Архитектурная катастрофа в центре Харькова

Архитектурная катастрофа в центре Харькова

Укринформ
Почему безнаказанно уничтожаются старинные здания, являющиеся узнаваемыми приметами города?

Второй по величине город Украины – Харьков – вдобавок к уничтоженным в последние 5 лет старинным зданиям, может лишиться еще нескольких памятников истории и архитектуры. Причина проста: здания с таким статусом расположены в центральной части города, имеющей особое значение для представителей бизнес-кругов. Именно здесь харьковчан рассматривают не как обычных земляков, а, в первую очередь, как потребителей услуг – от торговых до развлекательных.

ИСЧЕЗАЮЩИЕ ПРИМЕТЫ ГОРОДА И ВРЕМЕНИ

Обилие потребителей – это прибыль, поэтому натиск современных капиталистов на здания, построенные в прошлые века знаменитыми архитекторами и связанные с биографиями лучших представителей мегаполиса, продолжается, и ему не мешают ни памятные таблички на фасадах, свидетельствующие о том, что дом охраняется законом, ни протесты архитекторов и краеведов, ни общественное мнение.

Об этом с болью говорят активные, неравнодушные харьковчане. Они объединяются в инициативные группы и общественные организации, чтобы привлечь внимание властных и правоохранительных структур к нарушению закона и остановить уничтожение памятников истории и архитектуры, которые являются узнаваемой приметой города.

О технологии системного уничтожения этих памятников корреспонденту Укринформа рассказали координатор инициативной группы #SaveKharkiv, директор Благотворительного фонда "Харьков с тобой", член Консультативного совета по вопросам охраны культурного наследия при Департаменте строительства и архитектуры Харьковской ОГА Елена Рофе-Бекетова и профессор кафедры украиноведения, культурологии и истории науки НТУ "ХПИ", член Консультативного совета по охране культурного наследия при Департаменте культуры и туризма ХОГА Михаил Красиков.

РЕКОНСТРУКЦИЯ ВМЕСТО РЕСТАВРАЦИИ

 «В реестре памятников архитектуры Харьковской области значится более 600 объектов. Две трети из них расположены в Харькове, причем большая часть – в центральных районах города, самых завидных для бизнеса. Чтобы заполучить желанный объект в свое пользование, достаточно действовать по схеме: здание старинной постройки, будь то жилой дом или офисное помещение, по акту купли-продажи переходит из коммунальной собственности в частную. Жильцов или арендаторов отселяют, причем люди дают свое согласие, ибо жить в новом доме, с новыми коммуникациями лучше, чем в старом.

Елена Рофе-Бекетова
Елена Рофе-Бекетова

На уровне купли-продажи все осуществляется законно, а потом закон уступает место самоуправству. Новый хозяин здания-памятника вместо того, чтобы сохранить его в первоначальном виде, в том числе, благодаря реставрации, начинает его реконструкцию. Осуществляют это без паспорта объекта (стенда с информацией о застройщике, проектной организации, главном архитекторе проекта, их контактными телефонами) и без разрешительных документов. Эти документы должны согласовываться с местными органами власти, после чего их подают в Государственную архитектурно-строительную инспекцию (ГАСИ). Более того, если речь идет о памятнике архитектуры, то разрешение даёт не местная ГАСИ, а столичная. Сегодняшние застройщики эти правила игнорируют – не знают или не хотят знать. Но после их "реставрации" здание изменяется до неузнаваемости и теряет статус памятника эпохи, вернуть который практически невозможно. Разве только по решению суда о сносе незаконных надстроек, но такого прецедента в Харькове я не припомню», – поясняет Елена Рофе-Бекетова.

По ее словам, свежим примером уничтожения культурного достояния стал памятник архитектуры по улице Гоголя, 2 в самом центре города. Особняк, построенный в XIX веке, сейчас в строительных лесах: новый хозяин возводит третий, а, возможно, будет и четвертый этаж, и здание потеряет свой статус, охраняемый законом.

Особняк, ул. Гоголя, 2 до реставрации
Особняк до реставрации

"Члены группы #SaveKharkiv несколько месяцев назад обратились за разъяснением к представителю застройщика. Тот заверил, что здание не будут надстраивать и оформят необходимые документы, но спустя месяц ситуация не изменилась. Не помогло и обращение в Департамент строительства и архитектуры Харьковской ОГА, хотя там после нашего обращения сразу же выдали застройщику предписание остановить работы. Затем мы обратились в прокуратуру, но она "перекинула" это дело Киевскому райотделу полиции, однако начальник следственного отдела не нашел состава преступления в возведении несанкционированных надстроек на здании-памятнике архитектуры и в факте неподчинения требованию департамента ХОГА, которое от имени государства осуществляет охрану этих памятников. Мы побывали на месте события и не в первый раз убедились, что строительство продолжается, несмотря на запрет: работает строительный кран, на месте и бригада рабочих. К слову, вызванные нами туда полицейские лишь констатировали факт, что видели на объекте людей, но они, мол, не обязательно рабочие, и претензий предъявить некому. Если все пойдет таким ходом, то памятника архитектуры не станет", – добавила Елена Рофе-Бекетова.

По ее словам, группа #SaveKharkiv обращалась к властям и по поводу других памятников архитектуры и истории, оказавшихся под угрозой уничтожения: "Однако наших усилий недостаточно, это тот случай, когда нужно “власть употребить”, ведь с исчезновением таких памятников Харьков лишится своей истории".

"Примечательно, что в суд активисты обратиться не могут, потому что якобы не являются пострадавшей стороной. Это непонятно, ведь мы – представители громады, то есть, государства, и закон априори защищает наши интересы. В этом случае, именно прокуратура, а не общественная организация или отдельные граждане, должна обратиться в суд. Но прокуратура возьмется за дело, если только мы приведем факты бездействия государственных органов или безрезультатности их действий. Пока суд да дело, очередной памятник архитектуры – а строители работают быстро – окончательно утратит свою аутентичность и бороться будет не за что. Спрашивается: не является ли коррупционным сговором вся эта нелепая система, начиная с доведения объекта до аварийного состояния, чтоб потом было что реконструировать?

Выводы должны сделать правовые инстанции. Мы как общественная организация можем только выявлять факты нарушения закона и добиваться наказания для нарушителей. Мы также ратуем за разработку конкретной программы охраны культурного наследия при условии ее финансирования из местного бюджета, и создание благотворительного фонда, где будут накапливаться дополнительные средства для реализации программы", – подчеркнула Елена Рофе-Бекетова.

Для нее, как выяснилось, охрана культурного наследия и создание инициативной группы #SaveKharkiv имеет особое значение, ведь Елена приходится правнучкой знаменитому земляку, академику архитектуры Алексею Бекетову, по проектам которого в конце XIX - начале XX века застроен весь центр Харькова, а это не менее сорока зданий. Памятники Бекетову, установленные возле двух вузов, где готовят архитекторов, служат напоминанием о его вкладе в историю родного города. И хотя Елена по образованию математик, она, как и прадед, видит в архитектуре тот вид искусства, который способен пережить века при условии охраны, поэтому вместе с другими активистами намерена продолжать бить тревогу по каждому поводу, связанному с уничтожением признанных памятников.

КАК ОСТАНОВИТЬ «РЕСТАВРУЙНАЦИЮ»?

Для профессора культурологии НТУ "ХПИ" Михаила Красикова, который известен многочисленными исследованиями в сфере культурного наследия Харькова и области, каждый старинный дом – это еще и памятник истории.

Михаил Красиков
Михаил Красиков

"Есть два главных критерия для внесения объектов в список памятников истории: они должны сохранять свою аутентичность и быть связаны с известными деятелями или событиями истории. Если эти критерии нарушены, памятник теряет свой статус. Нарушения же происходят из-за смешения понятий “реконструкция” и “реставрация”. Некоторые “специалисты” считают, что это одно и то же. Реставраторы по этому поводу придумали словечко "реставруйнация", то есть доведение объекта до руин или полного искажения в результате псевдореставрации.

Реставрация и реконструкция – это совершенно разные вещи: реконструкция – это перестройка объекта, реставрация – сохранение в подлинном виде.

Если говорить об уже упомянутом здании по улице Гоголя, 2, то оно построено в 1818 году в стиле классицизма – с треугольным фронтоном, пилястрами и декоративными наличниками – архитектором Евгением Васильевым, на счету которого и знаменитая, самая высокая в Харькове, колокольня Успенского собора, достроенная другим известным архитектором – Андреем Тоном. Впоследствии одноэтажное здание по улице Гоголя, 2 с мезонином выкупил у вдовы Васильева и достроил второй этаж тот же Андрей Тон. С 1840 года в этом здании жил пастор и работала лютеранская школа, вследствие чего дом был центром культурной жизни этой религиозной общины в течение почти столетия.

До июня 2020 года здание сохраняло все черты классицизма, ведь его фасад не изменился, это было отличное наглядное пособие по изучению архитектуры. Поэтому Центр охраны культурного наследия Департамента культуры и туризма ХОГА был просто обязан внести его в реестр исторических памятников, то есть, добавить новый статус к имеющемуся статусу памятника архитектуры. Но никто даже пальцем не пошевелил. Сравнительно недавно у большей части дома сменился собственник, который решил расширить свою площадь путем реконструкции, – и началось описанное выше уничтожение здания-памятника", – пояснил Михаил Красиков.

СПАСТИ ДОМ БОРТКЕВИЧА

По его словам, есть и другой исторический объект, который готовят уже не к реконструкции, а к сносу. «Это двухэтажный особняк по улице Сумской, 28, известный как "Дом Борткевича", построенный в середине ХІХ века, причем здание запечатлено на самых первых харьковских фотографиях, сделанных в 1864 году знаменитым фотографом Василием Досекиным, и уже один этот факт обязывал бы потомков сохранить уголок старого Харькова, не изменившийся за 156 лет», – отмечает историк.

Что до истории дома, как рассказал Красиков, в свое время его купил промышленник и меценат Эдуард Борткевич, чей сын Сергей стал знаменитым музыкантом, которого называли “последним романтиком в музыке” и “украинским Рахманиновым”. После революции 1917 года он связал свою жизнь с Австрией, где был профессором Венской консерватории.

«Сейчас этому зданию угрожает снос, на его месте будет построен торгово-офисный центр, причем этот проект одобрен Консультативным советом по вопросам охраны культурного наследия при Департаменте строительства и архитектуры ХОГА», – говорит историк.

В начале ХХ века, в годы, предшествовавшие революции, в доме располагалась кофейня, которая была местом явок большевиков. Именно поэтому здание было внесено в Госреестр как памятник истории.

«Однако нынешний собственник – частная фирма – воспользовался процессом декоммунизации, начавшимся в 2015 году, и через суд добился расторжения охранного договора с органом охраны культурного наследия. Тогда в процесс вмешались активисты группы "SaveKharkiv". При поддержке руководства ХОГА в Министерство культуры и туризма Украины отправлены документы на присвоение дому охранного номера в качестве памятника истории, но уже как дома, где родился и жил Сергей Борткевич”, – говорит Михаил Красиков.

В УКРАИНЕ НУЖНА АРХИТЕКТУРНАЯ ПОЛИЦИЯ

По его словам, печальна и судьба дома по улице Свободы, 35, возведенного в начале ХХ века в стиле модерн: "В свое время бывший губернатор Харьковской области, основываясь на выводах киевских экспертов, распорядился вывести здание из реестра памятников архитектуры, хотя не имел таких полномочий. После этого дом был фактически доведен до аварийного состояния. С исторической точки зрения объект интересен тем, что здесь жил советский военачальник Иона Якир, репрессированный в 1937 году, а позднее располагалась гостиница для высших лиц государства, где останавливались Леонид Брежнев, Владимир Щербицкий и другие советские сановники, а также высокие зарубежные гости. Сейчас здание реконструируют, после чего оно вряд ли сохранит свой стиль в первозданном виде".

Если как следует присмотреться, что к этому, что к предыдущему примеру – с домом Борткевича, можно разглядеть некую хитрость, которой пользуются собственники исторических зданий, если хотят их не сохранить, а приспособить под свои бизнес-интересы. В ход идет любая конъюнктура, даже процесс декоммунизации: мол, если эти здания как-то связаны с большевиками, такими персонажами, как Якир или Брежнев, то стоит ли вообще их сохранять?

Но ведь в мире далеко не всегда разрушают памятки, которые олицетворяют и более противоречивые, и даже трагические страницы истории: тюрьмы, концлагеря. Наоборот, их сохраняют для потомков, конечно, с соответствующим информационным сопровождением. Так работает историческая память. Поэтому даже с исторической точки зрения (об архитектурной ценности уже и не говорим) это строения должны быть сохранены.

Можно было бы спасти и столетнее здание, ныне бывший памятник архитектуры по Театральному переулку, 6, в стиле модерн, известное как "Крыша мира".

«С крыши этого здания, образца архитектуры начала ХХ века, открывается потрясающий вид на город, что является находкой для туристов. Однако сооружение пойдет под снос по решению апрельской сессии Харьковского горсовета. На сессии утвержден проект, по которому в этом переулке объединяются два земельных участка, так что общая площадь земельного надела составит более 35 соток. Здесь построят жилой дом, подземную парковку и противооползневое сооружение. И уже не останется памяти о творении архитектора-голландца Льва Тервена, построившего этот доходный дом для сдачи квартир в аренду элитным постояльцам.

Туристам было бы интересно узнать, что квартиры здесь были площадью 180-200 кв.м, а потолки украшала лепнина в виде ангелов, держащих в руках лавровые венки.

В советское время здесь разместилось общежитие для сотрудников гидрометеорологической службы, а во время Второй мировой – немецкий штаб. После войны дом заселила интеллигенция, включая артистов.

В 1980 году случился пожар, жильцов выселили. Очевидцы уверены в умышленном поджоге. Однако и после пожара большая часть здания оставалась целой. Дом пытались восстановить для жилья, но денег на это не нашли. В конце 1980-х был разработан проект, согласно которому здание собирались реконструировать под основанную в ХІХ веке одну из первых в Российской империи научных медицинских библиотек, где было собрано 1,5 млн томов ценнейшей литературы. Однако денег и на эту реконструкцию на излете СССР не нашлось. Здание "Крыши мира" официально являлось памятником архитектуры, имело охранный номер 230, а значит, по закону, новый владелец дома обязан был поддерживать здание в надлежащем виде. Однако ему это было невыгодно, и он добился исключения его из списков памятников архитектуры, что наводит на мысль о коррупции", – считает Михаил Красиков.

По его словам, был в Харькове и "литературно-художественный" памятник, который уже не вернешь. Речь об усадьбе сестер Синяковых в переулке Никитинском, 22.

«Здесь в начале 20 века жила известная художница Мария Синякова, бывали Борис Пастернак, Велемир Хлебников, Николай Асеев и другие известные деятели культуры. Дом снесен в 2018 году. На запрос активистов в харьковской мэрии ответили, что памятником истории дом не являлся и на балансе города не находился. В то же время, на протяжении ряда лет известный харьковский историк Андрей Парамонов не раз обращался к городским властям с предложением передать здание под основанный им Музей городской усадьбы. Парамонов также не раз обращался в Центр охраны культурного наследия Департамента культуры и туризма ХОГА с предложением оформить документы по внесению усадьбы сестер Синяковых в реестр памятников истории. Однако новая владелица дома, не дожидаясь действий чиновников, просто снесла здание, чтобы построить на его месте многоэтажку. И ее нельзя привлечь к ответственности. А вот руководителя Центра охраны культурного наследия можно – по статье, связанной с преступным бездействием, что повлекло утрату памятника истории", – говорит Михаил Красиков.

Еще одним объектом, который погиб в неравной борьбе с алчными застройщиками и равнодушными чиновниками, стала бывшая гостиница в Лопатинском переулке. Это здание, построенное в XIX веке, по словам историка, считалось памятником истории и имело охранный номер: в свое время здесь жила семья знаменитого украинского актера и режиссера Марка Кропивницкого. «Однако новый хозяин здания снес его, чтобы построить на пустыре новый дом. По факту незаконности сноса здания Департамент культуры и туризма ХОГА обращался в прокуратуру, но она никаких действий по привлечению преступников к ответственности так и не предприняла», – констатирует краевед.

Он убежден, что в Украине должна быть создана «специальная архитектурная полиция».

«Нужна отдельная служба, которая бы занималась мониторингом ситуации, контролем, и накладывала без проволочек реальные санкции на вандалов, которые уничтожают памятники архитектуры и истории. Но такой службы нет. Общественные организации бьются в закрытые двери, они не могут заставить чиновников принять реальные меры для спасения памятников, которые якобы охраняются законом. Тотальная импотенция государства в области охраны культурного наследия может угробить остатки нашей истории", – резюмирует Красиков.

ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ РЕСТАВРАЦИЕЙ И НЕЙРОХИРУРГИЕЙ

По его словам, все памятники архитектуры и истории можно сохранить для потомства с помощью профессиональных реставраторов.

"Однако такие специалисты у нас наперечет. Дело в том, что лет пять назад в вузах Украины перестали их обучать: мол, нашей стране такие специалисты не нужны. Осталось лишь несколько специализированных кафедр, в том числе, в Харькове. Но если раньше там фундаментально обучали узких специалистов-реставраторов, то сейчас архитекторам лишь дают определенные знания из области реставрации. А ведь подготовка настоящего реставратора – сродни подготовке космонавта», – рассказывает Красиков.

По его словам, высококлассные специалисты способны по типу кладки, по разным историческим нюансам с точностью до десятилетия определить, когда построено то или иное здание. Нынешний архитектор такими знаниями не обладает. К тому же принято постановление, разрешающее заниматься реставрацией людям, получившим сертификат после сдачи минимальных экзаменов. «Это все равно, что лечить серьезную болезнь у фельдшера или ветеринара. Реставрация – как нейрохирургия, и обычный хирург, даже самый замечательный, не сделает операцию на мозге. Год назад общественность страны инициировала сбор подписей за то, чтобы вернуть в Украину эту специальность, но петиция не добрала голосов и не попала на рассмотрение Верховной Рады», – говорит историк.

Екатерина Кублицкая
Екатерина Кублицкая

Точку в нашей беседе по поводу охраны памятников архитектуры и истории поставила архитектор-реставратор, член Консультативного совета по вопросам охраны культурного наследия при Департаменте градостроительства и архитектуры ХОГА, лауреат Государственной премии Украины в области архитектуры Екатерина Кублицкая, она подчеркнула: застройщики должны помнить о том, что реконструкция не есть реставрация. И что отвечать за нарушение правил охраны памятников архитектуры и истории придется по ч.2 ст. 298 Уголовного Кодекса Украины.

Светлана Лигостаева, Харьков

Фото из открытых источников

Первое фото: «Крыша мира» в Харькове, photographers.ua

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-