«Гайдамаки», «гилляки» и Моральный трибунал

«Гайдамаки», «гилляки» и Моральный трибунал

Аналитика
1519
Ukrinform
Не должны ли мы наконец определиться в тонком вопросе - какой должна быть мораль воюющей страны?

Клип, снятый на хит группы "Гайдамаки" - не пускают в эфир. В нем, якобы, нашли пропаганду войны. Так заявил главный «гайдамака» на одном из телеканалов.

Что есть, то есть: в клипе «Укроп» маленький мальчик размахивает пластмассовой сабелькой, и звучат слова: «Ховайся, москалю, допоки живий».

Но что значит «пропаганда войны» в стране, где война уже идет? И почему нельзя называть врага по имени? И воспитывать детей защитниками Родины?

Если присмотреться, у нас пропаганда войны - в каждой социальной рекламе. У нас она в заставках телепередач. Призыв защищать Отечество – это всегда призыв к войне. А рассказ о героях – пропаганда насилия. Пацифизм в условиях боевых действий – это измена и дезертирство.

Но у нас есть и 37 Статья Конституции. А там черным по белому записано: «пропаганда войны, насилия, разжигания межэтнической, расовой и религиозной розни» запрещена. И это дает основания условному Шуфричу отказываться признавать Путина агрессором (чтобы не разжигать межнациональную рознь), а нам не позволяет сказать: «катись-ка ты из страны!» Онуфрию, не вставшему, чтобы почтить память погибших воинов АТО («неуважение к религиозным святыням»?). Лорак и Повалий могут унижать страну, выступая на голубых огоньках людоедского режима, и ничего им не предъявишь. Пособники Януковича, подправив за границей физиономии, разглагольствуют на наших телеэкранах о мире - и их не привлечешь.

Разве все это не наносит обществу моральный урон? Разве не растлевает молодежь похуже порнографии? Разве не оскорбляет нас в самых искренних и святых наших чувствах?

Что считать пропагандой фашизма: эмблему батальона "Айдар", в которой кому-то привиделась свастика, или одобрение (пусть даже молчаливое) гитлеровской по сути политики российской власти?

Посылать ли на Евровидение от Украины Андрея SunSay Запорожца, симпатизирующего сепаратистам, но хорошо спевшего в полуфинале отбора, или нет?

У нас есть Закон «О защите общественной морали», где на пальцах разъяснено, что такое хорошо, и что такое плохо, как должен поступать приличный гражданин, а какое поведение считается девиантным. Казалось бы, эти нормы выкристализованы на века.

Но за два года революции и войны в нас изменилось многое, казавшееся ранее незыблемым. А нормы морали, в отличие от законов, - вещь чутко реагирующая на тектонические изменения в обществе.

И мы теряемся. То – спускаем подлость. То – рубим с плеча.

Есть ведь другая сторона медали: когда нетерпимость приобретает карикатурные формы.

Морально ли, скажем, носить сегодня георгиевскую ленточку? Нет. А как быть со снимками, где известные украинские политики с колорадскими бантами на груди празднуют День Победы, но… 5 лет назад, задолго до Майдана и аннексии Крыма? Это зрада?  А ведь при отборе на должности это фигурирует как компромат… Или, например, в оформлении одной из станций Киевского метро использованы мотивы той самой ненавистной ленточки. Оскорбляет ли это чувства украинцев? Сбивать ли ее срочно зубилом или нет?

Не должны ли мы как-то определиться в этом тонком вопросе: какой должна быть мораль воюющей страны?

В конце прошлого года Минкульт составил «черный список» российских артистов и прочих деятелей, представляющих «угрозу национальной безопасности Украины». Сегодня в списке – 83 имени. Всем им запрещен въезд на территорию Украины, а специальным законом - прокат фильмов и показ передач с их участием.

Виталий Капранов, патриот и просто очень культурный человек, в телеинтервью задался вопросом: а был ли смысл в таком объемном списке «нерукоподаваемых»? Не позволяет ли это спрятаться в «толпе» действительно отъявленным украинофобам и фашистам (вроде Охлобыстина), которых от силы с десяток наберется?

Представляет ли реальную «угрозу безопасности Украины» 88-летняя старушенция Быстрицкая, подписавшая, вряд ли уже соображая - о чем речь, письмо в поддержку Путина? Или бурятский балетмейстер японского происхождения, посланный по разнарядке из центра танцевать балет перед головорезами Донецка?

Россия – уже почти тоталитарное государство. А в таком, как писал специалист по психологии нацизма Бруно Беттельгейм, даже нейтралитет воспринимается как измена. Отсюда и сотни верноподданнических подписей.

Говорил Капранов и о том, что автоматический запрет фильмов с участием «персон нон грата» оставил за бортом неплохие картины. Об «Иронии судьбы», поставленной переживавшим за Украину Рязановым да с участием сочувствующих ей Ахеджаковой и Брыльской – кто только не писал. Но есть еще и «Солярис» Тарковского, попадающий под запрет из-за Натальи Бондарчук. А Тарковский не просто гениальный режиссер, у него еще и украинские корни. Дед, Александр Тарковский, был украинским поэтом, писателем и историком, ходил в одно училище с Садовским и Саксаганским, считался воспитанником Карпенко-Карого (замуж за которого вышла сестра Тарковского). В 1880-м выступил с письмом к Костомарову в поддержку украинского языка…

Не высечем ли мы сами себя, как унтер-офицерская вдова?

Понятно, что речь тут не о художественных ценностях фильмов и не о таланте артистов. А об акте защиты общественной морали. А если так, то кто должен решать: место российскому фильму в «черном» или в «белом» списке? Специалист в области культуры или в области морали?

В Госкино для отсева «вредных» фильмов существует экспертная комиссия (членом которой и является Капранов). Но кто туда отбирал экспертов и какие аргументы решают судьбу фильмов, рядовому гражданину не ведомо.  Да и сам список 83-х кто-то ведь составлял. Только кто? Законом это право дано Минкульту (по представлению СБУ). Но каким образом из 500 фамилий (список их, как сообщал сайт министерства, был подан некими общественными организациями) было отобрано сначала 117, а после изучения в СБУ - 83 осталось загадкой.

Тут есть какая-то государственная тайна?

Пожалуй, только Нацсовет по телевидению и радиовещанию открыл карты: на официальном сайте можем прочитать все «за» и «против», звучавшие в «разборе полетов» канала НТН с его «Кровавой вольницей».

Мы не подвергаем сомнению справедливость таких мер. Но когда речь идет о критериях морали, гражданскому обществу нужно знать, от кого они исходят. Уполномочен ли нам указывать, что морально, а что нет, министерский клерк или службист СБУ?

Во многих цивилизованных странах это право отдано судам. Там любой человек, считающий, что фильм, реклама или просто чье-то недостойное поведение наносит ущерб нравственности, может подать иск. Если речь идет о фразе «пропаганда войны» в Конституции, то трактовать ее должен наш КС. Но можем ли мы доверить эти деликатные вопросы нашим аморальным судам?

Есть еще церковь. Но у разных религий нормы морали разнятся. А у нас, так вообще: одна православная конфессия славит героев, другая проклинает.

А потому не будем морализаторствовать, а предложим реинкарнировать Нацкоммор – наводившую ужас на креативную молодежь Экспертную комиссию по защите общественной морали. Только не в качестве госструктуры, а как общественное формирование. Такой себе «СНБОУ по моральным конфликтам», гражданский Моральный трибунал. Выберем туда достойных людей, как отбирали в комиссию по назначению директора НАБУ. Это могут быть те, кого называем моральными авторитетами: священники, например, Гузар и Филарет, историки и философы - как Грыцак и Попович, писатели - как Курков и Андрухович, бывшие политзеки, борцы за независимость - как Лукьяненко и Глузман. Люди, чего-то достигшие в жизни. И никаких политиков и олигархов.

И пусть обсуждают горячие темы в прямом эфире. И не только клипы и телепередачи, но и поведение политиков. Считать ли, скажем, оправданным стаканометание в оппонентов или айкидо по генеральской голове? Признак ли духовной зрелости плакаты в палаточном городке депутата Каплина со словами: «Яценяку на гилляку»? И многое другое…

Один из авторов этих строк как-то спросил бывшего главу Нацкоммора Костицкого, почему комиссия промолчала, когда президент бухнул в адрес премьера: «Набрала долгов как сучка блох»? Или это в рамках нормы? «Мы это не одобряем, - сказал Костицкий, - но это и вне нашей компетенции».

А может, надо в компетенцию вписать? Может быть, вердикт старейшин кого-то охладит? Чтобы хамы и предатели хоть слегка почувствовали себя изгоями.

Ну ладно, пусть выводы Совета не будут иметь силы приговора, мораль - не право. Но статус экспертной оценки, не подлежащей обжалованию, почему бы им не предоставить? Тогда, имея эти выводы под рукой, каждый оскорбленный в своих чувствах гражданин может отправляться в суд и возмещать моральный ущерб.

Критики почившего в бозе Нацкоммора убеждены: никакой «общественной морали» не существует. Каждый волен в выборе норм поведения. В западном обществе так и есть. Но там свобода идет рука об руку с толерантностью и уважением прав других людей. У нас с этим всегда было туго, а война вообще все смешала.

В сложные времена право решать - что морально, а что нет - обычно силой присваивают себе люди, исповедующие моральную нетерпимость, когда закидать камнями какой-нибудь гей-парад – святое дело. Или, наоборот – практикующие моральный релятивизм: когда «война все спишет». Или то и другое одновременно: когда для других все запрещено, а себе, любимому, все можно. И возвращаться потом из такой варварской морали в приличное общество ой как долго!

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев

В исходном тексте этой публикации были допущены некорректные высказывания в отношении Алексея Мочанова, Русланы Лыжичко, Татьяны Монтян, которые сейчас убраны. Приносим извинения известным лицам за то, что из-за халатности при отборе метафор читатель мог понять, якобы имел место факт, когда названные лица «делали селфи с Захарченко», в то время, как авторы риторическим вопросом лишь хотели привлечь внимание к тому, что в обществе не выработано однозначное определение, что является моральным в общении с представителями «ДНР-ЛНР», а что нет. Авторы приносят извинения Алексею Мочанову, Руслане Лыжичко, Татьяне Монтян и искренне жалеют, что была допущена досадная неточность.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-