Чем живет Гуляйполе, которое оккупанты называют “злой город”

Чем живет Гуляйполе, которое оккупанты называют “злой город”

Укринформ
Несмотря на ежедневные вражеские обстрелы, родина Нестора Махно не собирается покоряться

Гуляйполе расположено на границе трех областей (сам город в Запорожской, но граничит с Донецкой и Днепропетровской) и является очень важным стратегическим населенным пунктом. Между собой оккупанты называют Гуляйполе "злым городом", потому что не могут его захватить.

Каждый день враг обстреливает город из разного оружия, перебиты уже все инженерные сети. Люди, которые там остаются, готовят еду на кострах и живут в подвалах. Это собственными глазами увидели корреспонденты Укринформа.

Между Запорожьем и Гуляйполем чуть больше ста километров, но в условиях войны этот маршрут длиннее, и добраться до родины Нестора Махно можно разве что через Днепропетровскую область и только в сопровождении военных.

“Если слышим врага, ищем места, где можно укрыться от обстрелов. Работаем быстро и осторожно”, - говорит по дороге боец Запорожской отдельной бригады территориальной обороны.

На въезде в город стоит трофей наших военных - уничтоженный вражеский БМП-3.

"Такая техника находится на вооружении только российской федерации. Она была уничтожена при наступлении на Гуляйполе: ее подбили из импортного оружия типа "Джавелин". Одним выстрелом оторвало башню и разбросало личный состав и весь находившийся там боекомплект. Когда подбили эту БМП, остановили наступление вражеской колонны, которая двигалась в направлении Гуляйполя", - рассказывает военный.

Подъезжая к городу, звоним председателю Гуляйпольской городской территориальной громады Сергею Ярмаку, спрашиваем, как ситуация.

Сергій Ярмак
Сергей Ярмак

"У вас есть не больше часа… Хотя нет, это слишком много, минут 30-40", - говорит он.

МАНГАЛ ВМЕСТО ПЕЧКИ И ПОДВАЛ, СТАВШИЙ КВАРТИРОЙ

Пустые улицы, разбитые здания, спрятанный под мешками с песком памятник Нестору Махно – так встретил нас город.

Подъехали к местному рынку, рядом с которым – квартал многоэтажных домов.

Заехали во двор. Возле подъездов - дрова, импровизированные мангалы, на которых готовят местные. Из подвала выходит женщина.

"На обед варили молодую картошку, а сейчас греется вода, чтобы помыть голову. Воду привозят спасатели раз в четыре дня. Набираем столько, сколько можем нести... Вы хотите услышать, как плохо мы живем? Как страшно нам здесь? Не хочу ничего говорить. Сами посмотрите", – говорит женщина и спускается в подвал.

Идем к дому напротив. Встречаем мужчину, зовут Саша. На условной плите греется закопченный чайник. Мужчина перенес инсульт и еще не очень "научился" говорить, но от общения не отказался. Прошу показать подвал, который стал для него бомбоубежищем.

"Когда бомбят, сюда спускаюсь, а так – в квартире. Все у нас есть, кроме жизни", – говорит он.

Он предлагает нам пообедать с ним – показывает кастрюли с супом и вермишелью. Спрашиваю, не хочет ли выехать из города. Саша помолчал, а потом ответил: "Не хочу никуда ехать".

Идем дальше. В другом доме на крыльце сидят две женщины – Ольга и Лидия.

"Ни воды, ни света, ни газа у нас нет. Свечки есть", - говорят они и соглашаются показать свое бомбоубежище.

"Туда без свечки или фонарика не зайдешь. Но там нам ночью не слышно, как стреляют. У нас здесь "плацкартные места"... Нас трое осталось. А вот это наша спальня. Входите и смотрите наши хоромы. Мы обещали, что примем всех пришедших", - говорят женщины.

В подвал они спускаются вечером, в восемь или в начале девятого, если не стреляют. Если стреляют, то раньше – в 19.00.

"Вы подружки?" – спрашиваю у женщин.

"Война нас сдружила. Оля живет в сильно разбитом доме, а я – в этом. Нам некуда ехать, пенсия 2800 грн, у Оли сын – инвалид – 2000 получает. На какие деньги квартиру в Запорожье снять? Заправили пол баллона газа, скинулись по 500 гривень – и можем готовить. А так приходилось кипяток по 50 гривень покупать, чтобы чай заварить”.

МАХНОВСКАЯ ДУГА

Военные рф начали обстреливать город еще 4 марта. Как говорит председатель Гуляйпольской городской громады Сергей Ярмак, этот день жители запомнят навсегда.

"4 марта была попытка захватить Гуляйполе. Стрельба, танки, часть магазинов разбили, домов… свист, взрывы – как по телевизору показывают, так и в Гуляйполе было. Люди испугались. Орки вошли в город только метров на 200 – 300, а дальше наши военные их не пустили, разбили и выбили. Мы говорим "Махновская дуга" – это символ уверенности в победе. Такое название мы придумали вместе с военными и гуляйпольцами. А кацапы называют Гуляйполе "злой город". Это действительно так, был перехват их разговоров. Они Пологи взяли за полдня, а Гуляйполе уже 4 месяца не могут. Гуляйполе ключевое для военных – три области на нас завязаны. Стоит наш город – значит стоит Орехов, Запорожье, Днипро", - говорит мэр.

Сергій Ярмак
Сергей Ярмак

Несмотря на то, что враг каждый день накрывает Гуляйполе из артиллерии, Ярмак отказался дистанционно управлять городом. В Запорожье выезжает только по делам, потому что "война войной, а бюрократия никуда не делась".

До начала полномасштабной войны в Гуляйпольской громаде (в которую входит 33 населенных пункта) проживало около 20 000 человек. Как говорит мэр, в начале вторжения народ вообще не торопился выезжать из города.

"С марта нет электричества, воды и газ две недели назад исчез. В одном из сел есть скважина, мы набираем воду и развозим людям: в квартиры, частный сектор, больницу. Свет… здесь даже нечего комментировать. Что касается газа, то баллоны сжиженным газом заправляем в Днепропетровской области. Там все работает. Вообще, Покровское - это единственная спокойная и безопасная дорога", - говорит мэр.

СТРАШНАЯ ЭВАКУАЦИЯ

Прошу мэра вспомнить происходящее 24 февраля и искренне сказать, верил ли он в то, что война возможна.

"У меня есть друг, военный. В 5 утра 24 февраля звонит мне и говорит: "Серега, война". Я ему, мол, ну, что ты болтаешь, а он кричит: "Серега, война", - и бросил трубку. Я думаю - пошутил что ли? На работе новости смотрю: аэродромы взрывают, города обстреливают", - рассказывает мэр Гуляйполя.

Уже несколько месяцев ВСУ держат оборону. По словам Ярмака, россияне раньше не стреляли по городу, а сейчас – гатят по самому центру.

"Там нет военных. Там просто люди. Они тупо разрушают гражданскую инфраструктуру города. Вы спрашиваете, сколько разваленных домов? Лучше сказать, сколько вообще осталось домов. Наверное, ни одного уже неповрежденного: где-то окон нет, где-то крыши, стен, где-то ничего нет", – добавляет собеседник.

Сегодня в городе остаются около 70 детей, вместе с родителями живут по подвалам. Спрашиваю у мэра о самом тяжелом дне, который был за время войны.

"Был такой. В начале апреля. Мы вывозили людей в Запорожье. Наши военные на тот момент несколько сел отбили, и началась эвакуация. Мы договорились с Запорожьем, нам пригнали два больших автобуса. Должны были вывезти людей, но как раз начался обстрел Гуляйполя, мы не могли выехать ни из города, ни из сел. Дорога одна - и обстрелы постоянные. Для себя решили, что немного затихнет - и выезжаем. И вот мы везем людей, среди них и детей, и тут начинается обстрел. Буквально над головой летело. В автобусах людей много, и мы их вывезли из тех сел, которые были оккупированы, которые нам удалось освободить, а тут - обстрелы. Слава богу, выехали", - рассказывает мэр.

За время войны в городе от обстрелов погибли 23 гражданских, еще около 16 получили ранения.

ЕСЛИ БЫ НЕ ВОЙНА…

Если бы не война, то 1 сентября в Гуляйполе открыли бы новую школу, на которую выиграли грант – 46 млн гривень.

"Посреди школы ракета прилетела – в центр крыши. Только стены стоят – и больше ничего. Если бы не война, то у нас был бы детсад, на который мы потратили 20 млн грн, парк должен был быть классный. Вообще город трудно узнать, потому что гатили по нем и из танков, и "Градов", и минометов. Я даже не знаю, сколько денег нужно, чтобы вернуть город хотя бы до прежнего уровня. До войны мы входили в пятерку лучших громад в области", - говорит городской председатель.

Во время разговора он несколько раз просит поблагодарить волонтеров, которые привозят продукты и лекарства в город, спасателей, коммунальщиков, медиков, которые работают, несмотря на обстрелы.

Сергей Ярмак уверяет, что сегодня в город невозможно вернуть свет и газ, потому что враг гатит без остановки, а еще мэр боится даже подумать, как жить без той единственной скважины, из которой спасатели и коммунальщики набирают воду для населения.

Люди устали от войны, но скорой победы никто не ждет.

Отдавать оккупантам свои дома, пусть и разбитые, без газа, света и электричества, люди не собираются и говорят, что "злой огород" готов дать достойный отпор.

Ольга Кудря, Запорожье

Фото Дмитрия Смольенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-