, когда они видят, что из трубы идет темный дым, а датчик показывает, что угрозы нет. А темный дым – это зола. Когда мы сжигаем дрова в камине, там тоже есть зола. Вред наносит не зола, а оксиды серы и азота, но эти соединения поднимаются в верхние слои атмосферы и, в целом, несут угрозу для экологии планеты. Точечных воздействий на человека или населенный пункт они не вызывают. Пыль из-под колес автомобилей и выхлопные газы гораздо вреднее для людей, чем выбросы Бурштынской ТЭС.

Я СКАЗАЛ ПРЕЗИДЕНТУ, ЧТО ГОТОВ БЫТЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ ВОЛОНТЕРОМ

- Вернемся к вашему назначению на должность председателя ОГА. Сначала ваша фамилия была среди претендентов, которые могли возглавить Львовскую облгосадминистрацию. Назначение на Прикарпатье было для вас неожиданностью?

- Если бы пять лет назад мне сказали, что я буду председателем Ивано-Франковской ОГА, я бы рассмеялся. Честно. На самом деле, конкурса не было. Это был как бы эксперимент команды президента Зеленского, который продолжается и ныне, – с публичными назначениями руководителей в областях. Западные регионы были для президента довольно сложными. Выборы показали, что сюда надо было прийти с особым вниманием.

- Сомнения были?

- Да. На самом деле, это была дискуссия. Я колебался. Но, почувствовав поддержку президента, принял его решение. Оно было для меня и моей семьи неожиданным. У президента аргумент был такой: ты уже присутствуешь в области, ты – руководитель крупного предприятия, знаешь регион, поэтому туда заходи и работай. Какое было требование президента? (улыбаетсяавт.) Такое же, как и ко всей команде, – не воровать.

- Теперь не жалеете? Ведь вы теряете в зарплате, чего даже не скрываете.

- Да, теряю. И об этом был разговор с президентом. Но я сразу сказал, что готов, как и он, быть политическим волонтером. Так же и Зеленскому сегодня нелегко. Самодостаточный человек подписывается на определенные потери сознательно. Моя семья меня поддержала. Мы как бы подписались на определенный период жить так же, но без сбережений. Понимаете, у меня нет на этой работе финансового интереса, у меня есть желание показать результат.

- Как часто бываете во Львове, где оставили семью?

- На выходные еду к ним. Хотя на один из тех дней тоже часто остаюсь на Прикарпатье. Это важно для ощущения того, что дышишь в одном ритме с регионом. К такому спартанскому режиму работы я уже приспособился.

ПОЛОВИНА ЗАДОЛЖЕННЫХ ЗАРПЛАТ – ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВА, ОСТАЛЬНОЕ – ПРИХОТИ МЕСТНЫХ ВЛАСТЕЙ

- Вы сказали, что 100 дней работаете без председателей райгосадминистраций. Но реформа децентрализации предусматривает, что РГА исчезнут. Зачем тогда назначать их руководителей – да еще и через конкурс, на который подалась почти тысяча прикарпатцев?

Часть председателей райгосадминистраций получат амбицию стать председателями объединенных громад, часть – префектами

- В 2020 году состоится завершение реформы децентрализации, формирование громад и местные выборы. Это переходный год, который мы проживем еще по старому законодательству. С января 2021 года произойдет переход всех громад на прямое межбюджетное финансирование с государством. Где окажутся председатели РГА? Думаю, часть из них получат амбицию стать председателями объединенных громад, часть – префектами, членами областного исполкома. Они сознательно идут на это и понимают, что РГА будут сворачиваться. Сегодня вновь назначенные руководители должны предпринять шаги для привлечения инвестиций в районы, для формирования стратегий объединенных громад. А это хороший опыт, хоть и краткосрочный...

- Самой большой проблемой в области вы сегодня называете задолженность по зарплате медикам и учителям. Какова эта сумма и удастся ли вернуть людям деньги до конца года?

- На сегодня долг остается в сумме 300 млн грн. Чтобы его погасить, привлекаем 120 млн грн, которые получим от перевыполнения местных бюджетов. Финансисты уже видят этот ресурс. Еще около 40 млн грн сегодня мы видим в перераспределении субвенций и программ, а 155 млн грн – просим у Минфина и правительства. Очень надеюсь на поддержку депутатского объединения «Прикарпатье», которое образовалось в Верховной Раде. Планируем, что 100 млн грн направим на погашение долгов в медицине и 55 млн – в образовании.

Но сегодня не хочу давать никаких обещаний. Сейчас продолжается работа, чтобы найти ресурс средств. На уровне страны он большой, мы ведем сейчас напряженный диалог с правительством. Эти долги возникли из-за того, что кто-то из чиновников запланировал выплату зарплаты за 8 месяцев, а в году их 12. Получив властные полномочия, мы теперь думаем, где найти средства на зарплату людям за 4 месяца. Еще мы проанализировали, почему возник такой разрыв в городах. Часть долгов появилась из-за того, что в школах большие классы – и они не оптимизированы. Такая же ситуация и с техническими работниками в образовании. Да, половина задолженных средств – обязательства государства, но вторая половина – это прихоти местных властей.

«МАЛОЕ КАРПАТСКОЕ КОЛЬЦО» ОЖИВИТ ТУРИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ВЫГОДЕ

- Недавно правительство подписало государственную Программу развития региона украинских Карпат на 2020-2022 годы. Но вы сегодня отметили, что не можете назвать эту Программу полноценной победой. Чего в ней не хватает?

- Программа приходила нам на согласование трижды. Такова процедура. Каждый раз мы ее отсылали с замечаниями, потому что там не учитывали наших пожеланий относительно дорог, мостов, проектов развития территорий. Позже это приняли во внимание. В программе почти все заложено, но нет главного – денег. То есть, в проекте бюджета на следующий год пока нет денег на эту Программу.

Программа развития Карпат должна содержать разработку Стратегий горных территорий по примеру европейских

- И это не техническая ошибка?

- Нет. Когда даже появятся средства, появится вопрос относительно их суммы. Мы говорим о том, что для Прикарпатья в следующем году для взрывного старта необходимо 2 млрд грн. А Программа говорит, что на все 4 области закладывается 4 млрд грн – и то на 4 года. Выходит – по 250 млн грн каждой области в год.

То есть, идея Программы развития украинских Карпат – суперовая. Но она должна содержать, помимо прямого финансирования, еще и разнообразные проекты – от прямых инвестиционных до конкурсных.

И последнее. Эта Программа должна содержать разработку Стратегий горных территорий по примеру европейских. Например, Южный Тироль – в прошлом самый депрессивный регион Италии, тогда как сегодня – это самая успешная территория в Европе. Это произошло благодаря лояльным программам, льготной поддержке, которые дали полномочия органам местной власти управлять налогами. Вот такие инструменты мы хотим видеть в Программе развития украинских Карпат. Пока что их там нет.

- Но уже анонсирован один из проектов – «Малое карпатское кольцо», которое должно соединить курорты Львовской, Ивано-Франковской и Закарпатской областей. Это – 100 км дорог. О каких курортах идет речь со стороны Прикарпатья?

- Смотрите, пока есть дорога Киев-Чоп, по которой сейчас движется весь поток транспорта (рисует на бумаге – авт.). Он имеет проезд до Славского, курорта во Львовской области. Вся нагрузка туристического потока ложится именно на эту дорогу. В нашей области надо достроить 7 км дороги и еще отремонтировать 12 км, чтобы туристам открыть путь на Прикарпатье. Через Выгоду люди смогут ехать на Хуст (Закарпатье – авт). Так мы получим альтернативу дороге Киев-Чоп, и это новое направление оживит туристическое движение в Выгоде, даст возможность людям ехать до европейской границы через Ивано-Франковскую область.

Вот в чем – наш наибольший интерес. Это оживит целый регион, а там уже есть туристические изюминки. Вспомните, Карпатский трамвай, Центр наследия Выгодской узкоколейки и прочее. Однозначно, «Малое карпатское кольцо» увеличит туристический поток в области. Мы построим дорогу, а инвестор – для создания отелей, подъемников и другой инфраструктуры возле прекрасных пейзажей – придет сам. А пока там только лес и грунтовая дорога, по которой ездить можно только на телегах и лошадях.

В ГАЛИЧ НАДО ПРИВЕСТИ МОЛОДЫХ АРХЕОЛОГОВ

- А строительство этого кольца не «обескровит» бюджет области? Ведь 2020-й вы планируете объявить годом дорог и мостов на Прикарпатье. На эти объекты хватит средств?

- Сегодня мы вместе с председателями советов и администраций Львовской и Закарпатской областей будем настаивать, чтобы «Малое карпатское кольцо» получило отдельное финансирование в госбюджете и было вписано в Программу развития украинских Карпат. Для создания проекта этого кольца будем приглашать инвесторов. Что касается дорог и мостов на Прикарпатье. За год мы можем отремонтировать не более 20% дорожного покрытия. Это около 800 км, что для людей будет ощутимо. До сих пор мы ежегодно ремонтировали 4% дорог. Следовательно, в 2020-м все государственные дороги на Прикарпатье будут в хорошем состоянии. В области есть еще 3 тысячи километров местных дорог и 1200 мостов, из которых 80% – в ненадлежащем состоянии. Их тоже надо ремонтировать. Поэтому мы просим на следующий год для Ивано-Франковской области 300 млн грн направить из госбюджета, в этом нас поддерживает Минрегион. За эти средства мы сможем отремонтировать примерно 48 мостов, из них 2 – на государственных дорогах.

- А как смотрите на инициативу «Миллион туристов в Галиче», которая появилась совсем недавно у громады и депутатов? Там и дорога есть, а туристов нет.

- Галич стоит на транзитном пути в Буковель (горнолыжный курорт в Карпатах – авт.). Итак, в прошлом году через Галич проехали менее 2,5 млн туристов. Что их там могло остановить или задержать, если в этом городе негде переночевать, негде перекусить? Признаюсь, когда я работал в Бурштыне, ко мне приезжали гости, которых я встречал с поезда в Галиче. В 8 часов утра я не мог там найти места, чтобы пригласить людей на завтрак. Рестораны в это время еще не работают. Да и уровень их сервиса тоже мог бы быть лучше. То есть, в Галиче нет туристической инфраструктуры. А к успеху надо быть готовыми. В Галиче туристы могут прекрасно провести два-три дня, потому что он – уникальный, там все дышит средневековьем и украинской историей. Но где туристы могут остановиться на это время? Убежден, что новое дыхание, оживление и движение в Галич могут принести молодые люди. Поэтому туда надо привести студентов.

В центре Галича находится здание районной больницы, которое местные власти готовы передать Прикарпатскому национальному университету, чтобы он перенес туда кафедру этнологии и археологии исторического факультета. Что может быть лучше для Галича, где еще на десятки, а может, и сотни лет хватит работы для археологов? Об этом мы уже говорили с ректором университета и председателем Галичского райсовета. Все поддерживают такую идею. В то же время руководитель государственного заповедника «Давний Галич» уже разработал проект хорошего отеля на участке, который прилегает к Музею этнографии. Два-три отеля, хорошие рестораны, визит-центр должны стать магнитиками, которые будут притягивать сюда туристов. Далее надо говорить о развлекательных программах: дискотеки, ночные клубы и прочее. Об этом уже должны вести разговор с местным бизнесом.

ПРОЕКТ АЭРОПОРТА ДВИЖЕТСЯ ВЯЗКО

- А что будет с Ивано-Франковским аэропортом? Когда там смогут принимать крупногабаритные самолеты? Вы сказали, что турборежим включен, но есть нюансы.

- Сейчас мы начали там инвентаризацию земли. А она – в руках коммунально-эксплуатационной части (КЭЧ – авт.), которая подчиняется Минобороны. На сегодня Ивано-Франковский аэропорт имеет действующую полосу, аэровокзал, рулежные полосы и воинскую часть. Вокруг этого – инфраструктура аэропорта. Пока что мы не знаем границ этого комплекса. Аэропорт принадлежит областному совету, казармы – Минобороне, земельный участок – городу Ивано-Франковску, управление землей и сооружениями осуществляет КЭЧ, а перелетами управляет концессионер. Новую взлетную полосу должно построить государство.

Лоукостеры весят не менее 100 тонн, они не смогут садиться на старую взлетно-посадочную полосу, построенную из бетонных плит. Основа новой полосы должна быть гораздо крепче. Чтобы начать ее строительство, надо сделать проектно-сметную документацию, а для этого должны получить границы земельного участка и инвентаризацию комплекса. Если не будет судебных исков по изъятию земельных участков, не будут включаться различные факторы блокировки, то мы начнем подготовку этого проекта в конце 2022 года. Это при идеальных условиях. К сожалению, сегодня из всех президентских проектов в области аэропорт движется вязко. Это как движения в воде, когда прикладываешь много усилий и энергии – а они все равно замедлены.

- А вам удобно браться за такие серьезные проекты в команде, в которой большинство директоров департаментов ОГА, их заместителей остались еще с прошлой каденции?

- Мне важно, чтобы люди были профессионалами и не были причастны к коррупционной составляющей. Большинство работников Ивано-Франковской облгосадминистрации пережили не одного президента и не одного руководителя ОГА, они хорошо выполняют свою работу, имеют опыт.

- Как вы отдыхаете? Читаете книги, смотрите «Квартал-95»?

- Давно не смотрел телевизор. Если есть свободная минута, то отдаю предпочтение чтению. Впрочем, сейчас времени не хватает даже на сон. Занимаюсь спортом, больше даже физкультурой. Это заряжает энергией, как общение с позитивными людьми.

Ирина Дружук, Ивано-Франковск
Фото Юрия Рильчука

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-