Дмитрий Сотников, адвокат крымского майдановца Александра Костенко
Дела против украинских политзэков, сфабрикованные в Крыму, завели в юридический тупик
Интервью 09.02.2016 17:42

- Пятого февраля 2015 года Саша пригласил в дом рабочих, чтобы помогли вынести холодильник. И тогда во время работ к дому подъехал микроавтобус без опознавательных знаков. Из него выскочили люди, скрутили Сашу и затолкали внутрь. Соседи записали номера. Отец тогда же написал заявление о похищении сына. В дом к ним пришли работники полиции на осмотр. Причем странно пришли - без санкции, без измеряющей техники. Показав на сейф, сказали, что его нужно вскрыть. И тут же вскрыли принесенной с собой «болгаркой» (эту технику как раз взяли). По произведенному осмотру, начали составлять протокол, но до конца его не заполнили. И уже потом задним числом заявили, что, якобы, в сейфе было найдено оружие, пистолет... А 6 февраля Саша «нашелся» в ФСБ. Весь избитый. Однако под пытками эфэсбешники заставили его написать, что в этот день (6-го числа) он был избит неизвестными людьми, после чего пошел писать явку с повинной в Следственный комитет. И одновременно с этим в уголовном деле хранится бумага, в которой записано, что Александр Костенко еще 5 февраля был задержан сотрудниками ФСБ. И такое противоречие никого не волнует! То есть, судья видит как эту бумагу, так и бумагу о явке с повинной, но почему-то считает, что только «явка» подлежит оценке.

- Уточните, пожалуйста, как выбивались показания из Костенко?

- Как я уже говорил, Костенко пытали бывшие крымские эсбэушники, а ныне сотрудники ФСБ Тишенин и Шамбазов. Ему сломали руку и вывихнули предплечье. Поскольку повреждения не лечили, то это само по себе было орудием пытки. Ноу-хау. Это страшная боль. Саше часто кололи обезболивающее. Из-за этого он находился в неадекватном состоянии. Он и сейчас слабо помнит, что с ним тогда происходило. Его тогдашний адвокат, когда увидела, какая там обстановка, пришла в ужас. И ушла из дела. Костенко дали другого адвоката. И вот уже этот адвокат уговорил Сашу в том его состоянии взять на себя, якобы, найденный «ствол».

- Да, по факту событий на Майдане на Сашу также заведено дело. Это вообще беспредел, поскольку тут есть нарушение «действия закона во времени и пространстве»... По законам Российской Федерации, если преступление совершено на территории другого государства, судить можно в трех случаях. Когда преступление совершено гражданином России. Если преступление совершено против гражданина России. Или если преступление совершено против Российской Федерации. Однако ни одно из этих условий в нашем случае не работает.

- Извините, а в чем конкретно обвиняют Костенко в данном случае?

- Беркутовец из Крыма Палиенко написал заявление, что Костенко бросил в него камень и тем нанес физический ущерб (остался синяк). Причем, было это якобы 18 февраля 2014 года в Киеве.

- О, это страшный день. Тогда в Киеве происходило настоящее побоище со стороны силовиков.

- У защиты есть точные данные, что в месте и времени, указанном Палиенко, Костенко не было. Он в это время, спасаясь от побоища, о котором вы сказали, укрылся в посольстве Канады. Не один. Вместе с ним было три человека, три свидетеля, подтверждающие алиби Костенко. В том, что российский суд осудил Костенко за события в Украине - есть нарушения действия закона в пространстве.

- А в чем нарушение по времени?

- В том, что в момент событий - по версии Палиенко! - Костенко, гражданин Украины, бросал булыжник в Палиенко, тоже гражданина Украины. То есть, на самом деле, на момент предполагаемого преступления Костенко не был обязан соблюдать российский Уголовный кодекс, и российский Уголовный кодекс не охранял права и свободы Палиенко.

- Как же крымский «суд» вышел из этой ситуации?

- Когда Палиенко подавал данное заявление, то, после аннексии Крыма, он уже подписывал его как гражданин России. И Киевский районный суд города Симферополя счел это достаточным условием, чтобы вынести приговор за преступление, совершенное якобы в отношении Палиенко до момента принятия им российского гражданства. Это абсурд. Но такова реальность.

КАК НЕ ВЫЗВАТЬ СВИДЕТЕЛЕЙ ЗАЩИТЫ

- А что со свидетелями, подтверждающими алиби Костенко?

- Тут ситуация не менее абсурдная. Российский суд направил им простые повестки на русском языке, причем напрямую. Что нарушает все процедуры. Во-первых эти ребята - украиноязычные, из Черниговской, Закарпатской и Львовской областей. Они не обязаны знать тонкости русского языка и вчитываться в повестку. Во-вторых, это все граждане Украины, и у них нет никаких обязательств перед российским судом. Поэтому повестки им нужно было направлять через Минюст Украины. Тот в таких случаях осуществляет перевод и по своим каналам вручает свидетелям. После чего, согласно Минским соглашениям 1993 года, эти ребята получают иммунитет. И в течение 15 суток после допроса в суде могут без опаски пребывать на территории, находящейся под российским контролем.

- А что же могло бы произойти, если бы эти люди приехали только по имеющимся российским повесткам, без обладания подобным иммунитетом?

- Эти люди были на Майдане, были в АТО. Если у них не будет иммунитета, то при пересечении границы российские власти могли бы задержать их и отдать под суд так же, как Костенко... Был кстати, второй способ получения свидетельств - через судебное поручение, также через Минюст и с официальным переводом их показаний. Но суд в Симферополе в обоих моих ходатайствах отказал. И знаете, на что они при этом сослались?

- Не могу даже представить.

- На закон Украины об оккупированных территориях!

- То есть, нынешние крымские «власти», аргументируя, почему они не могут обратиться к Минюсту Украины за вызовом свидетеля, де-факто признали законы Украины о Крыме как оккупированной территории?

- Да... И это все - лишь малая часть судебного произвола, который творится в деле Александра Костенко. После осуждения в декабре 2015-го он был этапирован, как обычно сейчас делается в России, тайком, без уведомления, на север - в Кирово-Чепецкую колонию. По дороге Саша сильно простудился. При этом, к лечению руки, по сути, так и не приступали. Я написал заявление в Общественную наблюдательную комиссию Кировской области с просьбой взять это дело и лечение на контроль. Надеюсь, они не подведут. В марте планирую съездить в Кирово-Чепецк, на месте посмотреть, как дела у Саши.

ЮРИДИЧЕСКИЙ ТУПИК КРЫМСКИХ ПРИГОВОРОВ

- В каком состоянии, в каком настроении он сейчас находится?

- Саша очень хочет вернуться в Украину. И когда я был в Киеве, обратился по его поводу в консульский отдел при МИДе Украины. Там мне сказали, что экстрадиция в данном случае практически невозможна. Для этого нужно признавать приговор. Однако, признать приговор, вынесенный судебными органами аннексированного Крыма, Украина не может в принципе. Получается тупик.

- То есть выходит, что для Украины, для некоторых украинских политических заключенных даже лучше, что для суда оккупационные власти вывезли их за территорию Крыма?

- Конечно! Смотрите: Сенцова, Кольченко, Афанасьева судили в Ростове, Хайсера Джемилева - в Краснодаре. А если взять другие громкие дела, не только крымчан... Савченко - тоже в Ростове, Карпюка, Клиха - в Грозном. После оглашения приговора в этих случаях украинская сторона может о чем-то договариваться. Но если бы их судили и выносили приговор в Крыму, то это было бы в принципе невозможно, по той причине, что Россия считает эту территорию своей. А Украина - своей, и по этой причине в принципе не признает никаких решений местных властей, в том числе и судебных. То есть, получается глухой юридический тупик, из которого в данный момент нет выхода. И хочу предупредить вас, что дело Костенко - только начало. Недавно, в январе Поклонская заявила, что уже состряпано очень похожее дело - на майдановца Андрея Коломийца. Но там статьи более тяжелые - покушение на жизнь двух беркутовцев, которых он, якобы, забросал «коктейлями Молотова», а также, якобы, хранение и перевозка наркотиков. Тут будет не 3 года 11 месяцев, как у Саши. Тут очень большой срок могут дать. И как потом бороться за этого человека? А еще на подходе большое «дело 26 февраля» во главе с Ахтемом Чийгозом. Если украинские власти волнует судьба всех этих людей, они должны представлять, какие могут быть пути выхода из названного мною казуса. Как будут решаться все эти проблемы в случае начала переговоров об экстрадиции или каком-то обмене? А как, кстати, в таких делах обращаться в Европейские суды?

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-