Сергей Гайдай, председатель Луганской облгосадминистрации - руководитель областной ВГА
Не все вынужденно перемещенные лица готовы получать квартиры возле линии соприкосновения
16.12.2020 19:12

Наш разговор с председателем Луганской областной государственной администрации – руководителем областной военно-гражданской администрации (а он в данной ситуации выступал в обеих своих ипостасях) Сергеем Гайдаем происходил преимущественно в перерыве между заседаниями форума «Восток возможностей», который на днях прошел в Краматорске. Однако сам формат этого действа предусматривал вопросы и ответы, поэтому я включил сюда и те темы, которые прозвучали в ходе дискуссий. Точнее, одну из них: введение территорий приоритетного развития (ТПР) в прифронтовых областях. Причем первым на вопрос об этом мне ответил вице-премьер-министр Алексей Резников.

О ПРИОРИТЕТАХ РАЗВИТИЯ

Почему меня это волнует. В Луганской области уже создавали ТПР в начале 2000-х в депрессивных шахтерских регионах. Конечно, ничего путного из этого не вышло. Внешних инвесторов предложенные условия как-то не привлекали, зато за деньги государства, выделенные шахтерам, построили с десяток швейных фабрик (где шахтеры – а где швеи!). И вот снова летом этого года я услышал от советника вице-премьера Андрея Мирошниченко об инициативе создать что-то с тем же названием. Но Алексей Резников успокоил: проект создания ТПР еще только формируется.

- На сегодня все согласования со всеми центральными органами исполнительной власти состоялись; согласование переходит на правительственные комитеты ВР, в четверг должно состояться рассмотрение на правительственном комитете с целью представления на рассмотрение правительства в этом месяце. В случае, если правительство поддержит саму концепцию создания территорий приоритетного развития/содействия стратегическому развитию Донецкой и Луганской областей – будет введен проектный офис, создана группа, которая будет писать саму концепцию, она станет основанием для написания проектов законов Украины, которые будут регулировать саму деятельность. У нас ожидание, что не позднее весны эти проекты будут вынесены на рассмотрение украинского парламента, - сказал вице-премьер.

Естественно, что о готовности к введению такой структуры я при случае спросил и у Сергея Гайдая.

- О территории приоритетного развития уже ответил вице-премьер, а что в этом направлении планирует делать областная администрация. Уже поступали из Министерства какие-то предложения?

- Мы с Министерством постоянно на связи. Посмотрите, сколько сделано за последнее время. Сдвинулось с места строительство железнодорожного пути (который соединит восточную половину области с общеукраинской сетью дорог – ред.). Ратификация договора о выделении средств на ремонт «Старобельского треугольника» (автомобильные дороги, которые объединяют три важных города в области) и строительство агрохаба в Старобельске. Сейчас мы говорим о тех домах, которые построят в Северодонецке за счет немцев. Так же говорим об областной больнице, и т.п. – здесь без Министерства реинтеграции не делается сейчас ни один шаг.

- И все-таки, о территории приоритетного развития. В начале 2000-х структуры с такими названиями уже создавали - и получились какие-то оффшоры в отечественном исполнении. Есть опасения, что это может повториться.

- Ни о каких оффшорах мы не будем говорить. Мы говорим о том, чтобы сделать определенные преференции. Например, чтобы на время проведения Операции объединенных сил из налога на доходы физических лиц на месте оставалось не 15 %, а 25 – на десять больше. Десять процентов - это почти 600 миллионов гривен, которые дополнительно будет получать Луганская область. Это немалые деньги. У нас капитальный ремонт одной школы стоит примерно плюс/минус 40 миллионов. То есть, за эти деньги мы можем отремонтировать десять или больше школ.

Или возьмем другую сторону. По всей стране есть проблема с пожарной сигнализацией. Образование, культура, медицина... Мы посчитали: для того, чтобы привести в надлежащее состояние пожарную сигнализацию в заведениях этого профиля во всей области, необходимо примерно ориентировочно 256 миллионов гривен. Пожалуйста, можем за год полностью сделать пожарную сигнализацию.

– Когда я спросил об этом у Андрея Мирошниченко, он сказал, что они только в процессе…

- Да, мы в процессе – уже консультируемся с различными депутатскими комитетами, группами для того, чтобы воплотить это в жизнь.

- То есть, область тоже над этим работает?

- Работаем, конечно.

НА ЛИНИИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

Этот вопрос задал не я, а представитель общественности города Счастье. Он строго спросил у «губернатора», почему отменили демократию в некоторых районах вблизи линии соприкосновения. Ответ Сергея Владимировича показался мне если не сенсационным, то, по крайней мере, ошарашивающим.

- Выборы в Счастье. Я не знаю, почему вы адресуете этот вопрос мне. Его необходимо адресовать одному человеку – Владимиру Путину. Война прекратится в тот же день, когда он захочет ее прекратить. Количество диверсионных групп, которые обезвредили в области СБУ, военные, другие наши силовые структуры с лета до декабря, - я даже некоторые не могу назвать, потому что в отношении них еще продолжаются определенные процессуальные действия. Но три могу назвать. Первая готовила подрыв цистерны с аммиаком на северодонецком «Азоте». Цистерна – это так просто звучит, но в ней хранится 350 тысяч тонн аммиака.

Второй подрыв «Азота»... Просто для понимания, что такое «Азот». Сегодня там высокими темпами производится селитра. Помните, недавно в порту Бейрута произошел взрыв склада с селитрой? Так вот, там не было даже половины того объема селитры, сколько есть на «Азоте». Представляете масштаб возможной трагедии? Северодонецка не стало бы вообще.

Целью третьей группы был военный госпиталь. Правоохранители задержали группу, которая уже собиралась его взорвать, - вместе с ранеными военными, врачами и так далее. И еще много чего такого, о чем вы просто не знаете. Но это война, и она продолжается.

Поэтому, о демократии не говорите нам.

А уже в ходе дискуссии корреспондент Укринформа задал свои вопросы:

- Как у нас на сегодня обстоят дела с перемещенными лицами? И второй вопрос - относительно населенных пунктов, где можно предоставлять квартиры переселенцам. Скажем, жилье для четырех семей, которых принудительно выселили оккупанты и которые обращались за помощью к Владимиру Зеленскому – квартиры нашлись почти мгновенно в Золотом, практически на линии разграничения.

– Действительно, очень хочется, чтобы мы уже в 2021 году построили и достроили дома, которые запланированы для людей со статусом ВПЛ. Мы говорили о сохранении инфраструктуры Луганской области. Нам необходимо сохранить наших врачей, педагогов, деятелей культуры и т.д. Ключевые отрасли теряют специалистов.

Что касается тех квартир, которые мы быстро нашли. Они недалеко от «нуля», и не все очень хотят там жить. Это во-первых. Во-вторых, они были в ужасном состоянии, поэтому нам пришлось их капитально ремонтировать. Мы не строим «потемкинские деревни», не так, чтобы просто гипсокартоном зашить стены, покрасить трубы – и пусть заселяются. Нет. Мы действительно делали капитальные ремонты - практически строили новые квартиры. Так вот. Мы предоставили квартиры всем, кто был в сложной ситуации. Плюс мы предоставили квартиры пленным, которых освободили в декабре прошлого года. И у нас есть еще две квартиры. Уже отремонтированные. Мы предлагаем их, но как-то не хотят люди туда переезжать. Хотя в Золотое уже проложена хорошая, новая дорога. Люди хотят квартиры в Северодонецке, а уже даже в Лисичанске - и то не хотят. Нужно учитывать амбиции людей. А так - будем строить.

Вопрос о проблемах переселенцев, то бишь ВПЛ, был главным на форуме. Правда, просвета в конце тоннеля, честно говоря, я лично не увидел. Но все же поинтересовался у председателя ОГА, когда наконец удалось поговорить с глазу на глаз:

– В распоряжении администрации есть средства, которые могут быть направлены на обеспечение жильем переселенцев? Вообще, какая с этим ситуация?

– Первое. Немцы дали на Донецкую и Луганскую области 25 миллионов евро. Планируется дом в Северодонецке. Второе. Мы выиграли суды и сейчас будем проводить тендеры на достройку домов в Рубежном. Третье. В Кременной у нас есть проект уже готовый: два дома, 46 квартир. Мы ставим это на государственный фонд регионального развития. И ищем отдельные варианты, скажем, когда есть квартиры, которые уже забрали в коммунальную собственность – заброшенные, без владельцев. Делаем там ремонт и передаем их людям. Это четвертое. То есть, у нас есть несколько источников финансирования, за счет которого мы можем строить, ремонтировать и передавать жилье людям.

- О квартирах в Золотом вы уже сказали. А в других городах есть возможность строить жилье? И не обязательно на линии разграничения. Есть такие замечательные города, как Старобельск, Сватово…

- В Лисичанске сейчас будем делать ремонт квартиры и передавать врачам.

– А вообще – есть конкретные данные, сколько у нас легально переселенцев проживает на подконтрольной территории области?

– Четкой цифры не будет, потому что у нас зарегистрировано 200 тысяч переселенцев, из которых большинство не проживает здесь. Они мигрируют. Кто-то уехал в Киев, кто-то - в Одессу, кто куда. У нас ориентировочно проживает 70 тысяч. Некоторые уже купили себе жилье, кто-то у родственников живет. Разные совсем судьбы у людей. Для нас сейчас главное, знаете, все же обеспечить людей со статусом ВПЛ, у которых есть специальность, образование, которые работают учителями, а также медицинских работников. Вот это в первую очередь.

- У нас образовали районы. После объединения нескольких в одном в некоторых вообще сейчас ничего нет, как в Северодонецком, в котором негде сессию провести. Что с этим делать? Как у них бюджет будет формироваться? Каковы их полномочия в отношении образованных объединенных территориальных громад? Есть какая-то в этом всем определенность?

– Мы ждем сейчас решения, в том числе Кабмина и Верховной Рады, чтобы понять, какие у них действительно должны быть полномочия. По большому счету, районы, в принципе, созданы для того, чтобы недвижимость, которая у них есть на балансе, передать в ОТГ, и их судьба будет после этого завершена.

- Областная администрация планирует принимать какие-то меры на этот переходный период?

- Возможно, в дальнейшем будут образованы префектуры вместо районных государственных администраций.

- Скажите, а какой размер областного бюджета - и из каких доходов он состоит.

- Смотрите... Кратко о размере: в 2020 году это было 618 миллионов и ориентировочно мы планируем на 2021 год 670-680 миллионов. Это собственные поступления. Все остальное - дотации, субвенции, средства ГФРР и т.п.

Михаил Бублик, Северодонецк

Фото Алексея Ковалева

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-