Малый Галагов: построенный чехами город в городе

Малый Галагов: построенный чехами город в городе

Точка на карте
Укринформ
В Ужгороде есть уникальный квартал Малый Галагов, который будут номинировать в Список всемирного наследия ЮНЕСКО

Малый Галагов в Ужгороде большинство туристов знают как место, где растет много старых розовых сакур, и именно его в период массового цветения штурмуют люди с камерами и селфипалками. Но мало кому из туристов известно, что этот, как его еще называют, чешский квартал в Ужгороде уникален тем, что был спланирован и построен всего за два десятилетия в межвоенные годы под руководством звезд тогдашней архитектуры. Он является прекрасным примером модернизма, воплощенного в строительстве. Следовательно, на Закарпатье принято решение готовить ужгородский Малый Галагов к номинированию в список памятников ЮНЕСКО.

УСИЛЕНИЕ ОХРАННОГО СТАТУСА — ПЕРВЫЙ ШАГ К ЮНЕСКО

Мы встречаемся в Ужгороде с исследователями истории архитектуры, соучредителями ОО "Uzhhorod Modernism" Линой Дегтяревой и Олегом Олашиным. Это люди, вспоминая о которых, ты подразумеваешь Малый Галагов, а говоря “Малый Галагов”, подразумеваешь именно их. Потому что Лина и Олег могут лучше всех рассказать и показать квартал с деталями, которых ты, сотни раз проходя здесь, почему-то никогда не замечала.

Мы встречаемся ненадолго, поэтому решаем познакомить читателей Укринформа со знаковыми пятью зданиями квартала Малый Галагов так, как это видят исследователи истории архитектуры. Встречаемся возле культового в Галагове здания — ныне это здание Закарпатской ОГА и облсовета, а когда-то, по замыслу чешских архитекторов — Земское правительство Подкарпатской Руси, административной единицы в составе Первой Чехословацкой Республики.

Олег Олашин
Олег Олашин

— Квартал Малый Галагов имеет пока что статус памятника градостроительства местного значения, а также расположен в историческом ареале города. Вопрос его внесения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО не нов — он несколько раз поднимался, но только сейчас начали делать первые шаги в этом направлении. Больше года назад желание приобщиться к этому процессу задекларировал городской совет Ужгорода, но дальше слов дело не пошло. Следовательно, недавно созданная рабочая группа при департаменте культуры Закарпатской ОГА определила 57 объектов культурного наследия в Малом Галагове, которые должны быть взяты на учет как вновь выявленные, затем соответственно паспортизированы и внесены в Государственный реестр памятников. Этим объектам нужно присвоить охранный статус: они могут стать памятниками архитектуры местного или национального значения, в зависимости от ценности того или иного здания, — объясняет Олег Олашин. Также речь идет о том, чтобы расширить нынешние границы памятника градостроительства, поскольку в свое время в него не вошли несколько знаковых зданий этого квартала. Следующий шаг - внесение Малого Галагова в предварительный список ЮНЕСКО, а тогда — номинирование в основной.

В УКРАИНЕ БОЛЬШЕ НИГДЕ НИЧЕГО ПОХОЖЕГО НЕТ

Перед тем, как перейти к экскурсии, исследователи архитектуры бегло знакомят нас с историей квартала.

— Название “Малый Галагов” происходит от итальянского “da lago”, его связывают со временем господства рода Другетов в Ужгороде — с XVI веком. Означает это слово “озеро”, то есть оно коррелируется с тем, что это была заболоченная местность. Сейчас это — целая часть города, спроектированная в межвоенную эпоху. В начале 1920-х годов стартовали работы, а сама застройка продолжалась до 1938 года. То есть, это неполных 20 лет строительства, в результате появился фактически новый город, созданный звездными архитекторами той эпохи. Если говорим о Малом Галагове в разрезе стилей — то это модернистский классицизм, рондокубизм, ар-деко, традиционализм, функционализм и другие.

— Есть ли в украинских городах что-то похожее на ужгородский Малый Галагов?

— Если брать национальный уровень, то такой достопримечательности, как Малый Галагов, в Украине больше нет ни в одном городе. Хотя у нас есть уникальные памятники межвоенного модернизма — это, например, здание Госпрома в Харькове, памятник конструктивизма, построенный в 20-е годы ХХ века. Также в Запорожье есть так называемый Соцгород, но это памятники немного другого плана. Поскольку Ужгород в 1920-30-е годы был столицей Подкарпатской Руси, административной единицы высшего уровня европейского государства, то и функции Малый Галагов выполнял соответствующие.

— То есть, вы хотите сказать, что это — модернизм в европейской традиции, так сказать?

— Да, и в соответствии с этими, возложенными на город Ужгород функциями, велись планировка и застройка квартала. Малый Галагов — это отдельный город в городе, который был построен именно с целью разместить здесь правительственные и представительные учреждения, а также — поселить в этом районе служащих, поэтому наряду со зданиями Земского правительства, банка, суда и т. п. есть жилые дома для служащих, военных и сотрудников других правительственных учреждений. Единственное, на что похож наш Малый Галагов — это модернистский комплекс польского города Гдыня и модернистская межвоенная застройка литовского Каунаса. Оба города недавно вошли в предварительный список ЮНЕСКО.

ОТРЕСТАВРИРОВАННОЕ ЗДАНИЕ ФОРМИРУЕТ ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ

— У некоторых зданий есть собственники, а это усложняет вопрос ремонтов. Не всем нравится делать их в соответствии с правилами сохранения архитектурных памятников. Есть ли понимание у людей, что эти здания нужно сохранить такими, какие они есть?

— Понимание не всегда есть, и вопрос ремонтов довольно сложный. Особенно, если речь идет о жилых домах, потому что одно дело, когда надо реставрировать административные здания, которые находятся в собственности города или государства — тогда легче находить средства, а если речь об ОСМД — тут немного сложнее. Но можно найти выход за счет различных муниципальных программ софинансирования, кроме того, существуют европейские грантовые программы, которые предоставляют средства для реставрации объектов с соответствующим статусом. Словом, есть разные пути выхода из ситуации, просто надо их искать.

— А есть ли понимание у горожан, что они живут в памятнике архитектуры, что их здание имеет историческую, культурную ценность и его надо сохранить, а не переделать на свой вкус?

— Не всегда. Даже тогда, когда речь идет не просто о людях, а о руководстве города. Здесь, к сожалению, такого понимания нет: мы видим, что за последние годы в квартале произошло несколько реконструкций, которые на начальных этапах можно было остановить по инициативе города. Но этого не произошло и мы потеряли первоначальный вид здания или получили обезображеный. Бизнес с культурным наследием у нас в Ужгороде очень тяжело сочетается, хотя в цивилизованных странах такой симбиоз приносит пользу как достопримечательностям, так и их владельцам. Сохраненное и качественно отреставрированное здание формирует добавленную стоимость недвижимости.

ЗДАНИЕ ОГА — ЗНАКОВОЕ ДЛЯ МАЛОГО ГАЛАГОВА

От короткого исторического экскурса переходим к “точечному” разговору — о том самом культовом здании земского правительства, ныне известном как здание Закарпатской ОГА.

Фото: http://am.umodernism.com
Фото: http://am.umodernism.com

— Это действительно знаковое здание для квартала, — говорит Лина Дегтярева. — Сам Галагов спроектирован Адольфом Либшером в форме подковы (собственно, улица Гойды образует ее основу), а здание нынешней ОГА - на сгибе этой подковы. Это символично, потому что оно действительно является сердцем квартала. Это здание - наибольшее на много сотен километров правительственное здание того времени и в этом его уникальность.

— Оно построено в стиле модернистского классицизма, построено визуально по античным канонам, но очень обобщенным. Облицовка травертином напоминает античные города, а внутри здания - уже богатая игра фактур. Разные виды мрамора и другого природного камня, которые использованы в отделке лестничных маршей и пролетов, играют именно на этот результат. Интересно, что интерьер пережил советские времена, а в период Независимости на этаже, который занимает областной совет, его частично исказили, — акцентирует Лина Дегтярева.

Ну и, конечно, изюминка, которой известно это здание на территории Украины, — это лифт патерностер.

— Это уникальный тип пассажирского лифта, который состоит из открытых кабинок без дверей, которые непрерывно движутся по кругу таким образом, что одни кабинки едут вверх по шахте, а другие - вниз. В Украине это единственный патерностер, но таких лифтов много в Чехии, есть они также в Германии, Америке, Нидерландах. Это была фишка того времени, ее часто использовали в административных зданиях. В Ужгороде в здании бывшего Земского правительства патерностеров было два, сегодня функционирует только один. Он в рабочем состоянии, на нем можно проехаться, это может быть даже отдельной аттракцией, этим часто пользуются туристы. С латыни pater noster переводится как “Отче наш”, принцип работы лифта действительно похож на перебирание четок. Пассажиры могут заходить и выходить на каждом этаже, а если пропустил свой этаж, можно проехать полный круг или выйти и зайти в кабину, которая движется в противоположном направлении. Скорость патерностера относительно небольшая — 0,3 метра в секунду.

— А еще, — отмечает Лина Дегтярева, — в этом здании есть очень хороший и крутой в акустическом смысле атриум — который Франтишек Крупка построил именно для торжественных приемов. Проектом в этом же здании была предусмотрена квартира земского президента. Соответственно, необходимо было помещение для проведения приемов, балов и концертов. Для этого и был спроектирован атриум. Очень хорошо, что традиция использовать его для культурных мероприятий возобновлена, и за последние 5 лет в Ужгороде атриум известен как концертный зал. Здесь выступают известные музыканты, а чаще всего именно в атриуме ОГА можно услышать гениальный ужгородский коллектив — хор “Кантус” под руководством Эмила Сокача, — говорит Лина Дегтярева.

СТАТУИ, ПОБЕЛЕННЫЕ, КАК СОВЕТСКИЕ БОРДЮРЫ

Наша вторая остановка — здание бывшего Краевого суда Подкарпатской Руси.

http://am.umodernism.com
http://am.umodernism.com

Оно находится сразу возле здания ОГА, справа от него. Здесь до недавнего времени “квартировали” областные профсоюзы, а сейчас на доме видим новую табличку — “Закарпатский окружной административный суд”.

— Ой, сюда все-таки заселился суд! — говорит Лина Дегтярева.

— Это плохо? — переспрашиваю.

— В смысле сохранения памятника — да, потому что, как показывает опыт, руководство суда может запланировать изменить аутентичный облик здания. Когда-то на рассмотрение консультативного совета при ОГА уже выносили проект надстройки мансардного этажа. А в здании апелляционного суда на Довженко заменили столярку на пластиковые стеклопакеты, несмотря на предписание из управления охраны культурного наследия области, — объясняет Лина.

— Спроектировал это здание Адольф Либшер, — рассказывает Олег Олашин. — Из интересного можем назвать отделку портала травертином и два окна, вымощенных стеклоблоками, — это так называемые призматические системы освещения, их особенность в том, что они рассеивают свет, и лучи, проходя через них, будто проникают вглубь пространства. Расцвет этой технологии освещения пришелся именно на 20-30-е годы годы прошлого века.

— А скульптуры тоже аутентичные? Они как-то странно выглядят: белые-белые на фоне бежевого фона?

— Скульптуры аутентичные, но они почему-то окрашены в ярко белый. И действительно выглядят неестественно. Их не должны красить вообще, но их красят десятилетиями, — говорит Олег.

— А смысл какой? Как с бордюрами: чтобы красивее было?

— Ну, наверное... Их начали красить как раз в советские времена, с 70-х годов точно. Я сколько себя помню, они были белые. А на старых фотографиях они темные — это песчаник, они по тону должны быть темнее, чем отделанные травертином порталы здания, — говорит Лина.

— Здесь, в этом здании, — продолжает Олег Олашин, — есть одна изюминка, которую нельзя увидеть с улицы. Здание суда по задумке архитектора соединяется с тюрьмой — тогда это была одна из самых современных тюрем республики. Она размещена в центре квартальной застройки и окружена по периметру зданиями бывшего Краевого суда, окружного суда и тремя жилыми домами. Что интересно, в тюрьме крыша и полы галерей — прозрачные.

— Это давало максимальное освещение заключенным во время прогулок внутри, там так же хорошо освещено, как в атриуме ОГА. Эта физика освещения дает такой интересный эффект, — объясняет Лина Дегтярева, — когда даже в пасмурный день внутри бывает светлее, чем на улице.

— А еще заключенные могли наблюдать, что делают жители домов вечером, — добавляет Олег. Интересно, что большинство административных зданий Галагова сохранили свои функции и в наше время, - говорит он.

УНИКАЛЬНОСТЬ КВАРТАЛА В ТОМ, ЧТО ВСЕ СТРОИЛОСЬ С НУЛЯ

Третья остановка на нашем импровизированном маршруте — это жилые дома.

http://am.umodernism.com
http://am.umodernism.com

Особенностью квартала является то, что наряду с административными зданиями строились и жилые здания для чиновников. Первый жилой комплекс, возле которого мы останавливаемся, — на углу Набережной, улиц Ставровского-Попрадова и Довженко.

— Это жилье для военных, здесь каждый подъезд считался отдельным домом. В Малом Галагове за государственные средства были построены жилые комплексы для чиновников определенных структур. Это очень комфортно, потому что близко к непосредственному месту работы, рядом также инфраструктурные объекты: школа, больница, кафе, которые здесь были. Интересно, что в соответствии с планом 1923-го года здесь в квартале еще должен был быть театр — на месте спортивной площадки Масариковой школы. Но в целом квартал реализован очень близко к этому плану, — говорит Лина Дегтярева.

Уникальность квартала в том, что строилось это все с нуля на еще не освоенной территории, ничего не было уничтожено или перестроено ради застройки Малого Галагова, — акцентирует она.

— До того, как Малый Галагов был застроен, это была заболоченная местность, которую благоустроили, осушили, здесь провели колоссальные работы по укреплению берегов, разравниванию этой огромной территории. Интересно, что параллельно с этими глобальными работами по благоустройству велось и строительство, — говорит Лина Дегтярева.

“ВАШ ГАЛАГОВ — КАК НАШ ДЕЙВИЦЕ”

Интересуюсь, рабочих брали из местных, или это были привезенные иностранные специалисты.

— В первые годы работали в основном опытные чешские и словацкие специалисты, особенно если мы говорим о каких-то отделочных работах. А потом ремесленное училище готовило мастеров, которые помогали воплощать проекты известных чешских архитекторов в застройке Малого Галагова. Для чехословацкого правительства было очень важно не иметь колониальное влияние, а давать толчок для развития местным жителям. Интересно, что в конце периода застройки Галагова здесь, в Ужгороде, уже открывались представительства архитектурных бюро известных чешских архитекторов, например, Гавлика и Ржичаржа, проекты которых конкурировали затем в тендерах на территории всей Чехословацкой республики. Свой филиал у нас имела также огромная строительная фирма “Ланна”, которая строила почтовое управление и Земское правительство, - две наибольших здания в Малом Галагове, — говорит Лина Дегтярева.

Ліна Дегтягьова
Лина Дегтярева

— Если говорить о квартале от идеи до воплощения: когда появился первый план и первое здание?

— Это все происходило очень быстро: первый план Малого Галагова появился в 1921 году, а первый дом был сдан в 1923-м. То есть, от идеи до воплощения — два года. А расстраивался квартал до конца чехословацкого периода и в силу исторических обстоятельств не был завершен.

— А как сложилась судьба жителей этих домов — тех чиновников, служащих, военных? Имею в виду известные сложные исторические обстоятельства, то есть, оккупацию Венгрией этой территории в 1938 году?

— Они массово выехали вместе с имуществом. На сборы было всего две недели, но люди эвакуировались и действительно вывезли все: мебель, вещи домашнего обихода, предметы искусства, документы... Во многих источниках упоминается, что выезжали даже вместе с гробами своих умерших, которые забирали с местного кладбища.

— Есть ли у чехов какая-то ностальгия по этому району, который они создали, а затем вынуждены были покинуть?

— Я не хотела бы на этом акцентировать внимание, потому что потеря своих территорий — это всегда болезненный вопрос, но я с очень многими чехами общалась, они каждый раз в восторге от того, что здесь в Ужгороде видят маленькую Чехию, но ни один чех мне еще не сказал, что они хотели бы это вернуть. Чехи с большим уважением относятся не только к истории, но и к территориальной целостности Украины.

— У них чувство дежавю, — добавляет Олег. — В Праге есть квартал Дейвице, который немного похож на Малый Галагов. Они каждый раз говорят, мол, ваш Галагов — это как наш Дейвице.

РОНДОКУБИЗМ, ИЛИ ЧЕШСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ В АРХИТЕКТУРЕ

Второе знаковое жилое здание Малого Галагова, возле которого мы останавливаемся - на углу улицы Довженко и Бращайков.

Фото: http://am.umodernism.com
Фото: http://am.umodernism.com

— Оно строилось как временное правительственное здание, но поскольку предполагалось, что как канцелярия оно должно было функционировать лишь временно — и так и было, пока строили до 1936-го года здание земского правительства — проектировали его по принципу жилого дома. Это первое здание на Галагове, его уникальность и особенность в том, что здесь представлен такой стиль, как рондокубизм. Это народный стиль Первой Чехословацкой Республики, он возник на волне национального подъема, когда архитекторы искали средства выражения, которые бы демонстрировали национальную принадлежность. Признаками рондокубизма являются расположенные на фасаде полуциркульные элементы, также для этого стиля характерна определенная цветовая гамма — оттенки красного цвета в сочетании с белым, что должно ассоциироваться с цветами на флаге Чехословакии. В некоторых случаях использовали еще и синий цвет, что было прямой аллюзией с триколором, — объясняет Олег Олашин.

— Жители этого дома понимают, в каком символическом здании они живут?

— У ужгородцев преимущественно странное отношение к архитектуре модернизма, — говорит Лина Дегтярева. — Люди воспринимают эти здания как советскую эпоху и, честно говоря, не понимают их ценности. Нам вообще далеко еще до понимания значимости архитектуры модернизма — это Восточная Европа уже сохраняет памятники социалистической эпохи, это в Киеве есть огромное подобное движение, а мы здесь в Ужгороде отстаем лет на 50. Здесь часто надо объяснять важность архитектуры рубежа ХІХ-ХХ вв., о которой вообще не должна была бы идти речь в смысле консервации и сохранения. Вообще, надо сказать, что феномен Малого Галагова хорошо известен в узких кругах профессионалов. Там значение этого квартала понимают гораздо лучше, чем здесь, в Ужгороде.

За таким разговором подходим к зданию на Набережной независимости, возле маленькой площади Пушкина.

— Это здание на углу, кстати, недавно ремонтировало ОСМД, кажется, совместно со словацкой стороной и горсоветом. Могло быть еще хуже, но жаль, что покрыли фасад “шубой” и уничтожили искусственный камень — это удивительная технология, ручная работа в технике бучардирования — когда еще не застывшую штукатурку обрабатывают механически. Такого очень много на зданиях Малого Галагова, это километры ручной работы! И это не нужно закрашивать или покрывать “шубой”.

ИМЕТЬ ЗДАНИЕ ЙОЗЕФА ГОЧАРА В СВОЕМ ГОРОДЕ — БОЛЬШОЕ СЧАСТЬЕ

Последняя наша остановка на импровизированном маршруте по Малому Галагову с его исследователями — это здание почтового и телеграфного правительств в Ужгороде

Фото: http://am.umodernism.com
Фото: http://am.umodernism.com

— Вот это здание с дамой и паном под крышей — это здание бывшего почтового управления, детище Йозефа Гочара, который считается самым значимым архитектором Чехии, очень известный в мире, и это большое счастье иметь здание Гочара в своем городе. Это здание замыкает квартал и фактически является воротами из старого центра в Малый Галагов. Это было на то время очень современное, технически оснащенное здание, построенное по лучшим стандартам. Оно интересно с архитектурной точки зрения: здесь мы видим и плоскую крышу, и ленточные окна, и упрощенный фасад, это основные принципы функционализма. Отделка интерьеров здания утрачена давно, к сожалению, остались разве что некоторые элементы, например, почтовые ящики внутри, — говорит Лина Дегтярева.

“ВАУ, У НАС И ТАКОЕ МОГЛО БЫТЬ!”

Напоследок спрашиваю у исследователей истории архитектуры — что было для них в процессе изучения Малого Галагова наибольшим “вау”?

Ліна Дегтягьова
Лина Дегтярева

— Для меня, — говорит Лина, — это, наверное, рондокубизм. Кроме того, что это очень интересный стиль, приятно, когда в Ужгород приезжают чехи и для некоторых из них мы даже открываем рондокубизм — не все они знают, что это их стиль-декларация в архитектуре.

— А для меня, наверное, это работа в архивах — когда я узнаю, что здесь еще могло быть построено, — говорит Олег Олашин. — Недавно мы нашли первоначальные эскизные планы квартала — оказалось, что он должен был быть по-другому спланирован, должен был затронуть и другой берег реки.

— Это всегда интересно: вау, у нас и такое могло быть! — подхватила Лина.

— Также всегда открытием являются имена архитекторов, которые здесь работали — это звездные личности, такие, как Йозеф Гочар, Адольф Либшер, Алоиз Дриак, Франтишек Крупка. Большинство из них были академическими архитекторами, занимали высокие должности в учебных заведениях, были ректорами, руководителями кафедр, — говорит Олег.

— Вообще, Малый Галагов — это очень амбициозный проект: построить полгорода с нуля. Кстати, этот квартал навсегда поставил точку относительно разговоров о звании Ужгорода как первого города в области. Эти споры о “столице” Закарпатья продолжаются порой и сегодня. И тогда были города-соперники: Мукачево, Хуст, но благодаря Галагову именно Ужгород стал административным центром края. И остался им по сей день, и не имеет аналогов ни на Закарпатье, ни в Украине — как мы уже отмечали, — объясняет Лина.

— Как долго Малому Галагову ждать признания и внесения в список ЮНЕСКО?

— Речь идет о годах, а при такой ситуации в городе вообще ничего нельзя прогнозировать. Мы сейчас активно работаем над внесением этих всех зданий в предварительный список ЮНЕСКО — пока это сделается, нужно, чтобы к тому времени было что вносить в тот список, то есть, прежде всего речь идет об охранном статусе. Потому что, вот у здания появился новый владелец — и сразу вопрос: что теперь будет? Уничтожат интерьер, останется только фасад, что тогда вносить в список ЮНЕСКО? Важно, чтобы осталось что подавать, а то, что Малый Галагов достоин этого — это не понимают только те люди, которые вообще не понимают значения исторических и культурных памятников, — резюмировала Лина Дегтярева.

Татьяна Когутич, Ужгород.

Фото Сергея Гудака и Мирославы Ляхович

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-