"Доходный дом" на Богдана Хмельницкого: рисковать, смеяться, спасать

"Доходный дом" на Богдана Хмельницкого: рисковать, смеяться, спасать

Репортаж
716
Ukrinform
История о дружбе, мужестве и качественных отношениях

Это чрезвычайное происшествие, которое унесло жизни двух человек, находится на стыке историй о жадности, безопасности и безысходности. Наверное, оно будет проанализировано всеми инстанциями. Наверное, в сотнях отселенных домов пройдут проверки. Наверное, чиновники будут не так сильно биться, чтобы выводить из-под запретов вот такие старинные постройки, и там станет сложнее делать бизнес. Возможно, этот "доходный дом" - двести лет назад это словосочетание не переводилось и звучало как "Доходный дом" (место, где столичные жители снимали апартаменты) - своим громким завалом научит арендаторов понимать, что "доход" в жизни - не главное, а чиновников - бояться положить под подведомственный им дом живых людей: строителей, арендаторов, посетителей кафе, магазинов, ресторанов.

Но эта история также и о другом. О мужской дружбе. О мужестве. О качественных отношениях. Потому что, общаясь со спасателями и спасенным, я видела и то, и другое, и третье.

Мы встречаемся со спасателями Киевского управления Государственной службы по чрезвычайным ситуациям Николаем Войтовичем и Андреем Колодием на территории 17-й больницы. Они, по их словам, "идут навещать Вову" - Владимира Леонова, последнего из строителей, откопанного из-под завалов дома.

Возле отделения политравмы мы звоним на мобильный телефон пострадавшему и слышим: "Меня вызвали к следователю в Нацполицию. Это в Главке на Владимирской, 15. Но после этого я могу к вам зайти, в спасательную службу".

- Ты что сам, пешком пошел? - удивляются спасатели.

- Нет, на метро, - говорит он.

Спасатели переглядываются между собой.

- Мы же его шесть часов откапывали. Он сам уже был откопан. Но ногу зажало, там же балки, перекрытия. Копаем его, копаем. Он такой скромный, ждет трепеливо. Говорит мне: "А когда меня откопают, то можно я где-то на завалах переночую, потому что уже не успеваю в Белую Церковь на электричку?". Я ему говорю: "Вовка, ты что? Кто тебе здесь даст ночевать? И тебя в больнице уже ждут накрохмаленные простыни и хорошая медсестра. Лучше помоги ногу откопать. Потому что очень устали, легче тебе ее отрезать, чем откопать. И он тогда начал руками нам помогать, - шутит Андрей Колодий.

Я замечаю, что ребята все время шутят. Это, наверное, профессиональное. Надо уметь шутить с тем, кого спасаешь. Это выведение его из стресса. Хотя, может, это выведение себя из стресса.

Дом на улице Б.Хмельницкого, в котором днем 25 февраля обрушились перекрытия всех пяти этажей, расположен через один от здания Укринформа. Я зашла во внутренний двор отселенного дома, где уже роились журналисты и спасатели. Я бывала в этом внутреннем дворе и раньше. Но сейчас его пустые окна были, как раскрытые пасти. Во дворике стояли волонтеры. Кто-то привез кофемашину. Но главное - под завалами были люди.

Сажусь в машину со спасателями, еду с ними в их часть. Они - не рядовые сотрудники. Возглавляют отделы, у них кабинеты, подчиненные. Но эта служба сохранила специфику, заложенную еще во времена ее создания, - на чрезвычайные происшествия выезжают все и работают все.

- Вы откуда? - спрашиваю у ребят.

- Из Львова, но уже 15 лет живу в Киеве.

- Как вы выбрали профессию?

- Я не знаю. Я ее выбрал в 18 лет, и уже не помню. Но в пятницу, когда мы выгребли этих двух людей, я понял, какое удовольствие получает акушер, принявший тяжелые роды. Случайно или нет, но в канун завалов мы проводили учения - отрабатывали действия спасателей в заваленном доме. Мистика какая-то, нам как будто специально все напомнили.

- А жена как воспринимает вашу профессию?

- Ну как, - смеется, - знает, что муж пожарный и точка. Говорит: "Да ты у меня такой красивый, как пожарная машина", - снова смеется.

- Все женщины и дети любят водолазов и пожарных, - шучу я.

- Любят еще и водолазов, потому что "водолазы ищут клады", - шутит Николай Войтович.

- А ваша жена как воспринимает профессию? - спрашиваю Николая.

- В этот день я позвонил ей и сказал, что бери такси, я не смогу за тобой приехать на работу. Мама, как что-то услышит по телевизору, то сразу звонит.

Будто по заказу раздается звонок. Николай отвечает по мобильному:

- Да, мама. Я уже в офисе, ни сегодня нет никаких чрезвычайных происшествий.

- А в тот день вы ей писали, что "я поел и в каске"?

- Вы заставили меня вспомнить про Новый год. Дважды было так: она накрывает стол. В 00.30 случается пожар. У нас общий сбор. Я прихожу домой под утро, она спит, - такое празднование. Потом просто мы уже на праздники оставались дежурить в части и она приходила с ребенком просто на час вместе постоять со мной возле елки.

Я помню день пятницы. Следила за обновлениями постов городской службы по чрезвычайным ситуациям в соцсетях. Наш прозрачный информационный мир дает представление о жизни в том числе и в ее чрезвычайных проявлениях. Сколько всего там происходит. Вот видео - столичные спасатели вытаскивают ребенка, который застрял в большом молочном бидоне. Заплаканный малыш, кричавший: "Как болит моя родная нога!", после того, как вскрыли бидон, радостно идет на руки спасателя. А вот бабушку выводят из задымленного помещения. Просматриваю ведомственные видеозаписи спасателей и сама себя спрашиваю: с каких пор мы перестали делать героями своих текстов таких вот людей? Почему перестали?

Андрей и Николай - главные в столице по оперативному реагированию. Они двое вдруг вспоминают смешную историю, как бабки во дворе звонили и просили приехать спасти кота, который уже третий день сидит на большом тополе. Когда спасатели отказались, потому что машина может выезжать только, если есть опасность людям. Тогда бабки вызвали за деньги промышленного альпиниста. Кот с когтями кинулся ему на лицо, а тот, закрыв лицо, повис на страховке и застрял между большими ветвями деревьев, и машины уже ехали вызволять альпиниста.

- Как вы поняли, что правильно выбрали профессию?

- Несколько лет назад загорелся Оперный театр, - рассказывает Андрей. - Пожар был небольшой. Но, когда горит Оперный, то выезжают все. И я, помню, приехал первый, сижу наверху, почти на крыше, и вижу, как со всего Киева сползаются к Оперному красные муравьи. Я не знаю, от чего я так прокайфовал. Или от того, как они оперативно приехали, или от того, что они такие красивые. Мы потушили все бегом.

- Почему вы так долго копали сами в доме?

- Нас хотели менять раз пятьдесят. Нам говорят: вылезайте. Но выходить смысла не было. Только бы мы вышли, убрали ноги, то опять бы все начало сыпаться. И поэтому я говорю: давайте не будем менять, ноги стоят, пусть.

После того, как вытащили последнего строителя, сотрудники мобильного спасательного подразделения начали укреплять и подвязывать перекрытия, чтобы не обвалились. Потому что даже когда вытаскивали людей, был риск, что плиты рухнут. В 5 утра субботы, когда верхние висячие плиты и перекрытия были закреплены, начали разбирать завалы.

- А вы, когда откапывали парня, знали, что на вас могут обрушиться плиты?

- Знали. Но кто думает о риске, когда из-под плит подают знаки жизни, - говорит Николай.

Мы добрались до Киевского отделения государственной службы чрезвычайных ситуаций. Проходим в кабинет. Смотрим видео завалов. Николай и Андрей рассказывают о карьерных ступеньках пожарной (спасательной) службы. Оба начинали в регионах, Кировограде и Львове. Оба, правда, в разное время учились во Львове. Обоих перевели в столицу. У них на двоих в резюме, наверное, не меньше пяти сотен пожаров и чрезвычайных ситуаций.

На видео показали, как из-под бетонных плит появилась голова Владимира Леонова. Первые вопросы спасателей: сколько вас было в доме, или есть еще кто под завалами?

- Почему вы не использовали спецтехнику?

- Все копали вручную. Могло же всех накрыть.

Здесь просмотр прерывает звонок Владимира Леонова, он завершил разговор и присоединяется к нам.

Владимир живет в Белой Церкви. Он имеет два образования, техническое и юридическое, но в условиях безработицы строительство - единственный способ быстро заработать деньги. Владимир - неразговорчивый, сдержанный человек. Он улыбается, обнимает Андрея и Николая. Они шутя вспоминают, как Володя, когда его уже почти откопали, не знал, что сказать жене, потому что у нее больное сердце.

- Наконец она позвонила. Володя взял трубку. А все окружающие спасатели кричали: "Вова, тебя прораб зовет"... А жена не поверила, думала, что он ушел где-то в загул, к другой женщине. Сердилась, пока не узнала всю историю.

Рассказывает, как провалился пол в том самом доме на Богдана Хмельницкого. Как он долго-долго летел. Все пять этажей летел вниз. Он говорил, что не чувствовал страха, только сожаление, что так получилось. А потом он оказался под завалами, понял, что жив. Рассказал, как он психологически собрался, как поддерживал друга, заваленного рядом. И вот появился просвет, лица спасателей, возможность вдохнуть полной грудью.

На вопрос о вере, ответил: "Да, я православный. Не могу сказать, что моя вера очень горячая, но каждое воскресенье мы с женой в храме. Наверное, Господь решил, что мне рановато для Небесного Сада. Решил, что его еще надо заработать".

Ребята договариваются с Владимиром встретиться в Белой Церкви, праздновать новый День рождения.

А я ухожу. И думаю, что сегодня я видела трех счастливых людей. Потому что счастье имеет несколько составляющих. А одна из них - знать, что ты все делаешь правильно.

Лана Самохвалова, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-