Владимир Шинкаренко, директор Запорожской областной инфекционной клинической больницы
Для всех, кто возвращался домой из-за рубежа, нужно было делать карантин, как в Санжарах
20.05.2020 17:46

О первом больном коронавирусом в Запорожской области стало известно 24 марта.

За два месяца COVID-19 диагностировали у почти четырех сотен людей - жителей 14 населенных пунктов региона.

Главным медицинским учреждением, в котором лечат ковидных больных, определена Запорожская областная инфекционная больница. В этом году некоторым ее корпусам исполнилось 90 лет. Медики много раз обращались к представителям власти с просьбой привести в порядок здания, сделать капитальный ремонт, но взамен получали деньги, которых хватало разве что на косметические изменения. Так было до коронавируса, точнее до тех пор, кажется, пока он не “подкосил” нескольких запорожских власть имущих.

Мы приехали в областную инфекционную больницу как раз тогда, когда бригада “скорой” привезла туда больного COVID-19.

- Вы не подходите к той машине. Ну что вы там не видели? Ну, стоит ли тот кадр, который вы сделаете, того, чтобы ходить там? Ну, видите же, “лунатики” ходят (так называют медиков в костюмах – авт.), значит, ковидного привезли, – встретил нас сторож больницы.

Мужчина сказал, что уже много лет работает в инфекционной больнице, но только сейчас стал таким осторожным.

О том, как работается медикам во время пандемии, мы хотели спросить у них самих, но от интервью все отказались. Встретиться с нами без колебаний согласился директор КНП “Областная инфекционная клиническая больница” Запорожского областного совета Владимир Шинкаренко.

- Владимир Леонтьевич, сегодня, видим, больного с коронавирусом привезли к вам?

- Да только в Минздраве сказали, что карантин ослабят, так люди поснимали маски. Все тренируют второй или третий подбородок, привязывают маски и так носят, ну какая это защита? А потом к нам “едут”.

Когда бригада скорой помощи привозит к нам пациентов с COVID-19 – это почти 95% протестированные люди, у которых уже подтвержден этот диагноз. Есть и такие случаи, когда кому-то сделали быстрые тесты и они положительные, поэтому к нам привозят, но мы делаем ПЦР и после этого уже диагноз 100% ставим.

- Сколько людей с COVID-19 прошло через вашу больницу за время карантина?

- За все время карантина пролечились 111 человек (по состоянию на 14 мая – авт.). К сожалению, один человек умер. Он в тяжелом состоянии к нам поступил. 44 человека лечатся, а остальные — выписаны с выздоровлением.

- Больше половины больных вылечили, так уже, наверное, и график отпусков составили? Тем более, что карантин ослабляют.

- Какой там отпуск, когда гремит? Генералу, оставившему свою армию, когда идет война, “позор!” Я в субботу и воскресенье сижу на работе. Люди видят – “Шинкарь сидит” – и психологически это их поддерживает. Не обязательно, чтобы был рядом, но они знают – я на месте.

Слава Богу, что мы согласовали, как без перебоев работать, обходясь тем персоналом, который остался в других отделениях.

- Много людей уволилось из-за коронавируса? Чего боятся?

- У одних есть возрастные предостережения: люди отдали почти всю жизнь работе в инфекционной больнице, и они имеют право не погибнуть здесь. У других – есть маленькие дети или пожилые родители. Это дело каждого человека, все чего-то боятся.

Много людей негативно настроены. Многие из наших сотрудников не хотят, чтобы знакомые или соседи знали, что они работают с ковидными пациентами. Это больше психологический вопрос.

А вообще, у нас в Украине люди отчаянные: или они едят рыбу при ботулизме, не имея при этом вакцины, или так же едут на шашлык, когда эпидемия того же коронавируса. У нас есть недостаток информации, но он был и в Италии, и в других странах. Этот вирус реально забирает жизнь. Поэтому нужно разобраться, что и как. Мы могли бы уберечь себя, если бы сделали Санжары повсюду.

- Что имеете в виду?

- Что имею в виду? Если бы всех, кто прилетал или возвращался домой, отпускали только через карантин – 2-3-недельный, но тот карантин не за счет людей должен был быть, а если бы государство его на себя взяло. И ни в коем случае не отпускать под честное слово людей. Потому что те, кто приехал, дома не сидят. У нас есть возможности разместить людей, есть санатории, лагеря... Мы (государство – авт.) меньше бы денег потратили на лечение и себя бы уберегли.

- Вам тоже страшно?

- Я давно ничего не боюсь. Меня надо знать, чтобы понять, что уговаривать оставить работу – бесполезно. Дома, по крайней мере, таких разговоров не было.

- Больница вообще была готова к этому вирусу? Персонал проходил обучение?

- Мы были готовы к любой чрезвычайной ситуации, которая не называлась пандемией, к эпидемии. На территории нашей больницы есть двухэтажный корпус, который всегда был рассчитан и планировался как госпиталь особо опасных инфекций (эбола, чума, холера и тому подобное). Персонал всегда был обучен и подготовлен. Разница была только в незначительных нюансах, касающихся средств индивидуальной защиты. Мы выполняем свою работу. Не могу сказать, что мы рассчитывали, что “чума” или “холера” придет, но готовились к худшему. Что касается обучения, то мы всегда проводили обучение относительно тех средств индивидуальной защиты, которые нужно использовать: то ли это биологический костюм, то ли комбинезоны. Разница – в скорости и технике надевания. Ну, и в цене, комбинезоны дороже. Но и костюм, и комбинезон защищают. Есть человек в штате, который помогает надевать средства защиты, есть порядок. Все прописано кровью и чьей-то жизнью, так нужно выполнять то, что уже отработано поколениями. Точно знаю: если сделаешь все как следует, есть гарантия, что никакого заражения не будет.

- Сколько по времени в специальных костюмах работают медики вашей больницы?

- Максимально – 4 часа, но обычно работают меньше, он неудобный.

- Вы их потом используете? Может, каким-то специальным средством обрабатываете?

- Нет. У нас все изделия одноразовые. Повторно их ни в коем случае не используем. Это намного упрощает процедуру и утилизации, и обработки. Мы можем по 2-3 раза использовать защитные экраны или очки. Их можно обрабатывать.

- Некоторые волонтеры обижаются на медиков, которые отказываются брать те же костюмы или защитные экраны. Все ли то, что дарят, подходит для работы с COVID-19?

- Я тоже прошу не покупать нам несертифицированные вещи. Люди идут в палату к больным, и я должен их одеть. Люди должны не только чувствовать себя защищенными, а на самом деле быть такими. Я прошу не обижаться на нас, мы профильное учреждение, и если нам не подходит, может, другой больнице подойдет.

- Те, кто работают с ковидными больными, получили обещанные властями надбавки?

- За идею никто не работает. Если можно так сказать, то есть возмещение. Хотя его страшно назвать возмещением. На руки врач получает от 11 000 до 12 000 гривен, это и есть те 300%, о которых все говорят, а медицинская сестра – 7000-8000 гривен. Это не такие большие суммы, как рядовые граждане думают. 300% надбавка исчисляется из должностного оклада, а он у тех же санитарок – меньше прожиточного минимума. И очень прошу не смешивать здесь Гиппократа, клятвы и белые халаты. Мы выполняем свою работу. Не больше и не меньше. Этот пафос, когда один день в год все плачут и поют “люди в белых халатах”... Пора уже менять ситуацию: или мы относимся друг к другу, как люди, как специалисты, или... Все выпускники, которые приходят к нам, говорят: «Мы учились за деньги и хотим зарабатывать». Зарплаты, которые получают медики, я не хочу комментировать, потому что это просто позор!

- В марте, когда первого пациента с коронавирусом привезли, больница была готова?

- Да, мы были готовы. У нас были специальные боксы, мы проводили обучение. У нас все было. Сегодня, благодаря аппаратам ИВЛ, которые город Запорожье дал нам в заем, мы полностью обеспечили свое отделение анестезиологии и реанимации. 6 аппаратов ИВЛ класса Hamilton и два у нас еще есть в резерве. Но мы были рассчитаны, не дай Бог, минимум на 20 пациентов, которые могли быть на аппарате ИВЛ.

- Сейчас есть такие?

- К аппаратам ИВЛ не подключены, но очень много кислородозависимых: кислородная маска – это значит, что больной дышит сам, а те, кто подключены к ИВЛ, введены в медикаментозный сон и за них дышит аппарат.

- Вы сказали, что есть аппараты класса Hamilton – это что означает?

- Это аппараты эксперт-класса, в которых есть интеллектуальная поддержка и они делают расчеты сами. У нас оборудование – бюджетный вариант, но нас это вполне удовлетворяет.

- В Запорожье COVID-19 одними из первых подхватили депутат и председатель облсовета. Знаю, что кое-кто из власть имущих лечился стационарно и на себе проверил качество медицины, теперь они знают об “узких” местах. Поэтому вопросов относительно финансирования больницы, вероятно, не будет?

- Сегодня те, кто раньше лечился за рубежом, вынуждены оставаться дома и находиться в обычных больницах. Да, действительно, у нас и депутаты лечились.

- Что говорят?

- Говорят, что медицину нужно поправлять. В двухэтажном госпитале для особо опасных болезней необходимо сделать ремонт, перекрыть крышу. Мы как минимум с 2013 года об этом говорим и ко всем стучимся. А сегодня вот достучался COVID. Принято решение о приведении здания в надлежащее современное состояние.

- А когда больницу вообще строили?

- Одноэтажные корпуса были заложены в 1928 году, сдали их в эксплуатацию и первые пациенты были уже в 1930-м. В этом году больнице 90 лет. Власти выделяли средства, но на кардинальные изменения их не хватало. Так, где-то подлатали, подкрасили, подремонтировали.

Наша больница рассчитана на 320 коек, но один одноэтажный корпус хронически в ремонте, второй тоже. Средства не выделяются с 2014 года.

- Медики прогнозируют вторую волну коронавируса на осень. По-вашему, вирус будет слабее?

- На сегодня мы не знаем, каковы будут его проявления. Вирус с такой скоростью мутирует, он выбирает тех, у кого слабый иммунитет или хронические заболевания.

- Как себя уберечь?

- Использовать все средства защиты: дезинфекция рук, маска, соблюдать безопасное расстояние. Не надо искушать Бога – он все видит. Не стоит верить, что мы бессмертны. Все мы смертны. Поэтому себя и тех, кто нас окружает, нужно беречь.

P. S. В Запорожской области, согласно данным лабораторного центра Минздрава, каждый пятый больной коронавирусом – медик. В областной инфекционной больнице больных медиков на сегодня нет.

Ольга Звонарева, Запорожье
Фото Дмитрия Смольенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-