Поселок с минеральными буркутами, поцелуем Иуды и печатью короля

Поселок с минеральными буркутами, поцелуем Иуды и печатью короля

Жило-было одно село
Укринформ
Как в ХХІ веке живет королевское Вышково на Закарпатье, которое когда-то было центром Марамороша

В Вышково на репортаж для проекта еду с Сергеем Прокопом - гидом, который в прошлом году получил на Закарпатье местный "оскар" как один из лучших представителей своей профессии. Он родом из Вышково – одного из пяти так называемых королевских сел на Мараморосчине (часть историко-этнического региона бывшей Австро-Венгрии), поэтому решаю, что лучше него о селе никто не расскажет. С Сергеем за полдня успеваем побывать на горе с развалинами Вышковского замка, попробовать местный буркут (источник с минеральной водой), пообщаться с художниками, посетить галерею и посидеть возле самых крутых резных ворот на Закарпатье. Все это, а еще средневековые фрески, скрытые под слоем штукатурки в древней церкви – в одном селе Хустского района, что вдоль трассы государственного значения! Это поистине королевский подарок для того, кто хочет познать родной край.

КАПИТАН СОЛЯНОГО ЗАМКА

Замковая гора Варгедь в Вышково, что виднеется с дороги, стоит особняком от остальных гор Вигорлат-Гутинского хребта, пролегающего рядом. Эти горы сказочные, они отличаются формами от остальных на Закарпатье: имеют причудливые очертания из-за своего вулканического происхождения, конические формы и крутые склоны. Высота Варгеди - 589 м, на ней сейчас растет редкий скальный дуб, ходит много животных (это настоящий рай для охотников, его местные берегут от браконьеров) и сохранились развалины укрепления – Вышковского замка. Сергея Прокопа два года назад в местном Ордене святого Николая (закарпатской общественной организации, учасниками которой являются реконструкторы и историки, занимающиеся замками и их руинами на Закарпатье) назначили капитаном Вышковского замка.

Вышковский замок называют соляным, потому что построен он, как и еще три в регионе, на закарпатском Соляном пути, по которому сплавляли соль с Солотвинских рудников по Тисе и везли по дорогам на продажу в Европу.

Сергій Прокоп
Сергей Прокоп

- Это, – объясняет Сергей Прокоп, – был своего рода таможенный пост, где собирали первые налоги за перевоз соли с купцов. Этот таможенный пункт принадлежал местному феодалу, владевшему Вышково, ему же служили капитан и гарнизон замка, который собирал здесь пошлину. Деньги или часть денег передавали в государственную казну. Копи могли быть не только в Солотвино, но и на Хустщине в районе сел Александровка, Теребля – купцы сплавляли по Тисе и рапу, и соль. Торговля солью была для венгерского королевства очень прибыльным делом, поэтому на этом Соляном пути от шахт до центральной Венгрии строили замки, которые контролировали перевоз – на Закарпатье в этом списке также Хустский и замок Нялаб в Королево, замок Канков в Виноградове и замок в селе Квасово Береговского района.

Вышковский был первым таможенным контролем на Соляном пути. У Тисы тогда было другое русло – сейчас она протекает на расстоянии 1,5 км от подножия замковой горы, а когда-то была значительно ближе – и с башни на вершине горы хорошо было видно всех и все, что по ней двигалось.

Из всех замков, построенных на территории Закарпатья в Средневековье, Вышковский располагался в самой высокой точке – 589 метров над уровнем моря, на горе Варгедь – с венгерского языка "замковая гора". Это было самое труднодоступное сооружение на горе в то время.

Замок впервые упоминается в конце XIII века в дарственной грамоте венгерского короля как дарованное укрепление воеводам из рода Гонтпазмань для охраны Соляного пути. Это 1299 год. Далее здесь был форпост, где находился правитель комитата, потому что с 1329 года Вышково получает статус королевского города и становится центром новообразованного Марамороского комитата (это прерогативы и власть, которую сейчас имеют областные центры). Но уже с первой половины XIV в. все функции (представительной власти, контроля и охраны Соляного пути) начинает выполнять Хустский замок, который построили в 20 км отсюда. То есть, Вышковский замок просуществовал меньше всего среди всех твердынь региона, причем в документах не упоминаются причины, по которым он пришел в упадок. Но можно предположить, что изменилась политическая конъюнктура или произошел передел местной власти и таможенный пост перенесли в Хуст, а содержать такой же в Вышково не было смысла.

- Все, как и в наше время: меняется политика, меняется центр, – говорю, вздыхая.

- Так и есть, тогда была соль, сейчас просто другие вещи на кону, – смеется Сергей.

ПРИОРИТЕТЫ: МИНЕРАЛЬНЫЙ КУРОРТ - ВО ВРЕМЯ АВСТРИИ, МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД - ПРИ СОЮЗЕ, А СЕЙЧАС - НИ ТОГО, НИ СЕГО

Дорога к вершине Замковой горы и остатков укрепления на ней пролегает через красивый дубовый лес.

Поэтому, чтобы пополнить силы, сворачиваем у подножия горы к источнику. Я ожидаю увидеть типичную картинку: оранжевую землю, тонкую струйку воды. Но вижу колодец.

- Вода здесь стоячая, снизу бьет источник, - объясняет Сергей. – Чтобы напиться, надо очистить сверху воду от пленки, для этого здесь местные оставили ковшик. Сейчас наберем, попробуешь нашу воду.

- Как у вас минералку называют? Квасная вода? Буркут? - спрашиваю.

- У нас говорят буркут. Местные часто ходят набирать воду себе для домашнего пользования, она насыщена минералами и солями, относится к углекислым гидрокарбонатным железистым минеральным водам, полезна не только для питья (улучшает работу желудочно-кишечного тракта), но и на ванны и чаны. Здесь несколько таких минеральных источников у подножия горы Варгедь, в урочище, которое идет вплоть до границы с Румынией. А раньше с другой стороны от нас, возле самой замковой горы был курорт с купальнями. Это времена Австро-Венгрии, назывался он "Замковая купель". В 1818 году его открыли, он очень быстро стал знаменитым, в середине XIX века здесь отдыхала австрийская знать (среди знаменитых гостей курорта называют автора венгерского гимна Ференца Келчеи, который посетил купальни при обстоятельствах, которые мне показались интересными – он побывал здесь каким-то интересным способом во время ссылки, которую отбывал в Мукачевском замке Паланок - известной тогдашней тюрьме). Есть старые фотографии конца XIX - начала ХХ века этого курорта.

Фото: Кароль Дивольд

Во время Чехии курортные традиции Вышково развивались, а вот в советское время это все было разрушено, потому что выставили другой приоритет: эти земли богаты рудами, есть сведения, что когда-то здесь даже золото добывали. Поэтому с приходом советской власти на Закарпатье в конце 1940-х - начале 50-х годов здесь провели большие геологоразведочные работы и в наших горах нашли самые большие залежи киновара (горная порода вулканического происхождения, в которой есть ртуть) в Украине. Здесь в 1969 году открыли Закарпатский металлургический комбинат по добыче и выплавке киновари. Это было одно из трех крупнейших таких предприятий в тогдашнем Союзе. Поэтому все те месторождения минеральной воды не развивались, наоборот - многие из них были уничтожены или источники сменили расположение вследствие прокладки штолен.

Ну, а с распадом Союза это предприятие пришло в упадок, его растащили на металлолом, теперь там сплошные развалины. И в ХХІ веке в Вышково уже нет ни курорта, ни металлургии.

В селе сейчас есть одна только частная база отдыха, где используют местные минеральные воды для чанов. Но там не слишком людно. А вообще здесь в окрестностях горы много дач хустян, люди приезжают сюда для тихого отдыха на лоне природы. Здесь также прекрасные старые сады – Вышково знаменит своими яблоками-йовнатанками (местное название сорта "Джонатан" – авт.), а еще здесь прекрасные охотничьи угодья, много зверья – кабаны, олени, косули.

А живет село, в целом, довольно похоже на другие закарпатские громады, расположенные рядом с курортами (возле Вышково находится знаменитый минеральный курорт Шаян с отелями и санаторием и термальный курорт Велятино) – поэтому те, кто хочет зарабатывать и жить дома, пробуют себя в туризме (развлекают, принимают, кормят, возят и проводят экскурсии), кто нет – ищет счастья за рубежом. Вышковчане выезжают на работу в Европу, особенно молодежь и едва ли не больше всего – в Германию. Ну, а кто не выезжает за рубеж, все равно с него живет: близкая граница с Румынией, крепкие спины и быстрые ноги не одного прокормили, как шутят на Закарпатье.

В Вышково, кроме зеленых усадеб, есть также отели и рестораны, даже торговый центр. Еще здесь варят крафтовое пиво под собственным брендом "Киблер", говорят, продукт имеет постоянных поклонников. Да что там: целый аквапарк в Вышково свой тоже есть (в Мукачево только в июле открыли, а в Ужгороде еще даже строить не начали)! Недаром местные обидятся на вас, если ненароком скажете о них, что они «из села». Запомните: Вышково - это варош ("город" с венгерского), да еще и такой, что когда-то был центральным, со своим замком.

ЛЕС С ДЕРЕВЬЯМИ ПО 3 ТЫСЯЧИ ЕВРО

Настраиваюсь, что на крутую Замковую гору таки будет трудно идти вверх. При подъеме порой надо хвататься руками за кусты, местами почвы под ногами совсем нет и камни уходят из-под ног. Донимают комары и мухи, зато вызывает восторг природа дубового леса на Замковой горе.

В здешнем лесу по-богатому. В разных смыслах. Вокруг растут скальные дубы - рубок нет, но если бы на них дали разрешение, кто-то озолотился бы: кубометр скального дуба стоит около 1 тыс. евро. Выбираю взглядом более-менее толстое дерево, спрашиваю у Сергея, сколько, мол, здесь "кубиков".

– Деловой древесины будет где-то три, - отвечает.

- Неплохо: дерево за три тысячи евро, – комментирую.

Богата и здешняя природа. Солнечные поляны, поросшие травой-муравой, так и просят сесть передохнуть. Под ногами то тут, то там натыкаемся на боровики – видно, что грибные места. В пробелах, где во время снего- или ветровала упало дерево, открывается вид на миллион. Поет целый оркестр птичек. Часто видим следы копыт – здесь бегают олени и кабаны.

За этим всем и не замечаю, что мы уже на вершине. О том, что здесь когда-то был замок, вы бы не догадались. От сооружения нет и следа - сегодня разве что историк или археолог может рассказать, что здесь были башни и стены, в них гарнизон нес службу. Как это выглядело почти тысячелетие назад, позволяет понять реконструкция Шооша Элемера

Это изображение установлено на вершине Замковой горы в Вышково на информационном стенде – в рамках грантового проекта о Соляном пути его здесь установили в 2020-м году. Тогда же в селе внизу, под горой, была установлена мини-скульптурка солекопа, а на трассе Мукачево-Рогатин и в самом Вышково – указатели, которые показывают, как приблизиться к Замковой горе.

Впрочем, если бы вы вдруг захотели сами прийти сюда и выйти на гору – на практике это стало бы еще тем квестом. Двух указателей мало, чтобы туристу можно было обойтись без сопровождения. Нужна туристическая тропа, говорит Сергей Прокоп. Он подавал ее на рассмотрение громаде, однако две тропы, которые проложил гид в соседнем Шаяне, прошли на сессии и получили финансирование, а вот вышковская, которая ведет через ценный дубовый лес к замку, – нет.

- Очевидно, – говорю, - не все в громаде хотят, чтобы здесь ходили туристы.

Сергей на мой сарказм предпочитает промолчать.

ОТ УКРАИНСКИХ ТУРИСТОВ - БУТЫЛКИ ИЗ-ПОД ПИВА, ОТ ВЕНГЕРСКИХ - ЛЕНТОЧКА-ТРИКОЛОР

Мы идем смотреть на остатки замкового погреба возле рва.

- По словам историка, археолога Игоря Прохненко, здесь хранили провиант и воду для замкового гарнизона, – говорит Сергей Прокоп. - Капитан замка и его подчиненные, которые несли здесь службу, приходили на длительный период – речь идет о неделях, месяцах.

На этой Замковой горе проводились раскопки, руководил ими Игорь Прохненко. Археологи нашли фрагменты битой керамики конца XIII - середины XIV века - как раз период существования Вышковского замка.

На вершине горы видим уже современные следы от костра, в нем – остатки пластиковых бутылок. Видно, здесь приходят на пикники местные. На одном из деревьев находим даже венгерскую трехцветную ленточку - это уже от венгерских туристов.

- Каждый стремится оставить после себя какой-то след, - иронизируем с Прокопом.

Капитан Вышковского замка собирает в пакет пластиковые бутылки за отдыхавшими здесь туристами. Мы сносим мусор вниз и покидаем Замковую гору – и из забытой и почти невидимой истории Вышково спускаемся в его настоящее.

НАШЕГО ЦВЕТА ПО ВСЕМУ МИРУ, ИЛИ - КАК ПОЗВОНИТЬ ШАНДОРУ ВАРГЕ ИЗ FIFA

А нынешнее Вышково - село хоть и не королевское, как в Средневековье, но гоноровое – со всеми современными атрибутами этого «гонора». И если в Средние века это был замок или затем купальни для знати, то сегодня – аквапарк с горками и крафтовое пиво.

Кроме всего прочего, Вышково - село мультикультурное. Здесь живут большая украинская и венгерская общины (раньше были также общины швабов-немцев, евреев и румын), живут дружно – об этом свидетельствует интересный факт: когда в селе умирает кто-то из жителей, звонить по нему дают во все церкви: католическую, реформатскую, православную и униатскую. Нигде не отказывают - к какой бы конфессии ни принадлежал умерший.

В Вышково есть украинская и венгерская школы, интересно отследить ситуацию с ними на фоне украинско-венгерских обострений из-за закона об образовании и языке. В обеих школах учатся дети как украинцев, так и венгров. И отдают родители туда своих отпрысков с одной целью: чтобы дети лучше знали язык. Венгры - украинский, украинцы - венгерский. Эти знания не помешают, а наоборот – помогут. Сергей говорит: жалеет, что не изучал венгерский язык в школе и не умеет на нем читать и разговаривать на достойном уровне. Вместе с тем, вспоминает, как с ним в украинскую школу ходили дети венгров – им так ближе было.

Интересно, что обострения политические на жизни мультикультурного села никак не сказываются. Здесь принято дружить, в Вышково много межэтнических браков, здесь уважают традиции и обычаи друг друга.

Тенденции общественные, впрочем, похожи на остальные села на Закарпатье: молодежь выезжает, старшие люди остаются. Впрочем, всех, кто уехал, а главное – и то, куда уехал, и чего там добился – вышковчане знают. В частности, здесь вам расскажут, что учился, а впоследствии и работал во Львовской политехнике выходец из Вышково, а ныне доктор технических наук, профессор, действительный член Академии строительства Украины Иосиф Лучко. А деканом исторического факультета Ужгородского национального университета и многолетним завкафедрой был профессор Иван Мандрик, доктор исторических наук. Ныне он преподаватель истфака УжНУ и Закарпатского института им. Ф. Ракоци в Берегово. Не забудут земляки и о музыкальной династии Пал – выпускников и преподавателей художественной школы искусств Вышково и музыкальной академии в Будапеште. Ну, и конечно, вспомнят о Шандоре Варге – известном менеджере FIFA, который тоже родом, оказывается, из Вышково и даже покажут его хату, в которую он наведывается несколько раз в год. Правда, родители Варги уже умерли, но есть родственники. Многие из его семьи уехали из села в Будапешт. Люди говорят, он не теряет связи с селом и помогает, дает большие суммы, если нужно на лечение, Кроме того, многих талантливых детей из Вышково пристроил в футбольные школы на учебу.

- У нас принято поддерживать своих. Если я случайно буду где-то в Будапеште и позвоню кому-то из знакомых из Вышково, которые там сейчас живут и работают, меня радушно встретят. Это хорошо - чувствовать, что везде есть поддержка своих, - говорит Сергей.

СТАЛ ПЕРВЫМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ХУДОЖНИКОМ ВЫШКОВО И ВЕРНУЛСЯ В СЕЛО УЧИТЬ ДРУГИХ

Мы идем в гости к вышковскому художнику Бейле Микловшу. Сергей говорит, что с ним обязательно надо познакомиться, если я хочу писать репортаж, понять суть и характер вышковчан. Он знакомит меня с 82-летним художником, мы заходим к нему в мастерскую. Обращаю внимание на старый дом в центре поселка – еврейский, добротный, с широким крыльцом-торнацом. Во дворе - столетники-агавы в вазонах и гортензии возле дорожек, которые так любят венгры, над окном вьется виноград, под окном – парадички (помидоры – диал.), все по-хозяйски. Мастерская Бейлы-бачия (бачи – дядя, венгерское – диал.) – в гараже, здесь старая мебель и предметы быта, его картины.

 Бейла Мікловш
Бейла Микловш

Художник усаживает меня на старую скамью, а сам говорит в шутку, что садится на свой трон – это стул деда, который был сельским сапожником. Бейла Микловш – первый профессиональный художник Вышково. В свое время он со своим талантом едва смог это профессиональное образование получить.

- Я хорошо рисовал, но нигде этому не учился, сельский священник посоветовал отцу отдать меня учиться на художника. Я поехал во Львов, но не поступил, у меня даже рисунков с собой не было, я не знал, что комиссии при поступлении их надо показывать. Разочаровался и вернулся домой, но наш священник написал в Ужгород Манайло (Федор Манайло – корифей Закарпатской школы живописи – авт.), меня отправили туда, Манайло нашел мне учителя – Шони Петки, который подготовил меня к поступлению в художественное училище. А в училище преподавали Бокшай, Бала, Свида – мы в течение пяти лет имели возможность прикоснуться к великим мастерам. И я для себя так решил, что вернусь в село и буду делать так, чтобы у детей из Вышково была возможность развивать свои таланты. Мне в свое время не было у кого учиться в селе, и я своим детям говорю, что все отдам вам, чтобы у вас такая возможность была и чтобы могли добиться вершин в этой профессии. Сейчас мои ученики учатся в Академии в Ужгороде и Львове, Черновцах, Будапеште... Горжусь этим! Радуюсь, когда родители говорят, что в институте или в академии о работах моих учеников перед вступлением говорят, что это уровень третьего курса. Значит, я принял правильное решение и не зря делаю свое дело, – говорит старый вышковский художник Бейла Микловш.

А у меня от его слов и понимания, что они на самом деле означают, – мурашки по спине. Передо мной - именно тот человек, который подставляет свои плечи потомкам, чтобы они стояли на ступень выше. Так, объясняли нам когда-то в университете, происходит общественная эволюция.

ЛУЧШИЕ ВОРОТА В МАРАМОРОШЕ

Через полчаса к нашему разговору присоединяется один из самых знаменитых учеников Бейлы Микловша – скульптор Николай Штец. Он известен своими резными скульптурами, живет то в Вышково, то в Днипре, имеет звание заслуженного мастера народного искусства. В Вышково много его работ, собственно, резной указатель при въезде в село, возле которого здесь фотографируются все туристы, – это его работа. Однако скульптор зовет нас полюбоваться своим подарком учителю. Он вырезал из дерева ворота, ведущие в усадьбу Бейлы-бачу. Николай Штец говорит, мол, вы не представляете, как долго пришлось уговаривать учителя на те ворота!

- Но я таки его убедил, что таких ни у кого не будет в целом Марамороше, более того – это будет одна из достопримечательностей в селе и все туристы здесь будут фотографироваться, – говорит скульптор.

Тонкая работа на воротах с символами королевского поселка – впечатляет. Здесь и те самые знаменитые яблони и вышковский олень, и традиционные орнаменты в марамороском стиле (местным присуще разрисовывать резные орнаменты красками), и "портреты" художника и его жены, и скамейки, где можно сесть передохнуть под надписью на украинском и венгерском языках "Мир и благодать".

Фотографирую на этой скамейке учителя и ученика, и идем в художественную галерею. Да, не в каждом райцентре Украины они есть, а здесь в селе такая давно функционирует. Бейла Микловш хочет показать нам одну из своих картин – "Три церкви", 1981.

- Я нарисовал эти три церкви с колоколами тогда, когда как раз мы наблюдали события в Польше (речь о репрессиях в Польше из-за борьбы с коммунистическим режимом). У меня на картине об этом звонят колокола во всех наших трех церквях – католической, православной и реформатской.

- О, я помню, как они звонили в 1998-м, - говорит Сергей Прокоп. - Во время паводка. Это было в 3 ночи, вода в Тисе начала стремительно прибывать, река уже прорвала дамбу и начала заливать село. Люди с детьми и вещами убегали из дворов выше села, вплоть до леса, некоторые прятались на чердаках. Тогда вода унесла много домов в Вышково, были жертвы. Молодой парень погиб – он вышел спасать скот от большой воды.

"ПОЦЕЛУЙ ИУДЫ", НАЙДЕННЫЙ ПОД СТАРОЙ ШТУКАТУРКОЙ

Собственно, наше путешествие-знакомство с Вышково мы завершаем тоже в храме. Причем для вышковчан-реформатов - это храм в смысле религиозном, а для большинства приезжих – прежде всего храм искусства. Ведь в этой почти тысячелетней церкви чудом сохранились и нашлись уникальные фрески, реставрировать которые мечтает каждый художник.

Открывает нам ворота в церковь Жужа-нийни (тетя Жужа, диал.) – она здесь звонарь, живет неподалеку от храма и радушно показывает его туристам. Для реформатов нет ничего удивительного в том, чтобы женщина была звонарем при церковной общине, хотя у православных, которых тоже много на Хустщине, это из разряда диковинки (но на Закарпатье, известно, у реформатов женщины также являются пасторами, ведут службы, крестят и венчают).

Церковь здесь - центральный туристический объект, сюда приезжает много экскурсионного люда посмотреть прежде всего на фрески (изначально, с 1290 года, это был католический храм, посвященный святому Николаю – говорят, что одна из первых каменных церквей на Закарпатье, а впоследствии стал реформатским, таким с 1556 года и остается).

Сначала осматриваем территорию - толстые стены с отверстиями для пушек (это церковь оборонительного типа) добавляют величия и исторического значения этому памятнику. Сергей рассказывает историю из жизни храма о том, как он был сожжен татарами во время последнего набега кочевников на Закарпатье.

- Это произошло в 1717 году, тогда много вышковчан бежали в лес, а женщины и дети остались за стенами в церкви, их обороняли местные мужчины. Но татары прорвали оборону, всех, кто был за стенами храма, убили, а саму церковь сожгли. Она тогда простояла полвека, потом храм восстановили. Есть дата перестройки – 1789 год, именно с того времени весь интерьер храма: барочный расписанный потолок, лавки. Здесь также очень крутой орган, начало XIX века. Я возил экскурсии сюда, туристы балдели от вечеров органной музыки в церкви. Сейчас он временно не работает, надо ремонтировать, играют на синтезаторе, – рассказывает Сергей.

Во дворе поражает высокая колокольня возле церкви. Она крыта шинглями, деревянная, крашеная начерно – придает особый шарм всему храмовому комплексу.

Внутри церковь - настоящая шкатулка с сокровищами. Поражает сам интерьер - со старинными скамьями, белым балконом и потолком. А когда доходишь до фресок – вообще дар речи пропадает, и общаться можешь только междометиями.

 Фреска “Таємна вечеря” з поцілунком Юди
Фреска "Тайная вечеря" с поцелуем Иуды

Рассматривать можно детально каждую фигуру - Иисуса, Марии, апостолов или какого-то святого. Лучше всего сохранились фрески "Тайная вечеря" с поцелуем Иуды и "Благовещение". От Марии на ней – глаз не оторвать! Вот бы сейчас искусствоведа, который бы объяснил, как они умеют, о школе живописи, манере письма художника, символике и художественной ценности. Хотя эту ценность здесь и так понимают.

Обнаружили фрески сравнительно недавно и как часто бывает – случайно, под слоем старой штукатурки. Датируют их ХIV веком. А местная община, понимая важность и культурную ценность фресок, не зарисовывает их белой известью в угоду реформатским канонам (в этом течении христианства, как известно, в церквях нет икон, фресок или статуй).

Уникальные фрески / Фото: Татьяна Когутич

- Вот бы некоторым другим общинам поучиться толерантности и отношению к культурному наследию, – с такими мыслями выхожу из храма, с грустью вспоминая судьбу многих деревянных церквей Закарпатья, перестроенных, перекрашенных и перекрытых жестью то ли в угоду моде, то ли от непонимания и неумения беречь то ценное, что досталось от предков.

Дожидаясь, пока Жужа-нийни закроет храм, стою на хвойной аллее возле стен церкви. Говорят, это любимое место для фотосессий местных молодоженов и выпускников. Еще бы, соглашаюсь мысленно, место, как нынче говорят, "инстаграмное": старые деревья, мощеный тротуар, стены церкви... Но мне сейчас здесь хорошо не потому.

Церковь / Фото: Татьяна Когутич

Вдохновленная прогулкой по древнему храму и его красотой, я наслаждаюсь тенью под его стенами. Туи здесь растут старые, толстые, их хвоя не пропускает зной, царящий на улице. А если прислониться спиной к толстой холодной стене – простоять здесь можно часами.

- Благодать, – говорю вслух.

Будто в подтверждение этих слов - мимо меня на ровере возле стены проезжает мальчик, а со двора напротив реформатской церкви выбегает толпа детей. Они брызгаются водяными пистолетами, пищат от радости. Они счастливы.

Видимо, благодать древнего храма из королевского села влияет и на них.

Татьяна Когутич, Ужгород–Вышково
Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-