Сергей Чернов, председатель Харьковского облсовета
Незавершенные реформы - очень токсичные, и из-за них возникает сопротивление людей
17.08.2020 18:20

Президент Украинской ассоциации районных и областных советов, председатель Харьковского областного совета Сергей Чернов с самого начала принимал активное участие в процессах децентрализации. Как он сам говорит, разделял ее философию. Укринформу Чернов рассказал, почему страна не двигалась в соответствии с разработанной "дорожной картой", какие вызовы перед громадами встанут после 25 октября и почему нужно обязательно провести выборы в укрупненные райсоветы.

КОРОНАВИРУСНЫЙ УДАР ПО БЮДЖЕТУ

- Начну с сегодняшних коронавирусных реалий. Сколько регион недополучил из-за пандемии, подсчитывали?

- Считали с экспертами, что наибольший спад в валовом продукте, который производится всем бизнесом на территории Харьковской области, был в апреле. Это минус 20%. Но по итогам первого полугодия мы смогли выйти на уровень, который был до пандемии. Сводный бюджет в целом выполнен, и даже есть небольшое перевыполнение. Это свидетельствует о том, что наши предприниматели очень быстро умеют восстанавливать свою работу. Но я не говорю, что все хорошо, потому что в отдельных районах, городах, громадах пока имеем бюджетный «минус», в каких-то - да, «плюс».

- Какие важные проекты отложили из-за секвестра бюджета?

- Безусловно, свернуто немало объектов, которые должны были строить в этом году. Прежде всего, речь идет о реконструкции и ремонте областных и районных больниц, строительстве спорткомплексов, водопроводов, ремонте котельных. Значительные средства мы вынуждены были забрать из бюджета развития и направить на закупку оборудования, средств индивидуальной защиты, лекарств.

Трудно отделить COVID от здравоохранения. Деньги выделяются через программу «Здоровье Слобожанщины», и в феврале областной совет, понимая многие вызовы, еще тогда не связанные с коронавирусом, а связанные с реформой здравоохранения, выделил беспрецедентную среди всех регионов сумму – 600 млн грн. Чтобы наши медучреждения не остались без финансирования в этом переходном году и стабильно работали. Потому что потребность учреждений и расчеты Национальной службы здоровья очень отличались. Как вы знаете, финансирование определенных направлений – противотуберкулезных, психоневрологических диспансеров, например, изначально не планировалось. Вот эти выделенные средства пошли и на противодействие пандемии, и на поддержку учреждений второго, третьего уровня. И добавляли еще средства неоднократно, в частности, на последней внеочередной сессии. То есть, проблем с финансированием в нашей области я на сегодня не вижу. И подчеркну, что активную гражданскую позицию проявили представители бизнеса и волонтеры. Расход бюджетных средств - это громоздкий механизм. Объявление тендеров, получение разрешений. Пока была эта задержка, большую помощь оказали именно бизнесмены, и многие проблемы были решены оперативно.

- И наши местные врачи, и главный государственный санитарный врач Виктор Ляшко предупреждают, что осенью может возникнуть сложная ситуация, потому что одновременно будут циркулировать COVID-19, грипп, различные ОРВИ. Все, что вызывает тяжелую пневмонию. И это приведет к значительной нагрузке на больницы.

- Знаете, мы сейчас 50-70% времени говорим о COVID, как будто до него у нас не было и в ближайшее время не будет никаких проблем. В том числе и в сфере здравоохранения. У нас с начала эпидемии умерло уже 162 человека. Это ужасно, это трагедия. Но, если бы мы сравнили с данными смертности от сердечно-сосудистых, орфанных, онкологических заболеваний... И от многих других болезней. Люди же умирают не только от того, что это настолько тяжелый недуг, а потому, что действительно система медицинской помощи недостаточно развита. У нас недостаточная материальная база для того, чтобы наши – я убежден – замечательные врачи и медицинские сестры имели соответствующие условия для оказания высококвалифицированной помощи. Говорят о  «второй», «третьей» волне... Что-то переждать, что-то откладывать. Ну что, раньше эпидемий не было? Подход к системе оказания медпомощи должен быть не только с точки зрения COVID-19, потому что это очень узкое направление, а мы сконцентрировались у нас в регионе на двух областных инфекционных больницах. А остальные? Необходимо системно развивать все учреждения, вкладывать деньги.

- А денег у нас как раз и не хватает в стране…

- Нужно привлекать инвестиции. Использовать механизмы, которые законодательно уже урегулированы, но на практике не используются. Это государственно-частное партнерство.

- Считаете, что в украинской медицине это возможно?

- Почему нет? Все коммунальные учреждения уже преобразованы в предприятия. Это совсем другой статус. Это большая свобода действий. И предприятия могут предлагать какие-то идеи.

- Для этого нужны компетентные руководители нового сорта, а на мой взгляд, директора остаются – даже в их собственном понимании – главными врачами.

- Сейчас настало такое время, когда нужно избавляться от этого: «все так привыкли», «а мы по-другому никогда не работали». Идей же хватает. Необходимо правильное восприятие. Главная задача генерального директора – создание условий – и для персонала, и для пациентов.

- Еще один медицинский вопрос. С началом пандемии остро начали обсуждаться проблемы нашего Центра экстренной медпомощи. Сначала, что не обеспечены средствами защиты, что «скорые» не оборудованы, что лекарства просрочены, а последнее – что есть даже проблемы с горючим, из-за чего машины якобы снимаются с линии. Руководитель ОГА Алексей Кучер еще в июне заявил, что директор Центра должен был бы уже сам написать заявление на увольнение. Вы как руководитель органа, который назначил Виктора Забашту, считаете необходимым разобраться в работе «скорой» или принять кадровые решения?

- Основания проверить всегда были, есть и будут. Основания уволить - нужно устанавливать. Я принадлежу к тем руководителям, которые не реагируют, тем более эмоционально, на выпады в социальных сетях. Очень легко написать что-то в Интернете. Я выслушал и прочел многое. Те, кто обращался, в соцсетях написали, что в «скорой» есть просроченные лекарства, у фельдшеров и водителей нет СИЗов, поэтому требуют уволить руководителя. То же самое сделала, к сожалению, и администрация. Но есть регламент, порядок. Поэтому я предложил и депутатам, и ОГА подготовить проект решения с пояснительной запиской, в которой бы четко были описаны нарушения в соответствии со статьями законодательства, и предложить досрочно расторгнуть контракт с руководителем. Безусловно, я бы направил такой проект на рассмотрение постоянной комиссии облсовета, и если бы там действительно были факты нарушений, я был бы вынужден создать специальную комиссию облсовета. Но вот прошло уже несколько месяцев. Шума наделали много, но ни одного факта в письменной форме в областной совет никто не завел. Никакого проекта с предложением уволить руководителя нет.

«ОТГ НЕ ВОЗЬМУТ ЗА ОДНУ НОЧЬ НА БАЛАНС ИМУЩЕСТВО РАЙОНОВ»

- Предлагаю перейти к теме нового районирования. Минрегион полностью согласился с предложением региональной группы, но, как говорится, со скрипом, потому что настаивали на 4-х районах.

- Если очень кратко в историю. 1 апреля 2014 года правительство утвердило концепцию проведения административно-территориальной реформы, которую поддержали международные организации, в том числе и Совет Европы (поскольку это тогда был компромиссный документ для всех регионов, ученых, практиков местного самоуправления, политических сил). Это была дорожная карта, согласно которой мы должны были двигаться. Но движение пошло в другом направлении. Изменения к Конституции не внесли, а начали менять законы, нормативные документы, подстраивая их под действующую Конституцию. Поэтому имеем проблемы и напряжение во многих вопросах. Потому что некоторые вещи так изменить нельзя - мы получаем правовые противоречия.

- Что именно имеете в виду?

- Концепцией была предусмотрена трехуровневая система организации власти: базовая, субрегиональная и региональная. Должна была бы измениться вертикаль государственного управления, и вместо районных и областных администраций были бы созданы исполнительные органы в районных и областных советах. Также речь шла о создании нового института - префектуры, которая будет следить за законностью принятия решений органами местной власти. Концепция предусматривала разграничение полномочий на всех уровнях власти, устранение конкуренции и дублирования полномочий. А еще: чтобы ресурсы, кадровые, организационные и особенно финансовые, соответствовали полномочиям, которые заложены в законодательстве для определенного органа. То есть, к чему стремились? Чтобы громады были состоятельными. А не так, как раньше: было название, что это сельский совет, но никаких решений, кроме утверждения сметы на заработную плату, не мог принять, а 90, а то и 99% средств – это не собственные доходы и сборы, а субвенция из госбюджета. Разве это местное самоуправление? Поэтому и хотели разделить полномочия, чтобы каждый занимался своим делом.

- Почему не получилось движения согласно утвержденной концепции?

- Во-первых, власть меняется очень часто. Во-вторых, приходят иногда люди, я скажу откровенно, не подготовленные в этих вопросах. И имеем не продолжение начатого дела, а начинающийся разговор с нулевой точки. И мы теряем время. А незавершенные реформы - очень токсичные, и из-за них возникает сопротивление людей, потому что они не понимают, зачем нужны какие-то изменения и что они дадут каждой семье.

- Люди не понимают, но 25 октября будут идти на выборы…

- Для того, чтобы провести эти выборы, нужно было утвердить ряд решений на государственном уровне, потому что, опять же – действующая Конституция не дает ответов на многие вопросы, которые были заложены в философию децентрализации. Поэтому правительство утвердило перспективный план будущих громад и приняло решение о выборах в них, а ЦИК 8 августа назначила выборы в ранее образованных громадах. Было дискуссионным – и я не знаю, почему - решение о назначении выборов в районные советы укрупненных районов (ЦИК назначила их 14 августа). До этого я общался не с одним членом Центральной избирательной комиссии – они были на распутье. Я бы сказал, что отдельные политики, власть имущие оказывали давление, чтобы выборы в районные советы не объявлять. Но профессионализм членов ЦИК победил. Потому что они понимают, что согласно действующей Конституции нельзя не объявлять выборов в райсоветы. На прошлой неделе я от Ассоциации областных и районных советов подписал обращение к избирательной комиссии, а 11 августа направил обращение к президенту, премьер-министру, председателю Верховной Рады, информируя о рисках, которые бы возникли в случае необъявления выборов.

- В чем именно опасность?

- Кто бы как ни трактовал, необъявление выборов в советы новых районов не соответствует Конституции и было бы грубым нарушением. Это был бы прецедент. Нарушим Основной закон раз, это произойдет и во второй раз, и в третий раз. Кроме того, считаю, что те люди, которые хотели, чтобы выборы не состоялись, имели целью дестабилизацию в Украине. И я об этом предупредил руководство страны. И о том, что необразование органа местного самоуправления приведет к хаосу.

Существует большое количество коммунальных предприятий на районном уровне, основанных как раз районными советами. Это и котельные, у которых есть соглашения на поставки угля, газа или которые имеют кредиторскую задолженность, это спортивные комплексы, памятники архитектуры, музеи, свалки. Это и районные больницы, огромные по размеру, и НСЗУ финансирует услуги, которые они оказывают пациентам, а также заработную плату, а ведь именно орган местного самоуправления является их учредителем и поддерживает состояние помещений, отапливает, ремонтирует. Мне говорят оппоненты, что все произойдет за одну ночь – громады заберут себе на баланс и будут предоставлять услуги. А я говорю, хотя очень хочу ошибаться, что этого не произойдет. И разделили бы эти оппоненты осенью ответственность за, скажем, сорван отопительный сезон?

- Считаете, в ОТГ еще не осознали полностью сферу полномочий, обязательств?

- Объединенные территориальные громады, а после выборов 25 октября их в Харьковской области будет 56, а всего в Украине 1450, – на прямом бюджете с государством. Они не зависят ни от района, ни от областного совета, никто у них ничего не может забрать без их согласия. Это совсем другая философия. Но 55% страны, которые не создавали громады на протяжении 6-ти лет тем путем, который был предусмотрен – собирались, ругались не раз, чтобы потом снова собраться и наконец принять решение, – эти люди пойдут на выборы не в созданное юридическое лицо, а пойдут в определенную территорию. Там сейчас ни руководители, ни люди, которые будут голосовать, не понимают – что такое ОТГ. А потом – организационный процесс: создание своего исполнительного органа, работа с предпринимателями, чтобы они платили местные налоги и сборы. И вот в этот переходный период кто-то же должен содержать имущество, которое громада не приняла и не собиралась принимать, и предоставлять услуги.

Конкретный пример. В Харьковской области на сегодня создано 24 громады. Только 5 из них имеют медицинские учреждения первичного звена, и только 4 имеют центры предоставления административных услуг, а ЦПАУ должен быть в каждой ОТГ. Среди них есть успешные громады, у которых есть финансовый ресурс, но они за 5 лет не захотели этого сделать.

- После этих выборов мы уже избавимся от дублирования полномочий ОТГ, РГА и райсоветов?

- У нас будет 15 громад, которые полностью покроют границы нынешнего района. Но выборов недостаточно. Еще до 25 октября обязательно Верховной Раде необходимо принять изменения в законы о местном самоуправлении и о государственных администрациях, внести изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы, чтобы получаемые средства соответствовали объему полномочий.

Если не сформировать укрупненные районные администрации – у нас в регионе их должно стать 7 вместо 27, то мы получим правовой нигилизм, большое количество чиновников, которые будут ходить друг за другом и не будут знать, кто за что отвечает, кто из них главный, и вообще – что делать.

НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ ГРОМАДАМ ПРИДЕТСЯ ОБЪЕДИНИТЬСЯ

- Вы уже говорили о недоверии людей, неприятии перемен. А что же именно изменится для каждой семьи при новом районировании?

Даже добровольно созданные громады, забрав финансовые ресурсы, не всегда хотят брать на себя дополнительную нагрузку

- В чем и проблема: даже там, где добровольно созданы объединенные громады, не всегда развернута работа. Есть социальное напряжение, потому что не вывозится мусор или не ремонтируются дороги, нет освещения, не могут обустроить детскую площадку, что- то приходит в упадок, поэтому люди и не понимают - зачем им громада, зачем им укрупненный район.

Поэтому я и говорил о наших мощных громадах, которые, даже забрав финансовые ресурсы, налоги, не хотят брать на себя дополнительную нагрузку.

- Так как же на это повлиять?

- Эти риски должны сегодня понимать на центральном уровне. И понимать таким образом, чтобы были все-таки механизмы в государстве – заставить. Слово, может, не очень точное. Но если вам дали полномочия, получаете средства, то будьте добры, работайте – берите на баланс, или стройте новое и удовлетворяйте потребности населения. Тогда люди поймут, в чем преимущество.

В некоторых областях это очень остро выражено. Ну, например, в Харьковской области 2,7 млн населения, вместе с переселенцами, которые постоянно проживают на территории, это все 3 млн, будет 56 громад, а в областях с населением 1,1 или 1,2 млн будет 80-85 громад. То есть мы уже знаем, что там допущена ошибка, большое количество громад несостоятельны. Они не смогут выполнять те функции, которые заложены в философию децентрализации, и предоставлять услуги. Жизнь через несколько лет нас заставит принять закон и дать возможность громадам объединяться до того размера, когда они станут состоятльными.

В Швеции, опыт которой я изучал, в свое время провели реформу, создавая объединенные громады. Но через 40 лет увидели, что демографические процессы, миграция привели к тому, что в восточных районах громады утратили первоначальный финансовый потенциал. И государство дало механизм объединения.

Нужно учить людей. Поскольку у нас недостаток информации, недостаток квалифицированных кадров. Вот, например, Нововодолажская громада. Там замечательный ЦПАУ. Они начинали с 10 услуг. А сегодня их уже больше 150. Люди не выезжают из своей маленькой Новой Водолаги, чтобы получить загранпаспорт! И вообще там работают на создание комфортных условий жизни и для взрослых, и для детей. На таких лучших практиках и нужно менять философию других.

- В разрезе новых районных центров – какие будут изменения для населения?

- Много полемики относительно центров. И часто это непрофессиональная дискуссия. Почему для нас хорошо 7 районов? В будущих центрах будут формироваться органы центральной власти. Это межрайонные суды, прокуратура, налоговая, центры пенсионного фонда, ГСЧС. Мы посчитали, что 94% населенных пунктов будут размещаться на 60-километровом расстоянии от центров районов максимально, а 78% этих населенных пунктов – на расстоянии 30 км. Если бы было 4 района, то расстояние бы увеличилось до 140 км. А есть же такие участки, где и при Советском Союзе не было дорог, не было ни нормального автомобильного сообщения, ни железнодорожного, и сейчас его нет, и будем откровенны – в ближайшие годы оно не появится. И когда говорят, что это не о людях!.. Да как же не о людях? Должен руководитель или бухгалтер поехать в налоговую хоть раз в месяц? Должен. Человек формирует исковое заявление - необходим доступ в суд? Да. Сможет ли каждая громада иметь мощную службу по чрезвычайным ситуациям? Нет. А центр ГСЧС, укомплектованный современной техникой, снаряжением, на расстоянии в радиусе 50 километров сможет обслуживать район.

- Но, например, межрайонные прокуратуры, межрайонная налоговая и сейчас есть. И не все же они в населенных пунктах, которые стали райцентрами?

- Действительно, должно быть наоборот. Сначала изменение административно-территориального устройства, затем - реформа государственных структур и различных служб. Чтобы в центрах были все эти ведомства. И тогда должна быть изменена программа, прежде всего областная, ремонта дорог, и таким образом улучшена логистика.

- Ведомства должны перенести все-таки? Что будет с судами, например?

- Суды формируются в соответствии с административно-территориальным устройством. То есть, должны образовать межрайонные. Что касается переноса. Это будет на рассмотрение руководства конкретных ведомств. Но, как жизнь подсказывает, все будет зависеть от финансирования. Если его будет достаточно, кроме структуры в будущем центре укрупненного района могут быть также филиалы, небольшие подразделения или их представители, которые, например, будут принимать документы, консультировать. Если финансирования не будет, то будет национальная оптимизация.

- Недавно Кабмин принял новую стратегию развития регионов до 2027 года. Объявлено о новых подходах, которые будут способствовать развитию "функциональных территорий". Поможет ли это нашим громадам?

Один из приоритетов области - фармация: вирусов, болезней меньше не становится - нужно соревноваться за рынок лекарств

- Стратегия, конечно, нужна, потому что любое дело должно начинаться с видения, с цели, с механизмов. И нужны стратегии на региональном уровне, более гибкие, которые дополняют общегосударственную местными особенностями и преимуществами, которые нужно найти и использовать. Мы такую стратегию утвердили в конце прошлого года на сессии облсовета. Определили несколько приоритетных направлений. Для Харьковской области это прежде всего сохранение науки и образования. Второй кластер - энергодобывающая отрасль. Потому что 40% газа, добываемого в Украине, добывается у нас. Третий кластер - энергомашиностроение, которое является конкурентоспособным, нам нужно создать лучшие условия для предприятий, расширить рынки сбыта, сохранить специалистов и подготовить молодые кадры. И четвертый кластер – это, конечно, сельское хозяйство. Да, у нас есть успешные предприятия, да, мы каждый год собираем хороший урожай. Но мы не должны быть сырьевым придатком. У нас есть огромный потенциал здесь, на месте, перерабатывать продукцию и получать дополнительную стоимость и создавать новые рабочие места. И нужно также помнить о сохранности почв, вкладывать средства в защитные меры.

Еще считаем перспективной фармацию. К теме, с которой мы начали. Вирусов, болезней меньше не становится. Нужно соревноваться за рынок лекарственных препаратов.

- А для исключительно сельской местности?

- А на сельских территориях должны быть точки роста. Например, туристические локации. И сегодня пандемия заставила нас обратить внимание на них. Конечно, не хватает качественных услуг внутри нашей области. Например, к музею Сковороды нужно сделать хорошую дорогу и развивать инфраструктуру – чтобы был какой-то мини-отель рядом, точка питания, какие-то развлечения, мастер-классы. То же самое с Шаровским дворцом. Нормальное автомобильное сообщение плюс услуги. Нужно искать «изюминки» в истории, продумывать концепцию, создавать инфраструктуру и ярко, настойчиво презентовать себя.

Юлия Байрачная, Харьков

Фото Вячеслава Мадиевского

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-