Сергей Гайдай, руководитель Луганской областной военно-гражданской администрации
Пока идет почти открытая война РФ против Украины, никакое экономическое сотрудничество с оккупированной территорией невозможно
07.09.2020 18:48

В субботу, 5 сентября, в Северодонецке проходил «Фестиваль мнений», в финале которого участие в обмене идеями принял глава Луганщины Сергей Гайдай. Рассказывая об экономическом развитии, он отметил, что неплохо было бы восстановить экономические отношения с неподконтрольной территорией области. В детали Сергей Владимирович не углублялся, просто напомнил, сколько миллиардов мы потеряли из-за взаимной изоляции. Но уже на следующий день сайты самых разных политических предпочтений запестрели заголовками вроде «Гайдай выступил за возобновление торговли с ОРЛО». Пришлось обращаться за комментарием в областную администрацию. И уже через час на вопросы Укринформа отвечал сам руководитель областной военно-гражданской администрации.

- Сергей Владимирович, с вами связывают две довольно противоречивые идеи. Первая – это запрет выборов в прифронтовых громадах. И вторая, которую вы высказали в прошлую субботу: о том, что было бы полезно восстановить экономические связи с оккупированной территорией. Что вы в данном случае имели в виду?

- Ну, смотрите. Мы же все-таки движемся в направлении мира. Мы же хотим вернуть наши территории, а это делается не исключительно какими-то военными операциями, а еще и экономически, информационно так же. А информационную войну мы проигрываем. Потому что, если проехаться по линии разграничения, мы будем видеть на экранах телевизоров передачи российских каналов, слышать по радио только российское вещание. И хотя сейчас мы заканчиваем строительство новой телевышки, планируется у нас сотрудничество с СНБО, с Министерством реинтеграции по противодействию этой информационной агрессии, но эта война нами пока что проиграна.

Что касается экономики – просто не надо вырывать из контекста слова. Никакого экономического сотрудничества с оккупированными территориями не может быть, пока существует, к примеру, запрет тушить пожар самолетами. Пока мы получаем такие справки... Вот я каждое утро получаю их – и сегодня, к сожалению, у нас уже один погибший военный, которого застрелил снайпер российско-оккупационных войск.

Поэтому в концепции реинтеграции Донбасса в Украину это (восстановление экономического сотрудничества - ред.) будет действительно полезно. Но только тогда, когда мы предпримем определенные шаги в плане дипломатическом; получим определенные гарантии. То есть речь не идет о том, что все нужно делать здесь и сейчас. Потому что, конечно: пока убивают наших военных, пока идет почти открытая война Российской Федерации против Украины, это – невозможно. Вообще.

- Вы с кем-то из руководителей государства это заявление согласовывали?

- (Решительно) Нет! Просто, смотрите, откуда взялось это заявление: мы подсчитывали, сколько денег мы ежегодно получали, пока не была введена «блокада» в 2017 году. Можно сказать, на два с половиной миллиарда гривен больше, чем сейчас. За эти деньги действительно можно было сделать много километров дорог, отремонтировать многие школы, построить новые медицинские учреждения. И когда люди спекулируют даже по поводу строительства дороги Северодонецк – Станица Луганская, мол, вот, делают для сепаратистов хорошую дорогу... Дорога сделана совсем не для сепаратистов.

В субботу мы обсуждали это с руководителем военно-гражданской администрации (Северодонецка, Александром Стрюком – авт.), председателем Станично-Луганской райгосадминистрации Юрием Золкиным. Мы получаем информацию даже от людей, которые переходят через КПВВ. Когда они увидели отремонтированную классную дорогу - уже говорят:" У вас видно, что хоть что-то развивается, а на оккупированной территории такого, к сожалению, нет".

Опять же, что касается дороги. Председатель Станично-Луганской РГА говорит, что местные предприниматели стали больше продукции отправлять на Киев, в Северодонецк, начали больше зарабатывать, развивать свои бизнесы. Потому что по этой дороге они едут полтора часа, а не три с половиной, как раньше. Поставщики, или те бизнесмены, которые закупали продукцию, теперь с удовольствием приезжают туда. О чем это говорит? О развитии района в экономическом плане.

- Хорошо. А если представить, что все условия соблюдены; начинаем восстанавливать связи с той территорией. Каковы первые шаги? Ведь тамошние предприятия находятся в непонятной юрисдикции. Тот же Алчевский металлургический комбинат, или Алчевский коксохим, или «Краснодонуголь» – они чьи? До 2017 года были зарегистрированы как украинские предприятия и давали больше половины налогов в нашу казну…

- Еще раз говорю. Об этом можно говорить в контексте реинтеграции в целом. У меня висит карта всей Луганской области. Мы же планируем ОТГ – уже сейчас – и на неподконтрольную территорию. Районы - на неподконтрольную территорию тоже. Ведь это все равно Украина. Да? Оккупированная часть, но Украина. И мы от этого никогда не откажемся. Поэтому в рамках реинтеграции можно рассматривать определенные шаги. В том числе и, возможно, восстановление экономических отношений. Но еще раз говорю – это не просто банально взять сейчас таможни какие-то построить и напрямую заняться торговлей. Нет, нельзя, потому что это будет финансирование терроризма.

- Кстати, об админреформе, о районном делении... Сегодня прочитал в каком-то издании, что районный совет Северодонецкого района будут избирать жители Рубежного, Кременной, других поселков и сел - только не северодончане, которым голосовать на этих выборах не рекомендовано. По-моему, это не совсем справедливо.

- Ну, да... Есть нюансы с районами, с ОТГ. Но, надеюсь, все же ЦИК и Верховная Рада в ближайшее время поставят точку в этом вопросе. В Раде в течение сентября должны проголосовать некоторые законопроекты относительно этого. Поэтому получим все разъяснения. Мы же пока планируем, пока готовимся.

- Вот еще вопрос к теме сотрудничества с оккупированной территорией. О Попаснянском районном водоканале: в чем там проблема? Почему отказ оккупационной администрации от поставки нашей воды должен привести к миллионным убыткам предприятия?

- У нас просто была продажа воды на неподконтрольную территорию. Специфику наших областей - Донецкой, Луганской – кто-то понимает, кто-то не очень. Взять, к примеру, Мариуполь. Кто-то там кричит, что, вот, надо неподконтрольной территории перекрыть воду. Но никто не вспоминает, что там сеть водоснабжения города проходит частично через эту самую территорию, где нет украинской власти. Нет у нас, к сожалению, простых линейных решений – в который раз это повторяю. Поэтому мы и общаемся с Францией, поэтому уже получили два положительных решения относительно модернизации системы водоснабжения и в Мариуполь, и по проекту, который будет реализован в Луганской области.

Через несколько недель приедет сюда группа проектантов, которые на местах будут проводить анализ всего водоканала и уже готовить проект, который в следующем году мы надеемся реализовать. Все же это огромная цифра – 75 миллионов евро для Луганщины. Луганщина давным-давно не получала таких инвестиций.

- Это будет в следующем году, а поставщик электроэнергии пообещал уже 10 сентября оставить Попаснянский РВК без напряжения…

- Мы работаем над этим вопросом; надеемся, никакого обесточивания не произойдет. Мы же все понимаем, что без воды может остаться огромная территория. Постоянные консультации проводятся в соответствующих министерствах... Вице-премьер Алексей Юрьевич Резников лично контролирует этот вопрос.

- То есть 10-го сентября можно не бояться?

- Мы готовимся к худшему, но надеемся на лучшее.

- Городской совет Попасной и Попаснянская РГА собираются выделить из районного водоканала часть мощностей и сделать городской водоканал. Вы как к этому относитесь?

- Мы все будем планировать после того, как французские специалисты сделают проект. Потому что этот проект будет и экономически нам выгоден, и модернизирует всю систему: много порывов, мы теряем очень много воды. Поэтому, надеюсь, когда этот проект будет разрабатываться, мы в него включим все наши проблемные вопросы относительно воды в целом: и в Попаснянском районе, и, возможно, в Лисичанске.

- Последний вопрос, может, даже частный, хотя все равно в тему. Чтобы пройти КПВВ в Станице, нужно в смартфон установить программу "Дия", пройти ПЦР-тестирование... Поговаривали, там прямо на мосту какие-то ловкачи предлагают такие услуги…

- Да, были мошенники, которые делали за деньги экспресс-тесты на COVID-19. Но несколько дней назад была проведена операция правоохранительными органами. Уже есть уголовное производство. Ну, это просто мошенники и аферисты. А рядом с КПВВ стоят модули сертифицированного предприятия, где люди могут спокойно проходить ПЦР-тестирование и не сидеть по две недели в самоизоляции.

Михаил Бублик, Северодонецк

Фото: Алексей Ковалев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-