За что Вещий Олег хотел отомстить неразумным хазарам?

За что Вещий Олег хотел отомстить неразумным хазарам?

Укринформ
Исполняется 120 лет с начала археологических раскопок в Харьковской области, которые открыли миру Салтовскую культуру

"Аланы, болгары, хазары? 120-летие открытия и исследования салтовской археологической культуры" - так называется выставка, экспонаты которой размещены на четвертом этаже Харьковского исторического музея имени Сумцова.

ТЫСЯЧИ ЭКСПОНАТОВ САЛТОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Но какое отношение имеет именно наш музей к существованию этой культуры с середины VIII до середины X века, или это просто знак уважения к мировой истории? - спрашиваю у заведующего отделом археологии музея, кандидата исторических наук Виктора Аксенова.

- Дело в том, - говорит Виктор Аксенов, - что давние события, связанные с аланами, болгарами и хазарами, происходили именно на территории Харьковской области. Здесь, в Волчанском районе, до сих пор существует поселок Верхний Салтов, с названием которого связано открытие древней археологической культуры, получившей название Салтовской.

Добавлю, что на выставке показана 120-летняя история исследования памятников салтовской культуры в основном харьковскими учеными, хотя в течение длительного времени к ним присоединялись и другие исследователи, в частности археологи из России и стран Европы. Все они стремились отыскать (и отыскали!) свидетельства того, что эта территория когда-то входила в состав такого огромного государственного образования, как Хазарский каганат, который, говоря современным языком, силой объединял под свои знамена чужие земли. Территория каганата во время расцвета в VIII - начале IX веков простиралась от Северного Кавказа до Среднего Поволжья, от Волги на востоке до Днепра на западе. Под властью кагана находились многочисленные народы, а именно: аланы, болгары, мадьяры, славяне. Каганат довольно успешно боролся с Византийской империей и Арабским Халифатом за политическую гегемонию на юге Восточной Европы, в Крыму и на Кавказе.

- Выходит, именно здесь киевский князь Олег собирался отомстить неразумным хазарам - "их селы и нивы за буйный набег обрек он мечам и пожарам", – как писал Пушкин?

- Не совсем так. Гибель каганата связана с именем другого киевского князя - Святослава - и его походами 965 и 967 годов нашей эры. Но история как наука никого не осуждает, она лишь предоставляет факты тем, кто имеет право на обобщение. Поэтому приглашаю на выставку, тем более, что все представленные здесь экспонаты, а их почти полторы тысячи, найдены во время раскопок археологами исторического музея. В фондах музея на сегодня хранится около 20 тысяч экспонатов салтовской культуры, при том, что общее количество археологических предметов составляет почти 55 тысяч, - объясняет Виктор Аксенов.

По его словам, исчезновение Салтовской культуры связано с военно-политическим ослаблением каганата и выходом на политическую арену Древнерусского государства. Началом конца каганата, как я уже говорил, считают походы на хазар киевского князя Святослава.

ПЕРВЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ - УЧИТЕЛЬ ИЗ САЛТОВА

Научные исследования могильников в Верхнем Салтове, рассказывает музейщик, начались с такого эпизода: в 1900 году учителю из Салтова Василию Бабенко стало известно, что жители села после дождей на склонах Капиносового яра находят человеческие кости и различные вещи из размытых древних захоронений. Тогда же он с помощью местного селянина Василия Капиноса раскопал в его усадьбе первые катакомбные захоронения и получил яркие находки (женские украшения, глиняную посуду и тому подобное) и известил об этом членов Предварительного комитета по подготовке в Харькове в 1902 году исторического XII Археологического съезда. Комитет проявил живой интерес к находкам в Верхнем Салтове и отправил туда молодых и легких на подъем ученых Харьковского университета, ныне - имени Каразина. Тогда в раскопках участвовали известные харьковчане, начиная с профессора Дмитрия Багалия - того самого, который когда-то был ректором университета. В течение первого года были исследованы 18 катакомбных сооружений.

Вскоре другой профессор университета - Александр Покровский - самостоятельно продолжил раскопки и открыл еще 28 катакомбных сооружений. Материалы этих раскопок были представлены делегатам XII Археологического съезда и привлекли внимание широкого круга ученых, а также местных меценатов, которые финансово поддерживали археологов, начиная с главного исследователя, учителя Василия Бабенко.

В 1910 году к раскопкам присоединились зарубежные ученые, в частности, шведский археолог Туре Арне, который лично исследовал 12 катакомб, и доставил найденные вещи в Стокгольмский королевский исторический музей. Всего до 1917 года на Верхнесалтовском могильнике было раскопано 325 катакомб, из которых 255 раскопал Василий Бабенко.

С начала 1919 года работы проводились на средства археологической секции Харьковского губернского комитета по охране памятников. В Верхний Салтов ежегодно отправляли археологические экспедиции Харьковского и Одесского археологических музеев, политпросвета, музея имени Григория Сковороды, Волчанского культурно-исторического музея. К 1940 году на могильнике было раскопано от 400 до 500 катакомб, материалы из которых пополнили археологические коллекции не только местных музеев, но и исторического музея в Москве, Эрмитажа в Ленинграде и т.д.

Интересуюсь, как исследователи из разных стран определяли принадлежность находок, не ссорились ли?

- С момента открытия катакомбного могильника возле Верхнего Салтова среди ученых не было единства. Во время XII археологического съезда ученые указывали на определенные аналогии вещевого материала верхнесалтовских катакомб с материалами аланских могильников Северного Кавказа. Профессор Московского университета Дмитрий Самоквасов высказал предположение о хозарской принадлежности открытых памятников. Кстати, его мнение поддержали и учитель Василий Бабенко, и профессор Дмитрий Багалий. При этом оба не отрицали культурных связей между аланскими некрополями Северного Кавказа и Верхнесалтовским могильником. К иному выводу пришел профессор Петербургского университета Александр Спицын, который считал, что основное население Дона и Донца во время существования Хазарского каганата - иранское племя, которое в разное время называлось сарматами, аланами, роксоланами, ясами, - рассказывает Виктор Аксенов.

Однако, к сожалению, Вторая мировая война прервала работы на Верхнесалтовском могильнике. Большинство коллекций и соответствующей документации Харьковского и Волчанского музеев не удалось вывезти на восток, и они были утрачены или изъяты оккупантами.

Исследования возобновились в 1946 году при участии членов экспедиции Харьковского университета и Института археологии АН УССР. Необходимо было пополнить утраченные в годы войны коллекции, а также подготовить новых специалистов-археологов. Свою роль вновь сыграл учитель Василий Бабенко, который, несмотря на возраст, охотно обучал молодых археологов методам поиска катакомбных захоронений.

Значительным толчком для исследований могильника стало строительство Печенежского водохранилища. В 60-е годы начинает работу Кочетокская экспедиция Института археологии АН УССР, в ее состав входил отряд Харьковского университета и сотрудники Харьковского исторического музея. Было обнаружено 80 катакомбных сооружений, но из-за нехватки опыта изучена лишь часть из них. Тогда же в научных публикациях впервые указано, что могильник возле Верхнего Салтова занимает площадь около 100 га и содержит не менее 30 тысяч (!) катакомб. Эти цифры подтолкнули многих исследователей к определению Верхнего Салтова как центра этой территории, почти столицы, огромного города с многотысячным населением в хазарское время.

СОКРОВИЩА МОГИЛЬНИКОВ И КАТАКОМБ

Просим музейщиков рассказать больше подробностей о могильниках и катакомбах, а также об участии в раскопках специалистов Харьковского исторического музея.

- Экспонаты выставки - фотографии, карты, чертежи - свидетельствуют, что главным видом погребального сооружения у аланского населения Салтовской культуры была грунтовая катакомба. Это сооружение, которое состоит из входного коридора - дромоса и погребальной камеры, которая располагалась в его торце. Дромос имеет ступеньки, от одной до двенадцати. Глубина дромоса может составлять 4 м. Вход в погребальную камеру закрывался заложением деревянных досок или плитой из песчаника. Погребальная камера имела форму прямоугольника 2,0 х 1,5 м с закругленными углами, ее высота не превышала 1,3 м. В камеры помещались тела умерших людей. Они укладывались в вытянутом положении на спине головой влево от входа. За головой покойника ставилась жертвенная еда - глиняный сосуд и мясо домашнего животного: коровы, овцы или козы, яйца домашней птицы.

В начале 80-х годов XX столетия к раскопкам подключилась археологическая экспедиция нашего музея под руководством заведующего отделом археологии Вячеслава Бородулина. Под его руководством был открыт и на протяжении ряда лет исследовался катакомбный могильник возле поселка Старый Салтов, всего в 5 км на юг от памятника, открытого Василием Бабенко. Им же в 1987 году было исследовано 14 катакомб салтовского времени, которые случайно обнаружили во время земляных работ по расширению стрельбища на полигоне Харьковского военного училища в Волчанском районе, в 4 км на север от Верхнего Салтова. Материалы из катакомб этих некрополей позволяют отнести возникновение могильников ко второй половине VIII - началу IX в. н. э., То есть, к началу формирования Салтовской археологической культуры, - говорит Аксенов.

По словам специалиста, именно в захоронениях этих могильников найдены поясные пряжки, бляшки, застежки на одежду, наборы украшений, амулеты, аналогичные тем, что находят в аланских катакомбных захоронениях VIII - IX вв. н. э. Северного Кавказа. А о возможном участии в формировании Салтовской культуры славянского населения свидетельствует найденная в катакомбе бронзовая фибула-застежка, которая входила в набор украшений славянских женщин передсалтовских времен.

Результаты работы экспедиции музея позволили реконструировать наборы украшений, которые входили в костюм аланских женщин и детей. Эти наборы являлись наглядным свидетельством этнического, половозрастного, социального и имущественного положения аланской женщины в обществе.

Наиболее показателен, продолжает рассказ Виктор Аксенов, набор украшений из катакомбы № 119, который принадлежал женщине 20-25 лет с верхушки салтовской общины. На это указывает присутствие в наборе шейной гривны и богатого ожерелья из цветного стекла и сердолика, в который входило десять арабских монет, превращенных в подвески. Петли, к которым было прикреплено ожерелье, украшают крупные пряжки-пуговицы из створок морских моллюсков, которые были символом Великой Богини – матери всего живого. Платье женщины было дополнено поясным ремнем, на котором висел набор солярных - с изображением солнца - амулетов, сумочка с аксессуарами. Руки женщины украшали бронзовые браслеты, а пальцы - бронзовые и серебряные перстни.

У представительниц рядового класса набор украшений в целом был схожим с описанным, но беднее: в ожерелье - только одна-две серебряные или медные монеты-подвески.

Примечательно, что показателем принадлежности молодой женщины из другой катакомбы - № 93 - к определенной этнической группе являются подвески к головному убору, характерные для славянского населения южного Полесья, то есть древлян. Это дает возможность полагать, что женщина из этой катакомбы была славянкой, что подтверждается антропологическими материалами. Она каким-то образом стала женой аланского воина и носила такой же набор украшений, как аланские женщины.

Почти возле каждой молодой женщины был найден набор предметов, которые археологи условно называют "сумочкой". Они есть в витринах выставки и состоят из ряда бус, чаще всего белого цвета из роговика, зеркала и нескольких бронзовых зеркалец-пуговиц. Все эти вещи имели не только утилитарное назначение, но и выполняли функцию оберегов-амулетов в защиту детородной функции молодых женщин и обеспечения многочисленного здорового потомства.

Есть на выставке украшения, сопровождавшие маленького ребенка, который был похоронен вместе со взрослой женщиной: две серебряные арабские монеты-нашивки, которые украшали ленту на голове девочки, бронзовые серьги, бусы из синего бисера, бронзовые амулеты с птичьими головками, бронзовые бубенчики и большие бусины из черного стекла с глазками. Все эти украшения выполняли магическую функцию, защищая ребенка от воздействия злых потусторонних сил.

Впрочем, представлены здесь и мужские украшения. По словам исследователя, известно, что аланы были переселены в бассейн Северского Донца, чтобы обеспечивать потребности верхушки Хазарского каганата в продуктах земледелия, а также осуществлять охрану торговых караванов, которые везли богатства севера (мех, воск, мед и др.) на рынки юга, и обеспечить сбор дани с покоренных славянских племен – полян, северян, вятичей.

Военное снаряжение алан представлено в витрине - хазарские сабли, металлические кистени, железные топоры-чеканы, бронзовые крючки от сагайдачного пояса. У каждого аланского воина на поясе висел набор ножей, которые имели огромный спектр использования: и в качестве хозяйственного инструмента, и в качестве столового прибора, и в качестве оружия.

Также на выставке можно увидеть элементы конского снаряжения, которые позволяли на большом расстоянии отличить аланского всадника от других. Голову коня украшал налобник, в трубочку которого вставлялся султан из конских волос. Ремни оголовья и сбруи украшали маленькие и большие позолоченные фалары (бляхи), большие бронзовые бубенцы, которые подвешивались к ремням на тонких кожаных веревках.

Систему украшений аланы позаимствовали у социальной верхушки Иранской империи - шахов и представителей их двора. Присутствие налобника на голове коня у алан свидетельствовало, что его хозяин относится к военной верхушке общества – это сотник или тысячник.

Такое яркое конское снаряжение было найдено в захоронениях коней - в отдельных ямах рядом с катакомбами, в которых были захоронены их хозяева.

Спецификой лесостепного варианта салтовской культуры является присутствие здесь погребальных памятников, оставленных представителями различных этносов. Так, при первых исследованиях катакомбного могильника возле Верхнего Салтова ученые открыли ряд захоронений в обычных грунтовых ямах, которые тот же учитель Василий Бабенко связывал с представителями славянского этноса, которые вытеснили из этих мест хазар. Сегодня, говорит Аксенов, ведущей гипотезой относительно этнической принадлежности грунтовых захоронений является версия московского исследователя Геннадия Афанасьева. По его мнению, ямные захоронения, как и катакомбы, оставлены аланами и являются следствием сохранения аланами традиций сарматов.

ОБРЯД КРЕМАЦИИ. ВЕЩИ ДОЛЖНЫ УМЕРЕТЬ С ХОЗЯИНОМ

В заключение интересуюсь, были ли присущи этим народам обряды кремации умерших.

- В одном из некрополей - возле поселка Красная Горка Балаклейского района - найдены человеческие останки в грунтовых ямах или керамических сосудах-урнах,- отвечает Виктор Аксенов. - Вопрос этнической принадлежности салтовских кремационных захоронений окончательно не решен. На сегодня существует четыре основные версии на этот счет: славянская, венгерская, тюркская и адыго-абхазская. Население, которое оставило кремационные погребения VIII - IX вв. на Северо-Западном Кавказе и в лесостепном Донецко-Донском междуречье признается этнически родственным.

Исследованием этих кремационных комплексов в последние годы занимались, кроме представителей нашего музея и Харьковского национального университета им. Каразина, еще представители Слободской археологической службы (подчинена Институту археологии НАН Украины). Материалы, полученные в результате этих работ, свидетельствуют о высокой степени вооруженности носителей кремационного обряда - сабли, копье, топор-чекан, наконечники стрел. К сожалению, значительное количество погребального инвентаря до нас не дошло. В связи со спецификой обряда многое погибло в погребальном костре. Интересной чертой погребального обряда было умышленное разрушение предметов вооружения, бытово-хозяйственного инвентаря, конского снаряжения при возложении его в могилу. Считалось, что со смертью хозяина должны умереть и его собственные вещи, которые в потустороннем мире окажутся целыми и будут снова служить своему хозяину. При этом поврежденные вещи помещались отдельно от пережженных человеческих останков и образовывали так называемые тайнички.

Материалы выставки свидетельствуют, что в Харькове сложилась собственная школа салтововедения, создание которой связано с именем доктора исторических наук, профессора университета им. Каразина Владимира Михеева. Именно благодаря его усилиям в Харькове профессионально рос ряд археологов-салтововедов и был создан в 2000 году научно-исследовательский Международный центр хазароведения, начато издание ежегодника (рус.) "Хазарский альманах". Сейчас он приобрел статус международного издания, потому что его учредителями являются такие ведущие учреждения как Институт востоковедения имени Крымского НАН Украины, Международный Соломонов университет (г. Киев) и Институт славяноведения РАН.

Исследователи в свое время, а некоторые ученые и сегодня, связывали салтовские древности не только с Хазарским каганатом, но и с летописным населением - русами. На сегодня гипотеза украинского ученого Дмитрия Березовца, согласно которой Салтовская культура лесостепной зоны Донецко-Донского междуречья может быть связана с русами, нашла свое продолжение в работах московской исследовательницы, доктора исторических наук Елены Галкиной, которая считает салтовскую культуру в пределах лесостепной зоны культурой такого государственного образования, как Русский каганат.

Таким образом, несмотря на то, что салтовские древности изучаются 120 лет, все еще остается много вопросов, которые нуждаются в исследовании. Над их разгадкой как раз и работают харьковские археологи. Свидетельством чего и является эта выставка, которая будет работать вплоть до июня 2021 г.

Приходите, экскурсии проводят по графику, с соблюдением правил карантина - в масках и с дистанцией 1,5 м между посетителями. А впечатление получите такое, что запомните навсегда. Кроме всего прочего, еще и поймете, почему Вещий князь Олег пытался поставить на место неразумных хазар, которые планировали захватить полмира.

Светлана Лигостаева, Харьков

Фото Вячеслава Мадиевского

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-