Жизнь после АТО: с солью и перцем

Жизнь после АТО: с солью и перцем

Укринформ
Ветераны строят, пишут книги и создают собственные бренды

Не у всех получается после службы в АТО/ООС найти себя в мирной жизни, есть трагические судьбы, которые рвут душу. Но мы сегодня расскажем о тех, кто нашел себя и пишет истории успеха.

"За время службы ты теряешь связь с современными трендами, поскольку жизнь очень динамична. Надо было учиться", - говорит херсонец, участник боевых действий на востоке Украины Максим Негров.

Собственно, все герои этого материала изменили после войны свою жизнь: юрист, который пишет книги о войне (сейчас уже вторая на подходе), экономист, который теперь строит (потому что война – это разрушение), ребята, которые создали собственный бренд «Соль и перец», и ветеран, который начал шить бронежилеты не хуже зарубежных.

Юрій Прошуров
Юрий Прошуров

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ: БРОНЕЖИЛЕТЫ И ТУРИСТИЧЕСКОЕ СНАРЯЖЕНИЕ ПОД СОБСТВЕННЫМ БРЕНДОМ

Херсонец Юрий Прошуров превратил свое хобби в бизнес – он создал собственный бренд Protec UA и шьет туристическое и тактическое снаряжение (в частности, бронежилеты). Среди его заказчиков – военные, страйкболисты, охотники, покупают такие вещи и на подарок.

Перед войной Юрий получил высшее техническое образование, работал в «Новой почте», в 2014 году пошел добровольцем в батальон патрульной службы «Херсон», который понес потери в Иловайском котле. "Мой взвод именно в Иловайск не попал – был приказ подвезти провизию, медикаменты, на тот момент кольцо, где были наши, закрылось. Потом Волноваха, вернулись в Херсон", - вспоминает он.

Продолжил службу в составе батальона - снова были ротации в АТО/ООС вплоть до 2017 года. Позже перевелся в водную полицию, там еще два года отработал, успел окончить Харьковский национальный университет внутренних дел.

«Еще в 2015 году заинтересовался плитоноской (плитоноска – это современные чехлы для бронежилетов, наполняются бронеплитами – авт.), увидел у ребят, понял, насколько это удобное, легкое изделие по сравнению с тем бронежилетом, который был у меня. На тот момент я такую плитоноску не мог себе позволить – слишком дорого. Посмотрел, из каких материалов их шьют, видеообзоры, и с товарищем решили сделать себе такие. Я накупил материалов, а он – швейную подержанную, еще советских времен, машинку – без мотора. Сделал первый бронежилет, как договаривались – для друга, он у него до сих пор есть», – объясняет.

Надежность и удобство испытывал на себе. Потом сшил еще пояс, подсумок. Начал шить бронежилеты и для знакомых. Некоторые, правда, сомневались, покупали китайского производства. Пошитые тогда им, рассказывает, и сейчас в хорошем состоянии, в отличие от тех китайских.

Со временем решил, что хочет заниматься своим хобби уже как бизнесом. Пришел в центр занятости, чтобы получить разовую финансовую помощь на открытие собственного дела. Однако денег на программу в условиях карантина, когда многие люди потеряли работу, не было. Взамен Юрию предложили принять участие в конкурсе бизнес-планов Местного партнерства занятости, который внедряется при поддержке Дании. Среди проектов в сфере туризма победил и его.

«Учили, как писать бизнес-план, принес на защиту свои изделия. Понравилось комиссии, выделили 3 тысячи долларов на приобретение оборудования», – рассказывает Юрий. Это было в июле прошлого года, а уже осенью возник бренд Protec UA – это аббревиатура из части его фамилии (Pro) и слова technology (tec). Как говорит Юрий, такая аббревиатура также напоминает о слове «protection» – защита, и это тоже символично.

Показывает сшитую им плитоноску (это реплика такого изделия американского производства) и 13-килограммовый бронежилет – такой же, как носил в АТО. Пошитый им корсетный бронежилет действительно значительно меньше стандартного, в разы легче и удобнее (позволяет равномерно распределить нагрузку на позвоночник).

Шьет свою продукцию Юрий из специальной ткани-кордуры, у нее особая структура нити, с водоотталкивающей пропиткой и с полиуретановым покрытием, использует высококачественную фурнитуру. В ассортименте – не только плитоноски, но и подсумки, кобура, штурмовые рюкзаки, пояса, тактические брюки, сумки для охоты, чехлы для рыбалки.

"Помогает жена, когда у нее есть свободное время. Вот пришла на работу девушка – хочет научиться шить", – рассказывает.

Клиенты - преимущественно из других регионов Украины, обращались белорусы. Говорит, что преимущество его изделий - оптимальное соотношение цены и качества: качество – на уровне известных фирм, а цена значительно ниже. У Юрия амбициозные планы - за 3-5 лет выйти на рынок ЕС.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: О БОГИНЕ АРХИТЕКТУРЫ И ВОЙНЕ

С Максимом Негровым договорились встретиться в принадлежащем ему помещении в "спальном" Таврическом микрорайоне на улице Покрышева, 18: второй этаж достроить – в планах, а на первом уже есть арендаторы – пиццерия «Соль и перец» его побратимов.

До войны Максим преподавал в университете право, финансовый анализ. Потом был Майдан, мобилизации в зону АТО не ждал, заключил контракт с ВСУ в 2014 году и пошел в морскую пехоту.

«С 22 декабря 2014 года по 22 декабря 2017 года я провел в рядах ВСУ, были тяжелые командировки. Первая неудачная, считаю, - залет с ранением, 14 февраля, почистили, порезали, реабилитация, возвращение на службу, потом следующая командировка, она длилась уже больше двух лет», – рассказывает.

После возвращения к мирной жизни еще полгода «болел войной» – думал вернуться, не видел себя в гражданской жизни. Затем предпринял попытку пойти служить в полицию. "Тренировался, готовился, считал - если лучше всех сдам экзамены, у меня будет высокий рейтинг, этого будет достаточно, ведь якобы все должно быть честно. Но... не попал. Надо было начинать с реальных сил и средств. Но, видимо, на меня очень уж повлияло, что видел в АТО – особенно в Широкино. До начала российско-украинской войны на востоке Украины оно было популярным курортным селом, как у нас Железный Порт. А остались сплошные руины, война – это ужас. Почувствовал, что у меня душа лежит к строительству, созиданию: надо, чтобы от «богини войны» возвращались долги «богине архитектуры». Те же силы и средства – практически отсутствуют. Мне предложили вариант – приобрести этот недострой (здесь были только колонны, как сейчас там, где должен быть второй этаж) в рассрочку. У меня были небольшие сбережения, параллельно работал, ежемесячно платил. Опыт отсутствует - в проектировании, архитектуре. Пришлось учиться в компьютерной академии «Шаг», год изучал дизайн, параллельно "Ешко", отдельно я брал уроки работы на ArchiCAD – графический программный пакет для архитекторов. Строил - были ошибки, которые до сих пор исправляю. Каждый день – то мешок клея, то гипсокартон, то профиль - и работать. Моя мечта – в будущем построить такой комплекс, который видел в Одессе, в котором не только живут, но жители могут получить все услуги; нужен, например, офис – вот он. Я понимаю, что надо для этого много работать", – делится Максим.

Говорит, что за время службы ты теряешь связь с современными трендами, поскольку жизнь очень динамична. Надо идти вперед и учиться, обновить знания, овладеть другой, мирной профессией. Есть программы, но до тех, кто приходит с войны, надо еще достучаться.

«Им надо сказать: если ты этого не сделаешь, тебе «кранты». Найди себя. Каждый человек хочет быть обеспечен, но для этого надо работать. Я практически каждый день с литературой, учеба в аспирантуре приучила к работе с источниками, к научному подходу. На меня две книги произвели впечатление, изменили сознание – «Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки и «Самый богатый человек в Вавилоне» Джорджа Клейсона», – рассказывает бизнесмен. Он объясняет, что прежде всего отказывает себе в прихотях, без которых спокойно можно прожить. Например, уже несколько лет обходится без автомобиля: ездит на общественном транспорте (в маршрутках льготой на проезд не пользуется, платит 6 гривен, как и другие пассажиры, а вот в троллейбусах, поскольку это коммунальный транспорт, показывает удостоверение УБД). Но еще больше ходит по городу пешком: ведь это не 20 километров марша, а всего лишь приятная прогулка, объясняет.

Мы пьем кофе в его офисе, за перегородкой готовят пиццу, дальше стеллажи. Рассказывает, что эти стеллажи – дело рук как раз его партнеров из «Соли и перца». Само это – что ребята своими руками делают и пиццу, и даже мебель для их бизнеса, вызывает особое уважение. Когда-то и он сам мечтал о небольшом ресторанном бизнесе, потому что, когда были тяжелые времена и не знал, что делать, готовил для семьи. Но затем понял, что блины для домашних – это одно, а готовить, чтобы это было частью бизнеса, пусть и небольшого – совсем другое. И тогда началось сотрудничество с проектом «Соль и перец».

«Мы нашли общий язык, потому что кого-то запустить чужого в помещение – это трудно: я для них понятен, они для меня понятны, мы помогаем друг другу. У ребят интересный проект: они строят сеть собственных пиццерий, они развиваются, много работают», – делится Максим.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ: ПИЦЦА ОТ ВЕТЕРАНОВ - ТО, ЧТО НАДО

Это бизнес трех человек - волонтера Сергея Зелинского и двух ветеранов-АТОвцев – Виталия Лелюка и Виктора Алексеенко. Умеют и тесто замесить, и помещение отремонтировать, и даже мебель для пиццерии смастерить. Когда еще не было фирменных коробок, то Виталий от руки писал не только название бренда и номер телефона, а и пожелания тем, кому пиццу готовили или хэштег для друзей. Теперь у них обновленный логотип – «боевой» перчик. Почему «Соль и перец»? Объясняет, что есть такое устойчивое выражение у итальянцев, которое означает: то, что надо.

Пока коллеги занимаются делами, говорим с Виталием в их пекарне на Комкова, это возле аграрного университета. В небольшой зал для заказов то и дело заходят гости – здесь так называют клиентов, даже если пиццу для них везут на заказ.

Виталий Лелюк до 2014 года работал в разных городах и странах в ресторанах, отелях – официантом, менеджером, управляющим, однако на кухне опыта работы не было. На войне служил в 79-й бригаде, гаубичная батарея, в третьем батальоне. В 79-й служил и Сергей, правда, в другое время, а Виктор – морпех – в 36-й.

"Когда я вернулся из АТО в 2016 году, то поехал сначала в Казахстан на заработки. Это страна, более или менее к нам лояльная. Затем вернулся домой. Сергей как раз занимался организацией отдыха бывших военнослужащих на море. На море тогда я так и не попал, но мы с ним разговорились. Его поразил бизнес Леонида Остальцева – Veterano Pizza в Киеве, Сергей даже ездил на курсы рестораторов под этим влиянием. Начали с ним говорить на эту тему, я предложил поддержку", – рассказывает Виталий. Потом позвали Виктора - у него был опыт работы с тестом в собственной маленькой пекарне. Говорит Виталий, что, может, вот так бы пообщались и разбежались, но им предложили принять участие в грантовой программе от общественной организации «Успешная женщина». Грант они не выиграли, но его написание стало стимулом, потому что начали собирать документы, необходимые для бизнеса, искали помещение – может, это и не лучшее место, говорят, но относительно недорого. Сначала планировали, что будет только доставка пиццы, потому что начать такой бизнес легче, чем с залом. Ездили за опытом во Львовскую область, где пиццу готовят в дровяной печи, в Черкассы - многому научились.

Виталий проводит для меня экскурсию, показывает сначала помещение, где когда-то была пекарня. На стенах надписи-автографы и пожелания, которые оставили друзья. Сначала стаскивали сюда из дома все необходимое оборудование, посуду. Сделали ремонт собственноручно. «Когда приходили знакомые, мы им показывали с гордостью, как мы тут все классно сделали. А в ответ слышали: ну ничего, все когда-то с чего-то начинали», - смеется. Обещали себе, что когда следующие помещения будут обустраивать, то позовут специалистов. Но вот открывали новый зал, посмотрели цены – и таки взялись мастерить мебель сами.

В бывшем помещении пекарни в холодное время всегда было холодно, печка его не прогревала, «шоколадное» место – возле мойки, когда руки в горячей воде. «Тесто холода не любит, жары не любит, сквозняков не любит, его мы, конечно, берегли. Виктора мы называли чернокнижником – он по каждому замесу делал записи и анализировал, все минута в минуту. Эта книга до сих пор с его записями у нас лежит», – рассказывает Виталий. Еще вспоминает, как сам остался ночевать в пекарне, потому что ехать домой было тогда далеко и боялся, что ограбят пекарню. Тесто грели, чтобы оно подошло, в огромном старом холодильнике, который остался здесь от прошлых хозяев, – заносили туда отопительные батареи. Холодильник, то бишь "теплильник" этот на полкоридора – до сих пор здесь стоит.

На кухне, где готовят тесто, показывает технику: печь заказывали в Киеве, продавец сделала скидку как для ветеранов, еще и лопату со столом подарила. Говорит, что таких историй, когда помогают, на самом деле много. "Оборудование мы покупали подержанное, столы варили сами. До сих пор не можем себе позволить новое. Компьютер у нас благодаря украинским волонтерам из Швейцарии – это здесь такой диспетчерский пункт на два заведения, где принимают заказы. Тестомес выиграли по грантовой программе, еще один купили подержанный. Денег много домой не приносим, потому что постоянно что-то надо покупать из оборудования для того, чтобы развиваться", – рассказывает Виталий Лелюк. Он, кстати, студент - изучает в университете пищевые технологии.

Что касается рецептов, то создавали их сами, теперь в меню 18 видов пиццы. «Самая популярная «Херсонская», мы хотели, чтобы она была такая попсовая, из беспроигрышных ингредиентов – копченое, помидоры, сливки, так и вышло. "Селянская" – богатая, "Барбекю" - с дымком. Смотрели в интернете, как у людей, стопроцентно ни у кого не сдирали, рецепты делали по-своему. Первые пиццы у нас такие, когда фотографии нахожу, детские, наивные. Впоследствии, когда к нам на работу приходили ребята, которые раньше работали в других пиццериях, они исправляли», – вспоминает Виталий Лелюк. Рассказывает, что среди первых клиентов были побратимы и волонтеры, бывало, что даже за пиццу давали больше денег, чем та стоила – на развитие. Помимо пиццы начали делать суши, уже и вышли на уровень авторских, клиентская база благодаря этому выросла. Это была идея Сергея, рассказывает Лелюк.

В планах - обустроить площадку возле пекарни, чтобы принимать гостей (мне показывают мебель, которую делают собственноручно), поскольку спрос на такое есть, и о работе на местных морских курортах в летний сезон тоже думают. Хотя, конечно, из-за коронавируса в начале карантинных мероприятий, как и у всех, были проблемы. Потому что обычно люди до локдаунов делали большие заказы в офисы. «В начале «присели» мы, а потом все вернулось на прежний уровень: те, кто перешел на работу в онлайн-режиме, снова начали заказывать пиццу, уже домой. Мы сделали скидку на доставку, чтобы люди меньше приходили лично», – говорит Виталий Лелюк.

В это время в зал заходят патрульные полицейские. Хозяин обращает внимание на отличие на стене: пиццерия присоединилась к социальной концепции в Украине - движению "Тонкая синяя линия". Сторонники движения придерживаются главных принципов: они не нарушают закон, помогают полицейским в случае необходимости и с уважением относятся к своей стране.

Говорим о том, что он посоветовал бы ребятам, которые возвращаются с войны. Говорит: меньше оставаться одному, а больше быть среди людей, которые и совет хороший могут дать – это почувствовал на собственном опыте. А вообще, шутит, что АТО-вцы балованные, потому что, когда служат, то чувствуют, как они необходимы, они при деле. Возвращаются к мирной жизни – а ты такой, как все. "Мы требуем больше внимания к себе, а когда нам его не дают, то мы ведь не думаем, что мы в чем-то неправы, а считаем, что это нас не понимают", - рассказывает он.

Приходят на работу и к ним ветераны. Считает, что работа с тестом – это тоже терапия, но долго рутину не все выдерживают. "Здесь работа такая каждый день: месишь тесто, режешь колбасу, обыденность заедает – не всем такое подходит", – говорит.

Спрашиваю, нет ли соблазна поехать снова на заработки за рубеж. "Сказать, что мы какие-то здесь бешеные деньги зарабатываем и нам легко, нельзя. Но вот я ездил по заработкам: сказать, что я оттуда чего-то много привез, кроме опыта, не могу. Никто уже из нас никуда не поедет - ответственность на нас большая, с нами работают больше двух десятков человек», – говорит.

Паламарчук Фото Гал-інфо
Василий Паламарчук. Фото: Гал-инфо

ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ: О «ВОЕННОМ ХЛАМЕ»

Впервые я познакомилась с книгой Василия Паламарчука «Военный хлам» благодаря карантинным онлайн-чтениям. Читал автор сам, со всеми «крепкими словами», эмоциями – как в жизни (в книге все прилично, со звездочками).

Встретиться мы с Василием Паламарчуком запланировали в пиццерии «Соль и перец» – позже мне хозяева рассказали, что именно он был первым их официальным гостем: как только они начали свой бизнес, на нем, можно сказать, некоторые рецепты отрабатывали. На самом деле, Василий Паламарчук зарабатывает на хлеб адвокатом, а написание книги – это когда есть время.

Юрист Василий Паламарчук в АТО попал в 2014 году через военкомат – сам попросился на передовую. История такая: у него учетная военная специальность - делопроизводитель. Когда была мобилизация, ему предложили в военкомате работать. Он объяснил, что сидеть за столом у него желания нет, и что на самом деле по спецучету милицейскому он еще и инструктор по обращению со стрелковым оружием (даже на соревнования ездил в свое время в Донецк). Военком согласился, что тратить такой ресурс на писарство – грех. Потом Паламарчук просился в батальон «Херсон», однако вопрос о назначении офицеров решали в Киеве, поэтому все затянулось.

фото  Паламарчука, автор Євгенія Вірлич
Фото: Евгения Вирлич

"Это был июнь. Сидели, ждали, все говорят: ваше дело в работе. Время шло, ответа не было. Я пошел в военкомат и сказал, что хочу на войну. Военком говорит: "Уже через два часа можно поехать, поедешь?" Говорю: "Поеду". Попал в 28-ю бригаду. С сентября 2014 по июль 2015 года", – рассказывает он.

Книга «Военный хлам» - о реальных военных и реальных событиях. Герои – это те люди, которые были рядом с автором, «делали свою работу». События - лето, осень и зима 2014 года.

"В 2015-16 годах начал что-то там набирать. В 2019 году книга вышла", – рассказывает автор.

Книгу в издательствах представляют так: «Военный хлам» – словосочетание, которым один высокий военный чин назвал других военных, у которых не было таких высоких званий и опыта службы в армии. Сначала это было обидно, но потом это выражение стало мемом, отличием для подразделения. Книга не о героях войны, а о простых ее работягах. Книга не претендует на статус произведения искусства, это всего лишь субъективный взгляд на события войны на востоке Украины, в которой участвовал автор.

"Сентябрь-октябрь 2014 года, один день на другой был похож – рутина, начали забывать, какая дата, тогда я начал вести видеодневник. Утром, когда еще тихо, я писал на телефон на видео, что произошло за день прошлый, мысли ребят, впечатления их - минут 4-5, каждый что-то говорил. Потом это переросло в привычку. И уже зимой 2015 года возникла идея написать книгу, когда это все закончится. Был у нас такой разговор, что тому, кто останется живым, надо написать, как оно было на самом деле...", – рассказывает автор.

фото  Паламарчука, автор Євгенія Вірлич
Фото: Евгения Вирлич

Спрашиваю, откуда деньги на книгу?

Объясняет, что помог побратим. Смеется, что если бы знал, как оно делается, издал бы ее еще раньше. "Когда была рукопись, не знал, что с ней делать. У меня была книга Валеры Ананьева, он первый, кто издался, глянул, что у него издательство «Рута» (Каменец-Подольский). Я и себе – туда... Коллега Вадим, один из героев моей книги, выехал на ПМЖ в Израиль, почитал в Фейсбуке, что я хочу издать книгу. Спросил, сколько это стоит. Объяснил ему: 46 тысяч гривен. Он сказал: "Я тебе перечислю через Western Union". На следующий день средства поступили. Он объяснил, что работает электриком и получает достаточно денег, чтобы поддержать такой проект", – рассказывает Василий Паламарчук.

Однако это не вся зарубежная история книги. Тому другу, который помог с деньгами, передали 200 экземпляров книги. Он на тот момент был в Португалии, там через волонтерскую организацию провели аукцион среди украинской диаспоры – и вырученные за «Военный хлам» средства пошли на лечение АТО-шников.

"Сейчас пишу следующую книгу, но пока возникла пауза из-за семейных и профессиональных вопросов. Редактор звонил, подгоняет. Еще две трети работы. Десять дней покоя - и книга будет. Первая книга – об артиллерии, где я служил, а вторая – больше о пехоте", – делится автор.

Вообще, книг о войне на Востоке он читал много, и искренне говорит, что попадается, по его мнению, редкое дерьмо.

«Душевные переживания, путь воина, интриги, нереальные ситуации, которых в жизни не может быть вообще. Война совсем другая. Хотя, конечно, каждый видит по-своему и у каждого своя аудитория. Но вот, например, рассказ о геройском поступке, как раненого на спине воин выносит: сепара застрелил – на спину закинул, как щит, и так тянет их полкилометра. Пронеси на себе два тела в амуниции, с оружием... Ты одного пронеси раненого, попробуй», – говорит он.

Спрашиваю, мечтал ли до войны стать писателем, хотел ли в глубине души писать?

"Нет, не было... Если бы у меня Фейсбук был раньше, я бы раньше стал писателем. Я все переживал, боялся – что подумают, скажут. Потом, с матерными словами - с ними ведь нельзя. На меня произвела большое впечатление книга Сергея Сайгона из 72-й бригады, он написал «Грязь», мы теперь в одном издательстве «Белка», – делится. Сейчас присоединился к сообществу ВетНамет, ездит на форумы, думает, чтобы писательство приносило прибыль, потому что его можно направлять на важные вещи. Книгу свою и дальше продает, а средства идут для помощи военным. "Последний раз собирали деньги на ремонт минометной батареи. Мы отремонтировали десять "шишариков" - это ГАЗ-66, боевая машина, которая перевозит личный состав и технику", - объясняет.

Что касается того, как себя найти ветерану в мирной жизни, то, по его словам, себя не надо терять, прежде всего. Но на войне люди с разными судьбами, были и те, у кого раньше была судимость и кто вообще к нормальной жизни не привык. Василий Паламарчук говорит, что с войны никто не возвращается таким, каким он был прежде. Человек все равно остается там. Вопрос в том, насколько ты можешь с этим справиться. "Я, когда вернулся, четко знал, что нужен психолог, прошел курс", – рассказывает ветеран. Но, добавляет: надо, чтобы человек захотел, чтобы ему помогли.

Ирина Староселец, Херсон

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-