Василий Скрып, гендиректор Центра легочных болезней на Закарпатье
COVID-19 "помолодел" на 10 лет: фиксируем тяжелые состояния у молодых людей без сопутствующих патологий
02.03.2021 14:56

Генеральный директор Закарпатского Центра легочных болезней рассказал для Укринформа о сложной ситуации с распространением и лечением коронавируса на Закарпатье. В этой области врачи говорят, что вирус мутировал, у него другие проявления, а главное, он стал более агрессивным и токсичным, из-за чего большинство госпитализированных - тяжелые. А еще их очень много: ежедневно в учреждения области госпитализируют до двухсот новых больных, вирус очень быстро передается. И это, отмечает Василий Скрып, еще не пик заболеваемости в регионе, он наступит через две-три недели. До этого Закарпатью необходимо продержаться, следовательно, директор Центра легочных заболеваний призвал всех – и медиков, и власти, и жителей – мобилизоваться. Иначе ситуацию в области не удастся удержать.

ПРОБУЕМ ОРГАНИЗОВАТЬ РЕАНИМАЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ В ТЕРАПИИ

- Василий Васильевич, чем бы вы объяснили ситуацию с коронавирусом, которая разворачивается на Закарпатье уже вторую неделю подряд: говорят о невероятном количестве больных для области, о коллапсе медицинской системы, тяжелом течении... И как справляетесь в этих условиях?

- Такого количества больных, как сейчас у нас в учреждении, действительно не было никогда! В начале пандемии у нас было 50 коек «ковидного» фонда, в ноябре мы доходили до полного заполнения на пике вируса. Теперь, две недели назад, нам увеличили количество коек до 70, а с конца прошлой недели – до 90.

- То есть, это почти вдвое больше занятых коек. И это на то самое количество врачей?

- В принципе, да. Хотя мы вводим дополнительных специалистов, усиливаем бригады. Очень  большая проблема, что у нас в реанимации как было 6 коек, так и осталось. Поэтому, когда больной нуждается в реанимационном лечении, это трудно организовать. Мы пробуем организовывать такое интенсивное лечение для людей в обычных палатах (насколько это возможно). Сегодня три человека у нас на инвазивном лечении через ИВЛ. Те больные, которые в отделении, почти все кислородозависимые. Стало меньше людей средней тяжести, почти все тяжелые или очень тяжелые.

- Кислорода хватает?

- Пока да. Он у нас в баллонах, запасы пополняют. Но их снабжение – это большая и тяжелая работа, их надо носить, менять... Поэтому ждем, пока заработает кислородная станция.

СИТУАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТ РАЗВОРАЧИВАТЬСЯ, ЭТО ЕЩЕ НЕ ПИК

- Скажите, сейчас уже пик заболеваемости у нас в области?

- Я бы сказал, что нет, мы еще выходим на пик, поэтому ситуация набирает обороты. Очень важно, чтобы мы выдержали две-три следующие недели. Это нам надо пережить, поэтому сейчас все должны включаться в работу качественно. И если мы говорим о медицине (я не буду сейчас говорить о работе властей, правоохранительных и исполнительных служб, как должны следить за соблюдением карантинных норм) – очень важно, чтобы все учреждения здравоохранения работали с нагрузкой, но все с одинаковым. Чтобы не тянуло вниз первичное или среднее звено. Следует отметить, что они, кстати, лучше работают, уже научились...

- Осенью вы говорили, что тяжелые случаи часто объяснялись тем, что больных плохо лечили на первичном звене. На сегодня картина изменилась?

- Да, на первичном звене сейчас совсем другой уровень оказания помощи, чем было полгода назад. У нас нет сегодня пациентов, которые были бы запущены в лечении на первичном звене.

ВИРУС В НАШЕЙ ПОПУЛЯЦИИ ИЗМЕНИЛ СВОИ СВОЙСТВА

Коронавирус стал более агрессивным и токсичным

- Тогда почему так много тяжелых больных?

- Очевидно, свойства вируса, который сегодня циркулирует в нашей популяции, в частности в области, – другие, чем были в прошлом году. Очевидно, он более вирулентный и токсичный. Более контагиозный, то есть люди заражаются им быстрее и больше, чем в прошлом году, и проявления сильнее. Поэтому картина нарастает стремительнее. На основе этого можем говорить, что вирус изменил свои свойства – к сожалению, он стал более агрессивным.

- Если сравнить две картины - осеннего пика в ноябре и нынешнюю? Что изменилось в проявлениях болезни и лечении?

- Раньше критические дни начинались с 7-8 по 10-й. Сейчас – на 5-6-й день – и на первый план выходит одышка у больного. Раньше больше было больных с температурой, которые теряли запах и вкус. Сейчас преимущественно с одышкой, то есть кислородной зависимостью, и гипертермическим синдромом, то есть высокой температурой.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, РВОТУ И КИШЕЧНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ВИРУСА ФИКСИРУЕМ У КАЖДОГО ТРЕТЬЕГО

- На прошлой неделе на Закарпатье заговорили об изменении симптоматики коронавируса. Действительно ли проявления болезни сейчас другие (добавилась рвота, диарея, глухота, как говорят)? Что вы видите на практике?

- Действительно, рвоту и кишечную симптоматику вируса сейчас фиксируем у каждого третьего больного. Что касается глухоты, здесь необходимо понимать, что это проявление поражения вирусом нервной системы. Кроме того, ковид – такая штука, которая бьет по хроническим проблемам и патологиям. Это касается и центральной нервной системы, и других.

- Говорят врачи также, что сейчас вирус не реагирует на лечение, не работает та система, которую успешно применяли еще осенью.

- В нашем коллективе мы действуем следующим образом: протокол есть протокол, отходить от него можно, если появились особенности течения или осложнения. В остальных случаях чистого коронавируса – необходимо следовать четко по протоколу. Мы даем больным спецлечение - в первые дни "Ремедия", это противовирусный препарат, который хорошо себя зарекомендовал. Затем четко пробуем определить цитокиновую бурю в легких, для этого есть мощные препараты, один из них "Актемра", очень эффективный, если его вовремя применить и не проспать. После этого мы пристально следим за иммунной системой, и при снижении лимфоцитов – обязательно вводим иммуноглобулины. Однозначно приняли решение бороться за больного до конца, и если сатурация падает до 85, таких больных мы интубируем. Это очень тяжело и затратно, но мы даем больному еще один шанс на жизнь.

ИВЛ - ПОСЛЕДНИЙ ШАНС, И ЕГО НАДО ДАВАТЬ ЛЮДЯМ

- Говорят, что это в основном приводит к смерти...

- Это очень опасно, но мы считаем, что это – последний шанс, и его надо давать. Очень трудно именно снять больного с искусственной вентиляции. Но шестеро больных у нас сняты с инвазивного ИВЛ, они живут, мы их спасли. И эту работу продолжаем, у нас в реанимации на сегодня двое таких больных. Это очень большая работа: для того, чтобы снять человека с инвазивного ИВЛ, требуется месяц. Необходимо организовать питание, ежедневно делаем бронхоскопию – это огромный комплекс работ, который может привести к успеху. У нас такой успех есть: 25-30% таких больных мы вытягиваем. И именно поэтому нам необходимо расширить реанимацию, потому что там долго лежат люди. Если где-то практикуют другой вариант (когда рухнула сатурация и больной умирает), то оборот в реанимации быстрый, а если интубируешь – люди там задерживаются надолго.

- Говорят, что вирус «помолодел» минимум на 10 лет: если раньше в группе риска были люди 60+, то сейчас – 50-летние. Так ли это?

- Однозначно, что усложненный коронавирус помолодел! Сейчас много тяжелых форм среди молодых людей. Причем у пациентов без какой-либо сопутствующей патологии. А они - тяжелые.

ПРОСТО НОВАЯ КРОВАТЬ И КОНЦЕНТРАТОР КИСЛОРОДА НА 10 Л СИТУАЦИЮ УЖЕ НЕ СПАСАЮТ

- Вы готовы к тому, что еще больше увеличится количество коек в Центре легочных болезней? Ведь если госпитализируют две сотни человек ежедневно, их необходимо где-то размещать?

- Мы готовы адекватно реагировать на любую ситуацию, которая будет складываться в дальнейшем в регионе. Единственное условие – чтобы все это делали вместе. Одно учреждение или два проблему решить не смогут. А если действовать вместе, всем – от первичного звена, среднего до третьего уровня, с подключением ведомственных врачей (ГСЧС, МВД и др.) – скоординированные действия дадут результат. Действовать необходимо, исходя из ситуации.

- Повторит ли Закарпатье ситуацию Франковска, где больных кладут уже в столовых и коридорах?

- У нас уже сейчас похожая картина. В нашей больнице ординаторские, сестринские и даже склады медикаментов теперь являются палатами для «ковидных» больных. Другой вопрос - обеспечение этих дополнительных кроватей кислородом. Сейчас уже просто кровать и концентратор кислорода на 10 л ситуацию не спасают. Поэтому до середины марта мы в Центре легочных болезней установим кислородную станцию на 300 л кислорода в минуту. Такие же будут установлены и в областной инфекционной, в центральной городской клинической больнице в Ужгороде и в Раховской ЦРБ. Поэтому нам надо продержаться еще две недели – и ситуация с кислородом будет лучше, чем сегодня.

КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО УСПЕШНОГО ЛЕЧЕНИЯ COVID-19 СЕЙЧАС - «ВОВРЕМЯ»

Сейчас наблюдаем более быстрое течение коронавируса

- Меняете ли систему лечения вируса, учитывая его мутацию? Что сейчас самое главное?

- В связи с тем, что сейчас наблюдаем более быстрый ход коронавируса, то самое важное – ничего не пропустить. То есть, ключевое слово его успешного лечения сейчас – "вовремя". Если раньше мы могли день-два еще раскачиваться, думать, то сейчас необходимо четко рассчитывать время: когда назначить противовирусное, когда остановить цитокиновый шторм, когда ввести иммуноглобулины, разобраться с антибиотиками. Сейчас, кстати, изменился подход: раньше мы назначали два, а то и три антибиотика, не понимая – есть уже бактериальное осложнение или нет. Сегодня мы назначаем их только после объективных лабораторных данных, когда есть показания для антибиотикотерапии.

- Действительно ли так работают в райбольницах - по принципу ключевого слова "вовремя"? Может, где-то недорабатывают, если такая большая смертность (на Закарпатье это 12-15 человек в сутки)?

- Хочу подчеркнуть, что возможности лечения коронавируса в районных больницах почти не отличаются от возможностей областных учреждений. Другое дело, что есть медицинские услуги, которые может обеспечить только областное учреждение. Но если это чистый COVID- 19, его лечить – что в Иршаве, что в Мукачево, что в Ужгороде - одинаково. У них тоже есть кислород, реанимации и ИВЛ.

Другое дело, если в районе выявили «ковидного» больного с туберкулезом – его надо к нам. Есть у нас место, нет места - должны принять. Если есть осложнения торакохирургические – тоже. А банальный больной с коронавирусом, даже с тяжелым течением, может быть успешно пролечен и в районной больнице.

Другой вопрос - это инфекционный контроль. Не может стационар работать таким образом, что пациент пришел, прокапался – и ушел домой на ночь. Он таким образом заражает все вокруг! Это приводит к перекрестному заражению и усугубляет эпидемическую ситуацию. Я объясняю это коллегам в районах, знаю, что удержать ситуацию непросто, но это очень важно! У нас есть учреждения, в которых сейчас массово болеют медработники. Если в начале пандемии были такие учреждения, где не болели медработники вообще, то сейчас таких уже нет. Теперь инфекция повсюду.

ПОЛЕВОЙ ГОСПИТАЛЬ НЕОБХОДИМ, ЛОГИЧНО ЕГО РАЗВЕРНУТЬ В МУКАЧЕВО ИЛИ СВАЛЯВЕ

- Насчет полевого госпиталя. Чиновники от медицины на Закарпатье объясняют, что его нецелесообразно устанавливать в области, потому что нет возможности обеспечить такой госпиталь кислородом и медперсоналом в данной ситуации. По вашему мнению, необходимо ли разворачивать такой госпиталь на Закарпатье?

- Почему нет? Я считаю, что в качестве резервного варианта он должен рассматриваться. Если будем иметь оптимистичный вариант развития событий, тогда обойдемся. Но если заболеваемость в дальнейшем будет расти, должны быть готовы. Я бы не исключал варианта с развертыванием мобильного госпиталя!

Причиной всплеска заболеваемости могли стать туристско-рекреационные маршруты

- Где его стоит ставить?

- По логике, лучше сделать это там, где есть дороги, кислород и кадры. Поэтому лучше его развернуть в географическом центре области – Мукачево, Сваляве или Иршаве.

- По вашему мнению, почему именно западная Украина сегодня "пылает"?

- Есть мнение эпидемиологов, что причиной всплеска заболеваемости стали туристско-рекреационные маршруты. Это вполне возможно, я соглашаюсь. Ну и еще – на западной Украине христианские праздники празднуют более искренне и массово, чем в других регионах, поэтому и имеем такую картину сегодня с распространением болезни.

Татьяна Когутич, Ужгород

Фото: Сергей Гудак

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-