Опасные окна на траве

Опасные окна на траве

Укринформ
Кульбиты от Госэкоинспекции в Харькове: миллион штрафа за старые окна и 272 грн – за выбросы «коксохима»

Против 70-летнего ученого из Института низких температур им. Веркина за старые рамы во дворе, которые эксперты признали вторсырьем, открыли уголовное производство, а вот разобраться с заводскими трубами экологи и правоохранители не в состоянии.

Жители Харькова потрясены очередным скандалом: заместителю директора прославленного научного института работники Госэкоинспекции в Харьковской области выписали штраф на более чем миллион гривен. За то, что после ремонта старые деревянные рамы сложили во дворе. Более того – материалы плановой проверки направили в прокуратуру, а там ухватились за дело и объявили ученому подозрение по статье «халатность». На фоне информации о том, что должностных лиц харьковского «коксохима» оштрафовали на 272 грн за отсутствие разрешения на вредные выбросы, сумму ущерба от которых невозможно определить, история с окнами на траве приобрела особую пикантность. Социальные сети буквально взорвались, сравнивая суммы штрафов и ситуации. Почему же такие разные подходы у государственных экоинспекторов, разбирался Укринформ.

СТАРЫЕ ОКНА ОСТАВИЛИ "ПО БЕДНОСТИ”

Эта, без преувеличения, сюрреалистическая история началась в сентябре 2019-го: тогда Государственная экологическая инспекция в Харьковской области провела плановую проверку соблюдения требований природоохранного законодательства в деятельности Физико-технического института низких температур им. Б. И. Веркина НАН Украины (далее – ФТИНТ). По результатам проверки инспекторы составили акт о засорении территории строительными отходами, заместителю директора Владимиру Репину выписали штраф – 800 грн, который тот добросовестно оплатил. Не описать шок ученых, когда через пару месяцев выяснилось, что старыми окнами нанесен ущерб государству в размере 1 млн 112 тыс. 953 грн и 12 копеек, а материалы проверки переданы в Харьковскую местную прокуратуру №1.

Володимир Рєпін
Владимир Репин

«Прокуратура открыла уголовное производство, и мне объявили подозрение – что я нанес государству ущерб в особо крупных размерах! За старые рамы, временно лежавшие на территории. Мы же их не вывезли, как говорится, по бедности института. Какие целее, вставили там, где стояли совсем плохие, а стекло вообще все было целое - мы его использовали, где-то оконное заменить, понимаете? А тут оказалось, что краска с рамы "нанесла ущерб" окружающей среде. Потому что может идти дождь, и какие-то ее частицы попадут в землю. То есть, когда окна стоят в здании, то дождь не может вымывать из них краску, а когда их положили – это засорение? У меня случился гипертонический криз. Возраст - и такой стресс. Мне в октябре 71 год исполнится, в институте работаю 52 года, из них в должности заместителя директора – 26. И мне говорят, что я умышленно нанес огромный ущерб. Я такого, как за прошлый год, еще сроду не переживал», – рассказывает Владимир Репин.

Фізико-технічного інституту низьких температур ім. Б.І. Вєркіна НАН України

Физико-технический институт низких температур им. Б. И. Веркина НАН Украины

Начав досудебное расследование по ст. 367 ч. 2 («Служебная халатность»), прокуратура сначала не могла определить – кому же нанес ущерб заместитель директора? Институт получил письмо от следователей, в котором говорилось о том, чтобы учреждение выступило потерпевшей стороной.

"Конечно, мы отказали. Затем такое письмо следствие направило Национальной академии наук. А теперь уже они определились: если не институту, не академии, значит – народу Украины», – возмущается Репин.

Прокуратура обратилась в Хозяйственный суд Харьковской области относительно возмещения нанесенного ущерба, а за время следствия подозреваемого ученого даже объявляли в розыск.

ЭКСПЕРТЫ СКАЗАЛИ, ЧТО ЗАСОРЕНИЯ НЕ БЫЛО

Адвокат Владимира Репина Лариса Матвеева отмечает: то, что претензии экоинспекторов – недостаточно обоснованы, признали эксперты Национального научного центра «Институт судебных экспертиз им. засл. проф. Н. С. Бокариуса», к которым она обратилась.

Лариса Матвєєва

Лариса Матвеева

"Для того, чтобы вообще начать говорить о каком-либо ущербе, нужно было брать пробы почвы, а этого никто не делал. В заключении комиссионного инженерно-экологического исследования определено, что окна – это вообще не мусор, а вторичные материалы, что никакого засорения не было и оснований для начисления ущерба такого размера нет. И Хозяйственный суд 9 сентября отказал прокуратуре в удовлетворении иска, признав требования необоснованными», – рассказывает адвокат.

Но следствие, которое под руководством прокуратуры вел Шевченковский райотдел, продолжилось и после суда. "То, что состава правонарушения вообще нет, правоохранителей не смущало. Мы ходатайствовали о закрытии дела, но получили ответ, что заключение института Бокариуса, которое, кстати, было приобщено в качестве доказательства к материалам уголовного производства, прокурор как-то так по своему усмотрению признал недопустимым доказательством. Это было прямо написано в постановлении об отказе в рассмотрении моего ходатайства. Согласно ст. 89 УПК, только суд решает вопрос допустимости доказательств во время их оценки в совещательной комнате, не прокурор и не следователь», – возмущена Матвеева.

Также, по ее словам, были грубо нарушены сроки досудебного расследования: в уголовных процессах, когда уже сообщено о подозрении, следствие должны завершить за два месяца, и этот срок следствие упустило. Именно тогда, объясняет адвокат, и появилось объявление Репина в розыск.

"Подозрение сообщили 21 апреля, а 10 июля была попытка остановить производство в связи с объявлением в розыск. Розыск человека, которому за 70, который ежедневно ходит на работу и проживает по месту регистрации, получает все повестки и выполняет требования следствия. Фактически это давление. Мы обжаловали в суде, и это постановление было отменено 14 августа. И еще много других процессуальных нарушений, которые допустили следователи. Дошло до того, что прокурор в судебном зале, где ведется видеофиксация, отвечая на мои слова, говорит следственному судье, что ему не важны какие-то там сроки, они дело будут передавать в суд. Это вообще как?"- говорит Матвеева.

В конце концов в среду, 23 сентября, адвокат получила сведения, что уголовное производство о служебной халатности и возмещении начисленного экологами ущерба закрыто, дело направлять в суд не будут. Отметим, еще в понедельник, 21 сентября, пресс-секретарь Харьковской областной прокуратуры Дмитрий Чубенко, отвечая на вопрос Укринформа, сказал, что ведомство считает сроки следствия надлежащими, что подозреваемый не являлся по повестке и поэтому был объявлен в розыск.

ЭКОИНСПЕКЦИЯ РАССМАТРИВАЕТ ЗАПРОС

В Госэкоинспекции в Харьковской области, в которую корреспондент агентства обратилась 21 сентября, пока никак не прокомментировали историю с «опасными» окнами и начисленным миллионным штрафом. Сотрудница, которая отвечает за взаимодействие со СМИ, ежедневно повторяет: «Ваш запрос рассматривается». Так же без ответов остается вопрос о втором штрафе, который всколыхнул общественность: 272 грн, которые экоинспекторы выписали должностным лицам ООО «Харьковский коксовый завод «НОВОМЕТ» из-за отсутствия разрешения на выбросы.

В пресс-службе Госэкоинспекции Украины, в которую Укринформ также обратился, тоже пообещали предоставить ответы, сперва отметив, что с институтскими окнами «не все так однозначно, как подали харьковские СМИ». Но это было еще до того, как правоохранители прекратили уголовное преследование ученого.

Андрій Мальований / Фото: Геннадій Мінченко

Андрей Малеваный / Фото: Геннадий Минченко

Как стало известно Укринформу, в Харьков собирается глава Госэкоинспекции Андрей Малеваный, чтобы лично разобраться с двумя резонансными штрафами – института и завода. На своей странице в Фейсбуке он на днях заявил, что 272 гривни – не единственное наказание для двух должностных лиц ООО «Харьковский коксовый завод «НОВОМЕТ» за нарушения в сфере охраны атмосферного воздуха.

"Это действительно маленький штраф, но, к сожалению, санкция статьи 78 Кодекса Украины Об административных правонарушениях предусматривает именно такие мизерные штрафы за осуществление субъектами хозяйственной деятельности выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух без разрешения (от пяти до восьми необлагаемых минимумов, а один минимум – это всего 17 гривен, – авт.). Хочу подчеркнуть, что таким «наказанием» Госэкоинспекция не ограничивается, ведь за осуществление хозяйственной деятельности, которая стала причиной нарушения Закона Украины «Об охране атмосферного воздуха», предусмотрена не только административная ответственность для должностных лиц предприятия, а еще и начисление соответствующего ущерба», – заявил Малеваный.

По его словам, ущерб, нанесенный предприятием, подсчитывается. Для этого инспекторам необходимо знать фактически отработанное предприятием время. И вот тут интересный нюанс – такие данные должен предоставить сам завод. Вопрос к экоинспекции: как же подсчитать ущерб, если такие данные не предоставят добровольно, пока что остался без ответа. Но руководитель ведомства убежден, что "размер ущерба, нанесенного окружающей природной среде, бесспорно, будет существенным". Окончательные расчеты он обещает до конца этой недели.

Также Госэкоинспекция, как сообщили в пресс-службе, готовит документы для подачи иска о полном прекращении деятельности «коксохима».

ПОЛИЦИЯ ОТКРЫЛА ПРОИЗВОДСТВО

Кроме того, полиция открыла в конце августа уголовное производство по ч. 1 ст. 241 УК (загрязнение атмосферного воздуха). "31 августа на основании постановления Октябрьского районного суда города Харькова следователи Новобаварского отдела полиции и прокурор Харьковской местной прокуратуры №2 провели обыск на предприятии, расположенном по улице Карачевское шоссе”, – говорилось в сообщении ГУ НП в области. Отмечалось также, что на следственных действиях присутствовали государственные инспекторы по охране окружающей среды Харьковской области, специалист Главного управления Госпродпотребслужбы в Харьковской области, представители завода.

"Инспекторы с помощью специальных приборов сделали замеры из котла и дымовой трубы. Согласно результатам измерения, специалистами будет составлен и предоставлен протокол», – заявили в полиции.

Но будет ли тот подсчитанный ущерб таким существенным, как ожидает руководитель экоинспекции и, собственно, общественность, которая в течение лета несколько раз выходила на пикеты из-за работы «коксохима»?

Начальник сектора Украинского научно-исследовательского института экологических проблем Георгий Гутков рассказал, что превышение вредных выбросов нашли только на коксовых батареях: содержание оксида азота составляло 750 мг/м3 против нормы 517,9 мг/м3. В то же время на котельной трубе, при разрешенной концентрации этого вещества 500 мг/м3, обнаружили 428,1 мг/м3. Оксид углерода, или угарный газ, который также выбрасывается «коксохимом», в трубе котельной составлял во время замеров 166,9 мг/м3 при норме в 250 мг/м3. Также Госэкоинспекция измеряла содержание диоксида серы: выбросы составили 783,3 мг/м3 при норме 1500 мг/м3.

Также отметим, что в сентябре образцы воздуха вблизи завода по заявлению частного лица исследовали в Харьковском областном лабораторном центре Минздрава, и превышений ни по одному из 17 показателей не обнаружили.

Поэтому остается ждать подсчитанного ущерба и результатов следствия.

ШТРАФ УЧЕНОМУ - ОЧЕНЬ ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ

Председатель координационного совета ОО "Зеленый фронт" Олег Перегон, комментируя эту ситуацию, отмечает, что государству в течение многих лет не хватает воли изменить положение вещей в экоинспекции, потому что именно в таком виде она и полезна заинтересованным лицам.

Олег Перегон
Олег Перегон

В один из предыдущих годов, отмечает общественный эколог, практически все показатели работы харьковская инспекция, как говорится, «закрыла» за счет... зоопарка. "Тогда кто-то пытался продвинуть другого человека на должность директора зоопарка. И что имели? Вместо реальной работы с засорением и выбросами газов – штраф зоопарку за то, что в вольере слона накоплен навоз, а в другом вольере – незаконное отопление, потому что работники вынуждены были поставить какую-то буржуйку, чтобы согревать новорожденную зверушку, вот и был «незаконный источник» загрязнения. То есть оштрафовали того, кто слабее, и до кого пройти – 20 метров. А в это время область страдает от засорения, загрязнения предприятиями рек и мора рыбы, от лесных рубок и незаконных застроек на берегах водоемов. Но этого никто «не видит». Проедьте на «Минутку» (район на окраине Харькова, – авт.), где строительными отходами загадили уже 15 гектаров, – и никого не могут оштрафовать никак. Пойдите в харьковский Лесопарк - там вырубка на вырубке и захват участков. Так они боятся туда сунуться. Потому что получат по шапке от «небожителей», которые там имения себе строят", - говорит Перегон.

Не иначе как «позором» Перегон называет историю с окнами и «коксохимом». Опять же – инспекторы выбрали слабую жертву. И это не просто позор. Это антиэкологическая деятельность единственного в государстве органа, который должен был бы гарантировать нашу экологическую безопасность. Вцепились в пожилого человека, а там даже и малейшего нарушения не было. А как доходит до «коксохима» или как-то другого предприятия – то все, духу не хватает. Начинается: вот нас не пускают на проверку. Даже лесхозы не пускают. Не то, что заводы с профессиональной охраной. Ну, как это так? Почему в США приходит 1 экоинспектор на предприятие и закрывает его, если находит нарушения? Потому что есть государственная позиция и воля. У нас нет. Покажите свою работу - и вас люди поддержат. Не пускают вас – привлекайте Нацгвардию и обеспечьте себе проход. Вы государственный орган!» – возмущается Перегон.

Сетует общественный активист и на горе-реформаторов, которые уже неоднократно на всю страну объявляли о ликвидации экологической инспекции. "А никто не реформировал, и она кое-как работает. У людей нормальных, которые там еще были, уже все перегорело давно. Большинству тех, кто остался, не болит за природу, они не могут выполнять свои обязанности, как это надлежит. Службу эту надо поднимать. Громаде нужно инспекцию поддерживать и контролировать. Вернуть институт общественного экоинспектора и общественные советы при областных инспекциях», – считает Перегон.

Юлия Байрачная, Харьков

Фото Вячеслава Мадиевского

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-