Война на три фронта. Ватники, вышиватники и либерасты

Война на три фронта. Ватники, вышиватники и либерасты

Аналитика
Укринформ
«Либерасты»: жителей Донбасса можно «перевоспитать». «Вышиватники»: Донбасс нужно вернуть силой. «Ватники»: с Донецком надо объединяться на условиях Кремля

На выставке Ивана Марчука в Мыстецьком арсенале рядом с картинами мэтра можно прочесть его мысли о жизни, стране, вере. Есть там и такие слова: «В Украине никто никого не любит. Все со всеми воюют. Она в состоянии гражданской войны уже десятки столетий».

На слова «гражданская война» у нас сегодня наложено табу. У нас не гражданская  война, а агрессия России. Но Марчуком сказано это было давно. И речь не о дне сегодняшнем, а о непрерывной войне, «которой десятки столетий». Конечно, и российской агрессии против Украины уже немало веков. Но эта агрессия была успешной, не в последнюю очередь, из-за внутренних раздоров.

Мы чувствуем дыхание этой войны ежечасно. В троллейбусах и очередях в поликлинике, на посиделках у Шустера и антикоррупционных форумах Саакашвили. Она ощущается в факельных шествиях «Свободы» и пикетах возле судов, где судят воинов АТО. Она - в привычных публичных разоблачениях «чужих» среди «своих», и в подковерных договоренностях со «своими» среди «чужих».

«Все воюют со всеми» - говорил художник. Это не совсем так, но ощущение стойкое. А все потому, что каждый раз нельзя четко определить стороны, воюющие друг с другом. И чувствуется - этих сторон больше, чем две. В сутолоке мнений, обвинений и истерик всплывают очертания временных союзов, липовых героев и потешных противостояний. Подвоха ожидаешь от всех. Как определить: кто, с кем и за что все это время сражается?

Отставим в сторону меркантильные интересы, войну за финансы и собственность. Это - отдельная тема. Поговорим о мировоззренческих различиях. Не между западом и востоком, не между Россией и Украиной, а между украинцами и украинцами.

КОЛОНИСТЫ, АБОРИГЕНЫ, КРЕОЛЫ

Несколько лет назад о борьбе и противоречиях трех мировоззрений в Украине нам рассказал публицист Мыкола Рябчук. Речь идет о так называемой «теории креолов». Суть ее в том, что, помимо главных участников противостояния в стране, борющейся за независимость - «колонистов» (имперских подданных, воспринимающих Украину как колонию) и «аборигенов» (коренное население, мечтающее о национальном и даже этническом государстве), - существует третья составная. Это те, кто не воспринимает идеи национального государства по лекалам аборигенов, хотя и сочувствует ей, но видит независимую Украину как осколок империи, империи не принадлежащий. Носители этого мировоззрения - обычно, выходцы из среды народа-колонизатора или те, кто родился в Украине, но впитал культуру и нравы метрополии. Это что-то вроде голландцев в Африке, ставших бурами и воевавших потом против англичан за независимость. Но не независимость каких-то там зулусов, а за свою собственную.

Кого называть «креолами» в Украине - на сей счет были разные мнения. Для кого-то это Владимир Гринев, известный в начале 90-х харьковский демократ, представлявший Народную раду в президиуме парламента, или врач-диссидент Семен Глузман. Другие видели черты «креолов» в Кучме, Тимошенко и даже Януковиче. В 2011-м (в период правления последнего) Рябчук предлагал во имя сохранения независимости заключить мир  между «креолами» и «аборигенами». И вот на каких условиях. Первые признают, что Украина была колонией, а Россия - колонизаторами, а значит - допускают государственный протекционизм для преодоления последствий колониального прошлого. Вторые -  соглашаются с политической, а не этнической формулой украинской нации, с ее двуязычием и, по сути, двухэтничностью и трактуют русскоязычных граждан как полноценную общность «политических украинцев», а не «блудных сыновей».

Эту теорию развивали, подкрепляя примерами из истории Латинской Америки (Мексики, в частности), где союз «аборигенов» и «креолов» позволил обрести независимость, а противостояние давало шанс империи и оборачивалось кровопролитными гражданскими войнами и интервенциями.

Идею Рябчука разносили в пух и прах. В ней увидели очередное деление народа на «три сорта», а значит, неизбежность столкновения двух проектов Украины. «Я ни в коем случае не  утверждаю, что мы обречены на «холодную» или, еще хуже, горячую гражданскую войну»,- оправдывался Рябчук.

И... ошибся.

Гражданская война случилась. Не на Донбассе, и не в Крыму. Гражданская война была на Майдане, и объявил ее Янукович. Никакой он оказался не «креол», хоть и научился нескольким десяткам фраз на украинском языке, и вышиванку да соломенный брыль примерял на Сорочинской ярмарке. «Креолы» с национальным колоритом Лавринович, Герман, В.Олийнык вдруг оказались в одной лодке с самыми упоротыми имперцами и слугами колонизаторов.

Теория рухнула?

НАЛОГОВЫЙ, «МОВНЫЙ», ЕВРОПЕЙСКИЙ

То, что произошло с народом на Майдане, и самое главное - в те несколько месяцев, что предшествовали ему, - еще должны пристально изучить социлоги.  Ведь что-то произошло!  Державшаяся 20 лет структура общества внезапно изменилась. Если «налоговый майдан» был денационален, а «мовный» - сверхнационален, то Евромайдан под флагами Европы объединил всех. Под стелой Независимости удар «Беркута» приняла на себя совершенно новая общность - юные украинские европейцы! Это именно они собрались днем позже на Михайловской и готовились к миллионному походу по Крещатику. А нарождающийся за спиной княгини Ольги «правый сектор» готовился к другому - к уличным боям.

Чем дольше стоял Евромайдан, тем пристальнее стоящие присматривались к национал-радикалам, как движителю последующих событий. Так и произошло. Именно националисты обострили ситуацию, и Революция Достоинства пришла к победе, хоть и тяжелой ценой.

В самый сложный момент на арену вышла еще одна сила - «афганцы», те самые, кто со времен выходки Червонопиского на съезде советов (с оскорблениями Андрея Сахарова) считались опорой империи. Стереотипы были разрушены.

Все смешалось. «Имперцев-колонистов» разгромили и вытеснили на околицу ментального пространства Украины, влиятельные «креолы» потеряли остатки аристократического шарма. Народ стал монолитен?

Весь 2014-й и половину 2015-го года мы были вместе. А потом начались раздоры. Движок снизил обороты. Распутье встретило вопросом: а куда собственно двигаться? И это было странным, потому что главный раздражитель гражданской войны в умах - «колонисты-имперцы» забаррикадировались где-то в Крыму и на Донбассе, или удрали в Ростов. Оставшиеся наедине сами с собой победившие «аборигены» и примкнувшие к ним «креолы» перемешались и... разделились на новые группы. И каждая из них выложила свои козыри на стол.

ЛИБЕРАЛЫ, МОДЕРНИСТЫ, КОНСЕРВАТОРЫ

Тему этих заметок навеяло эссе поэтессы и культуролога Евгении Бильченко. Она проштудировала труды Умберто Эко, Мартина Бубера и Жана Бодрийяра и пришла к выводу:  в Украине сейчас существуют три основных мировоззренческие группы - соответствующие либеральной, модернистской и консервативной идентичностям.

Чтобы было понятней народу, условно назовем их «либерастами», «ватниками» и «вышиватниками». Именно такие ярлыки приклеили им враги. А враги - они наблюдательны.

Кто такие «либерасты» (они же «толерасты», «гейропейцы»), хорошо знают националисты Западной Украины. Это последовательные, без оговорок сторонники европейского выбора и западных ценностей - свободы, прав человека, толерантности. Они не приемлют насилия, малейших признаков тоталитаризма  и авторитаризма. А ругают их националисты-«вышиватники» за такие грехи как пацифизм, лояльность к ЛГБТ, мультикультуризм.

Сами «вышиватники» («нацики», «свидомиты») - приверженцы традиционной мифологии украинского общества как общества исторической травмы, сторонники права на национальное самоопределение, воинственные националисты. «Либерасты» в ужасе от их склонности во всех бедах винить инородцев, а сегодня - и в привычке решать проблемы стрельбой с гранатометанием.

Теперь о «ватниках» (они же «совки»). Договоримся называть таким именем не россиян-путинистов, не бандитов, воюющих на стороне Плотницкого и Захарченко, те - «сепары», предатели и наемники. Речь о других - кто за целостную Украину, но видит ее будущее по-своему. Бильченко привязала их к «модерной идентичности».

Где, казалось бы, «ватники», а где - «модерн»? Тут нужно уяснить две вещи. Во-первых, давайте перестанем  считать всех тех, кто голосовал, скажем, за Кернеса, тупыми, безмозглыми рабами «русского мира». Харьков всегда слыл одним из центров украинской науки, городом интеллектуалов. И не только Харьков. Ученые, технари, врачи, вынужденные бежать из Лугандона в другие города Украины, показали высочайший уровень профессиональных знаний и квалификации. Это первое. А, во-вторых, этот высокий уровень эрудиции и навыков вовсе не означает автоматического приятия нашего мировоззрения.

Сэмюэл Хантингтон, автор «Столкновения цивилизаций», называл два возможных направления инновационного развития общества. Первый - это «вестернизация», когда, усваивая научно-техническе достижения Запада, общество принимает и его философию, законы и правила жизни; второй - «модернизация», когда эти достижения пытаются привить на подвое традиционных, часто неразвитых, феодальных и даже племенных общественных отношений.

Типичный пример - Саудовская Аравия, страна самых передовых технологий и самых зажиточных граждан. В ФБ ходит занимательный пост о том, какой там рай для жизни: «Зарплата медсестры - 10 000 $. За каждого новорожденного выплачивается 70 000 $. Новобрачным дарится 64 000 $ на покупку квартиры....»  Вспомнили? А ведь, согласно Википедии, это страна, которая занимает 130-е место в мире из 134-х по ущемлению прав женщин. Это единственная страна в мире, где женщинам запрещено водить машину. Тут царят дикие в нашем понимании нравы, когда девочек выдают замуж в любом(!)  возрасте. И проч., и проч.

«Модернизированный ватник» искренне верит в то, что бывшая советская, а ныне российская система производственных и общественных отношений позволяет достичь американского уровня благосостояния. И в этом его отличие от «вышиватника» и «либераста». «Ватники» - согласны жить в независимой, процветающей Украине, но никогда не положат за нее свою жизнь.

МИРИТЬСЯ, ДРАТЬСЯ, РАСПЛЕВАТЬСЯ

У этих трех групп разные, а зачастую радикально противоположные взгляды на украинские проблемы. Например, на то, как быть с «особым статусом» Донбасса?

«Либерасты» искренне верят, что жителей Донбасса можно «перевоспитать» в европейцев (надо только «просветить»), а если не получится - отдать России, как лишний при продвижении в Европу балласт. «Вышиватники» считают, что Донбасс нужно вернуть силой, а если не удастся, окружить колючей проволокой и «пусть загибается». «Ватники» уверены - с Донецком надо объединяться на условиях Кремля, а если не удастся, сменить власть, чтобы вновь пришедшая смогла договориться.

«Либерасты» хотят либеральной экономики, «вышиватники» - государственного протекционизма, «ватники» - госкапитализма, монополии «красных директоров».

«Либерасты» ругают власть за медленное продвижение в Европу и срыв реформ, «вышиватники» - за засилье в ней иностранцев и работу «на Путина», «ватники» - за «тарифный геноцид» и обнищание населения в угоду МВФ.

«Либерасты» хотят видеть лидером условного Саакашвили, «вышиватники» - условного Яроша, «ватники» -  условного Кучму.

Конечно, все эти взгляды ярко выражены только в крайних проявлениях - Кернесе с Ахметовым, «пламенной» Фарион да организаторах «гей-парадов» в Киеве. В центре этой триады все покрыто туманом. Крупные политические партии, чтобы собрать электоральный урожай, пытаются угодить и вашим, и нашим. А потому замешивают из несовместимых продуктов такое варево в своих программах и кадровой политике, что у нормального общественного организма наступает острое несварение.

Радикал Ляшко «на ура» идет у «вышиватников», но нравится и «ватникам». Тимошенко -  удивительный микст «ватников» и «либерастов», «Самопомич» - «либерастов» и «вышиватников». А две главные парламентские партии умудрились набрать разношерстые команды со всем спектром взглядов. Причем, доля «ватников» в них зашкаливает. Отсюда бурление, «тушки», «зрады» и бунт на корабле. Отсюда коалиция - как виннипуховский мед в горшке: он как бы есть, и в то же время - его нет!

Неопределенность подогревается самим обществом, которое очаровывается персонами, не зная и не ведая, куда они общество собираются вести. Непонимание вызывает подозрения, подозрения - ненависть.

Вот тут бы и пора вспомнить о мирном договоре, предложенном в свое время Мыколой Рябчуком. Только не между «аборигенами» и «креолами» - сегодня очертания этих групп стерлись и стали неактуальными. На Майдане был заключен другой договор, хоть и неписаный, между приверженцами национальной идеи и сторонниками Украины как части Европы, «вышиватниками» и «либерастами». Почему бы его формально не закрепить?

Этот союз очень не нравится Кремлю, потому что он отрывает Украину от «русского мира» навсегда. Россия все делает для того, чтобы его разрушить. Путина устроит любой другой вариант. Почему бы, например, «ватникам» не объединиться с «вышиватниками» на почве ненависти к геям, мусульманам и евреям или в ожидании «сильной руки»? Или «либерастам» - с «ватниками» против общего врага - радикального национализма, с его экстремистскими методами? Не важно, кто с кем: главное расколоть существующий союз!

Отсюда и две главных темы, которыми озабочено российское ФСБ-ТВ: «третий майдан» и гей-парады.

ХИЩНИКИ, ЧУЖИЕ, ИНЫЕ

Нам кажется, что такой раскол невозможен. Но с каждым шагом в сторону Европы разница мировоззрений будет ощущаться все явственней. Либералы, оторвавшись от России, все чаще будут видеть в национальном тормоз на пути объединения в европейской семье, националисты - неминуемо пополнят ряды евроскептиков. И все равно этот союз надо пронести по жизни нерушимым. А для этого - снизить градус противостояния.

Как?

Во-первых, нужна определенность. Когда политические силы научаться публично артикулировать свою принадлежность к конкретному мировоззрению и перестанут говорить об абстрактном благе, когда их приверженцы определят свою идентичность - либерасты они, ватники или вышиватники, тогда они перестанут чувствовать себя обманутыми.

И, во-вторых, нам надо вывести борьбу мировоззрений из паттерна войны, придуманного в свое время Лениным и отшлифованного Сталиным. Идейно иной должен перестать быть «идейно чуждым».

И речь не только о прекращении войны между «либерастами» и «вышиватниками». Надо сделать так, чтобы «ватники» перестали воспринимать происходящее как свой «последний смертный бой».

Слово «чужой» нам вообще надо забыть, поскольку в нашей стране оно буквально пропитано сакральным страхом и ненавистью. В известных блокбастерах - «Хищники» определенно симпатичнее нам, нежели «Чужие». И это при том, что вторые убивают людей, дабы прокормить потомство, а первые - исключительно для развлечения. Просто мы и сами хищники. А от чужого не понятно чего ждать, и древний инстинкт подсказывает: избавься от него.

Мы выберемся из этой трясины, когда уйдем в оценке взглядов друг друга от сакрального - к рациональному. Нам нельзя оставаться «чужими». И полное понимание тут не обязательно, важно принять возможность «инаковости».

Нормальный западный человек, как бы ему не было горько и сложно, не видит в тех, кто на него не похож, скажем, в сирийских беженцах, чужих. Для него все земляне - «свои» по определению. А может быть и все жители вселенной.

Они лишь чуть-чуть иные.

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-