Пещерный дайвинг в штольнях Донетчины

Пещерный дайвинг в штольнях Донетчины

Укринформ
Подводные съемки дайверов вызывают неподдельный интерес, а уж если они сделаны в пещерных гротах – тем более

Кажущаяся бездонной толща воды и камни, озаренные светом фонарей, порождают и романтическое, и тревожное восприятие некой совершенно неизведанной тайны. Пещерный дайвер (кейв-дайвер) – ныряльщик совершенно особой квалификации, проникающий в глубину пещерного водоема, представляется нам героическим безумцем, рискнувшим бросить вызов тьме и чему-то неизведанному.

А между тем сами пещерные дайверы этот романтический страх практически не испытывают и даже готовы обучить своему «глубинному» спорту любого желающего. Один из таких дайверов – житель Донетчины Роман Ованесов, который сегодня исследует затопленные штольни заброшенных гипсовых рудников в Бахмутском районе своего родного края. Место его подводных исследований также вызывает особый интерес.

В нашей беседе он рассказал об истории возникновения этих штолен, особенностях пещерного дайвинга, об уникальности этих мест, о дайверах, их обучении, о своих планах и мечтах, связанных с увлекательным плаванием в подводных пещерах.

БАХМУТСКИЕ ШТОЛЬНИ

Роман рассказал, что на Донетчине с середины XIX века начали добывать гипс. Мощность гипсовых слоев в Бахмутской котловине колеблется от 4 до 10 м. Закономерно, что вокруг Бахмута образовывалось огромное количество штолен, то есть, горизонтальных или наклонных горных выработок. Когда-то здесь добывали гипс взрывным методом. Известно несколько таких рудников – «Иванградский», «Нырковский», «Военведский» («Зайцевский», месторождение «Попасные Лески»), «Стряповский», «Михайловский» и т.д. На самом деле их очень много и у каждого своя история.

Раньше штольни принадлежали разным хозяевам, в том числе и иностранцам. Тогда был в моде стиль «ампир» и из гипса выливали различные балюстрады, лепные украшения для домов и т.д. В Бахмуте на многих старых зданиях их можно видеть и сейчас.

Большинство рудников по добыче гипса действовали и до Второй мировой войны, и после, когда на некоторых из них работали в том числе и пленные, даже японцы. В советские времена гипс из штолен поставлялся на Никитовский алебастровый завод и на другие предприятия Бахмутского (тогда Артемовского) района. Но в период 1960-70-х добыча гипса подземным способом была прекращена, рудники закрыли, они стали экономически невыгодными. В большинстве штолен во время добычи гипса подземные воды откачивались, но потом это делать перестали и шахты затопило. В Военведской штольне уровень грунтовых вод был выше, чем сейчас, потому что климат меняется, становится более сухим, зимы уже менее снежные.

И вот, начиная с 2011 года, группа дайверов из Горловки, Макеевки, Одессы, Днипра и Киева решили эти штольни обследовать, они осуществили первые попытки погружения, а уже к 2013 году началась прокладка подводных маршрутов. Были проложены маршруты в штольнях «Иванградская» и «Военведская». В общей сложности – протяженностью около 1,5 км. Самый последний маршрут прокладывался в начале 2014 года, весной, когда уже начинались боевые действия.

Большинство штолен на Донетчине расположены в Бахмутском районе, что недалеко от линии фронта, а Военведский рудник – в 10 км от нее. Но сегодня здесь относительно тихо и это дает возможность нырять и исследовать подводные пещеры, прокладывать новые маршруты.

ПОДВОДНЫЕ МАРШРУТЫ

Что значит проложить маршрут? Это не просто пройти под водой 1,5 км. Пещерные дайверы ходят по веревкам толщиной от 2 до 4 мм в зависимости от сложности маршрута. Вот эта веревка и прокладывается – ее наматывают на подводные всевозможные выступы, на камни, а потом дайверы двигаются по таким маршрутам в абсолютной темноте, исключительно с фонарями. Если по какой-то причине дайверы потеряли видимость, они выходят, держась за эту веревку. Это как бы «линия жизни», они ее называют «ходовиком». Протянуть эти веревки – это и значит проложить маршрут, потому что пещерные дайверы не двигаются произвольно – просто увидел ход и поплыл туда, они идут по специальным маршрутам. А все эти маршруты, конечно, прокладываются особым образом – по маршруту ставятся маркеры, так называемые стрелки, иногда содержится информация, кто эту стрелку поставил, название маршрута, расстояние до выхода и, конечно, указано направление в сторону выхода из штольни.

Первооткрыватели сначала прокладывают исследовательский маршрут – это простая веревка толщиной 2 мм на большой катушке. Обычно, когда дайверы плывут, первый держит в руках эту катушку и наматывает ее на какие-то камни на расстоянии 20-30 метров друг от друга. А второй дайвер, который плывет следом, следит, чтобы этот ходовик, эта веревка не цеплялась за его ноги, и чтобы она была всегда натянута. А если с ними есть и третий дайвер, то он может вести съемку. В команде всегда распределены задачи. Если дайверы принимают решение данный проложенный ими ходовик смотать, а не оставлять, то первый дайвер при развороте, при возвращении становится последним, и он сматывает веревку. Так бывает, если маршрут был ошибочным или неудачным. Например, шли-шли и в стенку уперлись, в тупик – и ни направо, ни налево нельзя пройти дальше. Вообще маршрут прокладывается в определенной логической последовательности – или он идет строго ровно, прямо, пока позволяет тоннель, такой у нас есть – 700 метров, может идти по принципу правой или левой руки (правый или левый маршрут).

«Военведская» штольня – самая большая, она позволяет проложить множество разнообразных интересных маршрутов. В других штольнях проложить тоже можно, но они более короткие и менее захватывающие. С 2013 года были проложены маршруты в «Военведской» штольне и в «Иванградской», а в остальных пока нет.

До активных боевых действий последние посещения штолен были в феврале-марте 2014 года, а после этого полностью прекратились и все данные о маршрутах были условно засекречены. Потому что пещерные дайверы не распространяют свою информацию о месте погружения, пока оно не до конца обследовано. Поэтому точка входа, маршруты, все это держалось в большом секрете. Даже Роман долгое время не мог выяснить этого. А вообще дайверам, не прошедшим специального («пещерного») обучения, информации не дают, чтобы сорвиголовы не попали в это место и не утонули.

ОСОБАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ

Конечно, пещерные дайверы (кайв-дайверы) – это особая квалификация. Во-первых, оборудование у них отличается от оснащения дайверов-любителей, которые, например, погружаются в Красном море. Планирование погружения тоже сильно отличается, оно более консервативное. Потому что, если обычный дайвер может плавать, пока у него не закончится запас газа, то пещерный дайвер, если у него закончится газ, то он «уже труп». То есть, пещерный планирует так, что, когда он выныривает, у него всегда остается запас газа на всякий случай. Если этот «всякий случай» приходит, он все равно выходит с каким-то резервом. Если такой дайвер вышел вообще без газа – то это был очень экстренный случай, и он потратил газ, например, на спасение своего напарника. То есть, действуя по протоколу, дайвер всегда выходит с внушительным запасом газа.

Поэтому дайверы, которые сертифицированы как пещерные, проходят специальные курсы.

«Я тоже проходил такие. У нас, к сожалению, до какого-то времени такие курсы были вообще не возможны. Приходилось лететь то ли в Доминикану, то ли в Мексику, или, когда еще были более-менее нормальные отношения, до нынешней войны, ездили в Российскую Федерацию, а также во Францию, в Венгрию, где посещали пещерные системы», – уточняет Роман Ованесов.

Он отмечает, что вообще пещерный дайвинг в мире развит давно – начинался с Флориды, и с 1970-х годов люди с аквалангами уже активно ныряли. И Флорида, и Мексика – это международные центры пещерного дайвинга. Там подводных пещер огромное количество. Например, в Мексике одна подводная пещерная система имеет протяженность 22 км.

В Украине этого ничего нет и не было до какого-то времени, да и сейчас, если у нас, предположим, обычных дайверов в Украине больше 10 тысяч, то «пещерников» – всего лишь сотни. А инструкторов «пещерных» в Украине вообще – до 10 человек. Известные такие инструкторы есть у нас в Днипре, Киеве, в Одессе.

Роман рассказал, что он тоже «пещерный» инструктор, и свой сертификат получал в Доминикане. Но каждый «пещерник» получает его где может и где позволяют финансы. Это сертификат международного образца. Надо сначала поехать и стать пещерным дайвером, отнырять определенное количество погружений, а уже потом можно стать инструктором. Для этого надо пройти специальные семинары, и после сдачи экзаменов тренер присваивает квалификацию и регистрирует пещерного дайвера в международной системе уже как инструктора.

Роман свой сертификат как пещерный дайвер получил в начале 2020 года, а уже в январе 2021 года получил сертификат как introductory cave instructor (инструктор «входа в пещеру»). А обычным инструктором для дайверов-любителей он был еще с 2018 года – ездил, нырял, погружался в различных средах – в Хорватии, Италии, на Черном море, в карьерах Украины.

Всех инструкторов можно проверить через базу данных в интернете. Можно о каждом сертифицированном инструкторе узнать, чему он учился и что может теперь преподавать. Это защищает дайвера от мошенника с липовым сертификатом. Ассоциация, в которой состоит Роман, называется IANTD (International Association of Nitrox Divers). Существуют также всемирно известные ассоциации PADI, TDI, SSI, PSAI, или старинная ассоциация CMAS, первым президентом которой был исследователь океана Жак-Ив Кусто.

КАРАНТИН ЗАСТАВИЛ ИСКАТЬ «ДОМАШНИЕ» ГЛУБИНЫ

Роман Ованесов рассказал, что в 2020 году в связи с карантином он стал искать возможность погружаться где-то недалеко, по месту.

«Мне просто хотелось найти какое-то место домашнее, чтобы можно было выехать и на выходных понырять. Я все пытался побольше узнать о наших штольнях. Поэтому связался с Михаилом Кулишовым, который занимается продвижением промгеотуризма в Донецкой области и сохранением природных объектов, их исследованием. Он мне рассказал, что у него есть полная информация о наших пещерах. И мы поехали с ним сначала в село Иванград, пробрались туда с большим трудом. Я все-таки там погрузился, проверил, посмотрел. Мы туда ездили несколько раз. Иванградская штольня на 90% находится над поверхностью воды и только на 10% затоплена. Там ходят, проводят экскурсии, катают на лодке по полузатопленным местам, там прозрачная вода, очень красиво. Естественно, мы ныряли, видимость там – до 15 метров. Иванград впечатлил, но хотелось чего-то более крупного. И я настаивал поехать в Зайцево, где расположена штольня Военведская, но проблема была в том, что мы не знали, как туда попасть», – рассказал Роман.

И тогда они связались с Владимиром Веселкиным – главой Зайцевской военно-гражданской администрации, который и разрешил приехать.

«Мы прибыли, я погрузился, проверил – ходовики на месте, но отверстие, в которое мы залазили, было, как нора – очень узкое, опасное из-за того, что туда было тяжело забраться и сверху торчал острый гипсовый камень. Я пока залез, ободрал все свое оборудование, баллоны и сам немного ободрался. И каждый раз, когда погружался туда, это сопровождалось такими мучениями. А поскольку я сам по образованию строитель, у меня возникла идея раскопать глубже и сделать нормальный вход. Это было спонтанно, никаких долгосрочных планов я не строил. Мы с сыном и раскопали этот вход, привлекли для этого еще одного человека. В итоге мы сделали более удобный вход. Однажды мы приехали и обнаружили следы посещения пещеры другими людьми. И мы забеспокоились, что местное население может туда полезть, особенно дети, и утонуть, поскольку затопленная пещера – не открытый водоем, это сопряжено с большими опасностями. Мы позвонили Веселкину и спросили разрешения поставить дверь на вход в пещеру. В итоге мы поставили там дверь и сделали еще ступени», – рассказывает Роман.

По его словам, потом возникла идея сделать платформу для удобства погружения. И они сделали этот помост, поставили там лавочки, стол, так окультурили вход. Также сделали освещение от аккумуляторов.

После этого стали приглашать сюда дайверов. Сначала приехали ребята, которые были тут 7 лет назад. Они прошли по своим маршрутам, сказали, что все на месте. А дальше возникла идея – а почему бы не проводить в этих местах курсы.

«Поскольку я стал инструктором и чувствую в себе силы и желание кого-то чему-то интересному научить, то дал объявление и пригласил других инструкторов. И теперь они приезжают, свободно заходят, привозят своих студентов, погружаются и т.д. Получается, что стало это место такой обучающей базой. Поскольку на сегодня законодательно не предусмотрено, чтобы подземные заброшенные штольни каким-то образом за кем-то закреплялись или регистрировались, то мы просто приезжаем и ныряем».

Роман сообщил, что сейчас они уже создали общественную организацию, зарегистрировали ее как «Центр спелеологических и подводных исследований «Донбасс». И поскольку это уже юридическое лицо, то можно официально обращаться к главе ВГА и просить, чтобы это особое место каким-то образом сохранить, чтобы его не разрушили.

УНИКАЛЬНОЕ МЕСТО

«Потому что сегодня очень сложно объяснить чиновникам, что это уникальнейший для Украины объект, единственный в стране на сегодняшний день, – подчеркивает Роман. – К сожалению, у нас такие объекты держатся только на энтузиастах, а там постоянно нужно что-то делать, поддерживать все в хорошем состоянии. Вот я, например, каждую неделю выделяю 2-3 часа на погружение – это время, которое я нахожусь под водой для того, чтобы что-то там сделать. Недавно перепрокладывал один из маршрутов, менял старые веревки на новые, более толстые, ставил стрелки, указывал расстояние. Так уже прошел и пометил 270 метров маршрута. Обнаружил, что там есть еще какое-то пространство, так как этот маршрут ведет на второй свободный вход из воды. То есть это сквозной маршрут, так как там несколько рудников, соединенных между собой. Глубина этих маршрутов – в районе 7-8 метров, а наибольшая – 20 метров», – объясняет Роман.

Он рассказал, что они вообще дошли там до старого маршрута, где была старая штольня – приблизительно в 800-900 метрах от входа уже идут кривые ходы, обваленные, заваленные, это какая-то старинная часть. Там нужно уже идти или с большим количеством баллонов, или на специальных подводных буксировщиках.

«Дальше пошли космические пейзажи с огромными в одну-две тонны валунами, затем показался величественный камнепад с небольшими проходами. От шахтных просторных тоннелей не осталось и следа…», – делится впечатлениями Роман от одного из погружений.

В общем, под водой в пещерах здесь идут длинные ходы, иногда широкие, лежат камни большие, есть места, где много камней – наверное, там когда-то были или сильные обвалы, или, может, боевые действия велись близко, были взрывы. Но потолок тут довольно прочный, плюс тут всегда был доломит (минерал – ред.). В этой местности гипс всегда покрыт доломитом, который защищал его от вымывания, выщелачивания, поэтому этот природный купол – очень прочный. Вообще сухие части пещеры больше подвержены разрушению, чем заводненные.

«Я проходил здесь маршрут, он красивый в плане пещерного дайвинга, это практически лунная поверхность, очень все интересно. А мне ведь есть с чем сравнить. Понятное дело, что мексиканские пещеры красивее, но эти – наши, родные. Уникальность наших подводных пещер в том, что такие маршруты собраны в одном месте и позволяют пройти практически все курсы обучения, вплоть до так называемых технических пещерных. Это такая площадка для обучения, этим место и уникально. Здесь мы имеем пещерный объект протяженностью порядка 1 км. Вообще для обучения пещерному дайвингу в Украине больше подобных мест нет нигде. Есть одесские затопленные катакомбы, и в них пытались проводить курсы, но они сильно отличаются – это прямые тоннели, узкие, для прохода только одного человека. Еще были такие в Крыму, но сейчас они недоступны, – рассказывает Роман, – У нас же пещеры более подходящие, но их, конечно, надо развивать еще – проложить серьезные маршруты, сделать более прочные и безопасные стационарные такие ходовики. Для квалифицированных пещерных дайверов они безопасны, а для новичков – пока нет. Вода в пещерах у нас – 7 градусов по Цельсию, эта температура практически постоянная, и с глубиной меняется где-то на один градус».

МЕЧТЫ И ЦЕЛИ

Роман Ованесов отметил, что в своих мечтах видит эти затопленные штольни на Донетчине туристическим объектом для обучения дайверов из Украины и, может быть, из стран ближнего зарубежья.

Здесь, пройдя курсы, можно регистрировать человека в международной системе, и он получает необходимые документы через интернет. То есть, пройдя курсы здесь, человек может стать полноценным дайвером – сначала обычным, а потом пещерным. Поэтому и курсы расписаны, есть целая линейка – для обычных дайверов, а также для технических. Первые потом летают, например, в Египет раз в год, ныряют и смотрят рыбок там, а вторые погружаются в карьеры, на глубину 40-60 метров, а у нас в Украине есть карьеры даже до 90 метров. А другие дайверы становятся пещерными. Но обычного дайвера, например, никто не пустит в пещеры в Мексике, там законодательство не разрешает таким нырять.

Роман рассказал о своих курсах: «Платные курсы, которые я провожу, дают возможность человеку получить определенные навыки, и стоит это относительно недорого, значительно дешевле, чем платил я в Доминикане. В последних прайсах я написал, что для жителей восточных регионов Украины даю скидку 20%».

Раньше инструкторы кейв-дайвинга из Украины проводили свои курсы за границей. Они начинали тренировки в бассейне, потом в карьерах, и уже после, вместе со студентами направлялись, например, в ту же Мексику, Албанию или в Будапешт и там завершали обучение. Но надо было в любом случае ехать со своим тренером за границу, сейчас же у них открылась возможность делать это в Украине.

Роман отмечает, что ставит перед собой две задачи – во-первых, обследовать Военведскую штольню дальше, проложить ходовики и сделать ее безопасной, и во-вторых – приглашать сюда украинских дайверов-пещерников, которые хотят, но не могут из-за карантина поехать за границу. Пусть приезжают и ныряют здесь. Это значительно дешевле, чем в Мексике.

ПЕЩЕРНЫЙ ДАЙВИНГ БЕЗОПАСЕН

Роман подчеркнул, что вообще все протоколы действий пещерного дайвера прописаны кровью тех, кто не вернулся. Он вспомнил Шека Эксли — спелеодайвера, одного из пионеров подводных погружений в пещерах, автора ряда рекордов и изобретений в дайвинге. Эксли написал книгу «Основы безопасного плавания с аквалангом в пещерах. Азбука выживания», опубликованную в 1979 году. В ней он сформулировал основные правила безопасности при погружениях в пещерах. В книге разобраны все ошибки, которые допускали пещерные дайверы.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что пещерный дайвинг безопаснее даже вождения автомобиля. «Я считаю, что при надлежащей подготовке пещерный дайвинг – это абсолютно безопасное и увлекательное занятие», – убежден Роман.

Дайвинг считается спортом, хотя, к сожалению, в некоторых странах им не признан. А в Украине, например, нет федерации подводного плавания с аквалангом. Да и точек погружения у нас не так много: в Одессе, несколько на карьерах, ну, и вот с недавнего времени – в пещерах на Донетчине.

Елена Колгушева, Донецкая область

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-