Тарас Василик, руководитель первой городской клинической больницы Ивано-Франковска
Раньше мы пневмонии лечили до 14 дней, а воспаления, вызванные COVID-19, лечим втрое дольше
22.12.2020 19:52

Ивано-Франковская городская клиническая больница №1 принимает больных COVID-19 с весны. Тогда первым вызовом для медицинского учреждения стала потребность обустроить еще одну приемную, ведь здесь работает единственный в городе травматический пункт. Разграничить зоны пришлось срочно. Так же оперативно здесь недавно решали вопрос подачи кислорода, ведь снижение температуры воздуха поставило под угрозу эффективное лечение пациентов.

Руководитель первой городской Тарас Василик убежден, что для больных COVID-19 подача кислорода - самая важная в процессе лечения, а для того, чтобы преодолеть последствия коронавируса, человек должен пересмотреть свой образ жизни и определить собственное здоровье приоритетом.

СЕГОДНЯ БОЛЬНИЦА НУЖДАЕТСЯ В ТАКОМ ЖЕ КОЛИЧЕСТВЕ КИСЛОРОДА В СУТКИ, КАК МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ЗА ВЕСЬ ПРОШЛЫЙ ГОД

- Сегодня в Ивано-Франковске констатируют уменьшение заболеваемости коронавирусом после напряженного ноября. Ваши медики почувствовали облегчение в работе?

- Конечно. Госпитализация пациентов заметно уменьшилась, ситуация улучшилась. Если еще 10 дней назад у нас было до 190 больных, то сегодня – 112. Вчера с пневмониями к нам поступили 11 пациентов, а еще недавно мы принимали 40 больных в день. Тенденция - положительная. Поэтому у нас появилась возможность переосмыслить ситуацию, провести кадровое перераспределение, пересмотреть обеспечение…

- Рук хватает в больнице?

- Наш медперсонал, который задействован в медицинских бригадах для помощи пациентам с подозрением или подтвержденным диагнозом COVID-19, насчитывает около 190 человек.

Понимаем, что специалист для обеспечения кислорода должен быть в команде, как и водитель, который возит материалы для исследования, как и лифтер и другие специалисты. На данный момент мы увеличили количество койко-мест до 200 за счет отделения детской клинической больницы. По контракту у нас работают преподаватели медуниверситета, педиатры, медсестры и другие врачи.

Да, в марте, когда началась эпидемия, мы действительно почувствовали огромную нагрузку и психологическое напряжение. Тогда пришлось собрать все силы в кулак, стать более ответственными, потому что мы столкнулись с неизвестным недугом. Люди начали увольняться, просить всяческие отпуска, даже без сохранения зарплаты. Да, нам надо было уговаривать людей остаться. Они боялись за свои семьи, за детей, здоровье. Сегодня я могу только поблагодарить всех, кто с первых дней эпидемии понял, что наше главное призвание – помогать людям, а поэтому остались и работали.

Теперь у нас есть протоколы, мы адаптировались к ситуации, научились работать оперативно и слаженно, единой командой. Поддержку со стороны местных властей и волонтеров чувствуем до сих пор. Многие помогают интерны. Помощь от Ивано-Франковского медуниверситета существенная, сотрудничество замечательное. Теперь пациентов с коронавирусом и подозрением у нас лечат в четырех отделениях. К тому же работает хирургия, травматология и в круглосуточном режиме - единственный в городе травмпункт для взрослого населения.

Для этого нам весной пришлось провести разграничение зон. Вместе с местными властями мы приняли решение в оперативном порядке обустроить еще один заезд в больницу с пандусом. Средства получили сразу.

Одновременно провели срочные работы для обеспечения койко-мест кислородом. Эту проблему мы начали решать еще в апреле. На сегодня в больнице 93 кровати имеют доступ к кислороду. Хочу отметить, что концентраторы разные: для одного или двух пациентов. Так же кислородная точка может быть для двух пациентов. Мы стараемся каждую кровать обустроить кислородной точкой, для этого недавно начали работы по установке газовой установки, которая будет работать по совершенно новой, современной системе подачи кислорода.

- А проблем в доставке кислорода в больницу не испытываете? Ведь использование его выросло в разы…

- Мы и подумать не могли о таких объемах кислорода. Если в прошлом году мы использовали 1,2 т, то сегодня столько же больница использует в сутки. Когда еще не работало калушское предприятие, то кислород возили только из Львова и были предупреждения о возможных перебоях. К счастью, обошлось.

Когда объемы кислорода начали расти, мы увидели проблему намерзания редукторов в системе. Скажу честно, в октябре ситуация нас просто шокировала, когда на улице немного упала температура. Кислород в системе есть, в криоцилиндрах - тоже, а в конечной точке давление кислорода было настолько мало, что ставило под угрозу жизнь больных. Объем использования кислорода увеличивался, а с ним нарастали снег и гололед на трубе.

Что мы только не делали: чистили, грели, дули на те трубы. Ничего не помогало. Обратились к коллегам из Львова, Киева. Посоветовали ставить теплоприемники. Все установили за полдня. Через некоторое время ситуация повторяется. Тогда вызвали специалистов, установили систему обогрева и все стабилизировалось. Но мы понимаем, что это оборудование устаревшее, его необходимо заменить и для этого ставим новую установку.

- Случай во Львовской области, когда пациенты погибли из-за отключения электроснабжения, заставил руководителей больниц пересмотреть работу системы энергопитания. Как она работает в вашей больнице?

- У нас есть источники бесперебойного питания, которые позволяют работать больнице после обесточивания до часа-полутора, в том числе и поддерживать работу аппаратов ИВЛ. Наше учреждение во второй категории энергообеспечения, то есть, есть резервные трансформаторные станции. Дизельная система еще не запущена. Более насущной потребностью стала новая система подачи кислорода.

АНТИБИОТИКИ - НЕ ПАНАЦЕЯ

-Недавно городской председатель Франковска Руслан Марцинкив дал указание увеличить в больницах запасы антибиотиков. С ними есть проблема?

- Да, мы стараемся закупить сейчас большее количество фармацевтических препаратов. Антибиотики - это незначительная часть того, что необходимо нашим больным. Проблем с лекарствами пока нет, но есть опасения, что ситуация может измениться. Прежде всего, это связывают с колебанием курса валют со следующего года.

- Вашим пациентам приходится сегодня покупать лекарства?

- Это сложный вопрос. Однозначного ответа здесь нет. Часто люди спрашивают, почему они должны делать компьютерную томографию за свой счет. Объясняем, что эта услуга не внесена в пакет государственного обеспечения. Эта диагностика, на самом деле, не обязательна. Поэтому ажиотаж с КТ, который наблюдаем, не имеет никаких объяснений.

Политика нашей больницы в том, что мы должны предоставить пациенту все необходимое. Не может быть такого, что лекарства у нас есть, а человек их покупает. Тут другой вопрос. Если в национальном перечне нет того или иного препарата, то мы не можем его закупить. Поэтому это ложится на плечи пациентов, о чем приходится им объяснять. Стоит сказать, что на протяжении эпидемии Минздрав и НСЗУ с пониманием относились к нашим пожеланиям и вносили изменения в свои постановления, что позволило без тендера купить для медучреждения лекарственные средства и оборудование, которые стоят свыше 50 тысяч гривен. По сокращенной процедуре. Так мы приобрели УЗИ-аппарат, лабораторное оборудование, ИВЛ-аппараты, концентраторы и все необходимое. Улучшили свое материальное положение, так как при лечении больных COVID-19 многое значит профессиональный врачебный подход, готовность учреждений помочь пациенту и наработанные протоколы.

Антибиотик - не панацея. Вот сейчас говорят, что в лечении COVID-19 очень помогает «Актемра». Две ампулы этого препарата стоят около 30 тысяч гривен, и не каждый смог бы их купить. Впрочем, если взять показатели летальности от вируса в Европе и США, то в Украине сегодня не самая плохая ситуация. То есть, дорогие препараты – не главное.

Вот у меня лечился мой одноклассник. В больнице он провел четыре недели, две из них – в реанимации. Молодой человек, который вел здоровый образ жизни, заболел. Лечился дома. Все было хорошо, пока не упала сатурация. Мы вытащили его благодаря профессиональным и уверенным действиям персонала. Однако остаточные явления он испытывает до сих пор, когда уже несколько недель находится дома. Признается, что ничего не болит, нормально себя чувствует, а КТ показывает, что состояние ухудшилось от начальных исследований на 30%. COVID-19 настолько поражает легочную ткань, что оставляет после себя рубцы. Такие же, как образуются на пальце после пореза. Должно пройти время, чтобы те рубцы рассосались. Но для этого человек должен над собой работать.

- Как именно? На что нужно обратить наибольшее внимание?

- Самое первое - это соблюдение диеты. Я регулярно провожу обход больных и иногда просто поражен культурой питания. Недавно наблюдал, как пациентка в больнице может себе позволить съесть до поллитра оливье, которое принесли из дома. Спрашиваю, чем не устраивает больничный суп, а женщина объясняет, мол, не выбрасывать же салат, который принес муж. Поймите, когда организм болен, а мы еще едим мясо, майонез и другую тяжелую пищу, то он вынужден выделять много энергии для ее переваривания, а не для борьбы с инфекцией.

Следующее. Когда мы наелись, объем брюшной полости увеличивается. Диафрагма подпирает больные легкие, тогда как им нужно в этот период больше всего пространства. К тому же один из приемов улучшения сатурации, насыщения легочной ткани кислородом, это поза пациента на животе. Больным с дыхательной недостаточностью нужно проводить до 18 часов из 24-х на животе.

Для восстановления организма после коронавирусной инфекции обязательно необходимо быть больше на свежем воздухе, выполнять дыхательную гимнастику, ингаляции, содовые паровые ванночки. Среди обязательного - обилие теплого питья. Если набор овощей и фруктов не позволяет получить необходимый перечень витаминов, то можно его усилить витаминными комплексами. То есть, нужно позаботиться о своем здоровье с учетом всех рекомендаций врача.

БОЛЬНЫЕ С ПНЕВМОНИЯМИ, ВЫЗВАННЫМИ COVID-19, ДОЛГО ВЫЗДОРАВЛИВАЮТ

- А кто сегодня больше уязвим к COVID-19?

- По нашим наблюдениям, это пациенты с сопутствующей патологией - сахарный диабет, сердечная недостаточность, легочные недуги. Еще могу добавить к этому онкозаболевания. Нередко мы обнаруживаем этот недуг уже здесь, когда человек попадает с коронавирусом. Люди о нем не знают. Это онкологические заболевания почек, органов малого таза, молочных желез... Такие пациенты тоже тяжелее болеют.

- Говорят, что COVID-19 – это болезнь с нюансами, каждый из которых имеет огромное влияние на течение болезни. Каковы ваши наблюдения?

- Если сравнить нынешние пневмонии с теми, которые мы лечили в 2008 году, то больные с воспалительными процессами, которые повлек COVID-19, очень долго выходят из болезни и требуют амбулаторного лечения. Если раньше пневмонии мы лечили до 14 дней, то ковидные воспаления требуют лечения почти втрое дольше. У нас такие больные находятся по 3-4 недели, и их много…

Весь мир столкнулся с такой проблемой, что медики не успевают одних пациентов вылечить, а уже поступают другие. Не проблема ввести антибиотик, а задача - обеспечить пациентов кислородом.

Врачи пока не могут справиться с вызовами коронавирусной инфекции. Если были бы идеальные протоколы, то смертность в мире была бы другой. Скажу больше, подходы к установлению этого диагноза тоже нуждаются в пересмотре. Мы нередко видим, что клиническая картина у больного – это COVID-19, а ПЦР-диагностика отрицательная. Сейчас уже рассматривают вопрос, чтобы ИФА-исследование тоже брать в качестве официальной диагностики.

- А наблюдали ли вы нетипичные симптомы этого недуга?

- У кого-то давление подскочило, у других – болят ноги, могут быть поносы. Когда человек сдает ПЦР-диагностику и окажется, что она положительная, тогда мы расцениваем эти симптомы как инфицирование. Впрочем, в начале эпидемии многие люди с такими симптомами даже не обращались к врачу. К примеру, бывает, что люди наблюдают катар верхних дыхательных путей (обильные выделения из носа, отек слизистой, частый кашель – авт.) У кого такого нет в течение года? А это тоже могут быть банальные проявления COVID-19. Как и бессонница, и повышенная потливость, и сильная раздражительность. То есть, неврологические проявления. Ведь микропоражение сосудов, которое вызывает коронавирус, может быть не только в легких, но и в головном мозге, в области сердца, кишечнике…

Сегодня говорят, что якобы вирус мутирует. Думаю, на самом деле, появляется все больше новых его симптомов, которые мы раньше не принимали во внимание, или они были мизерными на фоне других изменений в организме.

- Знаю, вы тоже переболели COVID-19. Сразу удалось уловить его симптомы?

- Да, мы с женой переболели в октябре, дочка – в июне. У меня просто поднялось давление. Позже почувствовал слабость, ломоту в мышцах. Постоянно хотелось согреться, будто не хватало тепла. Тогда и решил сделать ПЦР-исследование. Где инфицировался? Трудно об этом сказать, когда ты каждый день контактируешь с пациентами, больными COVID-19. У нас многие работники уже переболели.

- Вы получили все предусмотренные выплаты?

- Все выплаты, предусмотренные в случае заболевания COVID-19, работники получили и получают. Кроме того, 156 работников сегодня застрахованы, это гарантирует им возврат определенной суммы средств, которые они потратят на лечение. Это незначительная, но тоже помощь.

- Сегодня много говорят об увеличении зарплат медикам. Какие выплаты, по вашему мнению, могут удержать их в Украине?

- Если взять сегодняшние зарплаты медиков плюс доплаты, которые предусмотрены за лечение больных COVID-19, то считаю, что они не худшие. Это сдерживает людей от поиска счастья за рубежом.

Думаю, зарплата медика в Украине должна зависеть от среднестатистической зарплаты в промышленности. Если строитель получает 14 тысяч гривен, а врач – 6 тысяч, то это парадокс.

Другая составляющая - условия труда. У нас могут быть лекарства, тепло, свет, но нам может не хватать оборудования. Сегодня мы пожинаем последствия финансирования здравоохранения по остаточному принципу, что было раньше. Медучреждения почти не развивались. Медицинская реформа стала большим шагом вперед, она дала толчок к правильному развитию отрасли. Другой вопрос, что реформа нуждается в коррекции.

До апреля мы не могли себе позволить купить УЗИ-аппарат за 1,3 млн грн, а теперь смогли, как и найти средства на оборудование для лаборатории. Теперь мы делаем ИФА-исследования и постоянно учимся работать в новых условиях. Это позитив.

- Локдаун в январе нас спасет?

- Трудно сказать. Однозначно, это оттянет момент одновременного поступления большого количества пациентов в больницу. Поэтому должны понимать, что есть вещи, о которых за нас уже кто-то подумал. Мы обязаны их выполнять.

Если бы каждый командир по-своему выполнял приказы генерала, не знаю, что ждало бы такую армию. Но такое мы сегодня наблюдаем в ситуации с карантином. Нам говорят о социальной дистанции, а над ней многие насмехаются, пренебрегают. Так же не все пользуются защитными масками, антисептиками.

Сегодня нам как никогда нужно слышать друг друга, быть терпимыми и не забывать о культуре поведения.

Ирина Дружук, Ивано-Франковск

Фото Юрия Рильчука

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-