Юрий Падурару, эпидемиолог из Черновцов, который 39 дней боролся с коронавирусом
После болезни мой иммунитет к COVID-19 в десять раз выше минимальной защитной нормы
20.08.2020 17:41

В мае этого года на своей странице в Фейсбук черновицкий эпидемиолог, заместитель руководителя областного лабораторного центра Юрий Падурару опубликовал пост, в котором сообщил, что в течение последних 39 дней боролся с коронавирусом и победил его. А через месяц после выздоровления он сдал тест на выявление иммунитета к этому вирусу. Результат был впечатляющий – уровень защиты в его организме превышал минимальную норму иммунитета в 10 раз.

Об ощущениях, которые пришлось пережить во время болезни, отношении окружающих и родных во время болезни, потраченных на лечение деньгах, влиянии вируса на организм и разнице нынешней пандемии от подобных в прошлые годы Юрий Падурару рассказал в интервью корреспонденту Укринформа.

ТРУДНО БЫЛО ДАЖЕ ПРОСТО ЛЕЖАТЬ

- Начнем, наверное, с уже традиционного для медиков вопроса. Когда впервые узнали о коронавирусе и какими были эти знания до первого зафиксированного у нас случая?

- Когда ВОЗ сообщила о том, что в мире началось распространение нового коронавируса, который сейчас называют SARS-CoV-2, в Украине, в Черновицкой области начали активно готовиться к проведению профилактических и противоэпидемических мероприятий. На этапе подготовки мы очень мало знали о самой болезни, об эпидемиологических особенностях этой болезни, о вирусе, который ее вызывает, и тогда очень важно было проводить оперативные, своевременные противоэпидемические мероприятия для того, чтобы не дать возможности инфекции быстро распространяться среди населения области.

- Вероятно, ваши знания об этом вирусе пополнились после того, как вы сами им заболели. Расскажите, когда почувствовали первые симптомы?

- Это было воскресенье, 5 апреля. На тот момент Минздрав выдавал документы, которые были направлены на то, чтобы защитить медработников и работников профилактической медицины, лабораторных центров. Ведь тогда мы одними из первых общались с больными. Тогда у нас, в лабораторном центре, был введен так называемый температурный скрининг. Мы получили дистанционные термометры, приобрели дополнительные ртутные термометры и несколько раз в день измеряли температуру. В тот день мы работали с медицинской документацией. Днем я опрашивал больных. И в очередной раз измерил себе температуру сначала дистанционным термометром, который показал выше 37,3 градуса. Потом еще ртутным термометром – было 37,6. Я понял, что я инфицировался и заболел COVID-19. Поскольку тогда я контактировал с больными, которые были источником инфекции. Позже я посчитал, что в границах инкубационного периода я общался примерно с 15 больными, опрашивал их.

- В начале апреля еще не было много выявленных случаев. Тогда коронавирус воспринимался как совершенно новое заболевание. А из-за этого навевал еще больше страха. Чувствовали ли этот страх у себя? Видели его у других пациентов?

- Еще до своей болезни, начиная с конца февраля и весь март, я опросил несколько десятков больных COVID-19. У людей было разное отношение к своей болезни – кто-то волновался, кто-то боялся, кто-то надеялся на легкое течение болезни, кто-то стеснялся, закрывался в себе, кто-то, наоборот, очень эмоционально реагировал, переживал о последствиях. Ведь тогда уже были и смертельные случаи. Часто эта болезнь переходила от обычных симптомов, привычных для ОРВИ, до пневмонии. Поэтому люди волновались.

Я уже эмоционально был более подготовлен, если можно так сказать. Я понимал, что у меня уже эта болезнь и нужно лечиться и надеяться на мастерство врачей, медперсонала, которые ухаживали за мной. Хотя в глубине души все равно было волнение и переживания по поводу возможных осложнений, о которых мы знали, по поводу тяжести течения моей болезни.

- Вы боролись с этим вирусом долгих 39 дней. Сколько времени провели в больнице?

- Первую неделю после того, как я понял, что заболел, лечился дома. Сдал ПЦР-тест, который подтвердил у меня вирус. Сначала имел легкое течение. На седьмой день пошел в больницу делать рентген легких. У меня был немного кашель, появлялась небольшая одышка, но самыми ощутимыми симптомами были боль в мышцах, ломота в суставах, жуткая сонливость, слабость и вялость. Невозможно было даже просто лежать, трудно было просто ничего не делать, была страшная слабость.

И по результатам рентгена у меня обнаружили пневмонию. Проконсультировался с пульмонологами, инфекционистами, меня госпитализировали в пульмонологическое отделение больницы, которое на тот момент уже перепрофилировали под прием больных COVID-19. Ведь тогда инфекционное отделение было заполнено больными. Там я находился около 20 дней в остром периоде.

Когда уже избавился от самого вируса, то смог находиться дома и ходил в больницу на процедуры, проведение манипуляций в стационар и тому подобное. То есть, находился на таком полуамбулаторном лечении. Тогда не хватало в больнице коек и на одну койку образовывалась очередь, чтобы получить систему с антибиотиками. Например, я ждал полчаса, когда освободится кровать, ложился, мне ставили систему с антибиотиками. После этого вставал и на мое место ложился сразу другой пациент. Такой своеобразный конвейер из пациентов.

БОЯЛСЯ НЕАДЕКВАТНОЙ РЕАКЦИИ СОСЕДЕЙ

- Вы говорили об остром периоде. Какое состояние у вас было тогда?

- По оценке врачей и по тем протоколам, по которым диагностировалась эта болезнь, у меня была средняя тяжесть течения COVID-19. Была легочная недостаточность первой и второй степени, одышка, изменения в легких, которые привели к общему состоянию средней тяжести. Если в первую неделю после обнаружения болезни пневмония у меня занимала небольшой процент поражения легких, то уже через неделю после лечения мои легкие были поражены более чем наполовину. Состояние ухудшилось, была недостаточная так называемая сатурация в крови. Это требовало коррекции и лечения. Врачи тогда назначили мне внутривенное введение лекарств. Потому что, когда мне кололи антибиотики внутримышечно, дней 10 принимал такое очень болезненное лечение, то оно не давало нужного эффекта. Потому что у меня начиналась вирусная пневмония, антибиотики не действовали. А когда к вирусной пневмонии присоединились бактерии, то антибиотики уже дали свой положительный эффект. С того времени протоколы лечения несколько раз менялись, совершенствовались. Но в то время в стране были такие протоколы лечения, при которых назначенные лекарства очень медленно влияли на состояние выздоровления. Сейчас это происходит гораздо быстрее и с меньшими негативными последствиями.

- Кто-то из ваших родных заболел коронавирусом?

- Да, я работаю на работе вместе с женой. Она в лабораторном центре тоже работает врачом-эпидемиологом. Я инфицировал свою жену. Поскольку через несколько дней после обнаружения вируса у меня она тоже заболела, и тест подтвердил наличие у нее COVID-19.

Правда, у нее было более легкое течение болезни. Была меньше температура, не было кашля. Была пневмония, но общее состояние в целом было немного легче, чем у меня. Думаю, что это зависит и от возраста, и от той необходимости ухаживать за больным мужем (смеется). То есть, у нее была большая естественная ответственность, чтобы моя болезнь закончилась без трагических последствий.

- В первые недели, месяцы пандемии коронавируса к инфицировавшимся людям часто относились предвзято, с опаской. Например, можно вспомнить Новые Санжары Полтавской области или когда в Черновцах соседи первого заболевшего фактически выгнали из собственной квартиры его жену, которая была полностью здорова. Не было ли у вас или у членов вашей семьи неприятных историй с соседями, знакомыми, которые после того, как узнали о вашей болезни, стали хуже к вам относиться, избегать? Или, может, наоборот, предлагали помощь?

Часть людей вместо того, чтобы применять меры профилактики, излишне волнуются, начинают травить больных соседей, родных

- В то время среди людей действительно было напряжение относительно угрозы заражения. Очень мало было информации относительно вируса, который вызывает эту болезнь. Мало информации было о самой болезни, о путях передачи вируса, о факторах передачи вируса. Тогда только начиналась активная санитарно-просветительская работа среди населения. Тогда кто-то организовал и Новые Санжары на Полтавщине, и травлю семьи в Хотинском районе, которая вернулась из Китая, но без каких-либо симптомов заболевания. И эти события повлияли на психологическое состояние людей. Часть людей до сих пор боится этой болезни, боится людей, которые могут быть источником инфекции. Вместо того, чтобы применять меры профилактики от заражения, люди излишне волнуются, начинают травить своих соседей, родных.

В моем случае таких ситуаций не было. Я живу в общежитии с женой. Соседей, которые живут рядом и с которыми я мог часто сталкиваться, нет. Но тогда я не информировал, не говорил никому о том, что я болею COVID-19. Потому что я знал, что может быть неадекватная реакция. Ведь в то время люди даже думали, что этот вирус передается через вентиляционные каналы, через канализацию, через общие лестницы, через подъезды, то есть через такие факторы, через которые этот вирус не передается.

ВИРУС ИСЧЕЗ, А СИМПТОМЫ ЕЩЕ ОСТАВАЛИСЬ

- Не подсчитывали, сколько денег потратили на лечение?

- Считал. Мы с женой вдвоем за весь процесс лечения потратили на лекарства около 10 тысяч гривен. На меня где-то ушло 6 тысяч, в основном на антибиотики. И еще около 4 тысяч гривен потратили на лечение жены. Хотя я слышал и читал, что некоторые пациенты тратили и больше на свое лечение.

- Когда вы лежали в больнице, вас государство частично обеспечивало лекарствами?

- Нет. Все лекарства, которые применял я и моя жена, были куплены за наш счет. Хотя действительно мне предлагали лекарственные средства за счет государства. Но я считал, что более эффективным и надежным лекарственным средством является то, которое я сам куплю в аптеке. У меня был выбор – использовать бесплатные лекарства, которые предлагает государство, или покупать самостоятельно лекарства, в которых я был более уверен.

- Во время этой продолжительной болезни людям приходится ограничивать себя во многих привычных для них вещах. Таких, как, например, выпить чашку кофе со знакомым. Чего вам больше всего не хватало во время лечения и последующей самоизоляции?

- Знаете, во время лечения мне не хотелось ни с кем общаться, не хотелось пить кофе с друзьями. Та форма течения моей болезни не позволяла мне физически и психологически хотеть пить кофе или общаться с кем-то. А то, что я врач-эпидемиолог, то я едва ли не больше всех понимаю опасность и механизм передачи возбудителя инфекционной болезни. Даже при более легком течении болезни я бы не пытался еще с кем-то общаться, понимая, что могу инфицировать, заразить другого человека. А для нас, эпидемиологов, самое главное - это уменьшить количество контактов с источником инфекции, не допустить, чтобы источник инфекции мог общаться и заразить других здоровых людей.

Возможно, люди, которые переносят болезнь в более легкой форме и не испытывают такие тяжелые симптомы, общаются с другими, не зная об этом, не осознавая того, что подвергают опасности окружающих.

Но человек, который знает о том, что он болен COVID-19 и является источником инфекции, должен быть на самоизоляции и делать все для того, чтобы никого не заразить.

Какие ощущения были после того, как получили отрицательный результат теста на COVID-19?

- Я ожидал этот результат. Хотя не особо радовался. Ведь симптомы болезни еще продолжались. Пневмония дальше была, но уже не вирусная. Я еще плохо себя чувствовал. Но отсутствие вируса в организме давало мне возможность активнее общаться. Я понимал, что вируса нет, поэтому я уже не опасен для окружающих.

НЕСМОТРЯ НА ИМЕЮЩИЙСЯ ИММУНИТЕТ, ПРИДЕРЖИВАЮСЬ РЕКОМЕНДАЦИЙ МИНЗДРАВА

- Вы длительное время болели и теперь у вас будет более крепкий иммунитет? Зависит ли он от длительности и формы течения болезни?

Согласно последним публикациям ученых, иммунитет после заболевания COVID-19 всегда создается

- С первого дня появления этой болезни ученые исследовали иммунитет у людей, переболевших коронавирусом. Согласно последним публикациям ученых, можно сказать, что иммунитет всегда создается. Возможно, разной силы, с разным уровнем защиты, но иммунитет однозначно создается. И он достаточен, чтобы повторно не заразиться. Это очень важно. Среди тех больных, которые, например, в Черновицкой области заболели, не было доказанных случаев повторного заражения и повторной болезни. Были единичные случаи регистрации у одного человека болезни, например, в апреле и в августе. Но это единичные случаи, которые нужно изучать.

Могут быть несколько вариантов - либо не было болезни в апреле, либо нет болезни в августе, либо где-то был ошибочный результат лабораторного исследования. Поскольку юридически допускается ложно положительный результат при лабораторном исследовании материала. Либо тут еще есть и маловероятный третий вариант. Когда нужно привлекать правоохранителей и проверять, не было ли злоупотреблений при определении результатов исследований.

Тем не менее, эти единичные случаи повторной регистрации коронавируса нуждаются в дополнительном изучении уже после окончания пандемии. Возможно, действительно не выработался иммунитет, например, из-за какой-то тяжелой сопутствующей болезни. Организм у части онкобольных может не отреагировать на COVID-19.

- Какой у вас иммунитет, делали исследование?

- Примерно через месяц после выздоровления наш директор организовал лабораторные исследования уровня иммунитета у всех эпидемиологов, которые общались с больными на тот период. И только у меня и моей жены, которые переболели, был высокий уровень иммунитета к вирусу SARS-CoV-2. У меня было 10 единиц, максимальный уровень. У моей жены было 6 единиц, тоже довольно высокий уровень.

Это означает, что мой иммунитет в 10 раз выше минимального защитного иммунитета от этой болезни. Мы перенесли активную форму болезни, у нас выработался естественный иммунитет и мы защищены. В нашем организме этот вирус уже не может находиться. Поэтому самое главное - мы не опасны для окружающих.

- Реально ли, чтобы у человека выработался иммунитет без перенесения им болезни?

- Только путем вакцинации. Или это должно быть перенесение болезни в легкой форме. То есть, человек даже может не знать, что он болел и у него выработался иммунитет. Организм должен встретиться с вирусом и клетки иммунитета должны запомнить эту встречу. А повторная встреча даст толчок организму на выработку защитных антител, которые будут уже знать, что в организме есть что-то постороннее и они будут бороться с той инфекцией.

- Сейчас у вас иммунитет и вы можете не придерживаться рекомендаций Минздрава относительно ношения масок? Пользуетесь этим правом?

- В местах, где есть скопления людей, я ношу маску. Во-первых, чтобы собственным примером показать, что нужно носить маску и защищаться. И во-вторых, чтобы не возникало лишних вопросов. Потому что некоторые делают замечания, и я считаю, что это правильно.

Но думаю, что настанет время, когда процент людей, которые переболели и у которых иммунитет к болезни, станет настолько большим, что им могут разрешить ходить без масок в общественных местах, не соблюдать дистанцию и тому подобное. Каким образом это будет, не знаю, может, это будет документ какой-то. Что человек переболел, у него иммунитет, ни для кого не представляет угрозы – и они будут ходить без маски.

КОРОНАВИРУС РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ВДВОЕ БЫСТРЕЕ "СВИНОГО" ГРИППА

- Вернемся к вашей работе. Сколько лет вы уже работаете эпидемиологом?

- С 1992 года, это уже сколько, 28 лет.

- За эти годы наша страна и область переживают уже далеко не первую подобную эпидемию. Чем нынешняя пандемия коронавируса отличается от таких же массовых болезней в прошлые годы?

- Последняя пандемия была в 2009 году – так называемый «свиной» грипп. Пандемия как раз и отличается от эпидемии тем, что в любой период года все страны мира одновременно переживают эпидемии той или иной инфекционной болезни. Обычно пандемии вызываются неуправляемыми инфекциями. Неуправляемыми с точки зрения отсутствия вакцины, отсутствии лечения, отсутствия устойчивых знаний о возбудителе, вызвавшем эту пандемию, массовости заболевания, неготовности государств к оказанию медицинской помощи, неготовности учреждений здравоохранения. И как раз нынешняя пандемия коронавируса отличается от предыдущих пандемий более массовым характером.

Например, во время распространения «свиного» гриппа так называемый индекс заразности составлял 2 человека. То есть, считалось, что в среднем один больной может заразить двух здоровых людей. А во время пандемии коронавируса этот индекс вдвое выше. Сегодня считается, что один больной COVID-19 в среднем может заразить 4 людей. То есть, скорость распространения этой инфекции вдвое выше.

Кроме того, отсутствие специфического лечения, отсутствие лекарств, которые влияют именно на вирус. Эта пандемия очень тяжелая. Просто сейчас еще не хватает времени оценить последствия, потому что это только начало пандемии.

Но через несколько лет, когда ученые после окончания пандемии подсчитают человеческие потери, потери экономические, психологические потери, то эти последствия будут катастрофическими по своей масштабности. Ведь так на здоровье людей не влияла ни одна пандемия. Когда сто процентов населения планеты под угрозой инфицирования и перенесения болезни. Также очень высок процент средних и тяжелых форм перенесения болезни. Эти формы приводят к отдаленным последствиям – нарушается работа сердечно-сосудистой системы, работа легких, нарушается работа внутренних органов. И мы не знаем еще всех отдаленных последствий для переболевших людей. А переболеет, в зависимости от сроков создания вакцины, очень большая часть людей.

ДВЕ ЭПИДЕМИИ ОДНОВРЕМЕННО НАША СИСТЕМА МОЖЕТ НЕ ВЫДЕРЖАТЬ

- Сейчас, вероятно, все внимание врачей, эпидемиологов приковано именно к коронавирусу и борьбе с ним. Не пострадают ли от такой, так сказать, обделенности вниманием другие инфекции и болезни – корь, коклюш, дифтерия?

- Это действительно огромная проблема. Другие инфекционные болезни, которые являются управляемыми много лет, могут вызвать эпидемию в Украине. Для того, чтобы не было высокого уровня заболеваемости корью, краснухой и остальными 10 инфекционными болезнями, против которых проводятся прививки, необходимо, чтобы объемы привитых детей составляли 95% и более. А у нас по некоторым болезням уровень охвата прививкой достигает и 20%, или чуть больше. Это большая проблема. Годами накапливаются дети и население, не имеющее иммунитета к инфекционным болезням, которые могут вызвать эпидемию. Поэтому у нас существует угроза возникновения эпидемии кори, коклюша, эпидемического паротита, дифтерии. Практически всех тех инфекций, против которых делают прививки.

А если к нынешней пандемии коронавируса присоединится еще и эпидемия коклюша, кори или дифтерии, то ни люди, ни система здравоохранения не выдержат такой нагрузки. Если к организму ребенка, который перенес корь и уже истощен, присоединится COVID-19, он просто может не выдержать. Поскольку корь - тоже очень тяжелая болезнь. Возможно, не легче коронавируса. Просто от кори есть вакцина и можно обезопасить своих детей. Но, к сожалению, не все это понимают и далеко не все делают прививки.

Поэтому сегодня эпидемиологи, врачи бьют тревогу. Мы очень просим родителей, чтобы они пришли и сделали своим детям те прививки, которых не хватает. Потому что сейчас, с началом нового учебного года, может увеличиться распространение COVID-19 среди детей. И если параллельно начнут распространяться такие инфекции, как коклюш, корь, дифтерия, то будет очень сложно оказывать медицинскую помощь. А организму ребенка очень трудно будет перенести подряд две инфекции.

- Впереди осень, с которой, очевидно, будет расти статистика сезонных заболеваний. Будет ли меняться что-то в организации вашей работы и что посоветуете людям, как уберечься?

- Сейчас сезонными заболеваниями будут острые респираторные вирусные инфекции и грипп. Очень важно, чтобы люди из группы риска делали прививки от гриппа – это люди с хроническими заболеваниями, люди старше 65-ти лет и т.д. Пока эти прививки платные. Поэтому, как только на рынке Украины появится вакцина против гриппа, нужно, чтобы дети позаботились о своих родителях, а родители - о детях. Поскольку сочетание двух вирусов – вируса сезонного гриппа и вируса SARS-CoV-2 – может оказаться слишком тяжелым для организма.

Поэтому уже сейчас мы завершаем подготовку к эпидемическому сезону ОРВИ, в том числе и гриппа. Мы составляем списки людей из группы риска для того, чтобы при появлении вакцины рекомендовать провести прививку.

Кроме того, руководители учреждений образования готовятся к обеспечению работы в условиях распространения ОРВИ и COVID-19. Сейчас будет большая ответственность на руководителях учреждений образования, чтобы не допустить вспышек гриппа и других инфекций в организованных коллективах. Будет сложный период для детей, для родителей, для всех жителей. И нужно готовиться к этим трудностям. Нам нужно преодолеть этот трудный период, эти полгода – с октября по апрель следующего года. Чтобы пережить наслоение двух эпидемий. А возможно – еще и вспышек других управляемых инфекций, против которых делаются прививки.

Нужно готовиться к активной, изнурительной работе всех органов власти, всех медработников, всех жителей, родителей, чтобы вместе преодолеть эту пандемию, которая является серьезной угрозой для человечества и всей планеты.

Виталий Олейник, Черновцы

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-