Владислав Закордонец, хирург-трансплантолог
После трансплантации 95% почек приживаются в организме
24.06.2021 17:50

Ежегодно в Украине в трансплантации органов нуждаются около 5 тысяч человек. В 2021 году в нашей стране запланировали провести не менее 250 таких операций, на что в бюджете предусмотрели 502 млн грн.

По итогам прошлого года потребность в трансплантации почки в Украине – на втором месте после пересадки костного мозга, только в Житомирской области в ней нуждаются почти 400 человек.

Первую семейную трансплантацию почки недавно провели в Житомирской областной клинической больнице им. А. Ф. Гербачевского. Операцией руководил заведующий отделением трансплантации почки государственного учреждения "Национальный институт хирургии и трансплантологии им. А. А. Шалимова" Владислав Закордонец.

Укринформу удалось пообщаться с врачом после операции. В интервью он рассказал о реабилитации пациентов с пересаженной почкой, спорной норме закона «О применении трансплантации анатомических материалов человеку» и о том, почему не стоит верить объявлениям о продаже-покупке почек.

Врача вместе с двумя коллегами в 2010 году обвинили в незаконной трансплантации органов, которую те проводили в клинике Азербайджанского международного университета. Владислав Закордонец вспомнил о своем почти двухлетнем пребывании в СИЗО, и деле, которое до сих пор находится в судах.

РЕАБИЛИТАЦИЯ ПОСЛЕ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ДЛИТСЯ 10-14 ДНЕЙ

- Владислав Филиппович, сколько времени после трансплантации почки нужно донору и реципиенту, чтобы покинуть больничные стены и вернуться к привычной жизни?

- В среднем 10 дней, или 2 недели. Донор никаких препаратов не принимает, вообще – после операции он вернется к привычной жизни. Наша операция направлена на то, чтобы не нанести донору никакого вреда. У реципиента после операции отпадает потребность в проведении заместительной терапии, то есть гемодиализа, перитонеального диализа, и он может жить обычной жизнью. Единственное, что реципиент должен пожизненно принимать иммунодепрессанты (препараты, которые ослабляют иммунную систему, чтобы организм не отторг новую почку – ред.).

- Должен ли измениться образ жизни реципиента, если он до операции, например, работал физически, занимался спортом?

- Разве что в раннем послеоперационном периоде, когда есть определенные ограничения физических нагрузок. В дальнейшем реципиент может жить обычной жизнью.

- При каких патологиях возникает потребность в трансплантации почки?

- Это терминальные состояния (состояния на грани жизни и смерти – ред.) при гломерулонефрите, хроническом пиелонефрите, поликистозе, диабетической нефропатии. Человек может переболеть гриппом и как осложнение – получить проблемы с почками и необходимость проведения заместительной терапии.

- Как часто в вашей практике случается, что донорская почка не приживается?

- По международной статистике, к которой близки и наши данные, 98% реципиентов и 95% почек выживают после трансплантации.

- Известно, что довольно долго вы были единственным в Украине специалистом, который занимался трансплантацией почек у детей. Стало ли больше таких врачей?

- Сейчас пытаются другие врачи оперировать детей, но в возрасте 12-14 лет и старше. Что касается маленьких детей 3-5 лет, то я пока единственный, кто их оперирует.

- С какого возраста детям можно проводить пересадку почки?

- Мой самый маленький пациент - это ребенок, которому не было года.

- И как прошла трансплантация у такого маленького ребенка?

- В том случае операция прошла успешно, но ребенок уже был в тяжелом запущенном состоянии, и ему просто не хватило сил. Родственников предупреждали, что риск очень высок, но они приняли решение, что лучше попытаться что-то сделать, чтобы спасти ребенка, чем наблюдать за тем, как он умирает.

- У кого легче проходит процесс реабилитации после операции – у детей или у взрослых?

- Каждый случай индивидуален, все зависит от конкретного пациента.

УКРАИНЕ НУЖНА ПРЕЗУМПЦИЯ СОГЛАСИЯ НА ПОСМЕРТНУЮ ТРАНСПЛАНТАЦИЮ

- Во время круглого стола, посвященного трансплантации, который проходил на базе Житомирской областной клинической больницы им. А. Ф. Гербачевского, представитель Минздрава рассказал, что Институт хирургии и трансплантации им. А. А. Шалимова может проводить до 100 операций в год, но у него нет своей донорской базы. Есть ли варианты решения этой проблемы?

- Думаю, возможно, закон «О применении трансплантации анатомических материалов человеку» упростит ситуацию. Хотя тут дело не только в законе. Должно быть финансирование отрасли на соответствующем уровне, потому что это все дорогостоящее - и расходные материалы, и сама услуга проведения операции (в Житомире трансплантация почки обошлась в свыше 300 тыс. грн, но пациент за нее не платил – ред.). Если государство будет финансировать, мы увеличим количество таких операций, а если не будет – все будет выполняться как и раньше – за счет пациентов, и, конечно, количество пациентов уменьшится.

- Сколько в Украине медицинских учреждений, где есть кадры и где могут проводить трансплантацию органов?

- Это Львовская областная больница, где уже давно функционирует центр трансплантации; Львовская больница скорой помощи, где провели много трансплантаций от умерших людей. Ковель в свое время был на волне, но сейчас в тени. В Днипре выполняют небольшое количество операций. Одесса, где недавно провели трансплантацию от умершего человека. Запорожье - там был также мультиорганный забор органов у умершего человека и трансплантация. Харьковский областной центр урологии и нефрологии, где сейчас возобновили трансплантации, Черкасский областной онкодиспансер. В Киеве - это городской центр нефрологии и диализа, областная больница, Институт сердца, Институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н. М. Амосова и наш институт.

- В Украине, кроме родственной трансплантации, разрешена и посмертная, когда консилиум врачей констатирует смерть мозга пациента и тогда можно говорить с родными о пересадке его органов другим людям. Возникают ли у врачей трудности на этом этапе?

- Конечно, здесь необходима осторожность комиссии врачей, которая констатирует смерть человека на основании смерти мозга. Но привлекаются врачи, у которых стаж работы более 5 лет и есть высшая категория – это профессиональные специалисты с опытом. Поэтому им нетрудно провести определенные исследования, поставить диагноз и констатировать смерть мозга. Это необходимо делать со всеми пациентами, которые находятся в терминальной коме, несмотря на то, будут потом вести разговор с родственниками или нет, будут получать согласие на изъятие органов или нет. Далее уже можно рассматривать в отдельных случаях таких пациентов как потенциальных доноров.

- Как вы оцениваете закон «О применении трансплантации анатомических материалов человеку»?

- Недостатки этого закона такие же, как во всех предыдущих законах. В нем есть статья 16, которая предусматривает презумпцию несогласия, то есть считается, что все несогласны, чтобы у них изымали органы, когда констатируют смерть мозга. В семьях не говорят на эту тему, мы получаем личное мнение самих родственников, а не пациентов, которые находятся при смерти. В законе есть норма о возможности дать прижизненное согласие, но механизма нет. Проще, если бы была презумпция согласия, как, например, в Австрии, когда не нужно беспокоить родственников, ведь они находятся в состоянии шока, отчаяния, потому что их родной умирает, а в это время врачи должны спрашивать у них согласие на получение органов. Я считаю, что это не совсем гуманно. Гуманнее было бы, если бы все граждане имели возможность выразить лично свое желание. То есть когда человек несогласен, ему нужно написать заявление – и тогда такой человек исключается из реестра потенциальных доноров в случае, если с ним что-то случится и у него констатируют смерть мозга.

Есть много случаев, когда поиск родственников занимает много времени. Пациенты, как правило, находятся в достаточно тяжелом состоянии и не всегда доживают до того времени, когда находят их родственников.

БОРЬБА С ГОСУДАРСТВОМ НА УРОВНЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

- По вашему мнению, достаточно ли на законодательном уровне защищены врачи-трансплантологи от того, чтобы при пересадке органов против них возбуждали уголовные дела?

- От этого никто не застрахован. У нас проблема в том, что правоохранительные органы и судебная система не готовы выносить объективные решения. Например, то уголовное дело, которое еще в 2010 году было инициировано в отношении меня, до сих пор находится в суде, хотя в 2014 году его закрывали первая и апелляционная инстанции. Когда я сказал в Верховном суде, что когда его там закроют, у меня будет возможность обратиться в Европейский суд по правам человека, то его отправили на новое рассмотрение в составе нового суда. Это уголовное дело уже 10 лет рассматривается, у него нет никакой перспективы, потому что нет факта какого-то преступления, вообще ничего не подтверждено, а есть только голословные обвинения правоохранительных органов в якобы незаконной трансплантации. Поэтому сейчас борюсь с системой. Если бы не те два года, которые я и двое моих коллег-анестезиологов провели в СИЗО, по сути – за выполнение своих служебных обязанностей, то, возможно, было бы проще закрывать дело из-за отсутствия состава преступления.

Здесь проблема не только во врачах, но и в правоохранительных органах, и в судебной системе. Это не решается тем, что написали закон о трансплантации.

- На каком этапе сейчас находится ваше дело?

- На начальном, в суде первой инстанции, зачитывают обвинительное заключение. Хотя у меня уже есть решение Европейского суда по правам человека, по которому государство Украина возместило мне 2 тысячи евро за чрезмерное содержание под стражей. Сейчас у меня есть возможность подавать иск в Европейский суд из-за чрезмерного срока рассмотрения в судах.

- Несмотря на то, что в Украине запрещена продажа органов, интернет пестрит объявлениями «продам-куплю почку». Как это можно объяснить?

- Я считаю, что это путь в никуда. Возможно, людей разводят, чтобы выманить у них деньги. У нас есть киберполиция, которая должна отслеживать такие объявления, удалять их, блокировать сайты.

Ирина Чирица, Житомир

Фото: Геннадий Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-