Сергей Гайдай, глава Луганской облгосадминистрации
Если президент скажет, я поеду на ту территорию после реинтеграции и буду работать там
10.03.2020 13:00

Темой встречи с главой Луганской облгосадминистрации Сергеем Гайдаем должен был стать его визит в Европарламент. Однако поездка в Брюссель не состоялась из-за коронавируса COVID-19. Впрочем, о Европе мы достаточно много говорили, прежде чем перешли к другой, не менее интересной теме – смене правительства в Киеве. Просто так получилось, что последняя по времени поездка Дениса Шмыгаля, еще в качестве вице-премьера, состоялась как раз в Северодонецк.

ТРЕПЕТНАЯ ЕВРОПА И ПЕРЕМЕНЫ В КИЕВЕ

- По идее я уже должен был вернуться, но Брюссель перенесли на две или три недели в связи с возможной эпидемией коронавируса. У меня уже был забронирован отель, выкуплены авиабилеты туда и обратно. Я четко представлял, что скажу евродепутатам, но пока пришлось отложить наше общение.

Должна быть хорошая поездка. Кроме того, что я напомню евродепутатам о Луганщине и о том, какие у нас здесь проблемы, связанные с российской агрессией, у меня еще запланирована кулуарная встреча с десятью еврокомиссарами, которых мы… отбирали, так скажем, очень тщательно. Это влиятельные в Европарламенте люди, которые дружественно относятся к Украине, и, я думаю, от этой беседы можно получить двойной результат. То бишь не только напомнить о Луганщине, но еще и договориться о совместных проектах…

- Как вам новый Кабинет министров?

- Из нового Кабмина я, если с кем и знаком, то это с самим премьером Денисом Шмыгалем, с Алексеем Резниковым, с Алексеем Чернышевым – мой коллега, в прошлом был губернатором Киевской области. С Владиславом Криклием. С Арсеном Аваковым. Ну, то бишь, с определенным пулом министров я очень хорошо знаком, и когда меня спрашивают, как вам новый Кабмин, я отвечаю: «Не знаю, как для страны, а для Луганщины это будет в плюс. Потому что это люди, которые всегда возьмут трубку, всегда услышат…»

- О новом премьере можете сказать два слова – применительно к проблемам Луганщины? Он ведь совсем недавно приезжал сюда.

- Вначале – о человеке, вообще. Очень разумный, грамотный. Совершенно не «космонавт», понимает реальность проблем и планирует реальные шаги по их разрешению. Он не говорит, допустим: «А, шахтеры?! Да, конечно. Мы позакрываем все долги…», – нет, он понимает, что шахты наши дотационны, что какие-то нужно законсервировать, а для того, чтобы выйти из ситуации с шахтерами, нужно создать стратегический план. Для меня, например, таким стратегическим планом является или строительство новой, или модернизация существующей Северодонецкой ТЭЦ. Имеется в виду, что на ТЭЦ устанавливаются новые котлы, которые работают на наших, плохого качества, газовых углях.

Понятно, антрациты остались на оккупированных территориях. Но даже газовые угли в современных котлах можно эффективно сжигать и получать тепло вкупе с электроэнергией. Таким образом, ТЭЦ работает, электроэнергия есть, дешевое тепло для стотысячного города есть. Шахтеры работают, уголь продается… Такой классный замкнутый цикл – и хороший для нас выход из ситуации. А пока просто периодически гасим долги, но они постоянно накапливаются.

Кстати, днями шахтерам Луганской области погасили долги на 174 миллиона гривен.

- И больше на сегодня долгов не осталось?

- Нет, суммарная задолженность по двум объединениям была 250 или 260 миллионов. Еще 32 миллиона придет в течение недели. Очень активно гасятся долги.

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ НЯНЬ

- Вы назвали главными своими приоритетами в работе дороги и водоснабжение. Водоснабжение – это в Лисичанске?

- Попаснянский водоканал! Есть проект – стоимостью порядка 33 миллионов евро – модернизации Попаснянского водоканала. Полной, капитальной модернизации. Финансирование придет из Франции. 12 марта я лечу с Аваковым в Париж уже подписывать документы. Они готовы выделять нам эти деньги.

- Почему именно Попасная?

- Для нас это важно потому, что раньше мы качали оттуда воду на неподконтрольную территорию. Вот, во-первых, там долги большие, а во-вторых, они от нашей воды отказываются. Отсюда у нас образовался слишком большой дебит, каждый месяц начинают накапливаться уже наши минуса. Около 12 миллионов ежемесячно. После модернизации мы выходим в «ноль». Плюс еще можем и тарифы опустить. Эти 33 миллиона делятся на две части: 30 миллионов на модернизацию всего, а 3 миллиона – это второй проект, наши технологии, украинские – очистка вод. Мы можем, в принципе, даже в Золотом, там, где откачиваем шахтные воды, поставить очистные сооружения и уже чистую питьевую воду запускать в водоканал.

- Насколько возможны массированные инвестиции в Луганскую область?

- Смотрите, многие раскритиковали идею Владимира Зеленского об «инвестиционных нянях» каждому проекту. Но дело в том, что десятилетиями создавалась вот эта коррупционная схема, которую победить за месяц, за два нереально. Но ломать ее нужно. Оформление каких-то документов… Иногда это выливается в месячное ожидание. Когда появляется «няня» – назовите ее куратором, как угодно, – человек просто берет за руку и ведет инвестора от точки А в конечную точку Б. Заходя в министерства, получая согласование, заходя в депутатские группы, если нужно.

10-11 марта в Киеве я постараюсь организовать встречу группы серьезных чешских предпринимателей, плюс вице-премьеры, плюс министр транспорта с премьер-министром, с главой офиса президента. Они готовы заходить! Например, президент компании «Шкода-Электрик» готов Северодонецку поставить электроавтобусы. Они уже приезжали, попросили дать им схемы маршрутов, дали опросную табличку: сколько остановок, где конечные станции… То есть у нас уже идет такой реальный бизнес-диалог. Не договор о намерениях, что Гайдай С.В. хотел бы пообщаться и что «Шкода-Электрик» не против. Нет! Уже группа специалистов реально работает, формирует предложения.

- То есть, эту сторону вашей деятельности можно расценивать, как реализацию идеи Зеленского об инвестиционных нянях?

- Я относительно всех их и буду этой инвестиционной няней для Луганщины. Потому что кто, если не я, больше всех заинтересован в том, чтобы реализовалось как можно больше проектов. Причем можно говорить, что я, там, большой патриот области, поскольку здесь родился. А можно – что я глава областной администрации, потому и должен делать все для области, чтобы это было в плюс мне лично, как руководителю. Как угодно называйте, но я готов быть няней для каждого такого инвестора.

…Другие чехи – компания «Мангус», которая делает тепловую модернизацию школ. Я понимаю их заинтересованность. Они хотят продать свой товар: окна, котельные, батареи и т.д. Кто-то говорит: «Ой, надо развивать свой украинский рынок». Я не спорю. Но у меня есть деньги для того, чтобы сделать за год, допустим, две школы. А чехи предлагают следующее: «Давайте, мы вам сделаем десять школ; вы нам отдайте деньги за две – и потом за остальные восемь платите в течение трех лет. Или четырех». Но мы же с первого сезона начинаем 30% экономить на отоплении, а потом никакие проценты за это не платим.

Единственное, что мы оплачиваем – это 2% страховки. Просто страховая компания страхует эту сделку. Вот и все. Но у нас-то от этого плюс? Плюс. Я, как няня, поехал в Прагу, договорился с людьми. Они нам дали огромный опросник, мы по нему заполнили все позиции по всем существующим на Луганщине школам. Они выбрали первые двадцать. Вот в составе этой группы в Киев приедет владелец компании «Мангус». Будем подписывать договор.

И страховая компания EGAP будет здесь. Это важно для всех инвесторов. Одна сделка застрахована серьезной компанией. Все! Для них это зеленый свет: что все хорошо, можно заходить в область. Для меня тоже важна эта сделка, даже если она будет в какой-то мере затратной. Пусть мы не потратим эти деньги на какое-то другое оборудование, но если придут инвесторы, я смогу получать от них больше плюсов для Луганской области.

ДОРОГИ – СКАТЕРТЬЮ

- Ваши предшественники поясняли ужасающее состояние дорог тем, что, во-первых, в прифронтовую область отказывались заходить фирмы, даже выиграв тендеры…

- Уже есть компании!

- …И второе. Негде брать строительные материалы. А завозить их в восточные районы области проблематично из-за отсутствия железной дороги.

- Отвечаю. Уже зашли компании «Славдорстрой», «Росдорстрой», «Автомагистраль», «Анур».

- Извините, «Рос…» это не «Россия», часом?

- Нет, нет. Все компании украинские, кроме «Анура». «Анур» – это турецкая компания. Все серьезные, уже с опытом реализации проектов на миллиарды гривен и сотен километров построенных дорог. У которых свои асфальтобетонные заводы. Современные, экологически чистые, если можно так сказать. Словом, качество – будет хорошим. Это первое.

Второй момент. Что касается отсутствия железной дороги. Да, это колоссальная проблема. Я помогал, чем мог, представителям этих компаний, которые заходили в область, в поиске площадок. К сожалению, в Луганской области, действительно, эта составляющая будет влиять на цену, потому что от мест, куда можно довезти щебень, потом нужно его развозить машинами. Это, конечно, на логистике сказывается плохо, но мы реализуем все проекты, ищем дополнительное финансирование.

Я всегда иду навстречу нашему «Автодору», потому что мне нужно, чтобы максимальное количество дорог здесь было сделано. Вот сейчас перед вами вышел руководитель областной САД («службы автодорог»); мы с ним поговорили, и я принял решение выделить полтора миллиона гривен на финансирование проектно-сметной документации. У них пока нет такой возможности, а я хочу ускорить это, чтобы проектно-сметная документация быстро была подготовлена, быстро провести тендер – и мы бы вошли в лето с запасом дорог, которые нужно отремонтировать, но на которые нет финансирования. Зато, как только будут появляться какие-то деньги, я сразу смогу говорить: «У меня проведен тендер; давайте деньги – завтра начинаем работать».

Есть важные стратегические направления, такие как Просяное – Старобельск, Танюшевка – Старобельск, от пограничных КПП. Если дороги там будут восстановлены, наши же перевозчики начнут по ним ездить, что даст области до 500 миллионов гривен в виде налогов ежегодно. Поверьте, в этом году вы увидите, скажем так, намного больше отремонтированных дорог, чем в прошлые годы, и лучшего качества. Северодонецк – Станица, Северодонецк – Золотое, «Пролетарский» мост через Северский Донец в Лисичанске, 220 метров. Мы делаем 14 проектов.

ПОДСЧИТАТЬ ВСЕ

- Земля. Проходит инвентаризация. Известно, сколько у нас, например, неучтенных озер?

- Неучтенных озер, точнее, водных объектов, у нас нет. Я еще три месяца назад дал команду, и на сегодняшний день Луганская область – номер один в Украине по количеству учтенных водных объектов и по количеству официально заключенных договоров их аренды. К тому же, мы выделили деньги на паспортизацию всех водных объектов, которые у нас есть. Вся сумма, которая была первоначально выделена, уже освоена, все объекты учтены. Сейчас мы подсчитываем – у нас есть целая таблица, я ее веду – сколько нужно еще выделить денег, чтобы уже закончить все «в ноль».

Что касается инвентаризации земель. Это очень кропотливая и дорогая работа. Это миллионы и миллионы. Инвентаризация земли в одном районе может стоить где-то пять миллионов. При этом я примерно могу сказать, что Луганская область недополучает от незаконно обработанных земель порядка двух миллиардов гривен. Вот эти распаханные между полями дороги, лесополосы, просто какие-то неучтенные земли.

Когда я в Праге общался с людьми, которые занимаются инвентаризацией земель, спросил у них: «Вы компания с европейским именем. За сколько времени вы в Чехии провели инвентаризацию?» А они отвечают: «Мы в Чехии инвентаризацию еще не закончили». Десять процентов земель в Чехии еще не учтено.

- Когда же вы здесь собираетесь закончить?!

- Главное – начать. После начала инвентаризации, я уверен, многие сами придут «сдаваться», говорить: «Слушайте, давайте, мы заключим договора, будем честно работать…»

После вот этого моего Киево-Парижского вояжа я хочу начинать общаться с нашими фермерами. Потому что полтора процента платы за землю – это неправильно. Здесь есть коррупционная составляющая. Платить нужно три процента минимум. А то и пять. Закон это позволяет. Когда я вижу, что фермеры платят полтора процента, я понимаю, что еще полтора, как минимум, они кому-то где-то как-то передают. А я хочу их… попросить, чтобы они все честно. Но если им начнут создавать проблемы, пусть приходят ко мне. И я их проблемы буду решать.

Я буду и фермерской «няней», если надо.

- Ваши предшественники ограничивались одним монитором на рабочем столе. У вас же втрое больше девайсов…

- Это правительственная связь. Прямой коннект с любым губернатором, с Кабмином и с президентом.

- Последний вопрос. Начал работать телеканал, который вещает на оккупированную территорию. Если бы вам предложили обратиться к тем людям, кто там остается, – что бы вы им сказали?

- Знаете, я бы хотел, чтобы мы собрали какой-то пул людей и пообщались. Нужно общаться. Разговаривать. Очень долго, в течение шести лет они получали дезинформацию, их обрабатывали очень агрессивной пропагандой. Я бы хотел взять детей с временно оккупированных территорий, посадить в автобусы и прокатить их по Тернопольщине, во Львов их свозить, в Закарпатье. Обязательно – в Киев. Чтобы они увидели: все совершенно не так, как им рассказывают круглосуточно.

Понятно, что шесть лет даром не прошли. Но только общение даст возможность поменять, где-то на подсознательном уровне заложенный в них пропагандой базис.

Это очень трудно. У нас нет двух вещей, которые для нас критично важны. У нас нет ни Моисея, ни сорока лет. Пустыни – есть. Но библейская истина о том, что только так может переродиться поколение… Сегодня самая большая проблема человечества, вообще, в целом – это количество злобы в сердце и в голове. Посмотрите на ситуацию с коронавирусом. Она просто вскрыла этот гнойник, и все вышло на поверхность. Люди агрессивны к чужой беде.

Я понимаю, насколько тяжело будет восстанавливать доверие людей, переживших оккупацию. Может быть, не до конца, но намного лучше, чем киевляне, полтавчане или кто-нибудь еще. Но если президент скажет, я поеду на ту территорию после реинтеграции и, если нужно, буду находиться там.

Михаил Бублик, Северодонецк

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-