Марина Орлова, главврач Валковского центра первичной медпомощи
Бригады врачей сплотились сейчас больше, чем когда-либо
28.05.2020 09:30

В Харьковской области первый очаг COVID-19 выявили в середине апреля в селе Высокополье на Валковщине. Сразу летальный случай, затем еще один. Уже через несколько дней вирус подтвердился и у жителей районного центра.

Всего, по данным РГА, за апрель и средину мая заболевание диагностировали у 9 жителей Высокополья и 25 жителей Валок. Все они уже выздоровели, в том числе и 83-летний пенсионер, который находился в стационаре областной инфекционной больницы. И хоть расслабляться рано, но, тем не менее, потушить очаг всем причастным службам удалось.

О том, как это происходило, корреспондент Укринформа расспросила главного врача Валковского районного центра первичной медико-санитарной помощи Марину Орлову.

ВСПЫШКА ПРОЯВИЛАСЬ БЛАГОДАРЯ ТЩАТЕЛЬНОЙ ОТРАБОТКЕ КОНТАКТОВ

- Марина Игоревна, мы с вами говорим в то время, когда в Высокополье уже снят карантин. Понимаю, что в селе была паника – вирус здесь, у нас, да еще сразу смерти. А среди медиков какие были настроения? Были готовы к такому?

- Карантин снят, это маленькая победа, но, конечно, только промежуточная. Думаю, мне в организации всей противоэпидемической работы помогло то, что по специальности я врач-фтизиатр, 12 лет работы. Было понимание всех алгоритмов в плане отработки контактов и путей инфекции. Я признаюсь, что еще до выявления у нас COVID, понимала, что вирус все равно распространится по стране, и были такие мысли: «Хоть бы не так, как в Италии». Потому что у нас в селах в основном пожилые люди живут, и мы, конечно, не могли такого допустить.

- Были в наличии средства защиты, дезинфекции? Какая вообще велась подготовка?

- Как для «мирного» времени – мы были обеспечены с лихвой. Но в случае вспышек, массовой заболеваемости это, конечно, ничто. Из резервного фонда района выделили деньги, очень помогли предприниматели, фермеры. Закупили за несколько недель средства защиты, дезинфектанты, какие-то препараты.

За неделю до первого случая в Высокополье было распоряжение главного санврача создать хотя бы одну мобильную бригаду в районе, чтобы в случае выявления больных медики ездили и отбирали биоматериал для ПЦР-анализа. Поначалу я еще, честно говоря, не понимала, каким должен быть ее состав. Изначально включила в нее самую опытную медсестру центра и, понятно, водителя. Но когда у нас «разыгралось» Высокополье, умерла в Валковской ЦРЛ пенсионерка оттуда, которая в местном храме свечи продавала, я поняла, какой это круг контактов, и включила в бригаду себя. Мы выезжали ко всем контактным и не только брали мазки, но и я как врач оценивала клиническое состояние каждого человека.

- Каким было течение заболевания в первых случаях, летальных?

- Это две жительницы Высокополья. Обеим было по 71-му году. Первая поступила в инфекционное отделение Валковской ЦРЛ с пневмонией. Позже ее перевели в реанимацию, потому что симптомы начали нарастать. Была на аппарате ШВЛ. Два раза ей делали экспресс-тесты, и они были отрицательными. Только ПЦР-тест подтвердил вирус.

По второй смерти. Это бывшая медик, которая входила в круг контактов первой умершей. Когда-то работала медсестрой, имела определенный авторитет. И, естественно, занималась самолечением. И других, так сказать, лечила. У нее была уже двухсторонняя пневмония, но женщина отказывалась от госпитализации. Потом уже было подтверждение коронавируса и стационар, но не смогли ее спасти, к сожалению, были сопутствующие заболевания, в частности, сахарный диабет.

- А там уже и Валки «подтянулись»...

- Вообще же выявили эти очаги благодаря тому, что изменился подход к диагностике. Изначально ведь по приказу проверялись подозрения по клиническим признакам, также обследовали людей, которые контактировали с уже заболевшими, людей, вернувшихся из-за границы, у которых проявились какие-то симптомы. А когда начали проверять всех, у кого диагностировали пневмонию, выявили случаи COVID. Так было и с Высокопольем, и с Валками, где у нас была пациентка с односторонней пневмонией на амбулаторном лечении. Состояние ее было удовлетворительное, но тоже подтвердился коронавирус. И уже отрабатывая первый контактный круг, мы сразу получили 9 положительных ПЦР-тестов. И по всем другим позже подтвержденным случаям прослеживаются четкие контакты с первыми заболевшими. Мне кажется, что вот такой очаг у нас проявился, потому что мы очень тщательно отработали все контакты. Биоматериал отобрали по максимуму. Но это лучше, чем если бы мы недоработали. А так все были на самоизоляции.

- Наблюдали какие-то нетипичные проявления вируса? Сейчас то и дело пишут о новых симптомах…

- Большинство заболевших не имели симптомов вовсе, либо наблюдались незначительные – першение в горле, легкое покашливание, температура 37-37,5 в течение двух-трех дней.

У детей, а среди тех, у кого подтвердился лабораторно вирус, у нас были двое малышей в возрасте 6 месяцев и год, и у молодых людей болезнь проходила легко.

У 83-летнего жителя Высокополья, как и у умерших женщин, также была пневмония, он лечился в областной инфекционной больнице и выписался недавно. Была 43-летняя пациентка, у которой изначально мы наблюдали легкие симптомы, но где-то на 6-е сутки от начала заболевания у нее ночью началась одышка, утрудненное дыхание. То есть было очень резкое ухудшение. Она сразу же вызвала нас. Конечно, было решение о немедленной госпитализации.

С ПАЦИЕНТАМИ ПОРОДНИЛАСЬ, ХОТЯ ОНИ НЕ ЗНАЮТ МЕНЯ В ЛИЦО

- Морально тяжело работать с пациентами, которые находятся на самоизоляции? Когда на въездах в село КПП и люди подавлены.

- Каждый день я была в Высокополье. Оказывала психологическую поддержку, как могла. Была паника у жителей, переживания. К каждому был индивидуальный подход. Искала подходящие слова. Все объясняла. Они для меня стали, как родные, хотя из-за костюма и лица моего не видели. И плакали, и смеялись вместе с ними. Прожили маленькую жизнь…

Пенсионеры, как мышата, сидели по домам, осознавали опасность. Я благодарна за это людям

Я вам один эпизод расскажу из множества. Пожилая женщина из близкого контакта с умершей, и у нее нужно взять мазок. Симптомов вируса нет. Но она рыдает так, будто ей осталось жить считанные дни. И такое могло бы быть на почве этого стресса. Представьте, я ей скажу, что возьму анализ, отвезу в Харьков, а результат – уж когда будет. Я ей быстренько сделала экспресс-тест. Говорю, мол, видите, все у вас хорошо, отрицательный. Человек вернулся к жизни. Она говорит мне: «Деточка, спасибо, так я тогда пойду клумбу посапаю, наверное, можно?» «Ну, конечно, идите. У вас такие шикарные тюльпаны во дворе», – говорю.

Пенсионеры, как мышата, сидели по домам. Мы приезжали, село было пустое, нигде никого. Они действительно осознавали опасность, понимали и послушно следовали рекомендациям. Я благодарна за это людям.

- Вы наблюдали и семью местного настоятеля церкви, с которого, как заявили в областной администрации, и началась вспышка в Высокополье.

- Конечно, ощущалось, что люди напряжены. Но я старалась и это сгладить. Никто же не хотел, чтобы такое случилось.

- Как происходит мониторинг инфицированных, когда уже взят биоматериал и человек просто находится дома?

- Утром и вечером обязательно звонит врач и узнает, какая температура и самочувствие. Если в промежутках между звонками человеку стало плохо или проявились какие-то респираторные симптомы, он информирует врача. И мы принимаем решение по ситуации: либо нужно срочно госпитализировать, тогда вызывается «скорая», либо мы сами выезжаем, осматриваем и продолжаем наблюдение дома.

- Ваши родные ругали вас за то, что вы сами отправились на коронавирусную «передовую»?

- С сыном мы на одной волне. Он взрослый, ему 19 лет. Учится в фармуниверситете, а сейчас еще и работает в аптеке. Сами понимаете, сколько это контактов за день. Ну, а все родственники, зная мой характер, понимают, что по-другому и быть не могло.

Все происходящее ново для всех, и мне необходимо было самой как руководителю разобраться и действительно видеть, контролировать. Если бы я сидела в кабинете, не смогла бы все взять под контроль. В целом я хочу сказать, что это «бой» не для стариков.

- Но как раз среди медиков в сельской местности очень много пенсионеров. И со сменой, как говорят в областном департаменте здравоохранения, трудновато…

- Врачей-пенсионеров, возрастных сотрудников нашего центра, конечно, мы жалеем. Мы их не привлекали вообще к этой работе. В Высокополье есть амбулатория, но я сама, как уже говорила, занималась наблюдением пациентов. Да, они тоже со своим семейным врачом были на связи, звонили, что-то спрашивали, но осматривала их только я.

Когда присоединились Валки, одной бригадой мы уже физически не справлялись. Я сформировала еще одну, в составе которой – самый лучший молодой семейный врач. Это без преувеличения. Светлана Величкова у нас год после интернатуры проработала, но завоевала такой авторитет у людей, что когда началась приписная кампания, она первой в Харьковской области набрала 1800 деклараций. И также опытную медсестру включила в бригаду.

Конечно, моему письменному приказу предшествовал разговор: я говорила, что вижу человека в бригаде, но никакого принуждения. Люди сами сделали свой выбор. Мы сплотились сейчас больше, чем когда-либо.

НАБЛЮДАЯ ТОЛПУ НА 9 МАЯ, ДУМАЛА, ЧТО ЖЕ С ЛЮДЬМИ НЕ ТАК?

- В каких средствах защиты вы работаете?

- Понимаете, по 722-му приказу, с изменениями, предусматривается халат, шапочка, перчатки, бахилы, а респиратор – только для аэрозольгенерирующих процедур, то есть для взятия мазков или, например, интубации трахеи, если это реанимация. Мы, конечно, одеваем сотрудников свыше этого приказа. Используем многоразовые костюмы с капюшоном. Они прорезиненные внутри, рассчитаны на 70 стирок. Водитель нас обрызгивает с головы до ног дезраствором, а когда приезжаем на базу, то снимаем костюм и замачиваем его также в дезинфицирующем средстве, а уже потом он стирается. Сохнет очень быстро.

Когда бригады формировали, машины обтянули такой толстой плотной пленкой, чтобы ее можно было дезинфицировать.

- Чиновники заявляют, что медиков, задействованных в лечении пациентов с коронавирусом, тестируют каждые 3-5дней. А вы делали ПЦР-тест?

- Если медработник одет, как положено, он не является контактным, он не может заразиться. Заражение медиков происходит либо вне работы, в быту, либо из-за несоблюдения норм, инструкций. Но мы делали экспресс-тесты и раз ПЦР – все отрицательно, конечно.

- У всех врачей, с которыми общаемся, непременно спрашиваем: надбавки от НСЗУ получили сотрудники?

- Еще нет. Все документы мы заполнили и отправили. Придут эти надбавки – хорошо. Но я всех членов мобильных бригад и так премировала, не дожидаясь.

Каждый человек должен сейчас подумать не о себе любимом

- Это посильная финансовая нагрузка для центра?

- Премия в 2, 3, 4 тысячи – да. Но я уверена, что деньги не являются главным мотиватором в работе. Мотивацией может быть принадлежность к своему предприятию, к коллективу. А деньги – это уже ответная реакция руководителей за то, что сотрудники сутками на работе и не видят своих близких.

- Люди после послабления карантина немножко расслабились. Что вы своим пациентам, жителям района говорите?

Пока рано думать о своих сиюминутных желаниях, бегать по парикмахерским, кафешкам, кальянным

- Каждый человек должен сейчас подумать не о себе любимом. Вы знаете, 9 мая мы везли в очередной раз образцы в лабораторный центр в Харькове. В пробку попали невероятную возле Лесопарка – уже находясь рядом с лабораторией, 20 минут не могли заехать. Я не могла понять, что происходит. Оказалось, это на Мемориале была куча людей (Мемориал Славы на Белгородском шоссе находится напротив областного лабцентра, – авт.), и куча машин, соответственно.

Сиюминутные удовольствия молодых могут обернуться трагедией для их близких старшего поколения

Я сижу в этом «обмундировании», с этими образцами на руках и думаю: «Люди, да что с вами такое?! Я все понимаю, мы чтим память, но надо же и о живых подумать…»

И явно еще не время бегать по парикмахерским, кафешкам, кальянным… Сиюминутные удовольствия молодых могут обернуться трагедией для их близких старшего поколения.

Сейчас нам надо максимально защитить, оградить пожилых людей

Врачам, службам всем, нужно максимально отрабатывать контакты заболевших и делать больше тестов. И, конечно, следить за самоизоляцией людей, чтобы действительно соблюдались правила. Надо разрывать эти цепочки. Да, со временем сформируется коллективный иммунитет. Но сейчас нам надо максимально защитить, оградить пожилых людей.

Юлия Байрачная, Харьков

Фото из личного архива Марины Орловой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-